КИНО, часть 3 (разные издания)


Вчера продюсер Юрий Айзеншпис преподнес ведущим "ЗД" бесценный рождественский подарок - последний альбом группы КИНО, выпущенный французской студией "Метадигитал".

Презентация состоится 12 января 1991 г. в московском Дворце молодежи. Там же пройдет первая продажа альбома. Его цена вместе с пакетом и плакатом составляет 25 руб. Все средства, которые будут получены от продажи пластинки, перейдут в Фонд им В. Цоя, о деятельности и планах которого уже рассказывала наша газета. Текущий счет фонда № 700811 в Главном управлении Госбанка РСФСР по г. Москва МФО 201791.

Можно предположить, что даже полумиллионный тираж, которым выпущен посмертный альбом Виктора Цоя, не сможет удовлетворить спрос. С этой целью студия фонда "Мы ждем перемен" осуществляет наложенным платежом перезапись пластинки на кассеты и катушки. Заказы следует направлять по адресу: 117049, Москва, а/я 634. Вместе с кассетой студия высылает заказчикам памятный плакат В. Цоя.

"Московский Комсомолец" 27.12.1990


Презентации не будет?

В прошлом выпуске "ЗД" мы сообщили о событии, которое ждали давно и с нетерпением. Речь шла о презентации последнего альбома группы КИНО 12 января с. г. в московском Дворце молодежи.

Однако вчера мы получили официальное письмо от директора МДМ Сергея Туманова, в котором он извещал редакцию о преждевременном характере предыдущей информации.

"Уважаемые поклонники Виктора Цоя!
Уверяем вас, что мы, коллектив Дворца молодежи, с большой любовью относимся к творчеству этого прекрасного музыканта, и мы одни из первых откликнулись на его трагическую смерть благотворительным показом художественного фильма "Игла".
Понимая "скромность" нашего вклада, мы с большой радостью откликнулись на предложение Ю. Айзеншписа, которое он сделал по телефону, о проведении во Дворце презентации последнего альбома В. Цоя и его коллектива.
Однако кроме вышеуказанного телефонного звонка никаких действий со стороны организаторов вечера предпринято не было. На сегодняшний день нас очень беспокоит то, что до сих пор не подписан договор о проведении презентации, не согласованы цены на билеты, не решен целый ряд технических вопросов. По нашим сведениям уже продаются билеты (???), хотя в кассах Дворца их нет и быть не может, так как не подписан договор. Информация директора группы КИНО Ю. Айзеншписа о проведении презентации альбома в МДМ явилась преждевременной (см. "МК" 27.12.90 г., "КП" 29.12.90 г. и другие газеты). У нас раздаются многочисленные звонки-просьбы о том, чтобы рассказать, что будет 12 января; заявки на приобретение билетов. Ответов у нас нет, так как организатор презентации Ю. Айзеншпис до сих пор не встретился с нами.
Итак, уважаемые читатели "МК" - поклонники В. Цоя, а также все заинтересованные организации, как нам быть?
Директор Московского Дворца молодежи С. П. Туманов".


Ведущие "ЗД" не смогли узнать вчера мнение об этом споре у второй стороны. Пока нам известна лишь мотивация Ю. Айзеншписа в связи с ценой 150 руб. Он считает, что презентация - не массовое и не коммерческое мероприятие, а скорее - светский прием. Для светского приема названная сумма вполне приемлема, считает Юрий Айзеншпис.

"ЗД" сожалеет о том, что в связи с подготовкой презентации альбома группы КИНО возникли недоразумения. О дальнейшем развитии ситуации мы сообщим дополнительно.

"Московский Комсомолец" 04.01.1991


Питер, Питер - город Витин

"Ленинград - это город на болотах, а на болотах могут жить только птицы".
Автор неизвестен


I.
Мне говорили, что Питер - это кайф, что Питер - это романтично, что Питер - это город-дворец и прочее. Но лично я согласна только с Пушкиным, который однажды писал, что этот холодный и мрачный город совершенно непригоден для жизни.

Строгость, четкость линий - сплошная геометрия. А над этими квадратами, прямоугольниками зданий, над полукругами мостов и арок, над гранитом и водой - выгнутое на все это мокрое небо. Я, кажется, видела где-то дерево, затерянное и скрюченное... Город-фантом. А потом - обгорелые скелеты домов, похожие на декорации, внутри которых гуляет ветер. Подворотни. А в подворотнях - сомнительные личности и битые бутылки. На стене написано: КИНО.

Да, Цой не мог родиться где-нибудь вне этого...

Чуть-чуть романтично. Странные они, эти петербуржцы, - как они живут, не умирая от тоски и простуд?

Ленинград построен на болотах.

II.
Рубинштейна, 13. Подворотня, железная дверь с надписью "Рок-клуб" и небольшое помещение. Давно не мытая унылая девица продает значки. Два пьяных хмыря подрались, и один, падая, свалил сразу два стула. Еще 5-6 сидели по углам. Я купила значок КИНО и вышла. На противоположной стене бросилось в глаза: "Отдайте нам Витю!" Вдруг меня остановила чувиха: "Ты фанатка?" - "Ну". - "Витя не умер, я знаю... Мой парень (тут она на миг приняла небрежное выражение) знает того человека, кто видел, как его окружили. Он в психушке. Кегебешники. Ты не верь. Он жив".

