Александр Башлачёв, часть 3 (разные издания)


"Я опять вернусь"
Александр Башлачёв (27 мая 1960 - 17 февраля 1988)

...Вряд ли наши рокеры узнали бы своих кумиров - сильных и гордых "дирижеров" многотысячных аудиторий - в этих бледных, осунувшихся людях. Они стояли с утра на февральском морозе во дворе Ленинградского рок-клуба, почти не разговаривая. Да и о чем было говорить...

Советский рок прощался с Александром Башлачёвым.

Должно быть, не все читающие эти строки хорошо знакомы с творчеством Башлачёва - на то есть свои, объективные причины, о которых разговор особый. Однако надеемся, что это не помешает нам понять, кем был Саша Башлачёв и что означало его слово для каждого человека, причастного к созданию отечественной рок-культуры.

Наш демократичный жанр не знает табели о рангах, чинов и званий, поэтому положение художника здесь трудно определить одним словом - но ясно, что он был не просто "одним из лучших". Мы говорили, что он возглавил "национальный рок" - теперь впору писать, что он его обезглавил...

Удивительно, что человек, сумевший так выразить дух и смысл рока в нашей стране, оказался причастен к нему по какой-то непостижимой логике судьбы. Журналист, выпускник Уральского университета, "поэт от бога", он должен был рано или поздно занять свое место в литературе. Но...

Он органично вошел в рок-культуру, ни в чем себе не изменяя. С акустической гитарой он ходил и пел сначала по квартирам и подвалам, а потом, когда "стало можно петь", - на самых именитых фестивалях в нашей стране, создав за эти считанные три года около пятидесяти песен.

И он любит людей. Он здесь, чтобы сделать нас лучше, чище. "Положи меня в воду, научи меня искусству быть смирным" - так поет Гребенщиков. "Положу в грязь и пот, кровь и стоны - не для смирения, но для бунта" - так было у Саши.

Нет. О Башлачёве надо говорить в настоящем времени. Его помнят люди...

Перегудом-перебором
Да я за разговорами не разберусь,
Где Русь, где грусть.
Нас забудут, да не скоро,
А когда забудут, я опять вернусь
.

Материал подготовили Илья СМИРНОВ и Марина ТИМАШЕВА
"Советская Молодежь" (Рига) №62, 30.03.1988



Череповецкому рок-фестивалю, а также рок-клубу

В сентябре прошлого года в Череповце появились афиши, извещавшие о первом городском рок-фестивале. С тех пор не прошло и трех месяцев, а на дворе уже третий Череповецкий рок-фестиваль. Как здесь шутят, именно так местный рок-клуб реализует призывы к ускорению и перестройке.
Сегодня, в день открытия рок-фестиваля в Череповце, часть материалов "Музыкального курьера" посвящена этому событию
.

Не знаю, как определить жанр этого послания - не то приветствие, не то напутствие. В любом случае, есть возможность сказать несколько слов рокерам Череповца, и для меня это очень важно. Важно потому, что Череповец - не ординарная точка на сцене рок-клубов Союза, а город, рок в котором имеет особый смысл. Это город Саши Башлачёва, великого человека, который дал и ещё даст нашему рок-поколению так много, как, может быть, никто другой. Не стоит делать из Башлачёва икону - он не был святым. Не стоит делать из него лидера - он не терпел лозунгов. Было бы нелепо призывать к "равнению на Башлачёва" или "продолжению традиций Башлачёва" - он обладал уникальным даром, таких больше нет и быть не может. И учиться у него, я думаю, ничему нельзя - как нельзя учиться любви, боли, гению. И, тем не менее, череповецкие рокеры обязательно должны чувствовать присутствие этого человека. Хотя бы потому, что в какой бы город на гастроли вы ни приехали, первой реакцией на музыкантов из Череповца будет: "А, это земляки Саши Башлачёва!" И будьте любезны... Это страшная ответственность. Не надо о ней забывать.

Череповец - это город, знаменитый прошлыми гонениями на рок. Я помню, как лет шесть-семь тому назад нашумело дело о РОК-СЕНТЯБРЕ, растерзанном городскими властями после передачи Севы Новгородцева. Кстати, неплохо бы было вытащить на свет эту не столь уж древнюю историю и разобраться в ней, исходя из принципов гласности. Если кто-либо из череповецких рок-краеведов возьмется провести такое расследование...

