КАЛИНОВ МОСТ, часть 1 (разные издания)


"Назад, в подвалы"

Прочувствованные рассуждения о добрых старых временах, о "квартирниках" и подвалах, кажется, обрели под собой кое-какую почву. Серия "подвальных" концертов в крохотном зале на Курской согрела изрядно охладевшие сердца столичной рок-тусовки. А тринадцатого апреля - прямо-таки майский день и именины сердца - на этой "точке" выступил КАЛИНОВ МОСТ с новой программой - в полном соответствии с собственной песней под названием "Назад в Подвалы".

Перед началом концерта я поговорила с умеренно волосатым молодым человеком в надлежащем "прикиде". "Таким группам афиши и не нужны" - объяснил он особенность данного мероприятия. Что ж, все верно - пускай себе презренная попса пудрит мозги лохам на стадионах, а чистый "родниковый" рок пускай себе звучит негромко и задушевно в подвалах. Всякой вещи - свое место под солнцем. Или под его отсутствием.

Бросались в глаза удивительный порядок и спокойствие как среди зрителей и организаторов, так среди и самих музыкантов. Никто не валялся пьяным, никто не метался с безумными глазами, аппаратура почему-то включилась и заработала именно тогда, когда начался концерт.

С трудом скрывавший торжествующую улыбку остроумный ведущий поведал "пиплу", что долгожданный день настал, и московская почва сейчас будет "осибирена". И КАЛИНОВ МОСТ предстал перед публикой в своем классическом составе.

Неожиданно чист и приятен был почти студийный саунд. Переборы ревякинской гитары сопровождались прочувствованными пассажами Васи Смоленцева, своим англизированным стилем игры заставлявшего усомниться в таком уж "осибиривании" наших душ и ушей. Барабанщик мотал преизрядным "хайром", невозмутимо и точно действовал басист, одаряя время от времени почтенную публику радостной улыбкой.

А уж Дима Ревякин... Словно плавное течение сибирской реки, заструилось неторопливое повествование - именно таким словом мне хочется обозначить тексты, а вернее, один большой текст, который назрел в глубинах души потрясенного нашим жестоким миром Дмитрия. Исчезли некоторая первоначальная посконность и провинциальное ухарство, яснее проступили черты эпического образа (что подчеркивается постоянным использованием форм прошедшего времени). Лирический герой Д. Ревякина, утомившийся от бед цивилизации, с трудом пробирается к свету, к солнцу и делает неслабую попытку воспарить...

Народ хлопал в ладоши, несколько барышень откровенно тащились от минорных распевов, в их числе и я.

Общее балладно-блюзовое звучание вообще больше к лицу МОСТАМ, нежели кондовый хард. Пронзительная нота бесприютной русской души, не стесняемая более тяжеловесными риффами, свободно парила по подвалу.

Ближе к концу выступления МОСТЫ несколько оживились. Вася выдал забойные запилы в пейджевском вкусе, да и некоторые из вещей смутно навеяли что-то вроде ЛЕД ЗЕППЕЛИН периода "Песни Иммигранта". Но это было только мимолетным ветерком, а вообще КАЛИНОВ МОСТ, как мне теперь кажется, лирическая группа номер один в нашей стране.

Завершился концерт неожиданно и полумистическим образом. Дима поинтересовался, какое сегодня число, и публика радостно закричала: "Тринадцатое!" Тринадцатое!" "Ну, все, - сказал Дима, - тринадцать песен мы отыграли". На сем все и закончилось. Потом Ревякин прокомментировал ход событий, сказав, что теперь они играют в концерте столько песен, какое число. Остается только пожалеть, что на календаре было не тридцатое.

Грустно, что наш рок долгое время был занят тем, что выбирался из подвалов на пропитанные запахом больших денег большие эстрадные подмостки, во многом это был искусственный процесс. Нет, возможно, что я просто нахожусь под впечатлением кайфового концерта КАЛИНОВА МОСТА, но, по-моему, для многих групп подобная форма концерта была бы весьма удачной - те возможности, которые она дает, не могут быть реализованы на стадионе. Особая интимность и род спокойствия, свойственные "маленьким" концертам, сулят много полезных ощущений и впечатлений как слушателям, так и самим музыкантам.

Расходился с концерта народ довольным, и погода стояла лучезарная, несмотря даже на тринадцатое число. Живучим оказался этот самый рок-н-ролл - то он в "Лужники", то "назад, в подвалы", то "шаг налево, шаг направо, шаг вперед, наоборот".. Ну что же, все нормально, живем дальше.

А КАЛИНОВ МОСТ скоро начинает запись нового акустического альбома. А еще он собирается снять фильм. Группа пробудет здесь до лета, а потом поедет домой, за Урал. И, наверное, будут еще концерты. В каком-нибудь подвале.

Анастасия РАХЛИНА
"Экран и Сцена", 25.04.1990



Крутой облом

Свердловск - третья столица советского рока - пестрит афишами, оповещающими о гастролях знаменитых и не очень известных рок-групп отечества. Любая казанская команда не отказалась бы от выступления перед свердловской рок тусовкой. И "прогрессивная молодежь" города ("хипперы и панки - бледные поганки") не в обиде - помимо гастролей иногородцев можно потусоваться на сейшенах местных (и очень неплохих) рок-групп. Совсем недавно проходила такого рода тусовка во Дворце молодежи, вслед за ней (тусовкой) гастрольную деятельность должны были провернуть Борис Гребенщиков с друзьями и новосибирская группа КАЛИНОВ МОСТ, приглашенные расторопной администрацией Дворца молодежи.

Что касается КАЛИНОВА МОСТА, то с ними было достигнуто "соглашение" грандиозное. И спустя некоторое время истинные ценители отечественной рок-музыки лицезрели красочные афиши следующего содержания: 11 июля во Дворце молодежи состоится презентация пластинки группы КАЛИНОВ МОСТ, несомненно - с их участием.

Таким образом, все складывалось довольно гладко, пока... внезапно все не отменили. "Облом", - грустно вздохнули тусовщики и стали строить разные догадки.

Я думаю, блиц-интервью, взятое по телефону у менеджера группы КАЛИНОВ МОСТ Валерия Мурзина, который сейчас находится в Москве, внесет некоторую ясность.

