АКВАРИУМ, часть 3 (разные издания)


Руки прочь от Гребенщикова?

Сразу же после выхода предыдущей страницы "Кинокурьер" 26 января в редакции стали раздаваться телефонные звонки. Спустя день-другой пришла стопка писем. Многих читателей заставило проявить такую активность всего одно-единственное слово "бывший", которое стояло перед магическим словосочетанием "лидер группы АКВАРИУМ. Речь, естественно, шла о Борисе Гребенщикове.

- Как?!! - удивились поклонники Б. Г. - Почему?

Нет, нет, Борис Гребенщиков формально остается руководителем АКВАРИУМА. Но лидерство - это не только положение, так сказать, физическое, но и духовное, нравственное. Последнее - прежде всего. Именно о нем и шла речь. Безусловно, кто-то возмутится еще больше от такого пояснения, но ведь каждый имеет право на собственную точку зрения.

Этим уточнением можно было бы и ограничиться, но во многих письмах выражается возмущение по поводу общего тона, идеи и содержащихся доказательств статьи "На острие иглы".

Самый сильный тезис выдвигают Таня и Наташа, с наслаждением цитируя "Ассу": "Гребенщиков - это бог, от него сияние исходит". Сергей Степаненко. 15 лет, рассказывает: "Один мой друг, не принимавший рок-музыку, посмотрев "Полковника Васина", был на следующий день в восторге от Гребенщикова". Далее Сергей сообщает, что "Курёхин работал в АКВАРИУМЕ и азам наверняка учился у Бориса Борисовича" (думаю, что Курехину будет весьма любопытно узнать, у кого именно он учился азам. - Л. Л.). И в заключение: "Больше всего я люблю Гребенщикова за его имидж. Его образ сентиментального героя и романтика очень мне близок".

"Мы знаем совершенно точно. - убеждены ученики 10-го класса 41-й школы, - что после этого ролика ("Поезд в Огне". - Л. Л.) АКВАРИУМ приобрел тысячи поклонников, а люди, ранее безоговорочно отрицавшие эту группу, заинтересовались ее творчеством. Ну а что касается "Ассы", то сразу видно, что уважаемый Лев Лбов не понял ни идеи фильма, ни для чего там использованы песни АКВАРИУМА... И в следующий раз, если уж вы затронули тему "Рок и кинематография", сначала разберитесь, что такое вообще рок".

Янина Байкина: "Поскольку я все-таки являюсь представителем молодежи (мне - 16), то могу сказать точно: музыка и песни Б. Г в фильме - совсем не одна из составляющих популярности фильма... Но, ей-богу, если Б. Г. прочитал эту статью, то он наверняка только усмехнулся (зная безразличие Гребенщикова к прессе и устойчивую неприязнь к журналистам, можно не сомневаться, что это действительно тан. - Л. Л.)".

Марина Фильцова: "Тот рок, который исполняют Гребенщиков и Цой, можно петь не только в 70, но и в 100. И дай бог им дожить до этих лет, а вот такие статьи действительно можно писать только в определенном возрасте... И не рокеры уходят в кино, спасаясь от кризиса в своем творчестве, а кинематограф в поисках нового героя, в поисках искренности и духовности и новых выразительных средств обращается к ним".

И так далее, и в том же духе. Трогательные в своей милой попытке защитить не нуждающегося в защите Бориса Гребенщикова письма продолжают приходить в редакцию. Это вполне оправданно, ведь критические статьи в адрес рок-музыкантов (а "На острие иглы" таковой не является) появляются в нашей печати отнюдь не всегда с намерением разобраться в вопросе. Дорогие поклонники и поклонницы Б. Г.! Неужели вы не можете допустить, что основой для статьи может быть не злопыхательство, а попытка осмысления и тревога за дальнейшую судьбу безусловно талантливых людей?.. И в своей юношеской запальчивости наши корреспонденты не замечают, что вместо доводов "против" приводят доводы "за". А у АКВАРИУМА, кстати, есть не только пятнадцатилетние, но и тридцатилетние поклонники, знающие группу с 1980 года... Спасибо за неравнодушие!

Лев ЛБОВ

В адрес "Кинокурьера" пришли также письма от читателей - специалистов и любителей кино, указывающие на неточности в материалах "Премьеры, премьеры, премьеры...", "Седой, больной, знаменитый", где наряду с разночтениями есть ошибки в написании имен собственных, в частности, конечно же, Эннио Морриконе. Наши корреспонденты иногда раздраженно, иногда вполне уважительно сообщили нам об этом, продемонстрировав высокий уровень знания зарубежного кино. Большое спасибо!

Ведущий "Кинокурьера"
"Московский Комсомолец" 17.02.1989



Международная премьера

Международная премьера нового альбома Бориса Гребенщикова "Радио Сайленс", который будет выпущен фирмой "Си-Би-Эс Рекордз" (США), - "АКВАРИУМ и Друзья" - так сообщает программка рок-представлений, организованных внешнеторговым объединением "Международная книга", Студией театрализованных эстрадных представлений, американскими фирмами "Белка Интернейшнл инк" и "Йероша Продакшн Инк.", которые состоялись в спортивно-концертном комплексе им В. И. Ленина на исходе прошедшего года.