III.
Я бродила по городу, а передо мной шло какое-то белое упрямство.

Казанский. Тусовки, как обещали московские хиппи, нет. Екатерининский сквер. Тоже нет. Много замерзших художников, тщательно перерисовывавших Мон Лиз и барышень в кокошниках.

Плохо. Очень плохо. Добрела домой. Позвонила знакомым и попросила показать мне хоть одну тусовку.

Неужели добрых ленинградских хиппов и вовсе не осталось? Идем в переход у Гостиного двора. Три девицы и два парня - только знакомятся. И еще один тусовщик сидит в выбитой витрине с гитарой - сам с собой тусуется. Едем в Ротонду. Подворотни, дети парадных - все как положено в городе Цоя. Входим. Винтовая железная лестница. Стены исписаны, но мата почти нет. Все больше стихи. Кто-то цитирует Мандельштама: "Жизнь - это дар, от которого никто не вправе отказываться". Кто-то чем-то "пыхает", а кто-то пытается надышаться. Я думаю о Цое, о Башлачёве, о городе. Читаю стены.

"Люди, любите друг друга, но только как братья!".

"Ленинград - это город на болотах, а на болотах могут жить только птицы".

Вот они какие - петербуржцы. А если птицы, то слишком певчие... Башлачёв летел вниз. Цой - вперед...

IV.
Да, гнилые нынче в Питере тусовки, а те, что есть, наполовину из москвичей. А ведь Питер всегда идет впереди. Так что ж, нас ожидает страшнейшая угроза загнивания доброго русского хиппизма?

Но, видно, осталось еще кое-что из поколения тусовщиков и детей парадных, взрастившего Цоя и Башлачёва. Убедил меня рассказ одного клевого мэна, одиноко тусовавшегося в углу скучного вечернего кафе. Он рассказал мне о весьма пассивном панке (пассивный он был потому, что не носил воинственного ирокезского гребня и ходил в засаленном черном пальто без пуговиц), который бродил с дохлым петухом на веревочке, прося у всех "керосинчику" или хотя бы лосьончику. И ему наливали, ибо он был весьма известен и уважаем. А еще он сказал моему знакомому, философски раскачивая вонючего петуха на веревке: "Да, было нас трое: Цой, Башлачёв и Я...".

V.
Кладбище.

На заборе: "Витя - герой нашего времени", "Витя живее всех живых" и "Витя - луч света в темном царстве". "Цой я ниверю, вернись!"

"Витя спосибо". А под этой надписью - Цой, весьма неплохо нарисованный, с аккуратно очерченным нимбом. Да-с, вторая заповедь первой скрижали что гласит?

А он поет сразу три песни: "Пачку Сигарет" на лавке, около могилы, "Звезду" и "Закрой За Мной Дверь" у палатки.

Палатка. Человек в стеганых штанах и бороде. Девица в телогрейке. "Люди, вы давно здесь? Откуда?" - Спустя некоторое время: "Давно. Оттуда".

VI.
На следующий день мне дали адрес "Камчатки". Ура, Блохина, 15.

Засыпанный углем двор. (Уголь, как я впоследствии узнала, нещадно таскается и развозится во все концы нашей огромной Родины, а там, на местах, красится лаком для ногтей. Лак изображает кровь Цоя, изнемогшего от трудов в кочегарке, и раздаривается или становится предметом мощного бизнеса).

...Меня спасло то, что я не пала к ногам "начальника Камчатки", человека, похожего при свете мерцающего огня на Грибоедова, замечательного барда и друга Вити Андрея Машнина. Фанатов сюда почти не пускают, а в этот раз на мое и еще двух фанаток счастье Андрей забыл запереть дверь. Мы идем в "покои" кочегаров, в диванную, названную так в честь кожаного дивана и с успехом выполняющую роль гостиной. На стене лампа, покрытая красной тряпицей с серпом и молотом.

- Андрей, кто был Цой?

Снисходительно - жалостливая улыбка:

- Кто? Обычный человек.

- Андрей, почему здесь собралось то, что собралось?
- В ту пору яро преследовали за тунеядство, а кроме того, можно было что-то заработать - вот почему сюда приходили люди, не имеющие возможности заниматься своим делом, или те, у кого его не было.

Первым начальником был Толик Соколков, заступивший в 83-м году, с которого и начался камчатский андеграунд, существующий и поныне (до него здесь было царство алкоголиков). При нем же на "Камчатке" появляется Цой. Цой проработал в кочегарке два с половиной года и ушел в конце весны 88 года, когда уже начал серьезно зарабатывать - сначала в ПОП-МЕХАНИКУ, к Курёхину, а затем пристроился в кооператив, обеспечивающий ему все поездки.

Башлачёв же работал в кочегарке в 87-м году (если можно это считать работой, ибо появлялся он там не чаще раза в месяц).

- Он все ездил по стране, песни пел, водку пил. Денег ему почти не требовалось, потому что у него везде было много друзей, и они его кормили...