С недавним прошлым Череповца связана и ещё одна характерная история, которую я очень люблю цитировать. Рассказали мне её приятели из газеты "Советская Россия" в году 85-м. Приехали они тогда в Череповец целой группой, чтобы написать статью о здешней молодежи и работе с ней. Естественно, встретились не то в райкоме, не то в исполкоме с руководящими товарищами, и в числе прочего задали им такой вопрос: "А как у вас в Череповце обстоят дела с роком?" - "Как же, - отвечали им, - с роком у нас всё в порядке! У нас его нет".

Похоже, что с тех пор ситуация изменилась. Что ж, желаю рок-клубу поддержать в Череповце образцовый беспорядок.

Успехов фестивалю!

Артем Троицкий, г. Москва, апрель 1989
Редактор Александр ТОРОПОВ

"Коммунист" (Череповец), 28.04.1989



"Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия"

...В ту ночь мне не спалось. Я рассеянно крутила ручку коротковолнового приемника и, поймав Би-Би-Си, слушала и не слушала немного развязные, как всегда, разглагольствования Севы Новгородцева. Вдруг интонации изменились, и Новгородцев сказал: "А сейчас у нас необычная передача. Дело в том, что в Ленинграде погиб большой русский поэт..." Я насторожилась и стала слушать: "...большой русский поэт Александр Башлачёв".

О сне не могло уже быть и речи.

Саша, Санечка, Он приехал в нашу редакцию в 1983 году из Свердловского университета. Работал неровно. То выдавал страницы, которые восхищали нас, его старших коллег. То приходил на работу невыспавшийся с виноватым или отрешенным лицом. Кое-кто понимал это по-своему, посмеивался: молодость, дескать. А Саша писал по ночам стихи. Они переполняли его, рвали душу, и жить двойной жизнью: ночью - поэзия, днем - скучные отчеты со скучных заседаний - было невозможно. И Башлачёв уехал в Ленинград. Жил в безденежье.

Он мог бы "выйти в люди", став вполне респектабельным журналистом или приличным поэтом. Можно было протиснуться в литературу бочком, предложив для печати удобные стихи, не пугающие чиновников от культуры. Он мог бы сняться в фильме - пробы на роль оказались удачными. Но Башлачёв отказался от не понравившейся ему роли, оставив фильму только свою песню. Что касается стихов, то вот что сказал о них Булат Окуджава:

"Незнакомый молодой поэт должен приходить в литературу не с гладким чемоданчиком аккуратно подогнанных стихов, а с мешком, набитым острыми гвоздями, которые выпирают в разные стороны и задевают меня и ранят, и его боль становится моей болью... Он открывает мне многослойный смысл явлений и такие глубины, под которыми не пустота, а новый смысл. Тогда, пораженный его зоркостью, я кричу, плачу вместе с ним и вместе с ним ликую, потому что его мир становится как бы моим. Так я воспринял стихи Александра Башлачёва, поэта незнакомого, но истинного, сказавшего свое слово с подлинным вдохновением и неугасающей болью".

Когда в передаче лондонской радиостанции было сказано, что песни Башлачёва сильнее песен Высоцкого, я усомнилась в этой оценке. Она показалась мне чрезмерной. Когда послушала Сашины песни, почитала его стихи, согласилась. Они уступают, может быть, песням Высоцкого в музыкальности и манере исполнения, в них меньше юмора и совсем нет искрометной фельетонности. Но они более глубинны, более национальны. В них такое проникновение в русскую стихию, такое органичное чувствование себя в ней, словно Башлачёв прожил не одну, совсем короткую, а несколько жизней в разных веках русской истории. В них столько этой неугасающей боли и столько силы, что не могла выдержать хрупкая Сашина оболочка.

Почему на Руси получается так, что поэты сами начинают искать себе смерти? Лермонтов и Башлачёв - в двадцать семь, Есенин - в тридцать, Рубцов и Маяковский после тридцати. Многострадальная Марина Цветаева благодаря женской живучести дотянула до сорока девяти. Поэты с обнаженными нервами.

Живя не так, как все, они страдают от обывательского любопытства к их жизни и от равнодушия к их творчеству. Но поэты и умирают не так, как все, оставляя после себя "знак кровоточия", и дают новую пищу для толков и домыслов. Когда год назад я подготовила первые в нашей газете заметки о Башлачёве, мне позвонила незнакомая женщина и спросила. Нет, не о том, где можно раздобыть его стихи или песни. Она спросила: "Дак, а чево с ним случилось-то?"