В. М.: Сразу хочу сказать, что ничего страшного не случилось. Дело в том, что два последних месяца группа КАЛИНОВ МОСТ жила в космическом ритме. Ребята одновременно работали в двух студиях - записывали два альбома. Выбирались и на концерты: ездили в Минск, вместе с другими группами на благотворительный концерт в фонд помощи ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС. Выступали на московской акции "Рок Против Террора", было много других концертов.
Группа вертелась как волчок, ребята совсем измотались, а Дима Ревякин (наш солист) - больше остальных: у него сильно сдали нервы, что и было причиной его психологического стресса.

- Как его самочувствие?
В. М.: Сейчас получше, но его нужно оставить в покое месяца на два - парень столько времени не отдыхал.

- Если не секрет, где он отдыхает?
В. М.: Сейчас Дима у родителей под Читой, в Первомайске, немного погодя мы заберем его в Москву и тут основательно полечим, а пока что только созваниваемся.

- Когда группа снова будет гастролировать?
В. М.: Я думаю, еще не скоро. Но в Свердловск мы приедем в первую очередь. Это случится, скорее всего, осенью, в октябре месяце. А пока все, кто любит группу КАЛИНОВ МОСТ, пусть наберутся терпения, в скором времени они смогут приобрести нашу первую пластинку с альбомом "Выворотень". Пластинка выпущена независимой фирмой "SNS Records" тиражом в 50 тысяч экземпляров.

- А над вторым диском работа уже закончена?
В. М.: Не совсем. Он выйдет позже. Выпускает его та же фирма тиражом в 200 тысяч пластинок. У альбома интересное название - "Узарень".

- Оно что-то, по всей видимости, значит?
В. М.: Это знает Дима. Но если вы заинтересовались, попробуйте найти ответ в старинных словарях. Подскажу, что слово это из диалекта древних языческих племен, живших на территории Сибири.
Всем желаю удачи! КАЛИНОВ МОСТ передает большой привет всем нашим свердловским друзьям.

Р. ВАГИЗОВА, студентка факультета журналистики Казанского госуниверситета
"На Смену" (Свердловск) 20.08.1991



КАЛИНОВ МОСТ: "И увидеть себя в одном..."

Пожалуй, за всю историю российского рока трудно отыскать в ней команду более легендарную, чем КАЛИНОВ МОСТ. В том смысле легендарную, что вещи группы или уж, по крайней мере, название слышали все. Однако, в отличие от Кинчева, Бутусова и прочих, Ревякин так и не вышел на широкую иллюминированную дорогу всенародной славы и шоу-бизнеса.
Еще в 90-м году он спел фразу, оказавшуюся программной: "Я возвращаюсь налегке с запасом стрел назад в подвалы". Сейчас уже можно понять, что это не было позой или стремлением остаться на плаву за счет скандальных андеграундных моментов. Просто жить так для него оказалось естественнее.

С журналистами Ревякин общается мало и неохотно. Большинство немногочисленных публикаций о КАЛИНОВОМ МОСТЕ, появившихся на сей день в отечественной печати, следует девизу "абы как чего". К примеру, одной из последних "отличилась" "Комсомолка", опубликовав совершенно ахинеяозное интервью с вопросами типа "А скажите, почему группа называется КАЛИНОВ МОСТ?" и, естественно, соответствующими ответами Ревякина. Материал, который вы прочтете ниже, выгодно отличается от своих собратьев, во-первых, тем, что рассказывает о наиболее интересном и неизвестном периоде в жизни КМ, а во-вторых, написан он со знанием дела и с душой. Читайте и узнавайте.


Группа КАЛИНОВ МОСТ родилась в марте 1986 года в Новосибирске. В ту пору наши рокеры очень любили посещать с визитами этот замечательный город, и первые вести о КАЛИНОВОМ МОСТЕ принесли в столицы Башлачёв и Кинчев. Они говорили, что в Новосибирске появилась новая группа, крутая, настоящая группа, что это то, что надо. Помнится, Кинчеву особенно не терпелось, он порывался петь на квартирниках Димины вещи, предваряя их текстом, что вот он недавно был в Новосибирске, слышал, страшно круто, сейчас он попробует спеть, у него, конечно, так не получится, потому что у Ревякина - такой голос, но может быть, вы получите какое-то впечатление...

КАЛИНОВ МОСТ стали ждать. И вот он приехал, сперва сыграл в Ленинграде, потом подтянулся поближе к Москве. Он пришел, как свежий ветер на русскую рок сцену. Конечно, ему можно было предъявить кучу претензий на тему того, что и как они играли, но несомненно было вот что - был мощный напор энергии, были живые песни, была сила и уверенность в ней. КАЛИНОВ МОСТ шел побеждать, он пел "Сибирский Марш".

Я не знаю, согласится ли со мной Ревякин, но мне кажется, что именно эта вещь была программной для того времени. В "Сибирском Марше" четко задавалась шкала координат, в которой мыслил себя КАЛИНОВ МОСТ, и на этом поле явственно видны ценности и цели.

Начнем с того, что это был натуральный марш, очень жесткий и агрессивный и не лишенный лихости и угрозы. Невозможно привести здесь текст целиком, но я не удержусь от нескольких, наиболее характерных цитат. Вот что там пелось.

Наша матерь - Сибирь, а Урал - нам отец.
Здесь зубами скрипят, когда медом льет льстец.
Горб растет с каждым днем, на лице след ярма.
Разглядел бы надежду в глазах легендарный Ермак?!
В ваших силах умелой рукой пламя сбить.
Но когда умрут наши костры, вас станет знобить.


И наконец:

Вы сосали из нас столько лет, пришло время отдать.

Это была победная песня, веселая, в общем, песня атаки, и среди себе подобных - главная. А была еще главная задумчивая песня, хит того времени - "Кони Вороные" (за точность названия не ручаюсь). Это была грустная песня, про то, как:

Эх, жизнь просидел соколом на печке,
А когда херил зло, думал, в паре с ветрами.


И про то, как:

Смотри - трупы на щитах красных!
Смотри, весело в лаптях грязных!


