КИНО, часть 4 (разные издания)


Памяти Виктора Цоя

Каждый год, в августе, я видел его часто: он жил по соседству.

Плиенциемс - еще лет 10-15 назад скромный рыбацкий поселок в самом дальнем конце Юрмалы, теперь место дачное, хотя еще не злачное. Суета и "блеск" юрмальского курорта здесь не ощущаются. Пляж почти безлюден. Местные жители очень неохотно сдают комнаты, поэтому дачное землячество не большое, из сезона в сезон не меняющееся по составу. Однажды мой 16-летний племянник, проводив взглядом бредущую вдоль волноприбойной полосы парочку, удивленно произнес: "Цой!"

И на следующий год эти двое, поглощенные собой, медленно шествовали вдоль берега. И еще через год. А сколько всего было этих лет, затрудняюсь сказать - три, четыре? В свой черед в моей жизни возникал Плиенциемс - неизменный, с дюнами, трубой рыбного заводика, чайками и... Цоем.

До меня доходили слухи о том, что он не жалует прессу. В свою очередь я мало интересовался роком и, соответственно, артистами, исполняющими рок. Но будь даже по-иному, мне показалось бы кощунственным, используя выгодную ситуацию, добиваться интервью. Нетрудно было догадаться, что здесь, в тихом пустынном Плиенциемсе, у вечно прохладного, пустынного моря он отдыхает еще и от своей славы, от ажиотажа, сопровождающего рок-"звезду" и в концертном зале, и вне его. Я не стремился к знакомству. Меня устраивала возможность с бесцеремонностью пляжного соглядатая разглядывать его красивое, с пикантной монголоидностью лицо, такое юное, такое безмятежное и так мало похожее на его сценический образ. Он и не он! Два человека в одном, как знаменитые персонажи Стивенсона мистер Джекил и мистер Хайт, иллюстрирующие идею раздвоения личности: одна - дьявол, другая - ангел.

Разумеется, в виде "дьявола" Цой выступал на сцене. Одержимость присуща исполнителям рока. Но сила, ощущаемая не так в музыке, как в исполнении и в самом облике Цоя, была, как казалось, не эстрадного свойства, а скорее нечто всамделишнее - сила внутренней убежденности. Мне не хочется думать, что это была только манера - его аффектированная сдержанность, жестокость, если не суровость. Мне не хотелось бы приписать только его природным данным, назвать "своеобразной техникой" его странное вокализирование - как бы приглушенное, как бы затрудненное, придушенное, он словно выдыхал спрессованный воздух.

Виктор Цой - представитель, а может быть, один из создателей "социального рока" - явления сугубо "нашего", сугубо перестроечного. Такие музыканты не просто выступают, священнодействуют, но и проповедуют взгляды на жизнь, представительствуют перед всеми от имени поколения. В текстах песен Цоя "я" нет, только "мы". И это его "мы" вызывало в памяти "мы" блоковское: "Да, скифы мы! Да, азиаты - мы, с раскосыми и жадными очами!.."

Что-то очень серьезное, серьезнее, чем музыка, угадывалось в грозном, каменном, без надежды на улыбку лице Цоя...

Не странно ли, что именно в роке - не в академической музыке, не в нашем "кантри", не в авторской песне, но именно в роке - "чужом" и "не нашем" возникло течение, по своим творческим приемам и намерениям отвечающее социальным задачам времени? Именно исполнители рока (тут Цой в том же ряду, где Гребенщиков, Шевчук...) создали произведения, в которых нота гражданского пафоса созвучна драме наших дней...

Нет, это не странно. Академическая музыка слишком абстрактна для такого рода заданности, слишком "на все времена". Авторская песня за десятилетия своего существования срослась со своим инструментарием - эзоповым языком, языком символов, подтекста, намека.

А рок, юный, прямой, неистовый, насмешливый, независимый, стал музыкой духовного перерождения. Как наше томившееся в неволе слово, он обрел свободу, вышел из подполья, из катакомб самиздата - на простор площади, и площадь бурно приветствовала его освобождение.

Мы все ворчим, все сетуем на бездуховность молодежи, но молодежь - разная, как и мы сами. Громадный успех Виктора Цоя - тому свидетельство. Творчество его было одухотворено высокой идеей - идеей социального протеста, идеей отвращения ко лжи, к фальшивым ценностям. В песнях его ощутим едкий привкус презрения и полного, окончательного разрыва с тем нелепым, уродливым, перевернутым миром, в котором мы жили годы и годы, не желая замечать, что стоим на голове и ходим вверх ногами.

Такая музыка и такие музыканты, как Цой, призваны выполнить некую культурную миссию послания грядущему. Речь в данном случае не о художественных достоинствах его музыки, а о ее характерности, о ее соответствии характеру времени. Очень странному времени второй половины 80-х, когда лишь в отрицании можно быть до конца последовательным, когда протест, сшибающийся с протестом, высекает ярость. Сцена, с которой выступал Цой, раскалялась как помост митинга. Какие-то иные, в дополнение к музыкальным, эмоции провоцировала кривая, ятаганская усмешка музыканта-оратора...