Передача по Би-Би-Си, с которой я начала эти заметки, вышла 25 февраля 1988 года - через неделю после Сашиной гибели. Всего семь дней понадобилось западной радиостанции, чтобы получить пленку с его песнями, интервью Артёма Троицкого и подготовить передачу. На нашем Вологодском телевидении видеопленка пролежала год, почитатели таланта Башлачёва так и не дождались обещанной передачи...

За два с лишним года, прошедшие после гибели поэта, публикации о нем прошли по всем тонким и толстым журналам. В Москве и Ленинграде вот-вот выйдут книжки его стихов. Но я боюсь, не произойдет ли так, что, отдав дань безвременно ушедшему поэту, печатные издания забудут о нем. И останется имя Башлачёва лишь в памяти людей, любивших его самого и его творчество. И, быть может, лишь спустя десятилетия Сашино слово, открытое заново каким-нибудь специалистом, войдет в широкое сознание читателей, и они удивятся: "До чего современно". Современно, потому что писал он о вечном.

Л. МАМЧЕНКО
"Коммунист" (Череповец) №102(17.823), 27.05.1990



"Пророк в своем Отечестве"?

Название этой экспозиции - "Пророк в своем Отечестве" - впервые прозвучало с экранов ЦТ 17 февраля 1990 года, когда все, кто знал и помнил, отмечали вторую годовщину смерти рок-поэта и музыканта Александра Башлачёва. Ведущий "Программы А" Артём Троицкий сообщил телезрителям о создающемся в нашем городе музее А. Башлачёва и просил всех, кто имеет какие-либо материалы о нем, сообщить в Череповец Елене Веселовой по телефону 7-71-50.

Теперь небольшое отступление. В нашем городе так мало знают об А. Башлачёве, так слабо чтут его память, словно он провел здесь не почти всю жизнь, а считанные годы. И очень многие всё ещё продолжают считать Башлачёва знаменитым ленинградским рок-музыкантом, родившимся в Череповце, хотя истина в том, что Александр - сверхталантливый череповецкий рок-музыкант и поэт, погибший в Ленинграде. Двадцать четыре года из двадцати семи, отпущенных судьбой, Александр жил в нашем городе, учился в школе, влюблялся, писал стихи, тексты для РОК-СЕНТЯБРЯ, работал (окончив университет) корреспондентом "Коммуниста" и был, по сути, одним из 300 тысяч горожан, пока его песни совершенно случайно не услышал музыкальный критик, знаток рока Артём Троицкий. Через несколько недель концерты в Москве и Ленинграде сделали паренька из провинции ведущим, но не признанным официально рок-певцом страны. А в Череповце он вроде бы так и остался одним из 300 тысяч жителей. Нет пророка в своем отечестве...

Я позвонила по указанному телефону Елене Веселовой, заведующей архивом Череповецкого музейного объединения, и договорилась о встрече.

Уже нет сомнений, что в музей Александра Башлачёва, пусть даже самый маленький, будут стекаться "паломники" со всех концов Союза. Когда же он, наконец, появится в нашем городе, этот музей, какие экспонаты уже собраны, что нового поступило после сообщения по ЦТ, какие возникают трудности? Эти и другие вопросы я и задала Елене Веселовой и Наталье Налитухиной - заведующей отделом истории советского общества Череповецкого музейного объединения. Именно у них концентрируется вся информация, касающаяся и самого Александра Башлачёва, и того времени (70-е - начало 80-х годов), в которое он сформировался как самобытный рок-поэт.

Ответы работников музейного объединения, правду сказать, огорчили. О каких-то сроках открытия музея говорить вообще преждевременно. Да и о самом музее речи сейчас не идет - только о выставке, которую можно было бы оформить в зале основного здания музейного объединения - на Советском проспекте, 30а. Но даже и для выставки материалов пока крайне мало. Основу того, что удалось собрать, составляют публикации - в центральных газетах и журналах, местных изданиях, самиздатовской прессе, независимых рок-журналах ("Рокада", "УрЛайт"), ксерокопии газет из других городов. И, конечно же, статьи, написанные корреспондентом Александром Башлачёвым для городской газеты.

Материалы собирались буквально по крупицам. В киосках, скупающих старые журналы, Е. Веселова и Н. Налитухина оставляли списки необходимых изданий и постоянно наведывались: не появилось ли что-нибудь? Обратились в "Вологодский Комсомолец" - оттуда стали поступать публикации стихотворений. Городской рок-клуб передал музею плакаты-портреты, ксерокопии некоторых изданий и другие материалы. Помогли и библиотекари, в частности Н, Тарыничева из филиала №1 ЦБ.

