"Смена" №12(1490), июнь 1989 (А. Троицкий о советском роке на Западе)


Продано!..

Совсем недавние воспоминания... В 3-й студии Московского Дома Звукозаписи, временно "отвоеванной" (валюта!..) у известного ансамбля электромузыкальных инструментов п/у В. Мещерина, английский музыкант и продюсер Брайан Ино завершает запись альбома столичной рок-группы ЗВУКИ МУ... На следующий день - в Ленинграде, в циклопическом спортивно-концертном комплексе местный АКВАРИУМ отмечает скорый выход своего первого американского диска в компании нескольких мировых поп-знаменитостей. Режиссер Майкл Атед, создатель некогда у нас запрещенного фильма "Парк Горького", руководит съемкой... Кстати, о другом ПАРКЕ ГОРЬКОГО: эта новая группа подписывает контракт с концерном "Полиграм", в ознаменование чего в Центр Стаса Намина приезжают брататься любимцы американских школьников БОН ДЖОВИ...

Какие еще новости? В Западной Европе вышли пластинки КРУИЗА, ВА-БАНКА и ЦЕНТРА. Группы АНТИС, БРАВО, ЗВУКИ MУ и ТЕЛЕВИЗОР собрали урожай восторгов во время турне по Италии. АВИА сделали неделю аншлагов в Гамбурге, а в Хельсинки на их сольный концерт пришло двадцать тысяч человек. ПОП-МЕХАНИКА произвела сильное впечатление на любителей передового искусства в Стокгольме и Западном Берлине, на очереди - Лондон. БРИГАДА С и НЮАНС отправляются в турне по Соединенным Штатам, АУКЦИОН и КИНО - во Францию. И так далее. Простите, что многих не вспомнил. Все это - советская рок-музыка на Западе.

Наверняка перечень достижений наших музыкантов-академистов выглядит более впечатляюще, однако стоит обратить внимание на динамику явления. Здесь ситуация такова: еще год назад на Западе не было ни одной нашей "легальной" рок-пластинки, а список счастливых гастролеров не превышал два-три названия престижных минкультовских ансамблей. А уж если отсчитать назад еще несколько лет, то нетрудно убедиться в том, что АКВАРИУМ возглавлял "черные списки" групп, рекомендованных ко всяческому "недопущению", а входили в эти списки практически все те, кто составляет сегодня цвет советской рок-музыки. Не то что за границей, а и в родном городе играть они не имели права, и даже записи их песен изымались из программ дискотек. Так или иначе, стремительный прогресс налицо. Буквально за несколько лет гонимые "дети подземелья" преобразились в процветающую, хотя и не лишенную проблем культурную прослойку. Вполне естественно, что пресловутый "красный рок" занял почетное место и в западном видении "перестройки и гласности" - наряду с предприимчивыми кооператорами, новыми общественными организациями и отважной прессой.

Однако мода на перестройку - только одна из причин повышенного интереса к советскому року. Другая, более специфическая, - состояние рок-музыки на Западе. Сказать, что она в упадке, было бы не совсем справедливо, ибо в коммерческом отношении жанр процветает и миллионов долларов через него прокачивается намного больше, чем во времена знаменитого рок-бума конца шестидесятых. В тоскливом состоянии пребывает творческий процесс и, как следствие, усугубляется духовный кризис рока. Впрочем, очень может быть, что я меняю местами причину и следствие. Во всяком случае, рок-жизнь на Западе уже мало кем воспринимается с той остротой и серьезностью, как когда-то, мало интересует передовых интеллектуалов, деятелей искусства, политиков. Социально-революционная миссия рока как будто подошла к концу и выхолостилась - в лучшем случае - в умную развлекательную музыку. Спору нет, огромное уважение и симпатию вызывают все грандиозные благотворительные рок-акции последних лет, вроде показанного у нас концерта, посвященного Нельсону Манделе. Но, по сути дела, это не что иное, как отчаянные попытки ветеранов и идеалистов рока вернуть своей музыке социальный пафос, не дать ей раствориться в океане чистой коммерции. К счастью для рока, ни одно из более поздних модных поветрий - от брейкданса до программирования - не смогло пока заменить его в качестве нового молодежного творческого медиума. В этом шанс слегка одряхлевшего бунтарского жанра.