Я никогда не видел выступления Цоя "живьем". Телевидение снабжает крупными планами, но, конечно же, во многом эффект шоу пропадает. В телеварианте пиротехнические и световые эффекты воспринимаются как нечто отдельное, как некая "атмосфера", в клубах которой плещутся в унисон воздетые ладони. Вот эта атмосфера на концертах Цоя, увиденных в записи, кажется излишне картинной; хочется чуть иной, более оригинальной рамы для его песен. Подозреваю, что достойных клипов у него не было: у нас это искусство в зачаточном состоянии. Очень жаль, напряженная драматургия цоевских песен не нашла театрального воплощения. И это бесповоротно. Репродуцировать такую музыку невозможно. Это особенный, ни на какой иной не похожий музыкальный мирок, островочек со своей "флорой и фауной", затерянный в многообразии музыкального мира. И - нет островка. Как несправедлива судьба...

Как несправедливо, что смерть пришла за ним туда, где ему, уверен, было хорошо. В Плиенциемс, где умиротворяюще опрятные земля и небо непохожи на наши. Где нет заборов, где садовые цветы высаживают на ничьей территории, и никто их не топчет, не срывает... Где ничто не оскорбляет ни слух, ни взгляд... Где почти никто не догадывался, что Цой это Цой, а те немногие, что об этом знали, не подавали виду...

Евгений БИЛЬКИС
"Семья и Школа" №8'1991



Марианна Цой рассказывает:

21 июня этого года Виктору Цою исполнилось бы... лет. Но так и не пришлось отпраздновать дату. Он погиб совсем молодым.
С женой Цоя Марианной беседует наш рижский коллега Сергей Шапран:


- Марианна, расскажите, пожалуйста, о Викторе: что он значил для вас. Если, конечно, этот вопрос не слишком интимного характера.
- Вопрос интимный, но, начиная с 15 августа, Виктор стал всенародным достоянием... Витя, во-первых, отец моего ребенка. Он был для нас с Сашей, даже когда мы чисто по-человечески расстались, мировым судьей. Это дурацкая фраза, но мы действительно остались большими друзьями. Я знала, что им с Сашкой друг друга не хватает.
Мне на долю выпал тяжелый период Витиной судьбы - когда он вставал на ноги. И поэтому это не может забыться.

- Простите, когда вы поженились?
- В 1984 году, 4 февраля. Но до этого мы прожили уже два года вместе.

- А вы вспомните, как произошло ваше знакомство?
- Вспомню, поскольку сейчас именно эти фибры души раздраконила в себе: я пишу книгу о Вите. Мы познакомились на вечеринке 6 марта 1982 года у каких-то моих знакомых.

- Какое он произвел на вас впечатление?
- Ну, та-ак. Конечно, мне понравилась его экзотическая внешность. Но чтобы он произвел на меня впечатление как личность, сказать не могу. Это произошло позже. Он заставлял всех окружающих думать о себе. Не обязательно хорошо. Главное - эффект присутствия.

- Виктор не особенно любил говорить о своем корейском происхождении?
- Нет, он всегда отвечал на этот вопрос. Но он не кореец, а полукровка: у него отец - чистокровный кореец, а мать - русская без примеси. Родители Витиной мамы, ленинградцы, приехали из средней полосы России. Предки Вити по отцовской линии относятся к тем корейцам, которых Сталин переселил из Приморского края в голую степь. И когда Витя был мальчиком, он каждый год ездил в ту огромную корейскую деревню в Средней Азии.

- Когда мы с ним говорили два года назад, он сказал, что, возможно, был счастлив, работая в своей котельной...
- Возможно... Его тяготило бремя популярности, отсутствие возможности ходить спокойно по улице. И почему он так любил Латвию - два с половиной месяца он отдыхал в Юрмале, он чувствовал себя свободным человеком, его там никто не знал. Он звонил мне в конце июня: "Все! Я больше не могу! Я уезжаю!" Он был уставший в конце своей короткой жизни.

- Занимался ли Виктор спортом?
- Да, три года кунфу. Но он не был обременен опытом боев. То есть это никоим образом не должно вылиться в легенду: у него не было ни черного, ни коричневого пояса - был кожаный ремень в штанах. Правда, был момент, когда он говорил, что надо выбирать - спорт или музыка. Естественно, он всегда предпочитал последнее.

- Марианна, чем вызвана ваша книга о Викторе?
- Желанием ответить на бесконечные вопросы. Я физически не могу отвечать на все письма. И если Виктор мог не вести переписку в силу того, что он отвечал своим вопрошателям песнями, то я не могу переписываться со всем Союзом. К тому же, несмотря на призыв не мешать имя Цоя с коммерцией, это все равно происходит.
В книгу войдут воспоминания Саши Липницкого, Бориса Борисовича, Майка Науменко, Кинчева, первого гитариста КИНО Алексея Рыбина, Рашида Нугманова. Это будут не только воспоминания о Вите, но и о том мире, в котором все это начиналось. Потому что это время по запаху отличалось от сегодняшнего.

- У каждого времени свои герои... Как вы относитесь к публикации а первом номера журнала "Вираж" о подробностях автомобильной катастрофы, а которой погиб Виктор?
- Сначала эти люди добивались, чтобы я разрешила опубликовать снимок Витиной машины. Но я ответила, что это неприлично: на нее было страшнее смотреть, чем на Витю.

- Журналист "Виража" утверждает, что в известной цоевской песне речь идет лишь о школьных переменах...
- В песне все сказано. Когда люди берутся за какое-то дело, они должны оценивать свою компетенцию в данном вопросе. Сапожник должен шить сапоги. И если ты писал всю жизнь об авариях, то зачем же лезть в творчество человека, который погиб?

- Что происходит сегодня вокруг имени Виктора Цоя?
- Я не могу прийти на кладбище, потому что люди, которые там постоянно находятся, не дают покоя... Функционирует же в основном московский фонд. Он занят сбором неизданного материала и недавно организовал в Ленинграде показ последнего концерта КИНО в Лужниках.

