Александр Башлачёв, часть 2 (разные издания)


Я знаю, зачем иду по земле

"Честность - это все-таки первый талант, ствол для любой ветки (...) Кощунственно заниматься дурного вкуса вышиванием гладью вместо того, чтобы на своем месте своими неповторимыми руками штопать дырявые носки своего времени".

Это из первого интервью, взятого у Александра Башлачёва корреспондентом журнала ленинградского рок-клуба "Рокси", недоверчиво шедшим на встречу с новоявленным "самородком". Тогда, в марте 1985 г., только приехав в Ленинград, Башлачёв сразу стал звездой, автором "Времени Колокольчиков" (это стихотворение вышло в этом году в журнале "Юность"): "Если нам не отлили колокол, значит, здесь время колокольчиков".

Большая часть его песен уже была написана, последние года полтора он не писал. Время "АССЫ" и тотальной игры - здоровой реакции молодежной культуры и культурной молодежи на перестройку - его парализовало. Даешь "АССУ"! - возглас тусовки на концертах прошлого сезона и тот же возглас в почтенной публике нынешнего официального торжества "АССЫ" - в нем не звучал. Нет, он вовсе не был чужд, он жил в этой среде, но время коллективизации в культуре выталкивало одиночек - не из жизни, не со сцены, просто каждый художник может только этот, а не другой воздух материализовать, оплодотворить человеческим кодом. Суперменство, успех, коммерция - нормальный, собственно, воздух городского имперского социума - был для него волшебным миром КИНО, АКВАРИУМА, ЗООПАРКА, т. е. уже искусством.

Он родился и жил в Череповце, окончил Уральский университет, ну и три года в обеих столицах, не имея дома, все, что было,- гитара в лоскутном кожаном чехле, без всякого саквояжа, одежки одна на одну на себе - кажется, ему было все равно, жарко или холодно. Но это не был имидж, ощущение "жизни как истины в черновике" делало его поэтом, а не героем.

"Башлачёв - крупнейший поэт рок-культуры"- написала "Театральная жизнь" (№12, 1987, единственное упоминание в официальной прессе при отсутствии при жизни каких-либо публикаций и дисков). Ему пророчили будущее нового Высоцкого. Аналогия ближайшая: "Я знаю, зачем иду по земле, мне будет легко улетать",- "зачем" на каком свете им находиться - знают призванные. "Хочу увидеть время, когда мои песни станут не нужны" - кто передал тебе, Сашенька, эту не подкрепленную жизнью и потому святую веру, что наступят времена, из которых исчезнет всё то, о чем ты пел!

17 февраля 1988 г. он полетел с восьмого этажа средь бела дня и снега, светило солнце, он полетел и исчез из вида. Многие ощутили, осознали это как черту. Ему было 27 лет. На прощанье он записал четыре строчки:

И труд нелеп, и бестолкова праздность,
И с плеч долой все та же голова,
Когда приходит бешеная ясность,
Насилуя притихшие слова.


Татьяна ЩЕРБИНА
апрель 1988 г.
"Родник" (Рига) №10'1988



"Семь кругов беспокойного лада..."

Эту пластинку привез из Москвы мой сын. На ней штамп: "Продаже не подлежит". Это авторский экземпляр, который я завтра передам матери Александра Башлачёва. А сегодня она у меня. И с черного конверта пластинки неотступно смотрят пронзительные Сашины глаза. "Наверное, все, кто знал Сашу лично, испытали это ощущение: он знает больше нас, он чувствует острее, ему даровано "что-то ещё", нам неведомое" (здесь и далее цитируется статья рок-критика А. Троицкого, напечатанная на конверте пластинки).