Многие люди на Западе, неравнодушные к судьбе рока, пытаются как-то его растормошить. Причем не только социально озабоченные радикалы, но и бизнесмены, скучающие без очередной "новой волны" и мечтающие открыть если не новый Ливерпуль, то хотя бы Ямайку. Неудивительно, что многие обращаются к советскому року - как за вдохновением, так и в поисках свежего товара. И всех, конечно, подогревают сообщения о "приподнявшемся занавесе", открытости и доступности. Было бы преувеличением сказать, что СССР стал Меккой или Клондайком для западных рок-активистов, однако интенсивность контактов растет в геометрической прогрессии.

Среди людей, приезжающих в нашу страну по рок-делам, я выделил бы три основные группы. Первых - к ним относятся в основном журналисты, киношники, молодые "народные дипломаты" - интересует главным образом социально-политический статус советского рока. Для них здесь полное раздолье, поскольку Союз - единственная, может быть, страна в мире, где к року по-прежнему относятся как к "серьезному явлению общественной жизни". Где музыканты верят в свою спасительную миссию, где публика ищет в рок-песнях ответы на измучившие ее вопросы, где противники рока с неподдельной страстью клеймят его как "духовный СПИД"... С одной стороны, ничего хорошего во всем этом нет; с другой - это своего рода "признаки жизни", доказательства того, что рок у нас еще не выпал в осадок, не стал продуктом эстрадного ширпотреба. В любом случае продолжающаяся на ниве рока "борьба идей" придает ситуации дополнительную пикантность. Хотя как "товарный" фактор во внимание не очень-то принимается.

Вторая группа рок-пилигримов - искатели новых художественных впечатлений, надеющиеся расслышать в советском роке нечто такое, чего "у них" нет. Это музыканты, критики, вообще специалисты, находящиеся "внутри" жанра. Впечатления у них, как правило, довольно противоречивые. Первое знакомство приятно удивляет: оказывается, у советских все цивилизованно, музыканты прекрасно владеют инструментами и разбираются в современных стилях. Но очень скоро приходит ощущение, что это слишком цивилизованно - все увиденное и услышанное в точности повторяет опостылевшие уже международные клише. Многие так и уезжают с убеждением, что советский рок - это просто "запоздавшая" копия рока западного. Заметьте, что все резонные разговоры о великой самобытности и значимости текстов песен для людей, не понимающих по-русски, малоутешительны. Они слышат музыку... А здесь - как это ни странно для страны с необъятными фольклорными и академическими традициями - наши рок-авторы предлагают ничтожно мало оригинальных идей. К счастью, исключения есть, однако до сих пор иностранцы обращают на них больше внимания, чем мы сами.

Третья группа - люди, приезжающие на наш недавно открывшийся рок-рынок с тем, чтобы заработать. Это бизнесмены - представители фирм грамзаписи и концертных агентств. Им приходится хуже всего: чем выше запросы, тем горше разочарование. Суть проблемы вкратце сводится к следующему: практически все, даже самые перспективные в коммерческом отношении советские рок-группы требуют долгой и многообразной "доводки". У них неважно с английским произношением и сценическим движением, нет навыков студийной работы и чувства стиля. Кроме того, они слишком привыкли к тому, что называется труднопереводимым русским словом "халтура". Иными словами, в потенциальную рок-звезду из Советского Союза необходимо вложить заметно больше сил и средств, чем в начинающих англичан или немцев. А тут еще вдобавок эта бюрократия...

Как видите, стать посланцем "красного рока" не так уж просто. По моим сведениям, на сегодняшний день только три наши рок-группы имеют твердые контракты с солидными фирмами грамзаписи (мелкие и посреднические компании не в счет). Это АКВАРИУМ, ЗВУКИ MУ и КРУИЗ*. Три абсолютно разных ансамбля и соответственно, три принципиально разных подхода к завоеванию западной аудитории.