И к концу:

Ох, не верьте мне,
Ох, не верьте мне -
Я не чище ворона, не светлее Воланда...
Ох, не верьте мне...


Кайфовая была песня, чистая и пронзительная.

И вот по этим двум вещам довольно легко можно отследить, что же привлекло такое внимание к этой группе и вызвало такой интерес у публики. Дело, собственно, еще и в том, что это было время, когда снова сильно обострился комплекс вторичности отечественной рок-музыки по отношению к западной. Всем хотелось национального рока. Другое дело, что проблема часто понималась слишком узко, и за рамки национального, даже вернее сказать, национально-родного, выводилось все, что не опиралось на очевидно фольклорные основы. Но это отдельная тема. А вот КАЛИНОВ МОСТ как раз и давал это самое родное и национальное содержание, тогда еще более в текстах и общей идее, нежели в музыке. Что касается "электричества", то иногда начинает казаться, что национальной русской рок-музыкой является хард-рок, так что форма хромала чуть ли не на все четыре ноги. А содержание было приблизительно такое - некая система ценностей, порожденная в эпических просторах, населенных ратями и казачьими вольницами, проецировалась на Москву 1987 года и признавалась единственно верной. Это очень подкупало и привлекало.

Но вернемся к событийной ткани. Первый концерт группы, имевший отношение к Москве, состоялся в Подольске на фестивале в сентябре 1987 года. Это было очень удачное выступление, правда, повлекшее за собой неприятные последствия. Среди прочих песен Ревякин, конечно же, спел свою любимую. "Эх, блядь, занесли кони вороные!" - спел он. Ну и как водится, последовало распоряжение каких-то там властей группу в Москву с концертами не пускать. Не пускали год. Прорвать блокаду охранительных мер позволил контракт, заключенный группой КАЛИНОВ МОСТ с музыкальным центром Стаса Намина. Осенью 1988 года КАЛИНОВ МОСТ обосновался на жительство в Москве. Но тут надобно сделать оговорку.

Контракт вызвал вящий ужас бескомпромиссной тусовки. Какой стон тогда поднялся, одно удовольствие вспоминать. Реакция была очень резкой, все дружно принялись обсуждать случившееся, то сетуя на Ревякина за чуть ли не продажность, то жалея наивного простака, попавшего в лапы к страшному Стасу. Мне трудно сейчас точно сказать, почему заключать контракты с центром Стаса Намина плохо, и чем это хуже членства в ленрок-клубе или культурных связей с Джоанной Стингрей, и всех тех кривых путей, которыми наш уважаемый рок проковылял на встречу с шоу-бизнесом и большой концертной деятельностью. Вся беда в том, что тусовка, Понимающая Публика, иногда забывает, что она - публика, питательная, может быть, среда, обслуживающий персонал, и начинает совать нос в дела, напоминая собой то полицию нравов, то неуловимого Джо. Никогда не понимала тусовка, шедшая по жизни с девизом "халява плиз", подаваемым под соусом всеобщего братства, из чего делаются деньги, а из чего не делаются в принципе. А вот если делаются, то какой ценой.

Очень может быть, что Стас цинично изворачивался, как это и свойственно злодеям, когда объяснял автору этих строк свои мотивы, приведшие к контракту. Стас говорил, что трудно представить, что на этой группе можно делать деньги, абсолютно не коммерческая группа. Зачем они ему? Низачем. Посмотри на Ревякина - может он что-нибудь, кроме как песни петь? Может он найти базу, студию и т. д., т. п.? Нет, не может. Это должен делать кто-то за него, и это буду делать я. Я последовала совету Стаса и посмотрела в указанном направлении, где Ревякин как раз начинал репетицию. Да, подумала я, похоже, что Стас прав.

И вот что думаю теперь. Решительно никому не должно быть никакого дела до того, кто, с кем и почему, например, заключает контракты, поскольку важен только результат. Это так очевидно, что скучно говорить, я бы ни за что не стала, но редактор сказал, что необходимо расшифровать фразу про "вящий ужас". Не думаю, что он остался доволен моей расшифровкой, однако повторяю - важен результат.

Тогда, в 1989 году результат выразился в том, что группа получила репетиционную базу и возможность записаться на студии, причем не самой плохой в Советском Союзе. Стас, однако, не счел нужным приставить к команде менеджера, годного на раскрутку, и группа усиленно занялась репетициями, перемежавшимися редкими гастрольными поездками. Как раз в то время произошла замена гитариста. Мы не будем сейчас углубляться в подробную историю группы и возьмем за точку отсчета состав, сформировавшийся к 1987 году. И был в этом составе гитарист Вася Смоленцев. И вот осенью 1988 года он исчез, и на его месте объявился Владимир Бугаец, имевший до этого некоторый опыт сотрудничества с группой. Сам Ревякин объяснял замену тем, что вся группа растет, а Вася не растет, и вот пускай поедет в Новосибирск, подрастет как следует, а там посмотрим.

И на гитаре в группе КАЛИНОВ МОСТ стал играть Бугаец. Многие обрадовались, потому что считали, что наконец-то в группе появился зрелый музыкант, и неустойчивое "электричество" памяти хард-рока обретает, наконец, совершенные формы. Но не тут-то было. Бугаец оказался действительно зрелым музыкантом, решительным образом не подходящим незрелому КАЛИНОВУ МОСТУ. Начался период музыкального уныния - если не сказать занудства, образцом которого могла бы послужить неудавшаяся студийная запись, результаты которой благополучно полетели в корзину. К тому же оказалось, что каков бы Вася ни был, но он - родной, а Бугаец - чужой, и иногда это важнее вопросов мастерства и стиля, и вообще всех возможных вопросов. К весне Ревякин написал много песен, было совсем непонятно, каким образом это будет реализовано группой и как она такие песни сыграет. Это были действительно новые, другие песни, стала очевидной необходимость модификации музыкального языка, форма не успевала за содержанием, грозя и вовсе с ним расстаться. Команду то лихорадило, то бросало в ступор, Ревякин явно не находил себе места, ему становилось плохо и душно в Москве, он был нервен, и, поспевая за его ускорившимся ритмом, счетчик заработал с пугающей быстротой. К лету у Димы обострились отношения с Бугайцом, и Ревякин затосковал по Васе. Вася оказался настоящим парнем, и не успел Ревякин позвонить ему посреди ночи в Новосибирск, как Вася прилетел в Москву, и они стали снова играть вместе. Это было в то короткое время, когда наш герой почти не спал, стремительно продвигаясь к июньскому взрыву, на полгода выбросившему его из музыкальных упражнений и, похоже, что навсегда, - из московских игр.