Не знаю, наверное, потом появился у Саши этот пронзительный всеведческий взгляд. Когда он пришел к нам в редакцию, у него было мягкое, чуть застенчивое выражение лица. Он хотел работать в отделе писем, которым я тогда заведовала, потому что его влекли социальные вопросы. Но был поставлен на комсомольскую тематику, на которой у нас "завял" не один корреспондент. Проработав около года, Саша уволился, уехал в Ленинград, и, я думаю, никто тогда в нашей редакции не понял, кем был этот тихий скромный мальчик, который по одним ступенькам с нами поднимался на третий этаж, сидел рядом на "летучках" и планерках. Думаю, мало кто понял и в городе.

"Он родился в Череповце 27 мая 1960 года. Закончил факультет журналистики, работал корреспондентом газеты "Коммунист" и писал иногда тексты для единственной местной рок-группы РОК-СЕНТЯБРЬ. При активном содействии городского культурного руководства РОК-СЕНТЯБРЬ прекратил свое существование. Башлачёв стал писать песни для себя".

Группа РОК-СЕНТЯБРЬ спустя время возродилась. Саши тогда в нашем городе уже не было. Он "...зажил неописуемой лунатической жизнью, кочуя из города в город и почти ежедневно надрывая душу и связки для тех, кто приходил слушать". Но каждый раз, приезжая в родной город, он встречался с друзьями из СЕНТЯБРЯ - они вместе работали, создавали новые песни. За год с небольшим до Сашиной гибели на рок-группу обрушился новый удар, тоже не без "содействия". На этот раз она не распалась, но её участники около полутора лет не имели постоянного заработка и из своего тощего кошелька оплачивали поездки в другие города на фестивали. Во время этого очередного "содействия" Башлачёв как раз был в Череповце. Хотел выступить в газете, но посидел перед листом бумаги и ничего не сделал.

-- Так противно все стало, - сказал он.

Почему он ушел из жизни? Противно стало? Трудно было?

Мне надоело протягивать вам свою руку,
Чтобы пожать кулак.

(из песни "Черные Дыры")

Пока Александр был жив, "...его потрясающие песни звучали в прокуренных квартирах и неказистых зальчиках (...) Для прессы, пластинок и эфира они были слишком... искренни? болезненны? мятежны? Во всяком случае, не ко двору. И происходило это не в сурово заклейменный период застоя, как с песнями Высоцкого, а сейчас; только что... Ему аплодировали, и расспрашивали, и обещали помочь. Потом расходились, растроганные и вдохновленные, - и ничего".

Ничего. Даже в родном городе, где и экран, и эфир, и клубные сцены охотно предоставляют куда как более скромным дарованием, Саша при жизни не получил ничего. В Ленинграде у него не было даже постоянного заработка. Он разгребал снег, кидал в топку уголь. "Признание и возведение почестей поэтам посмертно стало у нас чем-то вроде привычного ритуала".

Поэты в миру после строк ставят знак кровоточья.

Это из его провидческой песни "На Жизнь Поэтов", в которой он спел свою судьбу:

Поэты идут до конца
И не смейте кричать им: "Не надо!"


Саша погиб 17 февраля прошлого года. Ему не посмели или не успели крикнуть: "Не надо!" Может быть, и не сумели бы остановить. Но боль от сознания этого не становится меньше. Наш эфир молчит, а радиостанция "Би-Би-Си" через две недели после Сашиной гибели выпустила о нем передачу, назвав его большим русским поэтом, создателем национального рока. Хулители рока говорят, что это плохая музыка. А вы не слушайте плохой рок. Послушайте песню А. Башлачёва "Ванюша", - и вы узнаете в ней народные, даже частушечные мотивы. И ещё поймете, что это не просто песня, и драма, а сам автор - не только поэт, певец, аккомпаниатор. Он ещё и актер. "Глубина его проникновения в философскую, нравственную суть русской жизни совершенно непостижима... Клянусь, это не громкие слова".

"Семь кругов беспокойного лада..." - так определил Саша в одной из своих песен жизнь поэта. И жизнь его, и талант, и творчество, и гибель - загадка. Мы, может быть, что-то сумеем понять, слушая его песни. Благодарение судьбе, они не пропали. И те семь песен, представленных на вышедшей всего 20-тысячным тиражом пластинке, были записаны при жизни Саши в одной из московских "домашних студий".