- Как это случилось? Я о гибели Башлачёва.
- Их было трое. Они всю ночь веселились, пили чай. Башлачёв был трезвый. Под утро те двое пошли спать, Саша приходил, будил их. Они сказали: "Отстань". Он очень далеко прыгнул. Да с ним было давно ясно. Он уже несколько раз пытался. Мы не знали, чем помочь... Чувствовали свою вину, но не знали, чем помочь, а с Цоем другое дело - случайность... Он и раньше, когда у него не было машины, гонял на мотоцикле с бешеной скоростью... А Башлачёв... на нем была печать.

Не на нем, а на крыле.

VII.
...Я почему-то спросила у Андрея, были ли у Башлачёва жена, дети - семья. Андрей ответил, что были, "как почти у всех нас", но что это никак не может повлиять на образ жизни и тем более удержать от самоубийства.

- У кого это - у нас?
- Я, Фирсов, Башлачёв, Цой, Титя...

- Титя? - переспросила я. - Что это?
- Титов. Панк пассивный. Он у нас зольщиком был. Его потом сократили и оформили дворником. С высшим образованием, физмат окончил. Любит рассказывать всем, что, дескать, было нас трое музыкантов: "Я, Цой и Башлачёв". С каким-то дохлым петухом недавно появился. Творческий тип...

В старое доброе время на "Камчатке" велись вахтенные журналы под названием "Время топить" с картинками и комментариями к ним (на мою просьбу показать хоть один Андрей ответил: "Побережем твою нравственность").

- Все журналы прошлых лет увезены во Францию, и последний - седьмой - был начат в начале лета, а в августе...

Мы заговорили о фанатстве. Андрей рассказал, что к нему приходят люди, говорящие, что Цой не погиб, говорящие, что кто-то знает фаната, ехавшего за Цоем на мотоцикле по дороге у Тукумса, и что он видел, как Витю окружили кегебешники, понятное дело, и что он в "психушке". И эти дикие вопли неверия на стенах: "Отдайте нам Витю!".

- Андрей, а как вы здесь, в "Камчатке", относитесь к тусовкам?
- Какие тусовки? Тусовки бывают разные. Горбачев с депутатами тоже тусуется. А эти ваши хиппарские и прочие тусовки...

- Безделье?
- Ну да. У нас вообще-то "тусовщик" - слово ругательное, - и тут "начальник" обрушился на несчастных тусовщиков. Кажется, это у него началось, когда кочегарка стала штурмоваться фанатами, завешиваться листочками с излияниями, и заметьте, с излияниями и адресами... И Арбатская Стена всегда смущала тем, что имя "Виктор" употреблялось чуть чаще, чем какие-нибудь Светы и Лены из Балашихи или еще откуда-нибудь... А когда спускаешься в кочегарку, то на противоположной стене создано нечто вроде стенгазеты, где под предлогом любви к Цою люди рассказывают о себе, пишут свои адреса, фамилии. Нечто вроде бюро знакомств. Цой вроде бы только предлог, чтобы сказать о себе...

...Дом стоит, свет горит,
Из окна видна даль,
Так откуда взялась печаль?
И вроде жив и здоров,
И вроде жить - не тужить,
Так откуда ж взялась печаль?..


Мария РЯХОВСКАЯ
"Московский Комсомолец" 10.01.1991



Три судьбы, три эпохи... Казалось, уж этот - счастливчик... Но звезда не хранила его. Астролог Глоба предсказывал Близнецам приятное короткое путешествие... Виктор отправился в путь иной.

За ним бегала слава, его любили деньги. Ему ничего не стоило вояжировать по городам, вышибая слезу из поклонниц и тысячи из администраторов. И птица-тройка вразнос понесла по стране многих, обогретых успехом. Пока их час, пока их рубль.

Цой один из немногих (а кто же еще-то!) устоял от рыночной толкотни. По-восточному замкнутый и загадочный, кажется, он хотел сказать то, что не могу спеть,- вырезая нэцкэ. Миниатюрные фигурки, придуманные древними японцами.

Кого-то судьба испытывала несвободой. Кого-то - славой... Впрочем, как и Высоцкого, как и Башлачёва, так и его пытались хлестануть: это не стихи, это не музыка, это не голос...

Ну, что же - значит, это магия. Белая... По которой плакали, тосковали ваши письма, стопками приходящие в "Парус" всю осень.

Мне очень неловко, обидно было читать в это же время мудрствования известного рок-музыканта, приуроченные (пусть не намеренно) к сорока дням гибели Виктора Цоя. Что подсунули западному рынку, - сетовал рок-звезда. - КИНО! Так это же не музыка.

Да, эта музыка не для рынка. За что и спасибо...

...Цой очень переживал гибель Башлачёва. Переживал, но не мог понять и принять его поступка... В одном из ранних стихов Высоцкий позавидовал свободолюбивым черногорцам, успевшим до тридцати прожить свою жизнь.

Они успели.

В крещенские вечера давайте помянем... С маленьким пламенем свечи, но только не надо "за упокой...". Ведь жизнь - это только слово... А еще жизнь - песочные часы... И когда кажется - все, кончено, твое время истекло - можно перевернуть кассету, как песочные часы.

Лариса САЕНКО
"Парус" №1'1991



Пир в преддверии чумы

Последний диск КИНО напоминает цветы из бумаги и воска, источающие благоухание света, покоя постжизненных пространств. Ты чувствуешь, как немеют губы в прощальной фразе: "Следи за собой", и вот уже страх перед вечной разлукой овладевает тобой. Никогда?