Летом 1989 года группа сошла с большой спортивной арены рок-жизни, и Ревякин отбыл в Забайкалье. В Москву он приехал только через год. Хорошо ли, плохо обошлась с ним судьба, присудив вернуться домой, когда столичный путь был только начат - не нам судить. Ревякин считает, что правильно. Там, в Забайкалье, он вышел на новый круг.

Быть легким сначала трудно - было время, когда Ревякин не владел своей силой, она его мучила, и он был напряжен. Он часто принимался искать "свободы от", видимо, не подозревая, что это ему не нужно. В нем самом заложена пружина, дающая возможность не заботиться о свободе: он волен. Было время, когда КАЛИНОВ МОСТ, "на котором богатыри побеждали своих врагов", был агрессивен и дидактичен, требователен и жесток, он видел преграду и желал ее поразить, он сводил счеты и хотел победы. Пришло другое время, и теперь он может лететь повыше этих важных проблем и петь о своем. В новых песнях не свобода - вымученное дитя всевозможных условий, но воля - все, что угодно, с магической приставкой "пра-" и с чувством, что все это - здесь и сейчас.

Однако все путешествие, которое мы сейчас пытались пересказать, подробно описано самим героем - "здесь и сейчас" записан первый и пока единственный альбом группы под названием "Выворотень". Записан осенью 1990 года на студии центра Стаса Намина, и скоро выйдет пластинка. Все, наконец, сбылось, и группа догнала своего лидера. У Ревякина всегда был большой разнос между тем, как он пел свои вещи под гитару, и тем, что из этого выходило в "электричестве". Теперь единство найдено. Альбом спокоен, от напряжения не осталось и следа, оно не нагнетается нигде - это опасно, чуть больше, и будет взрыв, а это вовсе не входит в программу. Даже гитара, прежде заводившая жесткие атаки, расслаблена и вольна играть своей властью, верна голосу, ведома им и с любовью поддерживает его. Пьянящие ревякинские распевы - жаркий звон с острыми гранями льда - чувственные и слегка хрипловатые, дышат в небо, голос лидирует, идет первым, ведя за собой всю музыку, так осторожно оберегающую себя и его - взаимоотношения голоса и инструментов более всего напоминает любовную игру стаи больших зверей.

В этом альбоме нет ни страха, ни угрозы - все принято, потому что понято. Качающий ритм, взлет - почти падение - взлет, непрерывное движение над огромным пространством.

Не оставлю след на снегу
Я седой якут ухожу в метель
Берегом Лены
Вскормленный в суровом краю
Черной тенью тундру крою
Ноздри рыскают запах оленя...


Эта музыка будто моделирует взлет одинокой фигурки сквозь подвижные пласты времени и мест, населенные нами, и земной космос так ясно виден с высоты полета спокойными глазами.

Хочется процитировать сейчас чуть не весь альбом хотя бы стихами - так завораживают эти магические песни, так погружают в себя и зовут за собой. Но мы не будем портить людям удовольствие. Скоро альбом выйдет тиражом, и вы все услышите сами. А сейчас - сейчас МОСТЫ пока в Новосибирске, Дима - в Забайкалье. Что будет дальше? Тот, кто нашел, не торопится терять. Но любопытство - великая вещь, поэтому я позвонила Ревякину и задала ряд интересующих меня вопросов. Он ответил строго и лаконично.

Я: Дим, зачем вы тогда ехали в Москву, что вы хотели?
Он: Мы думали там два года пожить, записать пластинку и уехать. Приходилось, конечно, выступать. Жить-то было надо на что-то. Псков, Великие Луки, Ленинград еще - такие были гастроли.

Я: Как ты оцениваешь в результате московский рейд?
Он: Я там повзрослел и помудрел, вот и все.

Я: Почему только теперь вы записали первый альбом?
Он: Не было возможности. И хорошо, что не было. Ты наш альбом слышала?

Я: Пятый день слушаю. Дим, ништяк.
Он: Вот и у нас то же самое состояние. Я знал, что будет хорошо, но это все равно явилось неожиданностью.

Я: Название альбома, я полагаю, введет часть публики в недоумение. Ты не хотел бы его прокомментировать?
Он: Прокомментировать? Нет, не хочу, Насть.

Я: Как мыслится дальнейшая форма существования группы? Студийная?
Он: Только. Никаких концертов. На хорошей аппаратуре играть дорого, у нас таких денег нет. Только если скромные акустические выступления.

Я: Скоро ли будете записываться снова?
Он: Да, в конце марта мы приедем.

"Я возвращаюсь налегке с запасом стрел - назад, в подвалы..."?

Настя РАХЛИНА
"О'корок" (Могилев) №8'1992
"Ленинская Смена" (Нижний Новгород) 10.02.1994 (перепечатка)



"Рок за деньги в Алматы"

В мае, когда в Алматы перестает идти снег, на головы вечно суетящихся горожан с весенними грозами обрушился самый настоящий рок-десант...
Алматы посетил 29-летний Дима Ревякин со своей группой КАЛИНОВ МОСТ из Новосибирска.


На этот раз ребята скромненько дали один концерт, на который правдами и неправдами проникли все поклонники, а также просто любопытствующие. И тех и других вкупе набралось как раз на один без малого зал ДК АХБК.

Симпатичный Дима совсем даже не был похож на какого-нибудь шамана и, тем более, на Добрыню, отрубающего озверевшему ящеру одну за другой все его девять нечистых голов. Однако понемногу, дубравами-росами да лугами-косами ребятам, вроде, удалось немного завести публику. Несколько десятков голов к концу выступления вразнобой колыхались у ног музыкантов, словно на волнах реки Смородины. Все же остальные сладко спали, убаюканные американской музыкой ритм-энд-блюз и азиатскими переливами ревякинского стиха.