КРУИЗ: здесь ставка на полную "узнаваемость", тождество группы с десятками и сотнями ей подобных "металлических" составов во всем мире. Знакомый американец видел выступление КРУИЗА на рок-фестивале в Скандинавии; о том, что группа эта советская, он начал догадываться только после того, как прозвучал последний аккорд: "Мне показалось странным, что, отыграв программу, музыканты вдруг стали улыбаться и раскланиваться: наши группы "хэви" так мило никогда себя не ведут". Весь "хэви метал", от причесок до музыкальных гармоний, целиком состоит из клише, освоив которые - на хорошем исполнительском уровне, конечно, - можно рассчитывать на успех. Сомкнутые у сцены ряды "металлистов" - в Детройте, Гамбурге или Барнауле - не ждут новостей и откровений от своих кумиров, а ждут лишь многократного повторения этих самых божественных трюков. Окончательно "спрямляет" и делает восприятие инвариантным тот факт, что текст для "хэви метал" столь же важен, как, скажем, для романса Алябьева "Соловей". Диск КРУИЗА, естественно, напет по-английски - и это идет ему только на пользу. Интересно, что поначалу у западногерманских продюсеров возникло желание дать пластинке "русскую" идентификацию - ее хотели назвать "Эй, Ухнем!", - но затем они же резонно решили национальных признаков ее лишить.

Надежды на то, что советский "металл" будет "хорошо продаваться", небезосновательны: удается ведь это КРОКУСУ из Швейцарии, шведу Ингви Мальмстину, западным немцам СКОРПИОНС и некоторым другим. Другое дело, что культурная значимость этого успеха будет невелика. Не потому, что "хэви метал" - "рок второго сорта", как считают снобы. Значимость эта, как мне представляется, измеряется прежде всего степенью новизны музыкальной информации, ее способностью передать культурные традиции и своеобразие художественного мышления народа данной страны. В этой графе у мастеров "хард" и "хэви" прочерк. Шведская группа ЕВРОПА наводнила Америку своими пластинками - но при чем здесь Швеция, если даже имена музыкантов изменены на английский лад, а сама музыка никак не отличается от американских БОН ДЖОВИ, английских ДЕФ ЛЕППАРД или советского ПАРКА ГОРЬКОГО? Я называю это "Макдональдс-рок": расхожий международный стандарт, в меру качественный и лишенный индивидуальности... И, тем не менее, успеха вам, московские красавцы, - страна нуждается в валюте.

Будут ли солидные долларовые поступления от продажи пластинок ЗВУКОВ MУ? Строго говоря, такой вопрос всерьез и не стоит. Брайана Ино - бесспорно, самого известного в мире продюсера авангардного рока - привлек не коммерческий потенциал, а художественная уникальность этой группы. Объясняя свой выбор, он говорил: "У ЗВУКОВ MУ я обнаружил сразу несколько качеств, которых нет ни у одной другой рок-группы в мире. И это не только актерство Петра Мамонова, доподлинно "средневекового" шута-юродивого, но и необычная ритмика, и очень своеобразный подход к аранжировке. Для современного рока, где, казалось бы, все давно пробовано-перепробовано, это изумительное открытие".

Песни, разумеется, спеты по-русски; в оформлении конверта, по-видимому, будут использованы работы Филонова - чье видение мира, кстати, имеет поразительно много общего с образностью песен ЗВУКОВ MУ. Все вместе - сгусток шокирующей новизны, смесь этнической экзотики с радикальным модернизмом. Нет сомнений, что эта пластинка заинтригует журналистов, музыковедов и всяческих рок-экспертов. Будет ли ее покупать "рядовая" публика? Не думаю. Но здесь куда важнее эффект другого порядка: впервые на карте рок-мира будет застолблен участок под названием "Русский рок". Причем "русский" не по паспорту, а по существу.

Борис Гребенщиков, лидер АКВАРИУМА, тоже уникален, но в несколько ином роде. Вот что поведал его продюсер, известный английский рок-музыкант Дэйв Стюарт: "Я был ошеломлен, познакомившись с песнями Бориса, поскольку неожиданно услышал в них интонации старой английской народной музыки, о которых уже двадцать лет как позабыл. С подачи Бориса я стал ходить в фольклорные клубы и обнаружил там массу интересного... Фактически он вернул мне мои собственные корни".