Забудь это слово, малыш. Его нет в нашей жизни, как нет расставаний. Ты проливаешь слезы, глядя на кружащийся черный кусочек винила. Где он теперь, твой герой, мессия городских будней?

Из стремления к Нему ты берешь в долг страшные деньги - 150 рублей, заиндевелой ручонкой кидаешь их в бездонную копилку шоу-бизнеса, чтобы еще раз увидеть двухмерного Его, услышать дорожку Его голоса и... что? Что еще ты ожидаешь от этого праздника души?

И чего ждали мы?

В наш коллективный журналистский мозг внедряли мысль, что 150 р. - не деньги ныне, что нам крупно повезло поприсутствовать здесь на халяву (аккредитация - о счастье! - бесплатная), что 2 млн. рублей от выпуска пластинки поступят в Фонд Цоя, который в свою очередь пойдет на сбор и реставрацию архивных записей КИНО и на что-то еще... Вот только Фонд могут арестовать в любой момент, над ним нависли черные силы - призрак долгожданного Диснейленда начал растворяться в потоке слов, мнений, актуальных интервью.

В воздухе стоял запах чистосердечной фальши, и непонятно, кто играл самую дурацкую роль: организаторы, гости или ты, малыш, отогревающий замерзший нос в строго украшенном холле. Успокаивала лишь неприязнь музыкантов КИНО к подобным мемориальным пикникам. О, разливное море московских помоев...

Началось кино, в холле общались именитые гости и гении от прессы, на белой простыне экрана замедленно улыбался Он. Шоу-машина работала исправно. Просмотр постепенно переходил в фуршетное потребление котлеток и любимое блюдо всех времен и народов - очередь. На этот раз - за траурными дисками. Одуревшая от ожидания шампанского публика носилась вслед за служителями, убирающими пустые бутылки. Когда же вожделенная влага, шипя и искрясь, обрушилась в их захватанные бокалы, они в погоне за лишней каплей безжалостно пинали друг друга, репетируя грядущую весеннюю голодовку...

А этажом выше играла дешевая модная музыка, в потаенной зале продолжался пир для "тех, кто всегда и везде". Ради которых иные и пришли сюда, чтобы потом небрежно обронить: "Виделась вчера с Градским, боже мой, как он постарел..." (хотя, возможно, он выглядел лучше, чем месяц назад). В холле человек двадцать отплясывали под техномузон и призывы продюсера празднества Ю. Айзеншписа: "Витя очень любил дискотеки. Танцуйте!".

Я видела тебя, малыш, когда ты торопливо накидывал куртку, выходя из зала в спасительную ночь. Они не приготовили новогоднего подарка для тебя, эти взрослые дяди и тети, не жди от них добра и впредь, мой маленький.

"Нам с тобой из заплеванных колодцев не пить".

Таня АРЕФЬЕВА
"Российская Музыкальная Газета" №2'1991



Появление последнего диска группы КИНО сопровождалось событиями, достойными нашего "рыночного" времени. Ю. Айзеншпис, бывший директор группы, а ныне не руководитель "благотворительного" фонда В. Цоя, заломил за билеты на презентацію ни много ни мало - 150 рублей. Видимо, в целях благотворительности. Да и сам диск тоже стоит недешево. Большое недоумение по поводу цен на билеты выразил в печати директор Московского Дворца молодежи (где планировалась презентация) С. Туманов, с которым позабыли договориться.

И все же презентация состоялась. Купившие билеты увидели на экране последний концерт Виктора Цоя, спетый 24 июня прошлого года. Получили они и пластинку, тиражирование которой (планируется выпустить миллион экземпляров) сейчас приостановлено: нет возможности печатать достойные конверты. А продавать "в бумажке" неловко.

"Перемен! Мы ждем перемен! " - пел Цой. Да чего там ждать. Вот они, перемены, - в наших кошельках.

Нина ТИХОНОВА
"Мы" №06'1991



"Закрой за мной дверь, я..."

Из почты отдела музыки:

...Очень жаль, что из жизни уходят чистые люди. Ничто не заменяет их здесь, пустеет на земле. Цой... Я первые дни и не понимала, наверное. Только больше месяца спустя осознала, что случилось...
...Так давно и в то же время как будто сегодня случилось. Страшно думать об этом... Придется привыкнуть и смириться с этим. Его песни говорили об очень многом. Никого для меня не было дороже его, хотя понять это пришлось только после его гибели. Странно, но когда он рядом, все идет своим ходом, о нем мало думаешь. После всего случившегося его песни - ком к горлу, слезы из глаз...
...Даже жить не хотелось после всего. Но память о нем будет вечной! Он будет жить всегда, и его песни нас не покинут.
Человек жив до тех пор, пока живет память о нем.


Один из героев Стругацких, маленький человек Перец, говорил о человеческих качествах: "...мы растеряли все это. Мы только строим памятники - все выше, все больше, все дешевле. А помнить - помнить мы уже не можем". Реалии нашей жизни в приведенной фразе легко различимы. Слишком много вокруг памятников никому, слишком часто происходит увековечение разного калибра вождей, которых, едва смолкнут величальные гимны, никто и не вспоминает. Может быть, поэтому так привычно прятать в себе доброту и любовь - почести все равно достанутся не истинному любимцу. "Кричат и восторгаются фальшивым. О настоящем бережно молчат".