Что ещё есть для экспозиции? Одна книга ("Молодая поэзия-89", издательство "Советская Россия" - в ней два стихотворения Башлачёва). Одна пластинка ("Время Колокольчиков" - зато в восьми экземплярах). Одна магнитофонная лента с записью концерта (импортные кассеты недешевы, да и дефицитны, и приобрести их через музей непросто).

Есть негативы переснятых фотографий, которые еще предстоит отпечатать.

Но, пожалуй, самое бесценное на сегодняшний день -это воспоминания родных, друзей, знакомых, сослуживцев. Ведь так важно Елене Веселовой и Наталье Налитухиной попытаться понять душу рок-музыканта, узнать как можно больше о его жизни, характере, пристрастиях. Взглянуть на поэта "глазами современников" и уже через их восприятие, через то, что окружало поэта, чем жили его сверстники, создать узнаваемый образ времени. Времени, в которое он жил и писал. Вот только как, какими художественными средствами воссоздать в экспозиции этот образ времени - над этим ещё придется поломать голову создателям выставки "Пророк в своем Отечестве".

Такая выставка не может, не имеет права быть ординарной - убеждены работники музея. Необходим какой-то особый дизайн, проект оформления, необычное художественное решение (как важно, чтобы художники прониклись духом творчества А. Башлачёва!). Нужны идеи, оборудование и, в конце концов, деньги. У самого музейного объединения недостает средств для такой экспозиции. По самым скромным подсчетам, для выставки потребуется 5-6 тысяч рублей. А то и больше. Необходимы спонсоры.

Обращались Е. Веселова и Н. Налитухина в горком комсомола за помощью. Первый секретарь переправил их ко второму, второй - в молодежный центр. На этом пока остановились, надо перевести дыхание.

После выхода в эфир февральской "Программы А" звонки Елене Веселовой, конечно, были. Стали приходить и публикации из региональной прессы. Мадина Коротаева из Москвы подарила семь экземпляров пластинки "Время Колокольчиков". Женя Барановская, тоже из столицы, прислала журнал "Рокада". Откликнулся молодежный центр "Федерация" из Горького, послав музею "Нижегородские рок-н-рольные ведомости", плакаты-портреты. Поступили афиши и буклеты с последнего концерта и некоторые другие материалы.

Но... я слушаю и думаю: все, что удалось собрать почти за два года, - это капля из моря сведений о человеке, который 24 года ходил по нашим улицам, дышал нашим воздухом, втискивался рядом с нами в переполненный транспорт.

Не десятки - сотни людей знали Башлачёва. Остались, не могли не остаться, какие-то школьные тетради, университетские сочинения и конспекты, письма, странички в дневниках влюбленных девочек, фотографии, автографы текстов песен, любимые книги, памятные предметы, записки в альбомах, служебные "заявления", да мало ли что...

Любой автограф, любой клочок бумаги, любое воспоминание бесценно для музея.

Нет времени на мемуары? Но можно просто прийти и рассказать, что помнишь. Жаль расставаться с письмом, фотографией, автографом? Но Елена Веселова совершенно официально заверила, что у музея есть возможность сделать очень качественные ксерокопии документов, писем, записок, фотографий, рукописей и сделать это быстро, за один-два дня, максимум - неделю. После чего в целости и сохранности вернуть все владельцу.

Видимо, череповчане просто не знают об этом, не знают, как нужны, как важны для музейных работников, для истории, их, казалось бы, скромные свидетельства и документы.

Не задумываются, что есть люди, их тысячи, для которых Череповец известен только как родина Александра Башлачёва. И с этим необходимо считаться.

Так, может быть, все-таки будет "Пророк в своем Отечестве"?

В. КОЛОСОВСКАЯ
"Коммунист" (Череповец) №102(17.823), 27.05.1990



"Беззаконная комета"

Башлачёв Александр (27 мая 1962 - 17 февраля 1988) - внезапно, ярко и быстротечно промелькнувшая на российском рок-небосклоне и беззаконная комета", чье творчество трудно вписать в какие-то определенные стилевые и жанровые рамки.