Уж не знаю, чего там понимали простые смертные в текстах, где иной филолог-славист ногу сломит, но общий энергетический импульс от связи чудных слов в сочетании с добротной музыкой породил в итоге солидный драйв. Напоследок Дима несколько раз удалецки подпрыгнул на сцене и, как обычно, посоветовал всем побольше гулять в лугах, дышать свежим воздухом. И пить березовый сок - добавим от себя.

А в это время в другом зале столицы пела и играла "живая легенда русского рока", группа, послушав которую, Д. Ревякин (см. выше) - по его собственному признанию - собственно и взял впервые в руки гитару. Это группа - ВОСКРЕСЕНЬЕ.
Ну, а через неделю был другой из "динозавров" нашего рока - Андрей Макаревич.


Здесь, впрочем, роком не пахло, "Макар" приехал без своей МАШИНЫ и устроил что-то вроде творческих вечеров с гитарой. В числе других он порадовал народ длинной-предлинной песенкой про Марианну - Веронику Кастро. А запомнился вполне обозначившимся брюшком, приятным обхождением и большим интервью по радио и ТВ, чем подтвердил свою репутацию человека, популярного "чуть-чуть меньше Пугачевой" на просторах СНГ.

В завершение скажем, что алматинцы в мае увидели своими глазами: рок-н-ролл еще жив, вопреки давнему утверждению известного музыканта Б. Б. Гребенщикова, который, кстати, тоже отметился у нас тремя концертами в самом начале месяца.

Еще скажем, что цены на билеты колебались где-то близко к отметке "штука" за штуку. И если раньше мы слышали о таких акциях, как "Рок Против СПИДа", "Рок Против Террора", "Рок За Мир", то теперь, похоже, народилась еще одна - "Рок за деньги".

РЮРИК И.,
ТЕН Б. Д.
Фото Р. ИОНОВА

Газета "Эй!" (Алма-Ата) №10(54), май 1993 г.



КАЛИНОВ МОСТ - "Выворотень"

Колесо Вперед / Набекрень Голова / Венчать / В Воскресенье / Имя Назвать / Колесо Назад / Назад в Подвалы / Гон в Полдень / Увидеть в Одном / Последняя Охота

Запись: г. Москва, ноябрь 1990 г. Студия Морозова, Центр Ст. Намина
Звукорежиссер: С. Соловьев, продюсер: Ст. Намин
Ревякин Д, - бас-гитара, пение; Смоленцев В. - гитара, клавиши (4), Щенников А. - бас-гитара, клавишные инстр., back-voc.; Чаплыгин В. - ударные, back-voc.
Рыбников Н. - клавишные (1-5), back-voc. (5), Воронов С. - губная гармошка (1, 6).
(p) 1991


Если вы помните, мы расстались с КАЛИНОВЫМ МОСТОМ и Димой Ревякиным на том грустно завершившемся концерте в УДС "Крылья Советов" с АЛИСОЙ и КРЕМАТОРИЕМ в июне 1989 Г. Новая встреча, по иронии судьбы, происходила в тех же "Крыльях" 6 апреля 1991 года на тонких-борисовском "Роке Против Террора". Были, правда, до этого еще концерты в Питере и Н-ске осенью 1990, была сделана в Москве запись 1-го альбома группы. Это действительно первый альбом: ведь до этого у МОСТА со студийной работой не ладилось. Но тут ужо они отработали на полную катушку.

Материал - песни - сплошь новые: от старых Дима пока открещивается, только "Сансару" спел на "Индюках". Нынешнее же его творчество развилось из длинных баллад "Памяти Моррисона" ("Честное Слово"), "Порог Сорока" и т. п. На концертах все это пока слушается с трудом, осложняет еще и правильно замеченное Костей Кинчевым стремление к энергии со знаком "минус". Так что полное впечатление о МОСТЕ современном можно получить пока лишь по альбому. Здесь очень много музыки, плотнейший, насыщенный и драйвовый звук, великолепная поэзия - оторопь берет от ревякинских прорывов на какой-то запредельный уровень. Видимо, все, что происходило с ним за эти полтора года, нашло здесь свое место - нам бы там побывать; безумный брильянт Сид Барретт и красавец-джанки Джим Моррисон, все эти приемники, настроенные на волну космоса встают перед глазами и по ту их сторону, рассвет души после ее гибели, молодость после безумия, жизнь после смерти.

"Назад в Подвалы" - подтверждается концертом на "Курской" 13 апреля 91 г. Но и в подвалах сыро и душно, и тяжело все это слушать человеку, ждущему былых хитов МОСТА и обламывающемуся, когда взамен он слышит разговор с другими материями, с солнцем, ветром и звездами, черные дыры вместо солнышка-ярилы. Но нет-нет и проскочит улыбка и все встанет на свои места, словно ничего и не было и не было, и охота - не последняя.

Набекрень голова... мимо детских снов пьяного понесло... увидеть себя в одном... в узел волосы завязать и поджечь...

А колесо вперед - колесо назад - Сансара это называется, братцы. Не заметили - ваше право.

Выворотень, горлом идет любовь, душа - нараспашку, голова - набекрень. Светло, но трудно. Так уже было - у Башлачёва. И тоже многие не могли понять, как же так, зачем.

Дима и МОСТ вернулись. Не прохлопайте восхода нового солнца, не на кого потом будет пенять.

Алексей КОБЛОВ
"КонтрКультУра" №3'1991



КАЛИНОВ МОСТ - "Выворотень"
SNC Records, 1991

Долгожданная пластинка КАЛИНОВА МОСТА не оправдала, к сожалению, возлагаемых на нее многочисленных надежд. Если раньше, в 1986-1987 гг., МОСТ завораживал слушателей неуловимым балансированием на грани ритм-н-блюза, психоделики а ля Моррисон и русского фольклора, то теперь это равновесие нарушилось. В "Выворотне" эти составляющие единого целого представлены, но по отдельности и в разных песнях. Того впечатления, которое Ревякин с товарищами производили на концертах, дебютная пластинка не производит. Подождем следующей.