Л. МАМЧЕНКО
"Коммунист" (Череповец) №74(17.545), 14.04.1989



"Мы строили замок..."
Стихи Александра Башлачёва (предисловие)

Мы строили замок, а выстроили сортир.
Ошибка в проекте, но нам, как всегда, видней...


Эти резкие строки из стихотворения-песни Александра Башлачёва "Черные Дыры" - своеобразный ключ к его поэзии. Поэзии болезненной и по-своему гармоничной, поэзии песенной и очень стихотворной, в которой, однако, и законы стихосложения, и музыкальное сопровождение - вещи весьма условные. Поэзии, которая воплощает и объясняет личность ее создателя.

Александр Башлачёв (27 мая 1960 г. - 17 февраля 1988 г.) был журналистом по профессии. Учился в Свердловском университете, работал в Череповце, много ездил по стране. Как он пришёл в поэзию - об этом можно только гадать. Этот процесс всегда тайна, которая абсолютно ясна разве что авторам школьных учебников. Почему он решил оборвать жизнь (а значит, и поэзию) - тоже тайна, и не стоит рядить её в романтические одежды фатальности, якобы неизбежной для поэта ранней гибели. Смерть достаточно трагична сама по себе, без всяких глубокомысленных мотивировок.

А. Башлачёв состоялся как поэт. В чем это выразилось? Его песни были известны и задевали, тревожили отнюдь не только поклонников подпольного рока. Они были жёсткими, брали слушателя "за шиворот" и безжалостно тыкали его в больную обыденность нашей жизни. Срывали тонкий защитный слой благодушия и заставляли примерить эту гнусную обыденность на себя. Невозможно слушать Башлачёва и не задаваться вопросом: "Ну а я, мы все?.. Вот же оно, то, о чем он поет, почему же, пока он не спел об этом, нам не было от этого больно?"

...К этому сборнику трудно писать предисловие. Предисловие - это для того, что свершилось, как некий законченный "факт". А поэзия Башлачёва внутренне чужда всякой законченности. Когда называешь созданное им "стихами" или "песнями", то определения эта повисают в пустоте: чувствуешь, что не сказал ничего. Да и поэзия ли вообще этот напряженный поиск смысла, принявший форму стиха?

Можно говорить о рифме и ритме, строфах и стопах и т. д., но опять же в данном случае - это разговор ни о чём.

В годы кризисов время ускоряет свой бег. Гибель Александра Башлачёва произошла так недавно, а на дворе уже другая эпоха. Башлачёв ушел из жизни тогда, когда, казалось, ту часть культуры, к которой он принадлежал, ожидал рассвет. Но прошло несколько лет, и оказалось, что этот ожидаемый рассвет на самом-то деле был закатом. Всё было создано и все было сказано тогда, когда создавать не рекомендовалось, а говорить было нельзя. И сегодня - лишь движение по инерции. Лишь разработка открытого тогда.

На глазах хиреет рок- и поп-культура, мельчают темы, исчезают редкие индивидуальности, выветривается бунтарский пафос. И даже журналисты и телеведущие, щеголяющие молодежным сленгом, играют уже не в те игры. А точнее - не играют, а банально делают деньги из обломков некогда более или менее цельной и целостной своей независимостью молодежной субкультуры. И ощущение такое, что на смену мятущимся Гребенщикову, Башлачёву, Цою, Шевчуку грядет одно всесветное шоу: "Поле чудес в стране дураков". Да, не "время колокольчиков" - время "капитал-шоу":

Мы строили замок, а выстроили сортир,
Ошибка в проекте, но нам, как всегда, видней.


Но, может быть, и хорошо, что уже поставлены все точки над "i" и стало ясно, кто чего стоит.