Гребенщиков - человек, в котором глубоко укоренились и совершенно органично сосуществуют две культуры. Трудно разграничить, что в его творчестве идет от традиций русского романса, Вертинского и Окуджавы, а что - от кельтских мелодий и стихов Джима Моррисона. Борис как-то признался, что иногда строчки новых песен рождаются у него на английском, а затем уже он переводит их на русский... Такой вот почти набоковский синдром. Так что сочинение английских текстов для пластинки вершилось самым естественным образом.

У нас Борис Гребенщиков считается прекрасным рок-поэтом. На Западе он вправе претендовать на такую же репутацию, и в его работе, в отличие от альбомов MУ и КРУИЗА, слова, содержание будут играть огромную, если не решающую роль. По этой же причине "хит-парадовая" судьба "Радио-Тишины" (предположительное название альбома) видится самой непредсказуемой. Если философско-поэтический пафос Гребенщикова "зацепит" американских слушателей, то успех будет очень внушительным, если нет - неудача может иметь драматические последствия. "Драматические" потому, что лидер АКВАРИУМА стал первым советским артистом, которого американцы "раскручивают" по-настоящему, как "звезду": в запись диска и сопутствующие рекламные акции уже вложено более двух миллионов долларов... Если эти расходы не будут оправданы, в долговую яму Борис Борисович, конечно, не сядет - но вот западный шоу-бизнес получит сильнейший заряд скепсиса и недоверия к року из СССР... И наоборот: успех Гребенщикова откроет путь многим другим. Так что попридержите языки, завистливые коллеги БГ, - он идет на риск и ради вас.

При всех различиях у этих трех историй есть и немало общего. Начать с того, что все записи осуществлялись под руководством западных продюсеров. Обусловлено это не "низкопоклонством", а тем прискорбным обстоятельством, что института "продюсерства", одного из самых фундаментальных в мировой поп-музыке (и шоу-бизнесе вообще), у нас просто не существует; записывать рок, "ставить" звук, создавать "образ" пластинки у нас никто толком не умеет, да и не обучен даже.

Далее, диски АКВАРИУМА и КРУИЗА, ЦЕНТРА и ВА-БАНКА были записаны в западных студиях. Опять же не потому, что наши рокеры, подобно ретивым кинодеятелям, непременно хотят работать на иностранной "натуре"... Просто-напросто в Советском Союзе современных студий звукозаписи почти нет. На всю Москву их едва наберется десяток. Для сравнения: в Лондоне студий такого же и более высокого класса более трехсот.

Короче говоря, мы, совсем как страна "третьего мира", поставляем свое "культурное сырье" на Запад, где его обрабатывают на умных машинах и превращают в законченный продукт. Нелестно, но факт. Что же мешает нам самим делать записи и торговать не "живым товаром", а готовыми качественными рок-фонограммами, заметно выигрывая при этом во времени, деньгах и престиже? Мешает в первую очередь первобытно-централизованная структура нашей пластиночной индустрии. Когда иностранцы впервые слышат, что в СССР существует одна единственная фирма грамзаписи, они отказываются верить. Это действительно уникальный в мировой практике казус. Точнее, ляпсус. Можете ли вы себе представить, что все книги в Советском Союзе - от детских стишков до богословских трудов, от Эстонии до Якутии - выпускает одно большое издательство? Нелепо? Невозможно? А с пластинками почему же "возможно"?! Ведь во всем мире издательский бизнес и выпуск звукозаписей, несмотря на всю разницу в технологии, являются абсолютно аналогичными по структуре... Любая критика в адрес фирмы "Мелодия" бессмысленна: даже при гениальном руководстве, но сохраняя свое монопольное (может быть, поневоле) положение, она не сможет решить и малой доли стоящих перед ней задач, в том числе международных. Динозавры, как известно, вымирают, но не прогрессируют.

О том, что монополия ведет к загниванию, убедительно свидетельствует практика другой организации, о которой, кажется, уже за много лет не было сказано ни одного доброго слова. Я имею в виду Госконцерт. Это действительно настоящее кладбище международных музыкальных контактов, причем большинство надгробий принадлежит именно рок-проектам. Расскажу одну типичную историю.