Родился и вырос в Череповце, учился на факультете журналистики Свердловского университета, сочинял стихи, песни, сотрудничал с местными группами, после окончания университета работал в газете - короче говоря, всерьез о карьере рок-барда вряд ли задумывался. Но вот, осенью 1984, молодой автор встретился с маститым рок-экспертом А. Троицким, в ту пору находившимся в официальной опале и потому навещавшим провинцию, куда почти не доходят вести о гонимых, в целях заработка. Знаменательная встрече произошла в сентябре, а в начале октября Саша, окрыленный вниманием и поддержкой Артёма, уже прилетел в Москву... Слава его распространилась буквально в несколько дней, и пресыщенная столица гостеприимно приняла заезжего гения в неофициальных домашних салонах, мастерских художников, просто чьих-то домах, радушно распахивавших двери навстречу худенькому парню в джинсах, свитере и с гитарой за плечами.

Молва о необычном барде, поражающем даже искушенную публику истовостью, напором, концентрацией "удельного веса" стиха в речитативно-декламационных песнях-балладах, дошла и до Ленинграда. В ту зиму Саша курсировал между двумя столицами, щедро даря слушателей своими старыми и новыми песнями... "Второму Высоцкому" ещё не исполнилось и 23, внешне он совершенно не напоминал рок-баловня судьбы, однако узы дружбы, моментально возникшей между ним и, к примеру. Славой "Алисой" Задерием или Костей Кинчевым; говорили о том, что их связывало более важное, глубинное родство - само ощущение свободы творчества, независимости высказывания, не выразимой словами истины... Короче говоря, всего того, что составляло духовную суть и русского рока, и предшествовавшей башлачёвскому творчеству бардовской ветви отечественной культуры. И обе струи в равной мере повлияли на его песни-стихи...

Беспрецедентной была сама интенсивность его творчества. Приезд в столицу, энтузиазм поклонников словно бы инициировали активнейшую вспышку творческой энергии, но песни, появлявшиеся одна за другой, одна другой лучше, сильней, краше, свидетельствовали, что их автору грозит опасность вскоре исчерпать отпущенные природой лимиты творчества. Страшно произносить такое, но в этом небывалом песенном потоке ощущалось, что само количество песен и их качество - на уровне высочайшего художественного откровения - уже перевалили за некий рубеж, вслед за которым может последовать и закономерный кризис. Саша и сам понимал, что "строчки с кровью - убивают, нахлынут горлом и убьют". Он понимал, что его творчество "не читки требует с актера, а полной гибели всерьез"... И она случилась, эта гибель.

Вехи башлачёвской биографии в последние годы его жизни немногочисленны: выбор в качестве постоянного места жительства Ленинграда, выступление на Ленинградском рок-фестивале 1987, несколько записей (магнитофонные альбомы "Время Колокольчиков" и "Вечный Пост" - 1986, домашняя запись у А. Агеева, впоследствии ставшая основой единственной пока - пластинки на "Мелодии"), редкие выезды в Москву и Алма-Ату, постепенное прекращение творческой активности - вплоть до "обета молчания" примерно за год до смерти, потом опять вспышка энергии, последние выступления, одно из которых (9 января 1988 в ДК МЭИ в Москве) заснято на видео... Неосуществленные проекты - в том числе запись пластинки на "Мелодии" (одна сторона; другая предназначалась рок-барду Ю. Наумову). Неравноценное качество записей, огромное количество брака...

И всё же то, что оставил нам Башлачёв, неизбежно обречено отныне рассматриваться как нечто целостное... Все песни образуют как бы некий гигантский цикл, в котором есть свои подъемы и спады, сгущения и разрядки, короче говоря, своя драматургия. И ещё: очень трудно называть произведения Саши песнями - потому что сила и пронзительность "Посошка", "От Винта", "Времени Колокольчиков", "Абсолютного Вахтера" или "Великого Поста" прежде всего основаны на удивительном жизнеподобии и импровизации, неразъятости музыки и стиха, голоса и инструментальной партии, что всегда отмечает самые вдохновенные образцы фольклора самых разных времен...

...Боль, которой пронизаны многие его концерты, энергия его исступленного голоса и гитарного боя говорят о том, что в генетической памяти российской культуры не утрачены ещё коды, являющие нам время от времени столь щедрые таланты и столь же щедрые загадки, как Саша Башлачёв. Самое загадочное - сам момент его явления, под занавес эпохи застоя, накануне столь желанных перемен. Может быть, в этом и заключается его поэтическая миссия? Ведь Поэт не приходит случайно.