В. КОЛЯСОВ
"Рок-Хроника" (Свердловск) №1'1992



Посиделки в "Железке"

"Театр ДДТ", обосновавшийся под крышей ДК железнодорожников, 25 октября представил на своей сцене знаменитую новосибирскую группу КАЛИНОВ МОСТ. Концертный сезон (ибо запланирована целая серия подобных акций) открыл директор вышеупомянутого дворца, напомнив присутствующим, что "Железка" имеет давние рок-н-ролльные традиции. Кстати, именно здесь располагается репетиционная база ДДТ.

Концерт задержался на сорок минут, однако последовавшие затем два часа беспрерывного кайфа заставили забыть всех фанов о недавней своей маете в ожидании музыкантов. Кстати, их появление вызывало настоящее помешательство в зале - толпа сразу ломанулась к сцене, устроив там полный бардак. Однако Ревякин без труда всех образумил, быстро усадив по своим местам.

"Посиделки" МОСТА состоялись при полном аншлаге.

Фото Д. ВЫШИНСКОГО
"Fuzz" №17, декабрь 1994



Дмитрий Ревякин в борьбе за президентское кресло

В одном из своих недавних интервью "мафиози отечественной эстрады" Вячеслав Добрынин (лично я не знаю, в чем его мафиозность, но народная молва почему-то окрестила мэтра именно так) сказал: "Уже через полгода провинции придется очень постараться, чтобы пригласить к себе кого-нибудь из известных певцов..."

И действительно, зачем ехать "в глушь, в Саратов", если можно выступить в каком-нибудь московском ночном клубе - и хлопот меньше, и денег больше. А клубов таких в столице сейчас на всех хватит. Печальные размышления... Ведь своих "звезд первой величины" в провинции, по крайней мере, в Новосибирске, не очень много, даже, можно сказать, почти нет. Ну, КАЛИНОВ МОСТ... Кто еще? А! Нет, КАЛИНОВ МОСТ уже назвали... Ладно, не будем напрягать память в тщетном поиске несуществующих имен. Приятно, что хоть КАЛИНОВ МОСТ есть. А еще приятнее то, что группа эта начала запись своих новых композиций не в Москве, как обычно, а в своем родном Новосибирске. Наш собеседник - лидер группы КАЛИНОВ МОСТ Дмитрий Ревякин.

- Ваша группа в свое время дошла до самой вершины столичных хит-парадов. У вас множество поклонников во всей России. И я уже несколько раз слышал от людей, довольно авторитетных в музыкальных кругах Новосибирска: все это привело к тому, что "Ревякин возомнил себя Богом"...
- Я даже не знаю, что сказать, когда такое заявляют в лицо... Я думаю, они немного преувеличивают.

- Совершенно неправы или преувеличивают?
- Преувеличивают, скажем так. Где-то внутри меня живет тот вулкан, который заставляет идти по пути просветления, но это тернистый путь. Происходит раздвоение личности или еще что-нибудь...

- У тебя раздвоение уже произошло?
- Я просто рассказываю, а ты воспринимай как хочешь. Для меня вопрос моих взаимоотношений с высшим разумом очень серьезный, один из главных вопросов.

- А к такому явлению как звездная болезнь как относишься?
- Положительно. Сразу улетаешь на небо и оттуда смотришь на жизнь, а не ходишь по земле, то есть становишься еще одной звездочкой. Рядом нет людей, только звезды.

- А какие у тебя отношения с эстрадной музыкой?
- Я знаю много эстрадных музыкантов. Прекрасных и похуже. Спокойно отношусь.

- Не раздражает?
- Нет, я ведь телевизор не смотрю. А лично со многими знаком. Мы очень близки с Натальей Ветлицкой... Я имею в виду группу нашу.

- Это знакомство подтверждает расхожее мнение о том, что женщина на эстраде - обязательно дура?
- Нет. Она знает, чего хочет. Молодец она. Именно Ветлицкая. А вообще, у нас много прекрасных исполнителей. Та же Валерия, я, правда, с ней не знаком.

- Что-то ты только женщин называешь.
- Я с детства люблю Валерия Ободзинского. А если о сегодняшней эстраде говорить, Серов Александр прекрасно поет, держится. Пресняков Владимир - тоже профессионал высокого уровня и энергетически очень интересный человек.

- Значит, по-твоему, разговоры об упадке нашей эстрады - пустая болтовня?
- Да ну, какой упадок? По-моему, все цветет и пышет. И мелодии интересные появляются, и аранжировки, несомненно, прибавили. Хотя, конечно, определился какой-то круг: Пресняков, где-то Челобанов, Киркоров...

- А если говорить о новосибирской эстраде?
- Я помню то время, когда мы начинали, середину восьмидесятых. Тогда было сразу несколько интереснейших групп и исполнителей: БОМЖ, СТРАХОВОЙ ПОЛИС, КОМИТЕТ ПО СПАСЕНИЮ ЗАБЛУДШИХ АЛЬПИНИСТОВ, Андрей Ефремов со своей АМБОЙ, Гена Пестунов. А каких-то современных имен я не знаю. Должны они, конечно, быть, как же без имен. Но я их не знаю.

- Я слышал, вы решили попробовать себя в политике?
- Да. Мы совместно с ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНОЙ, ну, и там еще ребята, организуем политическое движение. Его задача - противостоять проникновению американского ширпотреба в Западную Сибирь, противостоять этому новому мышлению, новому фашизму. Для этого мы хотим над Уральскими горами создать высокоэнергетический щит или канат натянуть, а на Востоке естественный бастион - Китайская стена. В мае это движение заявит о себе в полный рост. Со временем будем кого-нибудь в президенты баллотировать.

- А если этим кем-нибудь будешь ты и победишь в борьбе за президентское кресло, твои первые шаги?
- Для начала Новосибирска хватит. Стану президентом Новосибирска, а там посмотрим.

- А теперь поговорим о женщинах, светская жизнь все-таки.
- Можно и о женщинах. Я женат. Женился еще в институте...

- А-а-а... Это неинтересно. Ну, тогда все, удачи тебе. И в творчестве, и в политической борьбе.