Ясно уже, что Башлачёв не стал и не станет кумиром толпы, что его творчество - явление другого, высшего порядка. Он состоялся как поэт, "этим и интересен".

В. КОШЕЛЕВ, А. ЧЕРНОВ
Воскресное приложение к газете "Речь" (Череповец), февраль 1991 г.



Песни для Егора

Я представляю себе, как вырастет сын Башлачёва Егор и будет слушать потом песни отца. Не знаю, как он будет их воспринимать, понравятся ли они ему. Но уверен, что искренность и честность отцовских песен Егор почувствует.

Помните, в одной из песен Саша пел о любви, которая "идет горлом". Вот эти флюиды: воли, любви, сострадания, самосожжения Егор наверняка уловит в песнях, былинах, притчах, будто заговоренных для него отцом. Да разве можно все это не почувствовать, если творчество свое Башлачёв оплатил по самому высокому счету.

Уже три года минуло с того дня, 17 февраля 1988 года, в который прервалась жизнь тела, но продолжается в другом - поэтическом измерении, а оно бесконечно во времени. Так что Егорка встретится с отцом, окунувшись в его поэтическую ауру.

А. ДУНЯШИН
"На Смену" (Свердловск), 2.03.1991



"Посошок" А. Башлачёва

В книжных магазинах города появилась маленькая, но такая дорогая сердцу череповчан книжечка - "Посошок". Первый сборник стихов Александра Башлачёва издан агентством "Лира" Ленинградского комитета литераторов.

Скоро 27 мая - в этот день Саше исполнился бы 31 год. Вот уже четвертый год его нет с нами. Но как это и бывает с настоящими поэтами, с годами он становится словно ближе - хотя бы потому, что появляется возможность вслушаться в его песни, вдуматься в его стихи.

"Башлачёва страшно читать и еще более - страшно слушать. Дух захватывает, будто глядишь вниз с многоэтажной высоты перед последним шагом", - пишет во вступительной статье Александр Житинский. И трагедия поэта совсем не в том, что ему не хватало официального признания. Всё сложнее - ему не хватало понимания. Не могу представить, что Саша сейчас был бы доволен жизнью, так как выходят его сборники и пластинки, и сам бы он "мелькал" на телеэкране, обласканный поклонниками и прессой. Нет, слишком трагично было его мировосприятие, чтобы удовольствоваться суетным благополучием и пошлым благоразумием.

Чего-то душно. Чего-то тошно.
Чего-то скушно. И всем тревожно...


Это - вне времени. Это - крик больной русской души. Крик, который мать-природа с какой-то ужасающей закономерностью вкладывает в уста самых талантливых и недолговечных своих детей. Они уходят в мир иной словно для того, чтобы мы, ужаснувшиеся внезапному их уходу, внимательнее вслушались в этот крик.

Сборник "Посошок" поможет нам в этом. Здесь 39 стихотворений, несколько фотографий. Составитель и автор вступительной статьи пожелал перечислить гонорар на счет, открытый для сбора средств на сооружение памятника А. Башлачёву.
Памятник - это то, что меньше всего ему сейчас нужно. А вот если будем вчитываться, вдумываться, вслушиваться - будет Память. И за это спасибо всем, кто сделал "Посошок" - первый и наверняка не последний сборник стихов Александра Башлачёва.

Л. ГАГАРИНА
"Череповецкий Металлург" №50, 30.04.1991



"Посошок" Александра Башлачева

Поэты живут. И должны оставаться живыми.
Пусть верит перу жизнь, как истина в черновике.
Поэты в миру оставляют великое имя,
Затем, что у всех на уме - у них на языке.


Всё правильно. Настоящие русские поэты всегда имели мужество прямо сказать то, что у всех на уме. Может, потому и живут только в своих стихах, погибают рано. Зачастую так, как автор этих строк Александр Башлачёв, парень из Череповца, в 27 лет покончивший счеты с жизнью. 17 февраля 1988 года он выбросился из окна многоэтажного дома в Ленинграде. Лишь через три года после его смерти вышла в свет первая книга поэта. Она называется "Посошок".