Ребята, о которых пойдет речь в этой статье, своей любви к погибшему кумиру не афишируют. Чаще молча переживают. Их настоящие имена я, по договоренности с ними, не называю. Не в именах дело. Просто они не растеряли умения любить и помнить.

Этот маленький, в три дома, арбатский переулочек переименовали, не спросив на то особого разрешения у городских властей. Сбили табличку со старым названием - и все дела. Теперь это улица Виктора Цоя. "Витя, мы живем твоими песнями", "Люди! Витя жив!", "Виктор, знай, мы дойдем до звезды по имени Солнце". Эти признания пополняются каждый день. Здесь, у арбатской "стены" памяти Виктора Цоя, собираются его поклонники. В закопченной выбоине зажигают свечи. Врубают магнитофон или поют под гитару песни Цоя. Несут к импровизированному "алтарю" нехитрые дары погибшему кумиру: цветы, сигареты, значки.

Первая надпись появилась в тот горестный августовский день, пятнадцатого числа. Высоко, через всю стену, кто-то вывел черным: "Сегодня погиб Виктор Цой". С августа до самых заморозков у "стены" постоянно дежурили подростки. Потом, после поминок на сорок дней, народу поубавилось. Остались только самые стойкие. Мерзнут под снегом, мокнут под дождем. Прячутся от наскоков милиции, ходят греться в ближайшие магазины и кафешки. Но поста не оставляют.

Девушка Света из этой команды рассказывала:

- Мы решили, что здесь все должно быть по правилам. И стали дежурить, собираться постоянно. Ведь народу приходит много. Есть те, кто пришел для Вити. А есть те, кому все равно, где тусоваться, лишь бы время убить. Мы таких гоняли. Они мешают, понимаете? Пусть в других местах о шмотках болтают и любовь крутят. А здесь - Витина память.

Один из участников инициативной группы по созданию музея памяти Виктора Цоя, по кличке Отец Сергий, рассказал, как оберегали портрет Цоя - для этого и нужно было дежурить постоянно. Портрет - тот самый, что был выставлен на осеннем концерте памяти Цоя, потом установили у "стены". Его-то и нужно было охранять. Потому что и охотники унести громадный портрет к себе домой находились, и милиционерам портрет покоя не давал. Теперь портрет вместе с собранной у "алтаря" коллекцией значков находится в музее.

- А еще у "стены" банка жестяная стояла,- говорит новая участница "вахты памяти", Редиска,- туда прохожие деньги кидали. Деньги потом на издание книги Витиных стихов пошли. Но это потом. А пока банка стояла, нашелся один... который эти деньги украл. Так его ребята избили. По-моему, правильно сделали.

Захаживают в переулок и арбатские "системщики". Положат сигаретку либо что-то еще на "алтарь", позаимствуют гитару на полчасика. Все - с уважением. Все - без какого-либо антагонизма. С сочувствием и пониманием.

- Я считаю, он все сказал в своей песне "Транквилизатор",- это делится впечатлениями "системщик" Сэм.- Цой сам был такой, как в этой песне, он весь в этом. Спел и ушел. И я думаю, он ушел вовремя, потому что больше, чем сказал этой песней, он уже не смог бы сказать.

- Я вообще слышал,- включился его товарищ Сергей - Паганель,- из разговоров с биоэнергетиками, что Цой разматериализовался, перешел в другое измерение. Карма у него такая.

Заговорил подошедший "часовой" по имени Тенгиз:

- Он хороший парень был. Очень хорошие песни пел. Я грузин, из Тбилиси. По-русски немного понимаю. Специально приехал, чтобы здесь быть.

Я спросила:

- И как долго будут длиться эти добровольные "вахты памяти"? Год? Десять лет?

"Часовые" хором ответили:

- Больше. Потому что мы его любим. И хотим, чтобы наши дети - пока их у нас нет, но они будут - помнили Витю. И любили.

- За что мы его любим? За честность. Он много искал в себе. И потому был отзывчивым, добрым. Чтобы стать честным и добрым, не надо, конечно, всем работать в котельных. Надо искать в душе.

О судьбах поэтов, о посмертных почестях в свое время чеканно сказал здравствующий поэт: "Жизнь кончилась, и началась распродажа". Примеров таких распродаж не сосчитать. И так часто продающие обвиняют просто помнящих в необузданном фанатизме, в обожествлении кумира. А речь всего-навсего идет об умении любить и помнить, что всегда честнее и искреннее. Пусть это умение и останется как можно дольше у стоящих на Арбате "Часовых любви", хранителей памяти поэта и певца.

Валентина ЩЕРБАКОВА
"Пульс" №2'1991



Создан Фонд имени Виктора Цоя. Одна из задач фонда - помощь начинающим рок-музыкантам на создаваемой фондом студии звукозаписи "Мы Хотим Перемен". Пластинка с последними песнями группы КИНО должна была выйти к концу прошлого года.

Вит АПЛАТОВ
"Пионер" №2'1991



В руках Кувата - гитара Цоя

Популярная группа ВСЕ ЗВЕЗДЫ ЮГА занимает особое место в японской рок-музыке. Она возникла как любительская в музыкальном клубе одного из токийских университетов и выступила с песней "Синдбад", ставшей хитом.