Предыстория этих концертов такова. Осенью 87-го в Москве представители "Международной книги" и фирмы "Белка Интернейшнл Инк." - ныне активного посредника между СССР и США - в области культурного сотрудничества подписали контракт о записи долгоиграющей пластинки ленинградского ансамбля АКВАРИУМ при участии западных звезд рок-музыки. Почему именно АКВАРИУМ и его лидер? По словам руководителя "Белки" Кенни Шаффера, Гребенщиков - талантливый музыкант, который знает, что хочет сказать и знает как это сделать: "Знакомство с Борисом и его творчеством сразу же решило проблему выбора".

В апреле 1988 года в Нью-Йорке музыканты АКВАРИУМА приступили к записи альбома. В его создании приняли участие перкуссионист Рей Купер, работавший с такими звездами, как Джордж Харрисон, Элтон Джон и Рик Уэйкман, Крисси Хайнд - вокалистка ПРЕТЭНДЭС, Билли Маккензи из АСОУШИЭЙТС, скрипач Майк Камински, игравший в ЭЛЕКТРИК ЛАЙТ ОРКЕСТРА, гитарист Дэйв Стюарт и певица Анни Леннокс, известные всему миру как дуэт ЮРИТМИКС. Работа над альбомом "Радио Сайленс" ("Радио Молчание") длилась несколько месяцев. Кстати, Стюарт сейчас считается и одним из самых престижных продюсеров в области поп-музыки (например, помимо ЮРИТМИКС к его услугам прибегали Боб Гелдоф и Мик Джеггер).

"В августе 1988 года в Лос-Анджелесе запись была закончена, все остались довольны друг другом и решили продолжить приятное знакомство. В ноябре 1988 года договорились встретиться в Ленинграде и посмотреть, что будет, если вместе выйти на сцену", - сказано в той же программке концертов "АКВАРИУМ и Друзья".

Итак, сырой осенний вечер, большой крытый стадион. Трибуны заполнены публикой, а на поле перед сценой волнуется море подростков, их там тысячи две или три. Появляются музыканты АКВАРИУМА и звучит песня "Полковник Васин". Собственно, первая часть концерта - это выступление только ленинградской группы, которая представила лучшие свои произведения, хорошо подобрав их очередность. Хард, ритм-энд-блюз, а затем прекрасные полуакустические баллады, среди которых "Серебро Господа Моего" и пронизанная щемящей грустью "Аделаида". Струнное трио (виолончель, скрипка, альт), флейта, акустическая гитара, ударные, синтезатор и электрогитары сплелись воедино и создали выразительнейший музыкальный рисунок. Качество звука было высоким, благодаря предоставленной ансамблю английской аппаратуре "Роадстар". Сам же АКВАРИУМ подтвердил свою марку лидера отечественного рока.

Несомненно, этот ансамбль придает особый колорит палитре советской молодежной музыки. В песнях АКВАРИУМА есть одухотворенность и философская глубина, их звучание обладает индивидуальностью, что очень важно в современной ситуации бесконечных умышленных и случайных подражаний и повторов. Яркая мелодика некоторых произведений исходит не от рок-н-ролла, а скорее берет свои корни в традициях русского городского романса. Лидера поддерживают зрелые музыканты: достаточно назвать гитариста Александра Ляпина с его интересной хард-роковой манерой исполнения. Все это еще раз показали концерты в СКК, что было зафиксировано на кинопленке, - режиссер Стив Лоуренс вел съемку рекламного фильма.

Первая часть программы завершилась исполнением "Лебединой Стаи" из альбома "Равноденствие". Во второй прозвучали по-английски десять песен, собственно премьерных. На сцене - Дэйв Стюарт, Рей Купер, ударник Улле Ромо и органист Патрик Сеймур, вокальное трио - Марси Леви, Бари Макгир и Шеван Стюарт. Пел Борис Гребенщиков, пел Дэйв Стюарт, был дуэт Гребенщикова и Стюарта, солировала Шеван, но...

Второй час концерта, который, ожидалось, должен быть более интересным, нежели первый, таковым не стал. Песни предлагались какого-то американизированного усредненного варианта. АКВАРИУМ уже звучал как угодно, но не как АКВАРИУМ: он напоминал и ДЖЕНЕСИС, и УИШБОН ЭШ", и еще что-то. Струнное трио ленинградского ансамбля на сцене представлялось теперь даже ненужным - ибо заглушалось мощной звуковой стеной, создаваемой двумя синтезаторами, четырьмя гитарами, двумя ударными установками. Да и стилистика песен не требовала применения струнных, так как в них ощущался уклон если не к развлекательности, то к некой общедоступности. Дорогим приложением для слушателей (ведь цена билетов была достаточно высока) показался мне Рей Купер, который львиную долю концертного действа, пританцовывая, бил в бубен. Но самое главное, в новых песнях не чувствовалось души. Разумеется, я не претендую на абсолютность своего мнения, тем не менее, думаю, кое-кто со мной согласится. Более того, в течение второго часа можно было заметить уходящих с трибун людей...