- А как дела с Диснейлендом?
- Я не знаю, зачем это надо было делать: получилось, что Витя едва ли не завещал нам построить этот Диснейленд! А во-вторых, я не знаю, как из советских рублей можно построить Диснейленд. Он есть в Америке, а у нас, думаю, надо просто не забывать имя Цоя и познакомить с ним наших детей...

Фото Александра АСТАФЬЕВА
Ленинград - Москва

"Московский Комсомолец" 26.06.1991



Черный блюз светлой памяти

Ви-ктор-цой. Новодельная мантра нашего времени. Попробуй назвать его Виктором Робертовичем - звучать будет так же кюхельбекерно и тошно, как Владимир Ленин без отчества. Спроси у приятеля, кто он, - получишь в ответ: "Он Бог. От него свечение исходит".

По всей Руси великой, будто ставни поутру, пооткрывались клубы поклонников его творчества. Его имя светится на каждой третьей стене, его памятью оккупируются сотни арок и полуподвалов. Однако нехорошая улыбка долго не сходит с лица, когда вдруг узнаешь, что там-то и тогда-то группа фанатов В. Цоя проникла вечером в детсад и устроила там шабаш действительно по-черному, переломав мебель и попортив продукты. "Мы мстили за Витю". Не иначе как Витя был зверски замучен боевиками именно из этого садика. Сам Цой к подобным деяниям, понятно, прямого отношения не имеет, однако об оргиях памяти Башлачёва мне слышать не приходилось...

Но это все так себе, волчьи ягодки, если принять во внимание чисто трансцендентальную сторону вопроса.

... Лариса Джегутанова живет в Запорожье. На контакт с Виктором выходит по пятницам с 18.00 - так велел он сам. Общение началось вскоре после гибели певца. О коллизиях и перипетиях этого таинственного взаимодействия нижегородская газета "Ленинская Смена" поведала недавно в трех номерах. Материал, что называется, в духе времени, хочешь верь, хочешь нет; как сказал бы тот же Б. Г., "ты можешь спорить со своею женой, а у меня есть свой собственный Цой". И все бы хорошо, но в статье приведены четыре из надиктованных стихотворений. А стихи прозрачно намекают на тот факт, что Цой у Джегутановой ну уж слишком "собственный":

Око за око, зуб за зуб -
Чьи-то слова душу мне рвут,
Чей-то рассказ меня в омут ведет,
Огонь раздувает и сердце мне жжет.
Буду я помнить о сотнях ребят,
Что с войны не вернулись
И в земле мирно спят.
Где-то, быть может, идет война,
Где-то землю сжигают дотла.
Где-то матери стонут в бреду,
Где-то их дети "играют" в войну.


Лариса в интервью пояснила, что пыталась спорить с духом Виктора, видя, "что с рифмой что-то не то". Но он меня почти всегда обрывает: "Молчи и пиши". Интересно, а не услыхали ли вы, знакомясь с приведенным текстом, фразы "молчи и читай!"?..

Со слов Л. Джегутановой, астральный двойник Виктора был участником космической войны на стороне светлых сил, в этой войне погиб, а земной В. Цой (коего мы и почитали за настоящего) при этом обязан умереть параллельно.

Автор этих строк имеет смелость предполагать, что если воспользоваться такой терминологией, то Виктор Цой именно светлыми силами и был убран, т. к. начал дискредитировать идею внутрисоциального протеста в роке, а главное, нивелировал сам язык рок-текста, этот тусовочно-элитарный жаргон, до уровня лексики "братков с микрорайона", благодаря чему мы получили невиданное зрелище: ребят в штанах от Ади Дасслера, позлащенных печатках и с магнитофонами, из коих доносился такой знакомый голос. "Какой это рок? - лыбились гопники. - Это ж Витюха!" Но все это в порядке частного мнения, не более.

Наиболее оригинальная версия изложена в письме, пришедшем в редакцию той же "Ленинской Смены" после публикации джегутановской эпопеи. Читайте и думайте, сравнивайте и запоминайте:

Сделка с дьяволом (* даем в сокращении)

Хотел написать раньше, но тут этот дурацкий переворот. Кстати, могу заверить вас и всех экстрасенсов-жуликов: мы к этому путчу не причастны. Мы - это так называемые Силы Тьмы.

Я - Избранник. Один из них. Бывший. Я занимал довольно высокую ступень в иерархической лестнице.

Однажды в одном южном городке я был завербован человеком по имени Ардело. Он представился дьяволом. Завербован как бы в шутку. Но через шесть лет он меня нашел, хоть я и не давал ему своего адреса.

Я был Координатор и работал в Тройке. В Тройку входят Координатор, Компенсатор и Исполнитель. Эти названия сами говорят за себя. Когда Координатор считает нужным пустить под откос поезд, Компенсатор старается, чтобы выжило как можно больше людей. Исполнитель берет на себя техническую часть дела.

Теперь о Цое

Когда погиб мой Компенсатор Акза, спасая мне жизнь, я был в шоке. Мне было так плохо, что хотелось умереть вместе с ним. А через несколько дней, когда кремировали Акзу, я увидел в толпе избранников знакомое лицо. "Как Цой", - подумал я.

Тут ко мне подошел Заро. Избранник, Мой Исполнитель и лучший друг в том мире. "Пойдем, я познакомлю тебя с новым Компенсатором", - сказал он. Он подвел меня к Цою. Он еще "не врубился" в наши проблемы и ситуацию, как сам говорил, но, понимая момент, был серьезен и печален. Это мне понравилось. Это было на наших островах Шерл, где у нас была столица параллельного государства (параллельных миров, кстати, великое множество).