Т. ДИДЕНКО
"Вологодский Комсомолец", 15.02.1991



Бард-рок

Казалось бы, чего только не наплодил Запад в мировой рок-музыке! Течения, направления, стили, приемы, не теряя себя, переплетаются в причудливых заимствованиях, создавая непредсказуемые бури и цунами успеха. Но вот в конце 50-х годов в нашей стране создались условия для слияния песенного городского фольклора с романсом в КСП-культуру. Сразу же родившись, КСП-песня, до предела демократичная, была подхвачена послевоенной студенческой молодежью, ценившей в ней честность и откровенность. Впоследствии многие песни этого жанра приобрели оттенки и интонации рока. Так появился "бард-рок". Ведь в нашей стране, как ни в какой другой, очень важно художнику с растроганным до боли и гнева сердцем уметь говорить с аудиторией то драматично, жестко и ритмизированно, то до интимности доверительно и тепло, как может только скрипичная струна.

Нашему бард-року близки и фолк-рок, и софт-рок (мягкий рок), и ранний Боб Дилан, и Джоан Баэз, и Питер, Пол и Мери, и "Джетро Тал". Сегодня мы предлагаем вашему вниманию песню одного из представителей направления "бард-рок" А. Башлачёва "Весна".

Ночь плюет на стекло черным.
Лето, лето прошло, чёрт с ним.
Сны из сукна. Под суровой шинелью
Спит Северная страна.
Но где ты, весна, чем ты сейчас больна?

Осень, ягоды губ с ядом.
Осень, твой похотливый труп рядом.
Все мои песни июня и августа
Осенью сожжены -
Она так ревнива в роли моей жены.

Мокрый табак, кашель.
Небо - как эмалированный бак с манной кашей.
И по утрам прямо надо мной
Капает ржавый гной,
Видно, господь тоже шалил весной.

Время бросать гнезда.
Время менять звезды.
Но листья, мечтая лететь рядом с птицами
Падают только вниз.
В каждом дворе осень дает стриптиз.

Кони мечтают о быстрых санях, надоела телега.
Поле - о чистых, простых простынях снега
Кто смажет нам раны и перебинтует нас,
Кто нам наложит швы?
Я знаю - зима в роли моей вдовы.


"Молодежная Эстрада" №4'1991


Вечный пост Башлачёва

...Но не слепишь крест, если клином клин,
Если месть как месть на звон мечом,
Если все вершины - на свой аршин,
Если в том, что есть, видишь, что почем.


Это "Вечный Пост" Саши Башлачёва, 1986 год. Пишется, что "метод" Башлачёва слишком явен - тотальная политизация содержания рок-песен. Но при всем желании я не смогла найти хотя бы в этой строфе и намека на политику - тогда где же "тотальность"? Боль за Россию - да. Мучительные размышления о смысле бытия - да. Строки песен Башлачёва - о загубленных, убогих, спящих душах, придавленных политической системой, о душах, а не о политике! Наверное, поэтому Башлачёв - поэт.

Я не знала его лично. Но уверена: однозначно толковать творчество Башлачёва наверняка никто не может. О чем его песни - о порочности политики или душ людских? Наверное, и о том, и о другом... и о третьем, потому что Поэзия - многозначна и многомерна.

Не раз я встречала сравнение "Башлачёв - Гребенщиков" в различных публикациях и не могу с ним согласиться: сравнивают степень социальности того и другого - но какое это имеет отношение к поэзии? По линии социальности доводят вектор сравнения с Башлачёвым до... Галича. А почему Галич, а не Высоцкий? Почему не Блок, не Ахматова? "Петербургская Свадьба" Башлачёва, по-моему, перекликается с "Двенадцатью" Блока. Поэтическое мировоззрение Башлачёва очень близко ахматовским мотивам:

Теперь никто не станет слушать песен,
Предсказанные наступили дни.
Моя последняя, мир больше не чудесен,
Не разрывай мне сердца, не звени...

Ахматова, 1917 г.

Звенит сердце под рубашкою...
Не поем. Петь уже отвыкли...

Башлачёв

Я согласна с теми, кто считает, что дорога нашего рока особая, это дорога литературы, поющейся в стиле рок, но литература - это именно неоднозначность, множественность и спонтанность задач и целей, ибо поэтическое творчество - непредсказуемо, зато абсолютно доказательно, что подтверждает сам Александр Башлачёв:

Поэта не взять всё одно ни тюрьмой, ни сумой.
Короткая жизнь. Семь кругов беспокойного лада.
Поэты идут... И уходят от нас на восьмой.


Виктория ФРОЛОВА, Одесса
"Молодежная Эстрада" №4'1991



Концерт для голоса с душой

В принципе непонятно, правильно ты поступаешь, делая за человека то, чего он делать не собирался. Единственным оправданием служит то, что времена изменились.