Кенни Шаффер говорил: "Столь знаменитые душа и глубина русской песни и американская технология замечательно дополнят друг друга". В рецензируемых концертах верх, увы, взяла американская технология. Надеюсь, саунд самой пластинки "Радио Сайленс" будет несколько иным, хотя, нравится это или нет, Борис Гребенщиков давно заявлял, что представленное в новом альбоме "не будет звучанием АКВАРИУМА"...

К счастью, под занавес в спортивно-концертном комплексе Гребенщиков все-таки исполнил такую характерную для АКВАРИУМА балладу "Город Золотой".

Вадим ЗИНКЕВИЧ
"Музыкальная Жизнь" №6'1989



Борис Гребенщиков: "Наработался там всласть"

Нa прошлой неделе в пресс-центре МИД СССР собралось большое число журналистов, в пригласительных билетах которых была означена завлекательная программа: а) общение с Борисом Гребенщиковым; б) презентация его же альбома "Радио Тишина", выпущенного в Америке; в) коктейль.

Гребенщиков! В МИДе! Да еще с коктейлем! Неслыханное достижение перестройки бурно обсуждалось очумевшими мастерами репортерского пера в кулуарах пресс-центра. В воздухе чувствовался аромат дорогих сигарет, в киосках по 2 рэ лежал большой выбор газеты "Ю Эс Эй тудей" ("США сегодня") и вообще веяло чем-то загранично-радостным.

Гребенщиков, значительно изменивший свой внешний вид (имидж) в сторону респектабельности и ухоженности, В окружении представительной делегации из ВО "Международная книга" занял место за столом интервьюируемых и мягким, вкрадчивым голосом поздоровался с присутствующими. Прямо какой-то кот Чеширский.

"Там никто не выделывается...

...и никто из себя никого не строит", - сказал Б. Г., вспоминая свою полуторагодичную эпопею с записью альбома "Радио Тишина". Он имел в виду тех "звезд", с которыми ему пришлось работать на записи своей пластинки. Это Энн Леннокс и Дэйв Стюарт из ЮРИТМИКС, Крисси Хайнд, Рей Купер и другие. По словам Б. Г., все они ведут себя, как нормальные люди, даже не думают о том, что "звезды". Как считает Б. Г., этого простого человеческого качества очень не хватает нашим артистам. Что верно, то верно, - добавим от себя.

"Я никуда не рвался"

- Я настолько был поглощен нашими внутренними делами, что окончательно понял, что произошло, когда уже сидел в самолете на Нью-Йорк, - сказал Б. Г. По его словам, и это подтверждают очевидцы и летописцы АКВАРИУМА, вся инициатива с записью альбома в Америке принадлежала посреднической фирме "Белка Интернэшнл". Он лично пальцем о палец не ударил для того, чтобы что-то предпринять.

Более того, отвечая на вопрос - связано ли англоязычное звучание пластинки с условиями, выдвинутыми американцами, - Гребенщиков сказал, что "Си-Би-Эс" может диктовать условия кому угодно, но только не ему. Ему просто было интересно поэкспериментировать с английскими текстами, и он с удовольствием взялся за работу.

Справка "ЗД": Альбом Бориса Гребенщикова "Радио Тишина" записывался на студии "Коламбия Рекордз". Записи производились в Лондоне, Монреале, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе. Все песни записаны на английском языке, за исключением "Молодых Львов" и стихов Николая Гумилева, использованных в песне "Китай". Б. Г. - автор всего музыкального материала и текстов, написанных им непосредственно на английском. В композиции "Смерть Короля Артура" использованы также стихи Томаса Мэлори.

Насмешка над музыкантами

Собравшаяся на пресс-конференцию публика активно интересовалась планами, которые строит Б. Г. в связи с началом постамериканского периода в его жизни и творчестве.

Гребенщиков сказал, что к сотрудничеству с "Мелодией", например, он вернется лишь тогда, когда там научатся работать по-человечески. Звук, который записывают на "Мелодии", был назван Гребенщиковым "насмешкой над музыкантами", конверты пластинок - "самыми плохими в мире".

Хотя Б. Г. обратил внимание, что к генеральному директору "Мелодии" т. Сухорадо как к человеку он никаких претензий не имеет. "На "Мелодии" вообще все люди очень милые", - резюмировал музыкант. Однако как система "Мелодия" хронически не платит никому денег и считает это за честь.

То, что на "Мелодии" сделали с альбомом "Равноденствие", Б. Г. назвал "кошмаром" и напомнил, что, когда просил перемикшировать фонограмму первого альбома (из-за ее низкого качества), ему ответили, что "у нас нет ни денег, ни времени".

- Пусть они у себя там разберутся, а потом можно будет говорить, - заключил Гребенщиков.

Легкий налет попса

Б. Г. не согласился с утверждением, что "Радио Тишина" является отступлением от прежнего духа АКВАРИУМА. Легкий налет попса в звучании объяснен тем, что в Америке есть стандарты звукозаписи. В соответствии с ними звук на пластинках, как правило, бывает несколько более прилизанным и смягченным, чем на концертах или в концертных альбомах. Это закон, которому подчиняются все музыканты.