Свои стихи автор исполнял под аккомпанемент гитары. Но и читать их не менее интересно, потому что это истинная поэзия.

Как умел он говорить правду! Резко, бескомпромиссно, не опасаясь испугать читателя. И горька она, и страшна, а только никуда от нее не деться.

Босиком гуляли по алмазной жиле.
Многих постреляли. Прочих сторожили.
Траурные ленты. Бархатные шторы.
Брань, аплодисменты да сталинные шпоры.


Это о прошлом. А вот - о настоящем:

Лишь печаль-тоска облаками
Над седою лесной страною.
Города цветут синяками
Да деревни - сыпью чумною.
Кругом - бездорожье, траншеи.
Что, к реке торопимся, братцы!
Стопудовый камень на шее...
Рановато, парни, купаться.
* * *
Вот тебе обратно тропинка
И петляй в родную землянку.
А крестины там иль поминки -
Всё одно там пьянка-гулянка.


Как мы жили? Как живем? На чём воспитаны, какими лозунгами напичканы? Башлачёв отчетливо понимает: это и страшно, и в то же время смешно. А разве не принимают самые уродливые формы наши так называемые мероприятия? Сидишь на них - помираешь со скуки, потом вспомнишь - помираешь со смеху.

Корма - забота общая.
Доклад - задача длинная.
Удои с дисциплиною,
корма и вновь корма...


Такие доклады, помнится, начинали с международного положения, пугая угрозой ядерной войны. Герой стихотворения "Подвиг Разведчика" наслушался всего этого до дури.

Да, вовремя я вышел из запоя,
Не отдадим родимой Костромы.
Любимый город может спать спокойно
И мирно зеленеть среди зимы.
Буденовку напялю на затылок.
Да я ль не патриот, хотя и пью!
В Фонд мира сдам мешок пустых бутылок
И из матраса парашют сошью.


Смешно до слез. Между прочим, мне пришлась по душе манера автора взять строку из известного стихотворения или песни и повернуть ее по-иному, парадоксально.

Не позволяй душе лениться.
Лупи чертовку сгоряча.
Душа обязана трудиться
На производстве кирпича.
Ликует люд в трамвае тесном,
Танцует трудовой народ.
Мороз и солнце - день чудесный
Для фрезеровочных работ.


Тот же прием использует Башлачёв в стихотворении "Хозяйка". Его герой - ночной гость уверяет женщину, будто враги сожгли его родную хату.

А через час я отвернусь к стене.
Пробормочу с ухмылкой виноватой:
- Я не солдат. Зачем ты веришь мне!
Я всё наврал - цела родная хата.


- Это ничего, - тихо обронит хозяйка, и гость почувствует бездну её одиночества.

Да, я тебя покрепче обниму
И стану сыном, мужем, сватом, братом.
Ведь человеку трудно одному,
Когда враги сожгли родную хату.


Я намеренно стараюсь привести как можно больше строк поэта, ведь книжка вышла тиражом всего 100.000 экземпляров, добыть её трудно. Гонорар составитель и автор вступительной статьи А. Житинский перевел на счет, открытый для сбора средств на сооружение памятника Башлачёву. Ну, соорудят этот памятник - что толку? Как не знали люди стихов Башлачёва, так и не будут знать. Лучший памятник поэту - его книги. Их обязательно надо издавать. А мы обязательно станем покупать. Ведь книгу большого поэта мало прочесть один раз, ее хочется постоянно перечитывать.

М. ТЕПЛИЦКАЯ
"Наше Время" (Кадуй Вологодской обл.). 18.05.1991



Поэт рок-культуры

В энциклопедии отечественной рок-музыки "Кто есть кто в советском роке" (1991) о нём сказано: "Человек, сумевший выразить дух и смысл рока в нашей стране, оказался причастен к нему по непостижимой логике судьбы. Поэт от Бога, он должен был рано или поздно занять место в литературе, но сделал решительный шаг в сторону. Он органично вошел в рок-культуру, ни в чем себе не изменяя".