Последний год своей жизни, не будучи уверенным в том, что он прав, Башлачёв старательно заметал следы. Начал с того, что собственноручно затер оригинал своей последней записи - "Вечного Поста" (к счастью, остались копии). И закончил в августе 1987 года словами:

И труд нелеп, и бесполезна праздность,
И с плеч долой - все та же голова,
Когда приходит бешеная ясность,
Насилуя притихшие слова.


Почему Башлачёв ничего не записывал в последний год - более-менее понятно из этого четверостишия. Почему до этого времени получилось только два альбома - "Третья Столица" и "Вечный Пост", - это надобно объяснить, В те годы записи альбомов проходили просто: не нужно было кучи денег, достаточно было забрести на огонек к Лёше Вишне, обладавшему скромным подобием студии - и получалась "Третья Столица", например.

Почему после ничего не записывал? Потому что - поездки, "квартирники", отсутствие случайной возможности, а нарочно затеваться было недосуг. Это - пока был один и хотел быть один. А затем появилась другая причина. Отчего так раздраженно и досадливо в известном интервью отвечает Башлачёв на вопрос, хочет ли он быть один, с гитарой? Тогда, весной 1986 года, для Башлачёва уже проступала необходимость собирать группу, и в этом случае садиться за запись в одиночестве не имело особого смысла.

Место второго, незаписанного "сольника" заняли две январские 1986 года записи, одна из которых - "Таганский Концерт", наиболее объемная и качественная, с раритетной "Егоркиной Былиной" и кучей других редких вещей.

"Таганский Концерт" был записан 22 января 1986 г. в Театре на Таганке, где той зимой прошла серия акустических концертов, в частности, БГ и Мамонова, перед труппой, работавшей с А. Васильевым над спектаклем "Серсо" - сказано в аннотации к тройному альбому Башлачёва "Таганский Концерт". И добавить к этому нечего. Мне бы только хотелось сделать одну оговорку. Но прежде - цитата: "Даже на слух чувствуется - как он волновался, особенно поначалу. Еще бы - петь в театре Высоцкого!.. Башлачёв сражался на территории поэта, которого любил и чтил, но от которого все дальше уходил в своем творчестве" (А. Житинский, вступительная статья к крайне по-дурацки изданному сборнику текстов Башлачёва "Посошок").

Было время - скажем, 1984 год,- когда Высоцкий был актуален для Саши, затем, если говорить о тех, кто был для него важен, надо назвать Моррисона, Болана и Уэйтса. Кроме того, Башлачёва всегда воротило от слова "бард".

И потом, весной 1987 года, после того, как Саня посмотрел полностью "Кинопанораму" с Высоцким. Мы жили тогда на квартире, где не было телека, он пошел к приятелю и вернулся мрачнее тучи. Я принялась расспрашивать, а он ответил, что это документальный фильм о том, как человек "вписался" в систему на предмет борьбы и стал жертвой.

Башлачёв же, по крайней мере, старался "не вписываться", что, помимо прочего, и роднило его с такой штукой, как рок-н-ролл, и мне кажется, что ему это удалось.

Вот, собственно, и всё. Теперь "Таганский Концерт" издан. На этом можно было бы и закончить. Но ещё пару слов и несколько "спасибо".
Необычайно удачным мне представляется оформление пластинок. Оно - как детский рисунок: столь же бессмысленно, сколь многозначительно. Можно считать, что его нет вообще - настолько оно идеально. И чудесным образом помещает песенки в родную атмосферу города Ленинграда.

Отдельное спасибо Андрею Зачесову, записавшему концерт и сохранившему запись, а также фирме грамзаписи "Фили" за вот такую надпись на обложке: "(с) Егор Башлачёв". Егору сейчас четыре года, и он передает всем привет.

Настя РАХЛИНА (БАШЛАЧЕВА)

P. S. Фирма грамзаписи приносит извинения за досадную опечатку на обложках дисков, допущенную по вине Апрелевского завода грампластинок.

"Комсомольская Правда", 10.10.1992


Полный Башлачёв. Стихи и песни

Первое полное собрание стихов и песен известного череповецкого рок-барда Александра Башлачёва выпускает московское издательство "Время". Доселе, несмотря на возрастающую популярность поэта, погибшего в 1988 году, на прилавки попадали лишь несколько небольших стихотворных сборников с мизерными тиражами. Предисловие к изданию написал известный музыкальный критик Артемий Троицкий, который подчеркивает современность Башлачёва: "Его песни звучат сейчас, как сверхновый завет". Судьба фильма о СашБаше, который снимал в Череповце, Москве, Петербурге и Екатеринбурге телеканал "Россия", пока неизвестна - несколько месяцев назад создатели говорили, что его премьера состоится в мае-июне текущего года.