Вообще это проделки Дэйва Стюарта, продюсера "Радио Тишины". В конце концов, пусть это будет маленьким экспериментом и единственной пластинкой АКВАРИУМА с коммерческим звуком.

"А по настроению, по духу - это чистый АКВАРИУМ, - убежденно заключил Б. Г.

Хит-парады

- Вообще мне пофигу все хит-парады, - откровенно признался Гребенщиков. - И когда я начинал работу, я не тешил себя никакими иллюзиями, прекрасно понимая, что это большая афера. Мне эта работа была важна для себя самого. Поэтому в этом смысле я говорю о большой удаче. Но мой альбом, конечно, хуже, чем скажем, "Клуб Одиноких Сердец Сержанта Пеппера". Чтобы достичь такого уровня, мне надо было бы постоянно жить в Америке. Наши хит-парады?.. В те, которые я видел в советских газетах, мне не хотелось бы попадать.

Справка "ЗД": Альбом "Радио Тишина" на две недели (конец августа - начало сентября) вклинился в хит-парад "Биллборда", прочно оккупировав 198-е место (всего 200 мест). С 9 сентября упоминания о "Радио Тишине" из "Биллборда" исчезли, как исчезло из журнала и имя Гребенщикова, Первый тираж альбома Б. Г. в Америке - 100 тыс. экз. В "Биллборде" появился еще один альбом советской группы, записанный в Америке, - "Парк Горького". Судя по положению в чартах (80-е-83-е места в течение 9 недель), его постигла более счастливая коммерческая участь, чем "Радио Тишину". Однако нет оснований не доверять словам Гребенщикова, изначально утверждавшего, что он не стремится к какому-либо коммерческому результату на западном рынке.

Концерты и пр.

По поводу единственного концерта в Москве 11 ноября Гребенщиков сказал, что будь его воля, "мы бы концерты не стали играть до конца декабря".

- Мы, безусловно, очень любим играть дома. Но старые песни играть уже не хочется, а новые пока в работе. А неготовую программу нельзя показывать два раза. Поэтому мы даем один концерт, и по большой просьбе "Межкниги".

- Мне наплевать на советское кино, но мне очень нравится Сережа Соловьев, мне нравится "Асса", а "Черная роза..." нравится еще больше. Поэтому я там снимаюсь и получаю огромное удовольствие...

- АКВАРИУМ жив и никогда не умирал. Просто сейчас мы приблизительно в таком же состоянии, как в 80-м году. Начинается что-то новое...

Эпилог

После плотного общения с Б. Г. публика высыпала в фойе, где началась бесплатная раздача альбома "Радио Тишина". Образовалась длинная очередь, перешедшая под конец в легкую давку. Ничего! Когда колбасу дают, бывает хуже. Но мне пластинка не досталась, потому как очереди, хоть убейте, не выношу. За что и страдаю.

На коктейле, состоявшемся после раздачи, все было очень вкусно. За соседним столиком стояли Виктор Цой и ветеран советского шоу-бизнеса Юрий Айзеншпис.

На встрече с Б. Г. был А. Г.
"Московский Комсомолец" 16.11.1989



БГ: Ноль тусовки

В первый момент - не верю. Да, пусть нынче хороший тон - цедить скептически: "То, что он сейчас делает, мне не нравится". Но ведь это не он, а мы изменились, и армия поклонников его не убывает, несмотря ни на что, а имя по-прежнему служит паролем. Он в свои тридцать пять - кумир, легенда, и значение его группы для нас сопоставимо, пожалуй, с местом БИТЛЗ в мировом роке. Люди, попадая на его концерты, проявляют чудеса изобретательности, а тут - на тебе, стоит передо мной, улыбающийся, бородатый, в очках, тельняшке, трепаных трениках ("насчет тельняшки - не подумайте, что я митек, просто я сейчас рисую"). Худой, узкий, высокий. Черт его знает, может, и двойник? Держит его для прессы, а сам скрывается?
- Да, Борис Борисович... Я гляжу, этот подъезд вам еще не успели расписать?


Гора с плеч

"Да, братки дорогие, уж беднее Гребешка - никого нет. Семья: за молоком сбегай, ведро помойное вынеси... А попробуй через поклонников продерись с этим помойным ведром! Ведь никто не предложит: Борис, я очень люблю твою музыку, поэтому давай я тебе вынесу помойное ведро. Куда там! На тебе, скажут, стакан, пей со мной, а я всем похвастаюсь: нажрался с Гребенщиковым. Вот подходит он к двери с помойным ведром, слушает: тихо. Быстро шмыгает в дверь и только ступает на лестницу, как сзади его хватают за горло. Помойное ведро высыпается, он падает, елозит ногами в помоях, не успевает рот раскрыть, чтобы вскрикнуть, - а ему ножом зубы разжимают и вливают туда стакан самогона... Лежит Боря, задыхается, полуослепший, разбившийся, - и поклонники зубоскалят, спускаются по лестнице довольные; выпили все-таки с Гребенщиковым!" (В. Шинкарев, из "Митьков")

- В этом митьковском мифе почти все правда. На улице Перовской, на лестнице, просто жили человек десять, которые на самом деле ничего не понимали в наших песнях. Популярность - это стук в дверь каждые пять минут и полная невозможность нормально работать.