- Акриаро, 147, - представился я и протянул руку.
- Виктор, - произнес он.

У каждого из нас на левой стороне груди наколоты кличка и номер. Этого Виктор не понимал. И наотрез отказался иметь свой номер. Но мы за глаза звали его "первым". "Витя строит перестройку", - шутили мы.

Работа в Тройке была очень напряженная. Я до сих пор не понимаю, когда он успевал сочинять свои песни. Дома концерты, запись, здесь - война... Мы приезжали в параллельный мир на один или несколько дней, а то и часов. Работали в других государствах, а чаще на другом континенте. Песни Цоя оказывали магическое действие на всех Избранников. Когда он пел песни из своего первого альбома, все подпевали ему: "а-а, у-у-у".

Светлые, темные, серые... Это ярлык. Светлые силы так же коварны, как и темные. Это зависит от обстоятельств. Набрались светлые силы и пошли войной. Против всех и вся без разбора, нарушая вселенское равновесие и гармонию миров. А это чрезвычайно опасно. Их нужно было остановить. И началась эта проклятая война. Только поэтому Виктор и появился среди нас. У него был мощный энергетический потенциал.

Погиб Виктор хорошо. В параллельном мире ночью нас атаковал свет. Шел дождь. Виктор любил дождь. И все мы любили. На нашу дачу, где мы находились, напали. Мы отстреливались, как могли, и переговаривались по рации. "Светлые" глушили, как могли. Вдруг в разговор включился Виктор. Он подъезжал к дому на машине и услышал в темноте стрельбу.

- Что случилось, Заро? - послышалось в рации.
- "Свет" нас душит. Окружили. Дорога блокирована. Дальше тебе нельзя...
- Что будем делать?
- Уезжай...
- Я приеду, я сейчас приеду.

И больше ни слова

Мы с Заро кричали в рации, что этот бой не его, что он не прорвется. Но... верь мне, я знаю - нам надо быть вместе, верь мне, и я буду с тобой в этой драке... Таков Цой.

И он прорвался... Чудом прорвался на своей машине. Мы набились в нее, и он вывез нас. Тоже чудом. Задавив несколько человек. Но впереди оставался еще один. Пуля пробила лобовое стекло... Виктор ткнулся в него, как будто заснул.

Утром Ардело переиграл время. Не знаю, как это происходило, но это делалось невероятно редко и только в стратегических целях. Он не хотел сначала, но наше упрямое молчание пятерых оборванных и испачканных с ног до головы кровью и грязью, наши слезы на усталых лицах были тяжелым упреком Ардело.

... Когда Заро появился там, на берегу, Цой удивился и обрадовался. Даже что-то пошутил. Но, увидев выражение лица Заро, замолчал.

- Я из будущего, - сказал Заро.

Воцарилось молчание. Я хорошо представляю себе эту сцену по рассказу Заро.

- Ты закончил свой альбом?
- В целом. - Виктор закурил сигарету. Он уже все понял, ибо дураком никогда не был. - Я погиб?
- Да...
- Сколько у меня времени?
- Минут двадцать.
- Расскажи, как я погиб.

Заро рассказал.

- Давай еще покурим...

Они снова закурили.

- Я ни о чем не жалею... Прощай...

Виктор собрался, сел в машину и уехал. Он знал, что до дома ему не доехать, что жить осталось считанные минуты, и, может быть, немножко боялся той боли, которую предстояло испытать. Боли расставания с жизнью. Жизнь он все же любил. Но простился с ней, как никто другой. Просто собрался и поехал.

Вот как все это было...

Акриаро, 147, с уважением к вам"


Письмо это в комментариях не нуждается. Скорее оно само является неплохим комментарием к теме, которую я пытался затронуть. Будь это подлинное свидетельство оттуда или изящно написанное эссе - разница уже несущественна. Явление, порожденное феноменом Цоя, достигло таких масштабов, что уже не опосредуется через первопричину. А там и причине недолго забыться.

Я, как вы догадываетесь, не о дьяволе. Все больше о детских садиках...

Дмитрий КРЮКОВ
"Юность" №1'1992



Марианна Цой: "Он не писал веселых песен"

- Марианна, 21 июня Вите исполнилось бы 30 лет. Скажите, как он отмечал свои дни рождения?
- Ну, мы всегда ориентировались на количество денег в кармане, от этого, как говорится, и плясали. Но всегда было весело.

- Сколько лет вашему сыну?
- В июле Саше будет семь.

- Он помнит отца?
- Прекрасно помнит.

- Похож?
- Ну он такой, как бы это сказать, несколько экзотичный мальчик, хотя не очень заметно, что в нем есть корейская кровь.

- А как насчет способностей?
- О, способности самые разнообразные. В основном к безделью.

- Марианна, а вы не ощущаете сейчас, после смерти Вити, какую-то связь с ним? Такое иногда бывает.
- Нет, я вообще не увлекаюсь подобными вещами. Я с ним, конечно, разговариваю иногда, но это далеко от того безумия, которое охватило вновь отделившуюся Украину, где буквально в каждом городе живет по три с половиной его космические жены, а десяти человекам, как минимум, там диктуют с того света стихи.

- А почему именно на Украине?
- Не знаю, видимо, складывается хорошее питание с детства.