"Речь" (Череповец), 19.05.2005


Смертельный полёт
Александр Башлачёв. "Россия", 22:20

На Ковалевском кладбище в Ленинграде лежит устланная цветами плита с большим портретом, обошедшим почти все газеты и журналы. 23 февраля 1988 года здесь был похоронен Александр Башлачёв.

Если первая волна русского рока прошла раньше Башлачёва, то вторая захлестнула его потоком самых ярких эмоций. Музыка Александра была крепко связана с жизнью. В его песнях сразу видишь людей того времени, те улицы...

Он жил, питаемый неосознаваемыми силами, и пел то, что было модно. Культовый музыкант никогда не ставил себе цель изучать русскую рок-музыку, он ее творил. Когда слушатели осознали красоту его поэзии, Башлачёва уже не было...

"Все Каналы" (Москва) №49'2005



<< Предыдущая часть

Следующая часть >>

Автор: Екатерина Борисова
опубликовано 25 мая 2013, 05:20
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииЛев Наумов - "Александр Башлачев: Человек поющий"Екатерина Борисова23.06.2010
Рецензии"Александр Башлачёв: исследования творчества"Геннадий Шостак18.08.2010
Рецензии"Знак кровоточия. Александр Башлачёв глазами современников"Екатерина Борисова01.03.2012
РецензииС. С. Шаулов - "Поэзия А. Н. Башлачёва: в поисках «основного мифа»"Геннадий Шостак09.07.2012
РецензииАлександр Башлачёв - "Вечный Пост"Геннадий Шостак28.12.2012
РецензииАлександр Башлачёв - "Третья Столица" и "Таганский Концерт"Геннадий Шостак14.01.2015
Рецензии"Башлачёв. Серебро И Слёзы. Трибьют"Геннадий Шостак27.01.2015
СтатьиБашлачёв +1 (фестиваль-концерт "Сашин День" в клубе Алексея Козлова, Москва, 27.05.2015)Алексей Анциферов04.06.2015
Архив"Кругозор" №07'1989 (А. Башлачёв)Старый Пионэр05.11.2003
АрхивАлександр Башлачёв, часть 1 (разные издания)Старый Пионэр11.01.2005
Архив"Юность" №06'1988 (И. Кормильцев, А. Башлачёв)Старый Пионэр07.09.2006
Архив"Ваша Антенна" (Н. Новгород) 23.02-01.03.1998 (А. Башлачёв)Старый Пионэр03.11.2006
Архив"Комсомольская Жизнь" №10'1990 (А. Башлачёв)Старый Пионэр30.11.2006
Архив"Нева" №02'1992 (А. Башлачёв)Старый Пионэр02.07.2008
Архив"Досье" (Москва) №11'1992 (А. Башлачёв)Старый Пионэр04.09.2008
АрхивКонцерты памяти А. Башлачёва (разные издания)Старый Пионэр18.02.2009
Архив"Звезда Востока" (Ташкент) №03'1993 (А. Башлачёв)Старый Пионэр09.11.2010
Архив"Университет" (Калининград) 24.06.1991 (А. Башлачёв)Екатерина Борисова01.08.2011
АрхивАлександр Башлачёв, часть 2 (разные издания)Екатерина Борисова17.02.2013
Архив"Субботняя Газета" (Курган) №43, 26.10.1991 (АЛИСА, ЗООПАРК, А. Башлачёв, КАЛИНОВ МОСТ, Я. Дягилева и др.)Екатерина Борисова17.06.2013
АрхивТакой "неформальный" Учитель (к/ф "Рок", А. Башлачёв, "митьки" и др.)Екатерина Борисова11.07.2013
АрхивНикто еще не умер (А. Башлачёв, В. Цой, К. Кобейн)Екатерина Борисова18.08.2013
АрхивАлександр Башлачёв, часть 4 (разные издания)Екатерина Борисова16.02.2014
Архив"Аврора" №02'1989 (А. Башлачёв)Екатерина Борисова26.05.2014
АрхивАлександр Башлачёв, часть 5 (разные издания)Екатерина Борисова16.02.2015
Архив"Еловая Субмарина". ТВ "Ностальгия", 18.04.2008 (Александр Башлачёв)Екатерина Борисова17.02.2016

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.004