- Прессу вы, по слухам, не жалуете.
- Ненавижу. Я надеюсь, хоть "Собеседник" - желтая пресса?

- Как вам сказать... Цветная.
- Ну, отлично.

- Прежде всего скажите точно: вопреки публикации в "За Рубежом" - АКВАРИУМ не распадается?
- Насчет этой публикации - запишите дословно: я люблю небольшие скандальчики такие, я счастлив, что у нас в полный рост появилась настоящая желтая пресса. Статья "Распад в зените славы" напечатана без нашего и даже авторского согласия, и по ней вполне ясно, что автор никогда АКВАРИУМА толком не слышал: нет ни одной верной цитаты. Эта девочка действительно давно с нами знакома, но вряд ли когда-то понимала, что мы делаем. Если мы способствовали таким образом ее карьере, я очень рад. Но распадаться мы не собираемся. То, что мы играем сейчас, мне кажется, гораздо интереснее. Готовятся два альбома, один из них - к Новому году, но название и состав их - пока секрет даже для нас самих.

- Гора с плеч.

Ревущие восьмидесятые

- Мы беседуем в преддверии девяностых. А как вы встречали восьмидесятые?
- О, довольно странным образом. Наш знакомый остался один в пустом выселенном доме на Гончарной. Мы поставили туда всю свою звуковую аппаратуру, получилось довольно громко. Недели три там происходило что-то, поражающее воображение. Милиция, не в силах найти источник звука, сбивалась с ног. Тогда многое было намечено и многое было предсказано. Один наш друг произнес пророчество: настают ревущие восьмидесятые. Это, в общем, сбылось. Видите, что делается...

- И вам это нравится?
- Очень. Жить и работать сейчас замечательно. Кто-то из дзенских патриархов сказал, что у человека не должно быть ни пола под ногами, ни крыши над головой. Я не скажу, что это оптимальное состояние для жизни, но для работы оно мне необходимо.

- Но ведь это жизнь без основы?
- Почему же? Основа не может находиться вне человека, она внутри. Вот жить без бога действительно нельзя, только к нему все приходят по-своему. Я, например, пришел через рок-н-ролл.

- Ваша религия, наверное, непривычна?
- Я просто понимаю Библию как некий свод духовных основ, где для меня ясны, может быть, полпроцента. Но мне хватает. Понимание Библии как сказки о загробной жизни - не просто догматизм, а идиотизм. Мне лично она видится как духовная история каждого человека: любой переживает свой апокалипсис, свое возрождение... "Собирайте плоды не с земли, но с неба" - это не значит, что где-то там воздается. По-моему, воскреснет душа - хорошо, не воскреснет - что ж, мы этого знать не можем. Просто надо здесь, сейчас делать все, что можешь. Обстоятельства - не оправдание. Представьте себе Гомера, который отказался сочинять "Илиаду" из-за того, что ему квартиру в Афинах не дают и приходится быть странствующим певцом... Надеяться на чудеса нельзя, надо умудриться в этой жизни жить по-человечески. Любить человека абстрактно - очень легко, а вы попробуйте конкретно, в мелочах.

- И вам не трудно любить людей - таких?
- Трудно, но это самый большой кайф, который возможен. Искусство и это.

- Есть теория, по которой, напротив, художник - всегда эгоист, замкнут на себе.
- Ну да... но это очень узкий взгляд. В каждом художнике, кроме творческого человека, живет еще нормальный. А в том, что люди по природе своей - светлое и благое начало, я убежден абсолютно. Даже после всего, что было и есть. Человек рожден, чтобы примирить главное противоречие природы: с одной стороны, гармония, красота, с другой - под этой оболочкой - иерархия поедания. У Заболоцкого, которого я по-настоящему прочел только года 3-4 назад, есть строчки: "Жук ел траву, жука клевала птица"...

- "Хорек пил мозг из птичьей головы"...
- Да. А человек - первое существо, которое может существовать не за счет поедания кого-то. Это есть и у апостола Павла, в послании к римлянам: "Ибо тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих" (Римл.. 8, 19). Надо соответствовать этому назначению, это в нас заложено. Вот и основа.

Самая прочная страна

- Получается новая "теория малых дел"?
- Знаете, мы уже столько больших натворили... А 72 года назад такое большое дело сделали... Знаете, главное, что нужно сейчас делать? Посмотрите, в каких условиях у нас дети родятся и воспитываются. Эти роддома, эти больницы, в которые не кладут, пока коридор не вымоешь; эти сады, ясли. Если сейчас у нас изменить отношение к детям, мы через 20-30 лет будем жить в совершенно другой стране. Надо начать с этого. Россия ведь тоже не нуждается в абстрактной любви. Мне представляется, что Россия, в упрощенной модели, избрана богом как экспериментальный полигон. Это самая прочная страна. Никакая другая просто всего этого не выдержала бы.