Этот человек - Александр Башлачёв.

Уроженец Череповца, выпускник журфака Уральского госуниверситета, он прожил на свете всего 28 лет и написал около 60 песен. На днях в издательстве "ХГС", известном своими элитарными изданиями, ограниченным номерным тиражом в 1000 экземпляров выходит книга Александра Башлачёва "Стихи". В ней приводятся все тексты, написанные в 1983-1988 гг., с комментариями, содержащими все имевшиеся варианты. До сих пор, хотя и с оговорками, более-менее удачными попытками представить его творчество специалисты считают только буклетные приложения к компакт-дискам. Как утверждают издатели, книга стихов "является полным академическим собранием текстов Александра Башлачёва".

Евг. БАХАНОВ
"Книжное Обозрение" №33, 19.08.1997



"Александр Башлачёв. Стихи"

Александр Башлачёв, поэт, бард рок-музыки - явление в нашей культуре незаурядное. Жизнь его была коротка и трагична: самоубийство без каких-либо видимых причин прервало творческий и жизненный путь.

На родине Башлачёва знают мало, особенно в Вологде. В Череповце, родном его городе, у него есть круг верных поклонников, создан архивный фонд в местном музее. Возможно, что открытие его как поэта ещё впереди.

После смерти в Москве был издан небольшой сборник его стихов. И вот в августе в столице издана вторая книга - "Александр Башлачёв. Стихи".

* * *

В конце зимы 1988 г., когда со смерти Башлачёва прошло совсем немного времени, мы лихорадочно готовили книгу, собирая по знакомым когда-то забытые им тетрадки с черновиками, выясняя точные даты написания песен путем "перекрестных допросов" тех, кто был на тот момент рядом. Тогда казалось, что ещё вот-вот, и всё получится, мы её издадим. К началу 1989 года была готова к печати макета, но какие-то истории, происходившие с предполагаемыми издательствами, со счетами и прочими штуками, мешали настолько, что как будто говорили о том, что сейчас это сделать невозможно, не настало время.

Шло время. Начали издаваться компакты, и книга отошла на второй план. Прошло десять лет.

И вот она издана, и всё произошло так, как должно было произойти, и так, как надо.

В этой книге - практически все его стихи, примечания с датами написания и всеми разночтениями, и два интервью. Книга отпечатана издательством "ХГС" в количестве 1000 нумерованных экземпляров, двести из которых в продажу не поступают. Наверное, это то, что называется академическим изданием.

Тираж допечатываться не будет. Возможно, кто-то скажет, что это неправильно. Но мы просто сочли необходимым сделать книгу, форма которой хоть немного соответствовала бы содержанию. Просто есть, и всё.

Хочется сказать спасибо Анжеле Каменцевой, с которой мы ее готовили, Кириллу Кувырдину, благодаря которому она вышла в свет, Максиму Хасанову, а также Лёне Федорову, Лене Башлачёвой, Жене Каменецкой, Марине Тимашевой, Илье Смирнову, и всем-всем, кого порадовала весть о том, что книга "Александр Башлачёв. Стихи" наконец-то вышла.

Настя РАХЛИНА, составитель книги поэта
(По материалам "Я Молодой")
"Русский Север" (Вологда), 30.09.1997



"Время колокольчиков" продолжается

У книги нет ни названия, ни издателя, если не считать указания "при содействии издательства «ХГС»". Издание строгое, но, что называется, подарочное и долгожданное для той тысячи читателей, которым оно адресовано. Копирайт принадлежит сыну Александра Башлачёва, который родился после смерти своего отца. Вопрос в том, могут ли тексты Башлачёва существовать без музыки и, главное, без него самого?