Беседовал Илья СТАРИКОВ
Фото Дмитрия ТКАЧЕНКО

"Молодая Сибирь" №15(74), 13 апреля 1995



КАЛИНОВ МОСТ - "Выворотень"
SNC Records

Русская душа наизнанку

Альбом КМ "Выворотень" уже успел стать классическим, и. видимо, войдет во все рок-справочники как идеальный образчик того, что называется русской этнической рок-музыкой со всеми втекающими и вытекающими текстовыми и музыкальными основами. Пластинка явно адресована скорее фанам и профессионалам, нежели широким массам, ибо эта в полном смысле этого слова "народная" музыка на сегодняшний актуальный момент народной отнюдь не является. А жаль.

"Колесо". Короткая зарисовочка на основе традиционных распевов и традиционной мелодики.

"Набекрень Голова". Грустная рок-баллада с эпическим текстом и редкими гитарными проигрышами.

"Венч". Песня, очень типичная для КМ. Голос Ревякина звучит здесь мощно и с надрывом, ритм жесткий, припев очень запоминающийся. Один из хитов в альбоме, если вообще можно назвать песни КМ хитами.

"Вышло Так". Русский блюз. Действительно русский и действительно блюз. Под это можно даже потанцевать медленный танец в дискотеке, как под SCORPIONS. Постепенно переходит в другой темп.

"Имя Назвать". Ритмичная гитарная песня. На что-то очень похоже. По-моему, на Инну Желанную. Или наоборот.

"Что Нашел". Опять русские распевы. Гармошка и еще какие-то национальные инструменты. Очень короткая песня.

"Назад в Подвалы". Песню "загоняли" по радио. Музыкально - одна из самых сильных вещей в альбоме, и, наверное, самая доступная массовому слушателю. Призыв "назад в подвалы" меня, признаться, немного пугает и кажется снобистским.

"Гон в Полдень". Какие-то суицидальные мотивы, перекличка с Кинчевым. Характерный роковый драйв. Много гитар.

"Увидеть Себя". Начало почему-то напомнило "страшилки" Лаэртского или стишок "Если птице отрезать руки..." Стихи под музыку. Музыка - хард, текст - бойня русичей с нечистью.

"Последняя Охота". Стихи потрясающие. Слушать надо очень внимательно. Музыкальная стилистика смещена - здесь и баллада, и хард-рок, и этнические дела. Просто хорошая песня.

"Выворотень" рекомендую прослушать всем, у кого в голове больше одной извилины, а особенно музыкантам. Слушать пластинку лучше в одиночку лежа дома на кровати с закрытыми глазами. Рекомендации лучших музыковедов (не путать с собаководами) мира. Кушанашвили слушать не надо. Причина - смотри выше.

Вульф
"МузОбоз" №29, сентябрь 1995



Вышел новый альбом у группы КАЛИНОВ МОСТ. Он называется "Выворотень" и записан в традиционном для группы ключе. Это синтез русских народных песен, рока и каких-то личных изысканий лидера Дмитрия Ревякина, который серьезно увлекается этносом. Альбом получился интересный, разнообразный. Жаль, что после него группа перестанет существовать. Д. Ревякин работает сейчас с другими музыкантами.

Автор и издание не установлены


КАЛИНОВ МОСТ - "Травень"
SNC

Название нового альбома КАЛИНОВА МОСТА переводится как "май" то ли с украинского, то ли еще с какого-то языка. Точно на этот вопрос не может ответить даже лидер группы Дмитрий Ревякин. Собственно говоря, "Травень" - это аудиоверсия утреннего концерта в программе телекомпании "Свежий Ветер" "Живьем с Максом". Не пугайтесь. Макс, как говорится, "остался за кадром", то есть в альбоме он не поет и даже не разговаривает.

Итак, "Травень" включает в себя старые песни Ревякина (1984), такие как "Девочка Летом", "Кроха", "Мы Уходили Из Дома"; из новых - реггийная "Вейся, Радость Неба", "Умолчали" и др. Поскольку песни пелись и записывались рано утром, альбом получился мягким и нежным, что способствует доступности к уху любого слушателя. Правда, на возрастание популярности коллектива в связи с этим альбомом Д. Ревякин не рассчитывает. Чужда, видимо, большинству российских слушателей утонченная поэзия Ревякина. В отличие, кстати, от "горячих" финских парней. Именно Ревякина пригласило Общество изучения русского языка при Хельсинкском университете приехать в Финляндию прочитать лекции о своем творчестве и попеть песни на заснеженной земле.

Судя по видеозаписи этого мероприятия, привезенной Димой, принимали его финны с не свойственной (по нашим представлениям) для них активностью, что подтверждали бурные аплодисменты. А лекции русского языка Дмитрия Ревякина сводились к тому, что "...словотворчество - это, конечно, интересное занятие, но писать надо прозрачно и чисто, как Пушкин и Бунин", над чем сейчас и работает Ревякин, судя по тому, что в ближайшее время никаких новых альбомов он выпускать не собирается.

Так что будем слушать "Травень" и другие ранее выпущенные альбомы КАЛИНОВА МОСТА, может, и дотянемся, наконец, до уровня финского народа, который, в отличие от нас, в состоянии определить настоящего поэта, а не поэта-песенника текущего года.

Александра ПАНФИЛОВА
"МузОбоз", март 1996



КАЛИНОВ МОСТ - "Травень"
SNC (CD)

В лингвистике существует различие между "дескриптивным" и "перформативным" режимами высказывания: иными словами, между "говорить о чем-то" и "говорить что-то". Новейшая эстетика определяет самое искусство как в первую очередь перформативный акт; такое определенье подходит творчеству Дмитрия Ревякина - одного из немногих отечественных авторов, не пользующегося языком, но мастеровито созидающего свой собственный.

Данный альбом - прощальный. КАЛИНОВ МОСТ - "разведен". Диск можно рассматривать как сборник, ибо хронология песен охватывает десять лет - 1984-1994; он записан живьем, во время выступления группы в телеэфире программы "Свежий Ветер" 21 мая 1995 г. (это их третий "концертник" после "Никак" и "Ливня": вещи "Иволге Петь", "Плакать Всерьез" и "Улетай" фигурируют на всех). Качество записи отличное: мощный, напористый саунд, при узорчатой многослойности - прозрачность и чистота звука, первоклассная стерео-раскладка.