- Бисмарк говорил: социализм в отдельно взятой стране построить можно, надо только найти страну, которую не жалко.
- Д-да, канцлер был по-своему прав. Я в одной из новых песен пишу: в России "достаточно бросить спичку, и огня будет не унять". Так же, кстати, у нас было и с рок-н-роллом. Он взрывался у нас, как некая бомба постепенного действия. То, что мы делаем, нужно всему миру, но нигде, кроме России, я не встречал людей, для которых то, о чем мы поем, было бы важнее всего на свете.

- А в Штатах?

Бесполезная колбаса

- Штаты сильно разочаровали меня. Прежде всего непрофессионализмом. Для меня профессионализм - умение получать кайф от того, что ты делаешь. Ведь по сравнению с работой на всех ее этапах - от первых нот до аранжировки - любой другой кайф просто ерунда, будь то водка или, как теперь говорят, "снимание баб".
Штаты - страна предельно коммерциализированной культуры, страна без своего пути, очень приземленная. Но там забавно.

- Там, вероятно, ожидали увидеть русского медведя, а увидели вполне цивилизованного англоязычного музыканта...
- Да никого они там не ожидали увидеть, я там почти никому не был нужен, хотя со многими людьми общался с большим удовольствием. Я ехал поработать в нормальной студии с нормальными профессионалами, и это мне удалось. Пластинка расходилась очень средне, могла и хуже, там никто обо мне не знает по-настоящему, я и рассчитывал на это. Мне было довольно того, что меня туда выпустили.

- Зато там много колбасы...
- Колбасы действительно много, но я мяса уже полтора года не ем.

- Вы бы хотели родиться в другое время и в другом месте?
- Никогда в жизни. Я могу работать только здесь, хотя деловые, профессиональные поездки туда дают очень много. Моя музыка после поездки стала интереснее.

"Гребень как из Штатов приезжает, так неделю лежит пластом, а потом неделю пьет, в себя прийти не может. Адаптируется, значит, к советскому образу жизни. Ах, как там хорошо, говорит, вы не поверите, как там хорошо"... (Слухи-89).

Петербург. Будьте как дети

- Когда я там, в Штатах, следил по газетам и телевизору за событиями здесь, я думал, все, гражданская война, на улицу страшно выйти, одна мафия в другую стреляет. А когда приехал, оказалось, существует все это, и существует ночной Ленинград под луной, и он никуда не исчез. Просто можно воспринимать свое время, свою страну как нечто богом данное, а можно - как арену политической, денежной или другой тусовки. Я выбрал первое.

- Ленинград не изменился?
- Он не изменился с тех пор, как построен. Это город на костях, что не может не ощущаться, и, во-вторых, у нас масса захоронений радиоактивной земли, Невзоров называл цифру - больше 1300 микрорентген. Для меня Петербург - необычайно мощная мистическая единица, город, где все этим пронизано и все возможно.

- А что вы - ленинградец - думаете о гидасповском и антигидасповском митингах?
- Знаете, я не очень хорошо себе представляю, кто такой Гидаспов. Меня все это мало интересует. Нам иногда навязывают имидж борцов против застоя. Вообще любой имидж нужен только для того, чтобы разрушать его с его же помощью. Так вот, мы никогда ни с кем не боролись. АКВАРИУМ - это группа людей, объединенных воплощением определенной духовной цели в искусстве и в жизни. Нам никто не может помешать играть нашу музыку. Почему-то, когда я на работу и на концерты ездил в одних и тех же штанах, считалось, что я боролся, а как начал ездить в разных - считается, что продался. Изменились не мы, а государство. Мы ни к кому не приноравливались и ни с кем не сражались, ибо кайфа в этом нет. Я вообще противник всякого насилия. Насилие, как сказал кто-то из древних, - последнее прибежище некомпетентности. Ориентир АКВАРИУМА - это книга Толкиена "Хоббит" и трилогия "Повелитель колец": там как раз о том, как героические дела совершаются совершенно негероическими людьми. Другой наш ориентир - это БИТЛЗ второй половины 60-х, люди, делавшие только то, что они хотели и во что верили. Этим и надо заниматься, а не борьбой.

- Позиция довольно инфантильная.
- Так и отлично! Скажите, кто не инфантилен? "Будьте как дети и войдете в Царствие Небесное!" - я не хочу выглядеть ортодоксом, просто в Библии многое верно сказано.
А что касается детства - я не чувствую в себе никаких перемен с 12-14 лет. То есть какие-то сдвиги есть, но не принципиальные. Я до сих пор воспринимаю очень взрослым любого, кому 25.

Долгопятые девяностые

- Что же вы ждете от наступающих девяностых?
- Сейчас... Можно у вас "Стрелку" стрельнуть, а то у меня "Беломор" кончился?