"Каждую песню надо обязательно прожить", - говорил Александр Башлачёв. Как почти все, написанное "для уха", а не "для глаза", его тексты, будучи напечатаны, производят странное впечатление. Даже чтобы просто слушать Башлачёва, требуется некоторое специальное усилие - голос всегда звучит словно из-за какой-то пелены. При чтении усилие еще больше.

Скоро десять лет, как Александр Башлачёв по прозвищу СашБаш, поэт-рок-бард, покончил с собой двадцати семи лет от роду и ко дню похорон стал знаменитым.

До этого дня его знал (а кто знал - ценил) очень узкий круг. Самоубийство произвело шок, общество, охваченное горбачевской эйфорией, увидело в этом шаге знак: хрупкости, нежизнеспособности той веселой гульбы, которая развернулась по Москве и Петербургу. Когда мода на "нас" охватила весь мир, и советское стало значить "шампанское" уже без иронии. Самым шампанским казалось новое поколение, к которому принадлежал Саша.

Надо сказать, общественное предчувствие было правильным: Саша открыл мартиролог. Затем Цой разбился на машине, киноактер Никита Михайловский умер от лейкемии, восходящая звезда театра Льва Додина Володя Осипчук покончил с собой (все они также - в 27), погиб в авиакатастрофе отец параллельного кино Игорь Алейников, и точкой в этом - неполном - перечне выглядит смерть от редчайшей болезни Сергея Курехина.

В отличие от скрипучих шестидесятников, поколение, вознесшееся волной катаклизмов, ею же и было смыто. Помимо смертей, многие зажегшиеся десятилетие назад звезды погасли, уйдя из искусства. Как стало понятно недавно, советские идолы остались на занимаемых местах, не уступив ни пяди родной земли поколению свободы. У рояля то же, что и было тридцать пять лет назад. Был ли Цой? Был ли Башлачёв? А Кобзон - вот он. И если уделом Башлачёва был самиздат и домашние концерты, то так оно, в сущности, и осталось. Покупаешь кассету или диск - и слушаешь дома. А книжка тиражом 1000 нумерованных экземпляров - тот же самиздат, потому, наверное, они и нумерованные, что её будущие обладатели известны почти поименно. Самиздат - не только в смысле тиража, но и в том, что деньги на издание дал спонсор, а издательство "ХГС", как значится в выходных данных, лишь "содействовало". Правда, такого роскошного издания Башлачёв при жизни, наверное, вообразить себе не мог. Купят ли? Сборник Башлачёва "Посошок" лежал на прилавках лет пять.

"Всё что сделано без любви, не нужно жизни. Если задать как тональность любовь, взять некую ноту - любовь, которая будет единственно верной и определяющей нотой, то все, что вокруг неё, все это и будет жизнь. Ненависть - это просто оскорбленная любовь. Истина рождается, как еретик, а умирает, как предрассудок. В конце жизни каждый разрушает себя, как предрассудок. Когда душа болит, значит, она работает. То, что человек получил - это заработано. Тень - она всегда сзади. Если ты обернешься, сзади всегда будет тьма, а впереди всегда будет свет. Женщина - это ещё один из языков, на котором говорит мировая душа. Мы виноваты перед тем, кто вынужден быть плохим". Сквозь высокопарность, вообще-то свойственную рок-бардам, чувствуется если не мысль, то, по крайней мере, попытка найти её. Так и с его песнями: скороговорка вроде, даже невнятица, и вроде что-то недодумано, недосказано, недовыражено. Но вслушаешься - и, кажется, там скрыто какое-то сообщение, которого мы не могли бы услышать ни от кого другого.

Почти все его песни написаны за три года: 1984-1986. Потом что-то оборвалось. Год он ждал, но, оказалось, не мог ни вытерпеть, ни измениться.