- А вообще, досаждают всякие тусовщики?
- Очень. Иногда бывают всякие некрасивые ситуации. Сейчас Витины поклонницы пока утихли, но скоро предстоит новый бум - день рождения, потом, в августе, день смерти, так что, думаю, надо как-то прятаться. Особенно в первый год досаждали все эти девочки, визжали, мол, почему нет памятника на могиле, но не могу же я каждой объяснять, что по кладбищенским правилам в течение года памятник устанавливать нельзя. Ну а стоит им услышать какую-нибудь сплетню, которая, может быть, ко мне и не имеет отношение, как тут же со всеми вопросами несутся ко мне. Например, Наталья Разлогова вышла замуж - это Витина московская подруга последних двух лет, так тут же мне посыпались гневные письма. Они решили, что это я...

- А что сейчас происходит с Витиным наследием?
- Весьма странные вещи. Буквально через несколько дней после той трагедии Юрий Айзеншпис, продюсер группы, повел разговор о том, что нужно, мол, создать фонд, чтобы помогать родителям, мне, Саше и так далее. И музыканты группы КИНО как бы дали свое добро и стали вместе с Юрой учредителями этого фонда. Так вот, насколько я могу судить, единственное, к чему Айзеншпис приложил какие-то усилия, - это посмертный "Черный Альбом", так как запись была некачественной, нужно было все это переложить, свести. Юра получил кое-какие деньги и, видимо, воодушевился. Потом последовала запись сборника хитов, записанная Витей специально для Франции за год до смерти. И этот альбом вышил на кассете, на лазерном диске и пластинкой. И последнее детище - это Витин бестселлер "Группа Крови". Я и другие родственники Цоя не получили ни копейки. Я, конечно, прекрасно понимаю, что это лай из подворотни, но я ничего сделать не могу, и Юра прекрасно это знает.

- А есть ли на Западе интерес к Цою?
- Не знаю, что было в Америке, где Джоанна Стингрей выпустила "Группу Крови", я там не была. А во Франции, куда я ездила на гастроли с другой группой, его знают.

- Чем сейчас занимаются ребята из КИНО?
- Каждый своим, но ничем вместе. Я знаю, что у Игоря Тихомирова, басиста, что-то вроде маленькой фирмы. Густав, барабанщик, наверное, по-прежнему пишет картины. А чем сейчас занимается Каспарян, я не знаю. Они мало общаются друг с другом, еще меньше - со мной.

- Ну а что БГ, Кинчев, Шевчук, те, кто был тогда рядом с ним?
- Да они были рядом, насколько можно было к Вите приблизиться... Боб последнее время занят какими-то проповедями, я даже толком не знаю. У Шевчука у самого горе безумное. У него жена умерла два месяца назад. Опухоль головного мозга.

- Вы говорите, что к Вите было трудно приблизиться...
- Да, он был довольно замкнутым человеком. Очень многие неверно истолковывали его молчаливость. Думали, что он что-то из себя строят. Но друзья в Питере у него, безусловно, были. С тех времен, когда он пробивался буквально с нуля. А вот в Москве за два года у него никого не выросло.

- Скажите, Марианна, у Виктора было какое-то ощущение надвигающейся трагедии?..
- Трудно сказать. Он ведь вообще никогда не писал веселых песен. Даже когда был совсем еще зеленым юнцом.

Интервью взял Дмитрий КУКАНОВ
"Куранты" №118(383), 20.06.1992



Мертвый герой

Он всегда любил одеваться в черное, словно носил траур по самому себе. Фанаты принимали его за того, кем он никогда не был, - за рок-звезду. А он не любил рок и не считал себя музыкантом. Просто ему удобно было так жить. Придя в питерский андерграунд как верный ученик мастера Бо, он к концу своей недолгой жизни стал поп-звездочкой, которая тускло светит на лацкане пиджака. Он вовремя пришел в мир советского рока, ибо начинал вместе с АЛИСОЙ, ДДТ и т. д. Он вовремя вышел из-под влияния Б. Г., так как к середине 80-х Боб стал анахронизмом. Он вовремя ушел, ибо, проживи он еще пару лет, и толпы фанатов отвернулись бы, как отвернулись от Макаревича. Он не был звездой, он не был богом, он был человеком, который все делал вовремя.

Связав себя с Марианной, он получил не только питерскую прописку. Он получил спокойную жизнь и свободное время. Он не пел о заоблачных философских материях, ему не нужно было разыгрывать из себя утомленного интеллектуала.

Он походил на Брюса Ли, а гитара была не более чем приложение к черным одеждам. Все было легко и просто, но поколению 80-х сложность уже была не нужна. С пачкой сигарет можно неплохо провести вечер, и никуда не надо спешить. Он и не спешил. Он не ругал Каспаряна за неумелое ковыряние на гитаре. Впереди была целая Вечность, а за этот срок можно было чему-то научиться.

Связавшись с Айзеншпицем, он не продался, как считали фанаты. Просто он обеспечил себе настоящее. Но, получая деньги за концерт памяти Башлачёва, он мог бы поразмышлять, что и на его смерти люди неплохо заработают. Для Айзеншпица он был обыкновенным кумиром несовершеннолетних девочек, таким же, как и парни из ТЕХНОЛОГИИ. Айзеншпиц купил не талант, а популярность и стал честно зарабатывать деньги, сотворив звезду по имени Цой. Но мертвый герой все же лучше живого кумира. Бизнес до конца должен оставаться бизнесом, и потому смерть стала отличным выходом для всех. Айзеншпиц смог опубликовать "Черный Альбом". Марианна - мемуары о жизни с Цоем, а он сам стал навсегда неугасимой звездой.