Ее особенностью стал своеобразный стиль исполнения рока, непохожий на другие японские группы, которые играли рок, но пели так, как будто это была традиционная народная музыка. Лидер группы Кувата Кэйскэ разбил строки японского текста на ритмические отрезки и стал исполнять их, словно это был текст на английском языке. Музыка сразу преобразилась, зазвучала живо, энергично. А "англизированная" манера пения заинтриговала слушателей.

Группа быстро обрела популярность, тем более что ее репертуар отражает психологию нового поколения молодых японцев. О чем песни этой группы? О молодежи, ее проблемах, любви, сексе. Музыканты постоянно экспериментируют с текстами, иногда используя самые модные жаргонные словечки или. наоборот, архаичные, всеми забытые книжные слова. Это придает композициям своеобразный авангардизм. Кстати, известный американский музыкант Чарли Паркер исполнил одну из песен группы - "Любимая Эри" - на английском языке. Она была записана в Америке и имела большой успех.

Весной прошлого года в Страну восходящего солнца приезжал Виктор Цой. Он встретился с Кувата Кэйскэ и подарил ему свою гитару. Это было символично - некоторые песни Цоя перекликаются по тематике с песнями японской группы. Кстати, Кувата Кэйскэ, как и Виктор Цой, пробовал свои силы в кинематографе. Он как режиссер снял фильм "Волна по имени Джейн".

На одиннадцатой звуковой дорожке - песни группы ВСЕ ЗВЕЗДЫ ЮГА: "Я Тебя Еще Люблю" и "Шевви".

Хидеки ЯМАГУТИ
г. Одаваре, Япония

"Кругозор" №4'1991



Кукушка накуковала 28...

В канун дня рождения Виктора Цоя с его отцом беседовал наш корреспондент H. СОЛДАТЕНКОВ.

- Роберт Максимович, рок-н-ролл и хорошие отметки в школе, как правило, вещи почти несовместимые. А как Витя учился в школе, чем увлекался?
- Поначалу он учился неплохо, а потом, так - посредственно. Наверное, неинтересно было. Вот художественное дарование в нем рано обнаружилось - он еще совсем маленьким неплохо рисовал. Поэтому мы с четвертого класса определили его в художественную школу. А после окончания средней школы Витя поступил в Серовское художественное училище. Правда, года через полтора его оттуда выгнали.

- И гитара была причиной?
- Конечно. Мы-то думали, что он по художественной линии пойдет - раз талант есть. А он вдруг увлекся музыкой. Собственно, бренчать на гитаре я его уже тогда научил, но он тут уж сам пытался что-то сочинять. Помню, запрется в ванной, чтобы мы не слышали, и играет. У него тогда голос "ломался", вот он и стеснялся. Даже нас. И все у матери спрашивал: "Почему же у меня голос такой высокий, как у девчонки?"

- Его образование закончилось сразу после художественного училища?
- Нет, Витя поступил еще в вечернюю школу, недели три проработал штамповщиком на заводе. Затем учился в ПТУ и получил там специальность резчика по дереву. Его распределили на очень хорошее место на реставрацию Екатерининского дворца. Но Вите уже было не до этого - он целыми днями пропадал в рок-клубе.

- Были ли у него увлечения, кроме гитары?
- Любил читать книги - к этому его мать приучила. Особенно много Витя прочел книг из серии "Жизнь замечательных людей" - может, они как-то сформировали его как личность.

- Когда он начал курить, у вас в семье не было скандалов?
- Нет. Так бывает, наверное, когда дети начинают курить рано, лет с двенадцати, и делают это тайком от родителей. Витя же закурил, когда был уже достаточно взрослым, сразу в открытую, и мы не запрещали ему это делать.

- А бывало ли, что он приходил домой пьяным?
- Я знаю, что многих ребят, особенно по молодости, тянет к выпивке - прямо-таки других забот нет, кроме этого. А он другим был занят, и вино его совершенно не интересовало. Конечно, иногда с друзьями посидит, выпьет. Но меру всегда знал.

- Вам нравились его песни?
- Откровенно говоря, когда он только начинал, я не воспринимал это серьезно. Тем более что для меня, взрослого человека, его песни, конечно, не были близки. Думал, это - так, мальчишество какое-то.
А вот Гребенщиков сразу что-то нашел в его песнях и помог на первых порах. С тех пор Витя целыми днями стал пропадать в рок-клубе, и мы виделись с ним реже и реже. А когда он женился - и подавно.

- В печати обычно упоминаются имена двух женщин, которые были близки Виктору.
- Марианна - его жена, что называется, по паспорту. Они познакомились в начале 80-х, спустя несколько лет поженились. А в 1985-м у них родился сын Саша. Но в последние годы Виктор жил с другой женщиной в Москве. Витя собирался официально оформить развод и жениться на Наталье, с которой познакомился еще на съемках "Ассы", но Марианна тянула с этим, и он так и не успел ничего сделать.

- Он навещал вас, когда стал популярным?
- Иногда забегал к нам, но лишь на минутку. Даже такси не отпускал. Посидим немножко, поговорим... Все у него времени не было. Мы с матерью в основном из газет о нем и узнавали. Да по телевизору смотрели.