"Неизвестность имени Башлачёва широкой аудитории способствует тому, что все упоминания в прессе носят характер даже не восхваления, а какого-то виноватого подобострастия; пишущие о Башлачёве словно боятся поделиться лишней мыслью с читателем - лишь бы не стряхнуть позолоту с ещё не купленного портрета",- написал в 1994 году не существующий ныне журнал "Пиноллер".
Саша выступил в роли юродивого - в назидание. И это только на первый взгляд кажется, что тысяча человек, которым адресована книга, меньше, чем миллион. Как пел Башлачёв в самой растиражированной его песне, которая открывает книгу: "Если нам не отлили колокол, значит здесь время колокольчиков".

Татьяна ЩЕРБИНА
"Коммерсант Daily", 2.10.1997



<< Предыдущая часть

Следующая часть >>

Автор: Екатерина Борисова
опубликовано 17 февраля 2013, 09:56
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (4) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииЛев Наумов - "Александр Башлачев: Человек поющий"Екатерина Борисова23.06.2010
Рецензии"Александр Башлачёв: исследования творчества"Геннадий Шостак18.08.2010
Рецензии"Знак кровоточия. Александр Башлачёв глазами современников"Екатерина Борисова01.03.2012
РецензииС. С. Шаулов - "Поэзия А. Н. Башлачёва: в поисках «основного мифа»"Геннадий Шостак09.07.2012
РецензииАлександр Башлачёв - "Вечный Пост"Геннадий Шостак28.12.2012
РецензииАлександр Башлачёв - "Третья Столица" и "Таганский Концерт"Геннадий Шостак14.01.2015
Рецензии"Башлачёв. Серебро И Слёзы. Трибьют"Геннадий Шостак27.01.2015
СтатьиБашлачёв +1 (фестиваль-концерт "Сашин День" в клубе Алексея Козлова, Москва, 27.05.2015)Алексей Анциферов04.06.2015
Архив"Кругозор" №07'1989 (А. Башлачёв)Старый Пионэр05.11.2003
АрхивАлександр Башлачёв, часть 1 (разные издания)Старый Пионэр11.01.2005
Архив"Юность" №06'1988 (И. Кормильцев, А. Башлачёв)Старый Пионэр07.09.2006
Архив"Ваша Антенна" (Н. Новгород) 23.02-01.03.1998 (А. Башлачёв)Старый Пионэр03.11.2006
Архив"Комсомольская Жизнь" №10'1990 (А. Башлачёв)Старый Пионэр30.11.2006
Архив"Нева" №02'1992 (А. Башлачёв)Старый Пионэр02.07.2008
Архив"Досье" (Москва) №11'1992 (А. Башлачёв)Старый Пионэр04.09.2008
АрхивКонцерты памяти А. Башлачёва (разные издания)Старый Пионэр18.02.2009
Архив"Звезда Востока" (Ташкент) №03'1993 (А. Башлачёв)Старый Пионэр09.11.2010
Архив"Университет" (Калининград) 24.06.1991 (А. Башлачёв)Екатерина Борисова01.08.2011
АрхивАлександр Башлачёв, часть 3 (разные издания)Екатерина Борисова25.05.2013
Архив"Субботняя Газета" (Курган) №43, 26.10.1991 (АЛИСА, ЗООПАРК, А. Башлачёв, КАЛИНОВ МОСТ, Я. Дягилева и др.)Екатерина Борисова17.06.2013
АрхивТакой "неформальный" Учитель (к/ф "Рок", А. Башлачёв, "митьки" и др.)Екатерина Борисова11.07.2013
АрхивНикто еще не умер (А. Башлачёв, В. Цой, К. Кобейн)Екатерина Борисова18.08.2013
АрхивАлександр Башлачёв, часть 4 (разные издания)Екатерина Борисова16.02.2014
Архив"Аврора" №02'1989 (А. Башлачёв)Екатерина Борисова26.05.2014
АрхивАлександр Башлачёв, часть 5 (разные издания)Екатерина Борисова16.02.2015
Архив"Еловая Субмарина". ТВ "Ностальгия", 18.04.2008 (Александр Башлачёв)Екатерина Борисова17.02.2016

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.005