Он не отличался от сверстников, он был одним из многих, потому и был своим. Бренча на гитаре и напевая вполголоса свои песни, он мог бы стоять в подворотне или сидеть во дворе, но он вышел на сцену, и вместе с ним на сцену могли бы выйти тысячи таких же, как он. Снимаясь в фильмах, он играл самого себя, а значит, и всех тех, кто ничем не отличался от него. Толпы ребят атаковали кинотеатры для того, чтобы увидеть на экране себя. В "Игле" он был "одиноким волком", способным на многое, а ведь все мы одиноки и все мы способны на многое. Но он выходил на сцену, а остальные были только лишь зрителями.

На концертах он был шаманом. Во время песни он совершал действо, которому трудно подобрать название. Б. Г. был добрым и мудрым. Кинчев вселял дикую энергию разрушения, а он, словно древний чародей, своими пластичными руками завораживал фанов, как йоги заклинают змей игрой на флейте. Но любой всплеск энергии был у него хладнокровным и чуть-чуть ироничным.

Старый Фан
Фоторепродукция Иосифа СОБОРОВЕРА

"Ленинская Смена" 24.06.1993



Он жил, как пел, и пел, как жил

Из интервью: "Я всегда был очень романтичным молодым человеком..."

Кто-то успел записать мысль, мелькнувшую в голове, что человек рождается, чтобы умереть. Это страшное сочетание противоположностей: рождение и смерть.

В первые дни после появления на свет мы все одинаковы, так уж постаралась матушка-природа. Невозможно узнать, станет ли этот младенец, инстинктивно оповещающий окружающих о своих правах на жизнь, поэтом или бюрократом, художником или вором в законе, строителем или военным. Растить и губить его будет общество людей, столь разных.

Из интервью: "Я родился и вырос в Ленинграде. Мама - учительница биологии и физкультуры в средней школе, а отец - инженер. В детстве меня дразнили "японцем" и я очень обижался. Сейчас мне и в голову не придет выяснять, кто по национальности мои друзья. Есть среди них русские, украинцы, евреи, армяне. Люди не делятся на хороших немцев и плохих французов".

В 1980 году, в составе группы ПАЛАТА №6 спел первую и единственную, сочиненную им к тому времени, песню - "Мои друзья всегда идут по жизни маршем, и остановки только у пивных ларьков". 18 лет, ужасная дикция - и отличная трогательно-правдивая песня про бесцельную жизнь городских подростков.

Первый концерт в Москве состоялся в 1982 году в коммуналке в новогодний вечер. Группа называлась тогда ГАРИН И ГИПЕРБОЛОИДЫ, а помогала им (им - это Виктору Цою и Алексею Рыбину) московская группа ПОСЛЕДНИЙ ШАНС. В ту новогоднюю ночь, после концерта, когда все веселились, кто во что горазд, и Рыбин с криком "Очистимся!" залез в ванну прямо в одежде, а Цой стал поливать его из душа, кто-то крикнул: "Ну Витя, ну, вы с Рыбой - просто кино!" Цой хохотнул: "Просто кино? Так мы и будем - просто КИНО".

Через три месяца после того новогодья при записи Песни "Восьмиклассница" Рыбин объявил: "Новая песня группы КИНО".

Наставником Цоя стал БГ, с помощью которого и были записаны первые два альбома: "45" и "46".

После ухода Алексея Рыбина из КИНО Цой набрал новый состав группы. Стихи писал Виктор, а музыку сочиняли всей группой.

Стихи его были реалистичны, за простотой и незамысловатостью образов скрывался искренний и чистый мир Романтика. В его песнях сквозило одиночество и неуемная жажда любви.

Он пел о себе, а получалось - о каждом. Он не кривлялся и не терпел жлобства. Он не любил притворяться и предпочитал изображать только самого себя. Даже в "Ассе" и "Игле" он сыграл фактически самого себя: хмурого, немногословного, одетого во все черное. Он любил быть одиноким, одиноким, но нужным людям. Он любил ночь. Ночь была его хранительницей и музой. Ночью легче уединиться и спокойно заглянуть внутрь себя. Не знаю, почему-то мне думается, что свои песни он написал ночью, в эту пору влюбленных и тоскующих.

Из интервью: "Я пишу песни не потому, что нужно, а потому, что меня лично волнует эта проблема. Вот как раз, когда нужно, получается нечестно. А если меня не волнует какая-то проблема, если не почувствовал то, что меня бы задело, я не могу писать песни".

После гибели Цоя для многих погибла и последняя надежда знать, что тебя понимают, что ты не одинок, хотя и один. Для многих он стал учителем, который учил не наукам, а виденью мира. Его звезда взорвалась слишком рано, но свет от нее будет согревать нас еще очень долгое время.

21 июня 1993 года Виктору Цою исполнился бы 31 год.

Багирлы Р.
"Тропою Грома" (Баку) №2, июль 1993



Он посадил дерево

Уже больше трех лет с нами нет Виктора Цоя. Но остался его сын - Саша. Ему 7 лет и, говорят, он уже взялся за гитару. Кто знает, быть может, когда-нибудь и он станет рок-певцом...
О том, чем занимается Саша сейчас, корреспонденту "RF" рассказывает его бабушка Валентина Васильевна Цой:

- До школы Саша ходил в прогулочные группы английского языка. Потом поступил в школу с углублением английского языка и информатики. С первого класса там ввели изучение компьютера. Один раз в неделю они занимаются в компьютерных классах.