- А можно, я у вас "Салем" стрельну?
- Конечно, пожалуйста. Так вот, будущее - закрытая для меня сфера. Я никогда прогнозов не делаю. Если в песнях что-то вдруг сбывается - иногда буквально - меня это пугает, это происходит независимо от меня. А заниматься пророчествами я не люблю и не умею. Но мне кажется, что после ревущих восьмидесятых настанут деревенские (или долгопятые) девяностые. Мы прочно входим в фазу деревенского отношения к жизни, где весь мир предстанет глобальной деревней с ощущением тихого праздника. Человек ощутит себя частью традиции. Это будет время спокойного занятия своим делом. Ноль тусовки. Тусовка хороша для общения, но для работы, творчества - губительна. В девяностые не будет прыгания туда-сюда, поездки на другой конец земли будут не увеселительные, а рабочие, вообще меньше будет чада, шума...
Мне кажется, это будет очень хорошее и плодотворное время.

- Я хотел бы надеяться вместе с вами. А теперь...

Опровержение слухов

- Правда ли, что в АКВАРИУМЕ распространена наркомания?
- Неправда. Во-первых, хороших наркотиков здесь не достанешь, а во-вторых, это превращает в овощ. Лишает возможности работать. А кайф от работы - будь то живопись, песни, концерты - значительно сильнее. Пить - это да, раньше мы пили больше, сейчас меньше.

- Что за объединение "Братки", которое возглавите вы и АКВАРИУМ?
- Это полнейшая ересь, никаких "Братков" я не знаю, мы существуем всегда сами по себе. Нас из рок-клуба и то много раз выгоняли.

- Вы окончили университет?
- Да, по специальности "прикладная математика". Но я никогда ничего в компьютерах не понимал. Отец мой - инженер, мать - юрист, потом модельер, сейчас социолог. Наши песни ей нравятся.

- Вы работали когда-то на сборе цитрусовых?
- Никогда. Самая экзотическая моя профессия была ходить по лесу под Ленинградом. Я работал с экспедицией, отмечал краской какие-то деревья...

- Что вы думаете о последних фильмах С. Соловьева?
- Я люблю его и верю ему. Хотя и к "Ассе", и к "Розам" отношусь двойственно. "Розы" люблю больше. Там очень чистый герой...

- И несимпатичный.
- Да, но добро часто несимпатично... Там есть и фарс, и кич - то ли чтобы до всех дошло, то ли просто ему так надо, но интуиция Соловьеву, по-моему, не изменяет. Мы и третий фильм сейчас начали делать - "Дом под звездным небом". Это будет очень страшная вещь, я прочел сценарий и разревелся...

- А как вы относитесь к танцам на портрете Брежнева на премьере "Ассы"?
- Это что, было?! Ну, это типичные московские пережимы... Танцевать на чьем-то лице нельзя ни при каких обстоятельствах.

- Когда выйдет ваша новая пластинка?
- На ней будут песни из "Роз", а еще, благо была студия, мы записали несколько вещей последних лет, в том числе и "Поезд в Огне". Фирма "Мелодия" настолько непрофессиональна, что не умеет сама себе деньги сделать, и когда выйдет диск - неизвестно. Готов он уже довольно давно.

- Вы скоро - опять в Штаты?
- В Штаты я теперь долго не поеду. Весной ненадолго, может быть, в Англию, а так все время здесь.

- Для какой аудитории вы играете?
- Священник, выходя к людям, об аудитории не думает - он просто таким образом служит богу. Вот и АКВАРИУМ - мы никого не хотим обращать в свою веру, а просто играем для тех, кто нас слушает.

- Какие группы вы любите? Что читаете?
- Слушаю Тома Петти, американскую группу ТРЭВЕЛЛИНГ ВИЛБУРИЗ, где играют в числе прочих Дилан и Харрисон... Из советских групп я люблю НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС. Они мне очень интересны, хоть это и более жесткая группа, чем мы. Читаю я... Сейчас посмотрю на полку. Вижу много книг по магии, "Книгу перемен", китайских классиков, есть книги по православию. Художественной литературы я почти не читаю.

- Вы семь лет назад провозгласили: "Рок-н-ролл мертв..."
- Свою функцию он выполнил. Он уничтожил барьер между культурой и цивилизацией, он снова сделал культуру модной. В Штатах даже считают, что культура началась с 30-х годов, а все, что было раньше, не то...

- А вы?
- Нет, я ощущаю себя в контексте предыдущих десяти тысяч лет человеческой истории.

- Как долго вы еще собираетесь играть?
- Пока это будет доставлять нам счастье. Как сейчас.

От автора

От него выходишь, веря ему во всем, и презрительно пропускаешь мимо ушей разговоры о том, что, мол, "косит" он под пророка и все это поза. Сейчас думаю: как же это - так жить в нашем мире? Не станет ли БГ похож на собственного героя, мальчика Евграфа, который был сторонником гуманных идей и не знал, что в мире есть столько ужасно одетых людей? Как улыбаться и благодарить в этом транспорте, в этом безумии? Как в это время песни писать?

И тут понимаю: а ведь хватит только о колбасе. Хватит только о Сталине. Хватит только о том, что на каждом шагу. От этого легче не станет. Пора - о другом, что никогда не меняется и никуда не девается. "Время Луны". "Под Небом Голубым". В этом голосе - надежда. Что-то не утрачено нами, пока БГ здесь.

Я мало о чем так мечтаю, как о том, чтобы десять лет спустя были живы мы все. И все, что нам дорого. И чтобы я, тогда тридцатидвухлетний, нашел БГ в неизменном Ленинграде и застал его в тельняшке рисующим картину.