Музыкально МОСТ никогда не скрывал своей ориентации на классический англо-американский рок 70-х: THE BEATLES, THE DOORS, PINK FLOYD, GRATEFUL DEAD... То клавиши раскатятся позвякивающими "лордовскими" бубенчиками, то партия баса вдруг напоминает нечто из Карлоса Сантаны, а гитарный перебор - из Эрика Клэптона. Разве что специфический "белый звук" вокала всегда придавал саунду МОСТА неповторимо-русскую, фольклорную окраску. Словом, при всем компетентном профессионализме исполнителей, об открытии Америки говорить не приходилось - нет повода и теперь. Впрочем, музыка группы всегда лишь оформляла незаурядные поэтические прозрения Дмитрия Ревякина. Обширные хронологические рамки материала на "Травне" позволяют сделать некоторые наблюденья над формированием и вызреванием ревякинского письма. Так, наиболее ранняя "Кроха", с ее слегка реггей-образным ритмом, кажется еще не вполне самостоятельной ("плачь, кроха, плачь" = "cry, baby, cry"); другие темы 80-х годов ("Уходили Из Дома", "Девочка Летом") сохраняют сюжетное начало. Кстати, по музыке "Девочка" - это чижовский "Перекресток"; вернее, добросовестный Ревякин указал, что положил свои слова на музыку Джи-Джи Кэйла, а застенчивый Чиж - нет...

Наиболее текстуально интересными представляются песни начала 90-х: "Вернулся", "Иволге Петь", "Оябрызгань", "Умолчали". Именно здесь развернулись фонетические эксперименты: стилизация под архаичную лексику и словотворчество, заставляющее припомнить опыты "будетлян" 1910-20-х гг. А. Крученых, В. Хлебникова, В. Каменского, В. Бурлюка. Активно работают суффиксы и префиксы, скорнение, стяжение, сдвиг ("балынь", "овно", "ярень-урочица", "вычур", "умолчали - в узоры чары", и др.). Лишь эпизодически проскальзывающее школярское клише типа "дым отечества" или "звездная пыль" да излишнее пристрастие к эпитету "смуглый" (в различных модификациях) омрачают впечатленье; но по изобретательности, смелости, чуткой звуковой игре тексты Д. Ревякина представляются весьма заметным явлением русскоязычной поэзии. Ну, а то, что они подчас герметичны, лукавы - лишь добавляет притягательности; не зря же говорится: "темна вода в облацех"...

Теперь, когда пути поэта и музыкантов разошлись, от Дмитрия можно ожидать новых творческих проектов (по собственному признанию, материала сейчас накопилось на четыре альбома). И допустимо задуматься: а не пора ли дополнить стихотворное новаторство - музыкальным? То есть, было бы просто превосходно, если б Ревякин нашел возможность сотрудничать с каким-нибудь музавангардистом, и вместо архаичного арт-рока попробовал бы положить свои замечательные тексты на более современную мелодическую ткань - минималистскую, что ли... Например, ведь Хлебников и Крученых сотрудничали с М. Матюшиным в постановке оперы "Победа над Солнцем" (1913), а из более современных - скажем, Питер Мэрфи записывался с болгарским фольклорным ансамблем. Но в любом случае, - следует со вниманием относиться ко всему, что появится под именем одного из наиболее своеобычных талантов отечественной рок-сцены.

А-Ку
"Fuzz" №7-8(34-35), июль-август 1996



Следующая часть >>



Автор: Екатерина Борисова
опубликовано 12 февраля 2014, 13:51
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (7) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииКАЛИНОВ МОСТ - "Ледяной Походъ"Максилла Кузнецов26.12.2007
РецензииКАЛИНОВ МОСТ - "Сердце"Юлия Боровинская18.01.2010
РецензииКАЛИНОВ МОСТ - "Є$X@†0"Юлия Боровинская10.11.2010
РецензииКАЛИНОВ МОСТ - "Золотое Толокно"Валерия Соколовская02.04.2012
РецензииКАЛИНОВ МОСТ - "Contra"Геннадий Шостак26.11.2014
СтатьиДекабрь в Петербурге (АДАПТАЦИЯ, РАЗНЫЕ ЛЮДИ, ОРГИЯ ПРАВЕДНИКОВ, КАЛИНОВ МОСТ, ЗИМОВЬЕ ЗВЕРЕЙ - 2003)Екатерина Борисова24.12.2003
СтатьиКАЛИНОВ МОСТ через Неву (Дворец Молодежи, Петербург, 19.12.2003)Dedushka13.01.2004
СтатьиРаздвоение (Презентация альбома Дм. Ревякина "Жатва". ЦДХ, Москва, 1.06.2007)Максилла Кузнецов05.06.2007
СтатьиКак боролись с нечистою силою (КАЛИНОВ МОСТ в ЦК НАУ, Киев, 31.03.2012)Валерия Соколовская03.04.2012
СтатьиСибирская лирика на украинской земле (КАЛИНОВ МОСТ в клубе "Юность", Киев, 4.04.2014)Валерия Соколовская08.04.2014
СтатьиДмитрий Ревякин: "Я постоянно хожу беременный песнями"Геннадий Шостак12.12.2014
Архив"АйДа!" №06, июль 1997 (МЕГАПОЛИС, Е. Маргулис, КАЛИНОВ МОСТ)Старый Пионэр31.10.2003
Архив"Комсомольская Правда-на-Дону" 1999 (КАЛИНОВ МОСТ, АБВИОТУРА)Максилла Кузнецов30.01.2007
АрхивКАЛИНОВ МОСТ - "Дарза" (разные издания)Старый Пионэр18.04.2007
Архив"Порог" (СПб) №04, август 2001 (отчеты, статьи, рецензии)Старый Пионэр24.12.2007
Архив"Субботняя Газета" (Курган) №43, 26.10.1991 (АЛИСА, ЗООПАРК, А. Башлачёв, КАЛИНОВ МОСТ, Я. Дягилева и др.)Екатерина Борисова17.06.2013
АрхивКАЛИНОВ МОСТ, часть 2 (разные издания)Екатерина Борисова21.02.2017

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2017, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.07 / 6 / 0.029