- Как Саша учится?
- В первой половине учебного года учился по-разному. Были и хорошие оценки и не очень. Ассорти, если можно так выразиться. Но в конце года стал учиться лучше. Поставил себе цель и первый класс окончил хорошо, хотя трудно было.

- Посещает ли он какие-нибудь кружки?
- Посещал авиамодельный кружок, изостудию при Эрмитаже. В прошлом году занимался восточными единоборствами.

- Интересуется ли Саша музыкой?
- Он начинает брать гитару в руки. Когда ко мне приходят в гости поклонники Виктора и застают у меня Сашу, то частенько показывают ему гитарные аккорды. Вообще-то он тянется к музыке.

- А сам пробует сочинять песни?
- Да, пытается.

- Есть ли у него мечта?
- У Саши две мечты. Первая - велосипед. Вторая - собака. 11 апреля он ночевал у меня. А когда проснулся утром, говорит: "Мне приснилось, что мы с мамой на велосипеде ездили в магазин". Я посмотрела по соннику - сны с одиннадцатого сбываются в течение десяти дней. И говорю ему: "Ну, Саша, жди - купят тебе велосипед". Купили ему велосипед. Привезли домой, надули шины, а ночью раздался грохот на всю квартиру. Оказывается, лопнула шина. И велосипед сдали обратно в магазин.
Второй мечтой у Саши была собака, но так как собаку пока не подарили, он сочинил стих, называется "Собаки".

Тот однако не дурак,
У кого полно собак.
Потому что без собак
Жизнь идет совсем не так.
Вот смотри-ка, у моста
Сидит такса без хвоста.
Тут вписался в интерьер
Длинномордый скоч-терьер.
Вот сидит, живот убрав,
Очень важный волкодав.


- И в заключение нашего разговора ваши пожелания всем читателям и поклонникам творчества В. Цоя.
- Помнить о том, что добро всегда побеждает зло.

Ирина ДУРДАЕВА
Фото Наташи ВАСИЛЬЕВОЙ

"Rock Fuzz" №12'1993



Виктор и теперь живее всех живых

"Звезда" остается на небосклоне до тех пор, пока ее имя способно приносить деньги. С этой точки зрения одной из самых ярких "звезд" отечественной популярной музыки по-прежнему остается Виктор Цой. Записи группы КИНО уже переизданы во всех возможных вариантах. Но это совсем не означает, что коммерческий потенциал Цоя исчерпан.

Информация о проекте под условным названием ТЕХНО-ЦОЙ уже просачивалась в прессу, однако только на днях были устранены все препятствия для его реализации. Суть проекта, который может изрядно потревожить сонную одурь отечественной поп-сцены, заключается в следующем. Музыканты питерской группы THE FANTOM Михаил Малинин и Алекс Костров записали техно-версии популярных песен группы КИНО с использованием сэмплированного вокала Виктора Цоя. Эффект получился поразительный; голос практически не отличим от натурального, а инструменталом и аранжировкой эти композиции напоминают ПЭТ ШОП БОЙЗ, получилась заводная танцевальная музыка, полностью соответствующая современной дискотечной моде.

К маю на фирме "Airish Records" планируется выход компакт-диска с 12 переработками наиболее популярных цоевскйх песен (в частности, здесь будут представлены "Группа Крови" и "Когда Твоя Девочка Больна").

Проект нашел одобрение у Марины Цой, обладательницы авторских прав на наследие музыканта, и, с юридической точки зрения, абсолютно корректен. Остается только гадать, как его встретят многочисленные фанаты.

Дмитрий ЛОВКОВСКИЙ
"Московский Комсомолец" 18.04.1994



Виктор Цой: "...Когда я ухожу, люди хотят послушать еще"

До сих пор трудно говорить о нем в прошедшем времени. Хотя после черного дня 15 августа, когда машина Виктора Цоя врезалась в автобус на шоссе под Ригой, прошло ровно пять лет. А это значит, что вчера - как и всегда в этот день - во многих питерских квартирах, скверах, дворах-колодцах горели свечи и звучали песни Виктора Цоя. А на стенах домов появились свежие надписи, сделанные алой, словно запекшаяся кровь, краской: "Вернись, Витя!".

Теперь уже никто не узнает, кем бы Цой стал для нас сегодня, останься он в живых. Несомненно одно: он нам все еще нужен. Как был нужен полдесятилетия назад, когда давал одно из своих последних интервью:




- Ты сталкивался когда-нибудь с неприятием своей музыки?
- Никогда. Последние годы - точно. Как правило, когда я ухожу, люди хотят послушать еще.

- Любишь петь на бис?
- Не то что люблю... просто мне это нетрудно.

Фото Михаила РАЗУВАЕВА
"Невское Время" №149(1061), 16.08.1995



"Виктор Цой. Случайный альбом"

Прекрасным рождественским и новогодним подарком всем фэнам КИНО и просто любителям рок-музыки явился фотоальбом о Викторе Цое "Случайный альбом". Один день из жизни лидера К. в цветных слайдах и сопровождающих их воспоминаниях и размышлениях бывшего директора группы Юрия Белишкина. Пленку с уникальными, ранее никогда не публиковавшимися фотографиями В. Цоя передал в 1992 году Юрию Владимировичу некто Юрий, который фотографировал Виктора в 1986 году во время гастролей Цоя по Днепропетровской области.