- Обстоятельства его гибели до сих пор остаются малообъяснимы. Одна из версий - он заснул за рулем...
- Я лично считаю это маловероятным: ведь от озера, где он рыбачил, до дачи 15 минут езды. Можно заснуть через 20-30 минут, но чтобы за это время - не думаю. А как он мог не вырулить на повороте: ведь Витя отдыхал в том месте три года подряд и отлично знал дорогу.

- И что же произошло?
- Один Бог знает это. Может, он не справился с управлением, не совладав со скоростью, поскольку у него был небольшой водительский стаж. Но говорят, что он метров 200-250 до поворота почему-то ехал по обочине. Я знаю, что он сочинял песни везде, прямо на ходу. Кто знает, может, как раз в этот момент его осенило, и он забыл про этот поворот. Но точного ответа нет. Вот и рождаются разные нелепые слухи.

- Говорят, иногда подобным трагедиям предшествуют приметы, судьба как бы предупреждает о том, что может случиться...
- Да, старики говорят: залетела птичка в дом - к смерти. Так вот, мы тогда все лето рыбачили, и в сарае, где жили, ласточки свили гнездо. Я было хотел прогнать их, но пожалел, да и внуку, подумал, будет интересно. А потом, когда Витя разбился, этот и подобные случаи как-то всплыли в памяти. Но вы послушайте его песни. Такое впечатление, как будто он знал обо всем.

- В Москве создан фонд имени В. Цоя. Вы ощущаете от него реальную поддержку?
- Фонд помогает нам материально и морально. Нам-то, собственно, ничего уже не нужно, но вот Сашеньке... Вите памятник - тоже на деньги фонда. И выставку его картин, которая будет проходить, видимо, осенью, тоже. А мы, в свою очередь, помогаем тем ребятам, которые вот уже год живут возле Витиной могилы на Богословском кладбище. Так и живём, поддерживая друг друга...

"Аргументы и Факты" №24'1991


Виктор Цой

Виктор Цой написал более трехсот песен. Напомним вам строки из некоторых.

Стук

Струн провода - ток по рукам
Телефон на все голоса
Говорит: "Пока. Пора".
И пальто на гвозде,
Шарф в рукаве,
И перчатки в кармане шепчут:
"Подожди до утра, до утра".

Припев:

Но странный стук зовет в дорогу,
Может, сердца, может, стук в дверь.
И когда я обернусь на пороге,
Я скажу одно лишь слово: "Верь!"

Если Есть В Кармане Пачка Сигарет....

Я сижу и смотрю
В чужое небо из чужого окна.
И не вижу ни одной знакомой звезды.
Я ходил по всем дорогам
И туда, и сюда.
Обернулся и не смог разглядеть следы.

Припев:

Но если есть в кармане пачка сигарет,
Значит, все не так уж плохо на сегодняшний день.
И билет на самолет с серебристым крылом,
Что, взлетая, оставляет лишь тень.

Группа Крови

Теплое место.
На улице ждут отпечатков наших ног.
Звездная пыль на сапогах.
Мягкое кресло, клетчатый плед, не нажатый вовремя курок.
Солнечный день в ослепительных снах.

Припев:

Группа крови на рукаве,
Мой порядковый номер на рукаве -
Пожелай мне удачи в бою,
Пожелай мне удачи не остаться в этой траве.
Пожелай мне удачи в бою, пожелай мне удачи.

Белый Снег

Белый снег, серый лед
На растрескавшейся земле.
Одеялом лоскутным на ней -
Город в дорожной петле.
А над городом плывут облака,
Закрывая небесный свет.
А над городом - желтый дым,
Городу - две тысячи лет,
Прожитых под светом звезды
По имени Солнце.

Припев:

И две тысячи лет война.
Война без особых причин.
Война- дело молодых,
Лекарство против морщин.
Красная, красная кровь.
Через час уже просто земля.
Через два - на ней цветы и трава.
Через три - она снова жива.
И согрета лучами звезды по имени Солнце.

Кому то нравился и он и его песни, кому то нет. В то время как родители ругали его, дети не переставали восхищаться кумиром. И никакие доводы - мол, нет рифмы, нет музыки - не находили у них отклика. Поклонники Цоя не желали слышать самых справедливых, эрудированных, порой очень хлестких выпадов в его адрес от музыкальных критиков, журналистов. Почему же нравился он многим и многим? "Он один из тех, кто видел, что происходит внутри нас и рассказал об этом. Мы ему верили. Мы ему доверяли" - так говорят поклонники, точнее, фанаты Виктора Цоя.

Почти год прошел после его последнего концерта в Москве. В те же дни он отпраздновал свое 28-летие, и было грандиозное гала-представление, и был восторг многотысячной аудитории. Тогда же он записал с Юрием Гаспаряном новый альбом КИНО, должен был приступить к съемкам очередного фильма, предстояли гастроли в Японию и Южную Корею. Были планы. Были надежды. И в один день все оборвалось.

...Пятнадцатого августа прошлого года Виктор возвращался с рыбалки. На дороге под Ригой его "Москвич" столкнулся с "Икарусом" лоб в лоб. Уцелела лишь компакт-кассета с записью новых песен - он был и автором и исполнителем их. Группа КИНО решила довести эту работу до конца и в память о Викторе выпустить новый альбом. Это их последняя совместная работа. Больше такой группы нет.