- Что, БГ, - спрошу я его, - вот и позади деревенские девяностые. Все так и было. А теперь?

Дмитрий БЫКОВ
"Собеседник" №1, январь 1990



История Аквариума. Том III
АКВАРИУМ/ SNC-Records

В альбом вошли записи, сделанные в разное время с 1982 по 1991 г. и не вошедшие в "классические" альбомы. "Диплом", "Охота на Единорогов", "Серые Камни на Зеленой Траве".

БГ сказал, что к 1984 году АКВАРИУМ сделал всё, что можно, и увенчал это альбомом "День Серебра". LP "Архив. Том III", пожалуй, ближе всего именно к нему - мягкая акустика с аккордеонным орнаментом ("Не Стой на Пути у Высоких Чувств"), вертинский надрыв ("Среди Миров") и разгильдяйствующее ф-но ("Моя Альтернатива").

В наследство от Джорджа (Харрисона) осталось "15 Голых Баб" - сочинение, несмотря на эпатажное название, весьма (по-митьковски) уважительное по отношению к женщинам.

В LP нет ни одной неизвестной песни, что снимает элемент новизны, но придает всему творению элемент необходимой выдержки, превращающей простой виноградный спирт в благородный коньяк.

Согласно канонической книге "Дело Мастера Бо", история "Аквариума" началась сразу со Второго тома, которым стал в 1981 г. альбом "Электричество", убивший навсегда "Прекрасным Дилетантом" всех отечественных рок-критиков. 1982-й подарил истории Том первый, он же - "Акустика", в котором были "10 Стрел", "Иванов", "25 к 10"... Наконец, спустя десять лет, новый виток истории - уже на виниле и лазере...

Коли будет судьба благосклонна, глядишь - доживем и до Полного Собрания Сочинений (ПСС).

"Московский Комсомолец" 06.05.1992

<< Предыдущая часть

Следующая часть >>

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 28 октября 2004, 16:39
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв | Купить диски



Другие статьи на нашем сайте

РецензииАКВАРИУМ - "Песни Рыбака"Максилла Кузнецов15.03.2004
РецензииАКВАРИУМ - "Беспечный Русский Бродяга"Максилла Кузнецов25.07.2006
РецензииАКВАРИУМ - "Беспечный Русский Бродяга" (Bonus DVD)Максилла Кузнецов13.09.2006
РецензииАКВАРИУМ - "Лошадь Белая"Юлия Боровинская08.12.2008
РецензииАКВАРИУМ - "Лошадь Белая"Игорь Лунев19.03.2009
РецензииАКВАРИУМ - "Пушкинская, 10"Татьяна Ежова14.05.2010
РецензииАКВАРИУМ - "Наша Жизнь С Точки Зрения Деревьев"Юлия Боровинская24.08.2010
РецензииАКВАРИУМ - "Архангельск"Юлия Боровинская06.10.2011
РецензииАКВАРИУМ - "Архангельск"Hankich07.02.2012
РецензииАКВАРИУМ - "Тайная История Пчеловодства"Олег Гальченко14.03.2013
РецензииАКВАРИУМ - "Воздухоплавание В Компании Сфинксов"Олег Гальченко18.03.2013
РецензииАКВАРИУМ - "А+"Олег Гальченко25.02.2014
РецензииАКВАРИУМ - "Greatest Hits"Олег Гальченко28.10.2015
РецензииАКВАРИУМ - "Песни Нелюбимых" (EP)Юлия Боровинская22.03.2016
СтатьиДва дня в мае 1991-го (РАЗНЫЕ ЛЮДИ, ДДТ, АКВАРИУМ...)Сергей Райтер20.11.2009
СтатьиСергей Калугин: Как я впервые услышал АКВАРИУМ или Последнее письмо ТимофеяЕкатерина Борисова31.08.2012
Архив"Российская Музыкальная Газета" №03'1993 (АКВАРИУМ, ТРИУМВИРАТ)Старый Пионэр20.01.2004
АрхивАКВАРИУМ, часть 1 (разные издания)Старый Пионэр21.10.2004
АрхивАКВАРИУМ, часть 2 (разные издания)Старый Пионэр27.10.2004
АрхивАКВАРИУМ, часть 4 (разные издания)Старый Пионэр01.11.2004
Архив"СДВИГ-Афиша" 15.06.1989 (АКВАРИУМ)Старый Пионэр03.11.2004
Архив"Московский Комсомолец" 11.08.1993 (АКВАРИУМ, ВЫХОД)Старый Пионэр13.12.2006
Архив"Музыкальная Жизнь" №06'1987 (Ленинградский Рок-клуб)Старый Пионэр14.03.2008
Архив"Мир Музыки - World of Music" вып. 1'1991 (АКВАРИУМ)Екатерина Борисова21.09.2011
Архив"Мелодия" №01'1989 (АВТОГРАФ, АКВАРИУМ, МАШИНА ВРЕМЕНИ, ЧЕРНЫЙ КОФЕ и др.)Екатерина Борисова19.06.2013

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 6 / 0.008