Обложка альбома выдержана в черно-серо-белых тонах, а в край ее лицевой стороны фигурно врезана гитара. Два снимка Цоя открывают и закрывают нашу встречу с ним: на первом из них - так хорошо знакомый хитрый цоевский прищур глаз, на финальном - тот же прищур, но уже прощальный...

Внутри самого альбома вы встретитесь с разным Цоем: вот он с каким-то мужчиной и ребенком гуляет по городу; фантастически неправдоподобный разворот - поле подсолнухов, Цой пригнул к себе головку одного из них, и они словно смотрятся друг в друга - солнечный цветок и черношевелюрный Виктор. Совсем скоро из Цоя так и будут по семечкам выщелкивать предназначенные для простого человеческого покоя минуты, все меньше оставляя его одного греться под настоящим, а не софитным солнышком... Цой в шляпе, с бутылкой "сухарика" в руке... У автомата с газированной водой пьет из стакана лимонад... Ушли в прошлое эти автоматы, ушел по своей дороге Виктор. Ушел, чтобы снова все время возвращаться и возвращаться. Он идет нам навстречу: "Витя-я-я-я!.."

В Минске "Случайный альбом" вы можете приобрести в киноконцертном зале "Минск", в книжном магазинчике. А на очереди другие фотоальбомы, посвященные известным отечественным музыкантам.

O'K
"Музыкальная Газета" (Минск) №51-52(63-64), 31.12.1997



Виктор Цой - "Печаль"
Квадро-Диск

Ремиксы - вещь неблагодарная по определению. А уж если кто-то берется за ремикс песен такой легенды как Виктор Цой, нападки со стороны упертых меломанов и музкритиков неизбежны. Понимая весь риск данного мероприятия, питерский продюсер Рикошет тем не менее сделал этот альбом. Подлинный голос Цоя был взят с многоканальной пленки "Последнего Героя", наложена заново записанная гитара Каспаряна плюс энное количество разнообразнейших сэмплов - и в результате достойный продукт. В меру модное, в меру респектабельное издание, без всякого музыкального экстремизма. Звукорежиссер весьма тактично обошелся с исходным материалом и на выходе получился скорее римэйк, нежели ремикс. Самые известные (и, соответственно, самые заезженные) хиты группы КИНО в новом саунде приобрели новый заряд энергии, а "Троллейбус" в этой версии даже попал в топ "Радио Максимум". В результате армия киноманов рекрутировала в свои ряды новых молодых бойцов, вскормленных молоком "MTV", чему можно только порадоваться. Под кружком компакта рукой Марианны Цой написано: "Мы... хотим ему помочь зазвучать в новом тысячелетии так, как хотел бы этого он".

Василий ГАВРИЛОВ
"Свистопляс" №2, сентябрь 2000



Виктору Цою

День-убийца расправил туманные крылья.
Жизнь запуталась в них и пошла наугад.
Под упругими шинами автомобиля,
Окровавленный, умер вчерашний закат.

Жизнь девятой была, безнадежно последней.
Дальше смерть - поворот в холод выжженных трасс.
От заутрени поздней до ранней обедни
Есть еще целый миг, есть еще целый час.

Разговор за портвейном на кухне полночной
Ты уже никогда не закончишь потом.
Кто-то там выбирает из списков заочно
Самых лучших и метит их черным крестом.

Кто-то там месит тесто и нам выпекает
На поминки просфоры в горячей печи.
Кто-то там ловко звезды камнями сбивает
И хоронит в болотах цветные лучи...

Горизонт распахнет необъятные двери,
Солнце брызнет в проем, ослепляя глаза.
И нажмешь на педаль, свято в чудо поверив.
А в ответ, зубы сжав, промолчат тормоза...

Светлана СУВОРОВА





<< Предыдущая часть

Автор: Екатерина Борисова
опубликовано 13 августа 2015, 01:35
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииАлексей Рыбин - "Кино с самого начала"Геннадий Шостак14.11.2013
РецензииКИНО - "Атаман"Олег Гальченко04.08.2015
Статьи"КиноПробы" (часть 2) на телеканале "ОРТ"Старый Пионэр21.10.2002
СтатьиКиноХроника ("Конец Каникул")Андрей Дмитриев04.05.2008
АрхивКИНО, часть 1 (разные издания)Старый Пионэр28.11.2003
АрхивКИНО, часть 2 (разные издания)Старый Пионэр22.07.2005
АрхивКИНО, часть 3 (разные издания)Старый Пионэр04.09.2006
Архив"Комсомольская Правда" 12.04.1989 (ЗВУКИ МУ, КИНО, АУКЦЫОН)Старый Пионэр15.02.2008
РецензииЮрий Айзеншпис - "Виктор Цой и другие. Как зажигают звезды"Геннадий Шостак03.08.2012
РецензииВиктор Цой - "Мы ждем перемен"Геннадий Шостак20.02.2013
РецензииВиталий Калгин - "Виктор Цой"Геннадий Шостак14.08.2015
Архивк/ф "Рок", часть 1 (разные издания)Старый Пионэр22.10.2008
Архивк/ф "Рок", часть 2 (разные издания)Старый Пионэр29.10.2008
Архив"Московский Комсомолец" 21.04.1988 (к/ф "Йя-хха")Старый Пионэр29.10.2008
Архивк/ф "Игла" (разные издания)Старый Пионэр05.11.2008
АрхивКонцерт памяти Цоя (разные издания)Старый Пионэр04.06.2009
АрхивНикто еще не умер (А. Башлачёв, В. Цой, К. Кобейн)Екатерина Борисова18.08.2013

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.09 / 7 / 0.046