Похоронили Виктора на Богословском кладбище в Ленинграде. Там в любое время года - живые цветы, всегда много молодежи. Не только трагическая гибель Виктора поставила его в ряд лучших рок-музыкантов страны. Его искренне любили - изящно-сумрачного "бунтаря в черном", честного упрямого, непримиримого.

Александр ШАГАНОВ
Фото И. ГНЕВАШЕВА

"Крестьянка" №6'1991



И способен дотянуться до звезд

"Цой оставил
Яркий след
В памяти навек,
Хоть совсем
Недолго жил
Этот человек..."
Нина Метревели
Курская область, Железногорск-8


15 августа в Ленинграде прошел вечер памяти Виктора Цоя во дворце культуры Ленсовета.

Этим летом Виктору Цою исполнилось бы 29 лет. Но не исполнилось, потому что в его судьбе случилось 15 августа. При жизни людям редко удаётся "дотянуться до звёзд". "...Судьбою больше любим, кто живёт по законам другим и кому умирать молодым..." Про себя он, что ли, написал эту песню? И дотянулся. Вспыхнул, как звезда. Но на земле его место - пусто. Даже люди, далёкие от рока, признают: "В его голосе была некая магия..." Что уж говорить о всех остальных, о тех, кого явно больше?!

В Ленинграде много мостов. В их гигантских пролётах, под дождём и под солнцем - издалека видно - кричат надписи: "Цой с нами! Витя, без тебя никак! Жив! Жив! Жив!"

Как заклинания.

Год прошёл, а надписи не стираются.

Мне позвонила мама одной девочки: "Поговорите с моей дочкой. Завтра годовщина гибели Цоя. Она опять пойдёт на кладбище".

Я ответила:

- Пусть идет.

Нельзя запретить горевать. Но только вот... Я часто встречаю этих ребят на ленинградских улицах. У них на шее чёрные шнурки. Это означает - вечный траур по Виктору Цою. Может ли траур быть вечным?

Я задала этот вопрос Константину Кинчеву, близкому другу Цоя. Вот что он сказал:

- Траур бывает по тем, кто действительно ушёл бесследно. А лично для меня Виктор никуда не девался. Вот так. И я хочу сказать это всем ребятам, кто ему искренне предан. Душа и суть его со мной. С сами. Я только жалею, что не могу сейчас, как прежде, засесть с ним на кухне и наговориться вволю.

- А о чём вы разговаривали?
- С ним я мог говорить обо всём. О жизни, о музыке, о любви.

- Какой он, Цой?
- Свободный, независимый. Настоящий Тигр. Ведь он родился в год Тигра.

- У вас будут концерты его памяти?
- У меня - нет. Потому что я его уже отпел. Я считаю, что поминать надо тихо. Такой это день. И между прочим, надо помнить не только день гибели, но и день рождения. Я помню...

Когда я писала эти строки, внезапно услышала:

- Цой! Цой! Цой!

Я подошла к окну (корпункт "Пионерки" в Ленинграде находится на Невском проспекте): по Невскому шла толпа фанатов в чёрном. Она несла огромный портрет Виктора Цоя. На шее у многих ребят были чёрные шнурки... Машины приостановились. Люди тоже. Даже повисший над городом дождь пошёл чуть позже.

Татьяна КУДРЯВЦЕВА (наш корреспондент)
Ленинград

"Пионерская Правда" 17.08.1991



<< Предыдущая часть

Следующая часть >>

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 04 сентября 2006, 20:13
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв | Купить диски



Другие статьи на нашем сайте

РецензииЮрий Айзеншпис - "Виктор Цой и другие. Как зажигают звезды"Геннадий Шостак03.08.2012
РецензииВиктор Цой - "Мы ждем перемен"Геннадий Шостак20.02.2013
РецензииАлексей Рыбин - "Кино с самого начала"Геннадий Шостак14.11.2013
РецензииКИНО - "Атаман"Олег Гальченко04.08.2015
РецензииВиталий Калгин - "Виктор Цой"Геннадий Шостак14.08.2015
АрхивКИНО, часть 1 (разные издания)Старый Пионэр28.11.2003
Архивк/ф "Рок", часть 1 (разные издания)Старый Пионэр22.10.2008
Архивк/ф "Рок", часть 2 (разные издания)Старый Пионэр29.10.2008
Архив"Московский Комсомолец" 21.04.1988 (к/ф "Йя-хха")Старый Пионэр29.10.2008
Архивк/ф "Игла" (разные издания)Старый Пионэр05.11.2008
АрхивКонцерт памяти Цоя (разные издания)Старый Пионэр04.06.2009
АрхивНикто еще не умер (А. Башлачёв, В. Цой, К. Кобейн)Екатерина Борисова18.08.2013
АрхивКИНО, часть 4 (разные издания)Екатерина Борисова13.08.2015
Статьи"КиноПробы" (часть 2) на телеканале "ОРТ"Старый Пионэр21.10.2002
СтатьиКиноХроника ("Конец Каникул")Андрей Дмитриев04.05.2008
АрхивКИНО, часть 2 (разные издания)Старый Пионэр22.07.2005
Архив"Комсомольская Правда" 12.04.1989 (ЗВУКИ МУ, КИНО, АУКЦЫОН)Старый Пионэр15.02.2008

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.05 / 7 / 0.014