В феврале 1985 года в Москву из Лондона пожаловал некто Джон Бэрроуз, директор крупнейшего в Англии летнего музыкального фестиваля, с тем, чтобы пригласить к себе две советские рок-группы. Британские эксперты посоветовали ему найти и прослушать АРСЕНАЛ Алексея Козлова и МАШИНУ ВРЕМЕНИ. С этой просьбой Бэрроуз и пришел в Госконцерт. А там ответственные лица вполне официально ему заявили, что ансамбль МАШИНА ВРЕМЕНИ давно распался, а группа Козлова находится в турне по Монголии и познакомиться с ней нет ни малейшей возможности. Взамен мистеру Бэрроузу было любезно предложено прослушать ряд "лучших рок-групп" - ВЕРАСЫ, САМОЦВЕТЫ и т. п., от которых англичанин пришел в ужас... Я познакомил Бэрроуза с АВТОГРАФОМ и РОК-АТЕЛЬЕ - единственными "выездными" на тот момент нашими рок-группами, но и их поездку в Англию Госконцерт успешно потопил в бюрократической волоките. Что до МАШИНЫ ВРЕМЕНИ, то она, как вы знаете, никогда не распадалась, а Леша Козлов со своим джаз-роком находился в ту неделю не в Улан-Баторе и даже не в Тамбове, а прямо и непосредственно в Москве... Таков фирменный стиль Госконцерта. Не знаю, насколько он изменился сейчас, с приходом нового руководства. Честно говоря, это уже мало кого интересует, ибо большинство западных партнеров и местных клиентов поставило на этой организации жирный крест, найдя гораздо более эффективные каналы взаимодействия. Практически все значительные, вызвавшие резонанс заграничные рок-гастроли последнего времени - АКВАРИУМ, АВИА, ЗВУКИ MУ, ПОП-МЕХАНИКА, ТЕЛЕВИЗОР, ДЖУНГЛИ - не имели никакого отношения к Госконцерту. В качестве "агентств" выступали Комитет защиты мира, Союз обществ дружбы, БММТ "Спутник", ЦК комсомола... В одном случае рок-группа в полном составе выехала по частному приглашению. Строго говоря, налицо непорядок, кустарщина - и тем не менее это куда лучше и надежнее, чем псевдопрофессиональная "помощь" Госконцерта.

А в идеале механизм "рок-экспорта" выглядит примерно таким образом. У каждой группы контрактные отношения с той или иной фирмой грамзаписи - советской, иностранной или смешанной. Записи лицензируют в разных странах; выходят пластинки, к их выпуску приурочивают гастроли. Если фирма крупная - она может организовать поездку сама, если нет - группа обращается к одному из многочисленных концертных агентств, которое обеспечивает музыкантам все необходимое, не претендуя при этом на львиную долю прибыли... Это не фантазия, а серые будни, и я уверен, что рано или поздно так будет и у нас.

Обычно бывает "поздно", а жаль. Фактор времени немаловажен. Нет, я не солидарен с теми, кто призывает "ловить момент" и, используя нынешнюю моду на все советское, срочно "впаривать" глупым иностранцам что ни попадя, снабженное, разумеется, соответствующей "символикой и атрибутикой". Это немного цинично, а главное - недальновидно: халтура быстро набивает оскомину и не способствует хорошей репутации. Пройдет еще год-полтора, и схлынет половодье "перест-рока", "гласность-арта" и всего прочего, взятого с полок, вытащенного из-под гусениц бульдозеров и вызволенного из подвалов советского искусства. На виду останутся только действительно стоящие музыканты, художники, режиссеры, артисты... Вот и интересно будет посмотреть - кто именно?

В одном из недавних интервью Борис Гребенщиков сказал, что главным для него результатом американской эпопеи было то, что он смог лучше узнать самого себя и оценить свои возможности. Поверьте, это очень серьезное заявление, не содержащее и тени кокетства. Международные контакты хороши многим: тут и укрепление доверия, и твердая валюта, и новые впечатления. Но не менее важно еще одно: мировое общественное мнение как зеркало и мировая культура как система координат. Мы не можем обойтись без этого, если честно и объективно хотим узнать свое место и свою цену. Хотя бы приблизительно... Несколько десятилетий наша культура развивалась в почти полной изоляции от мирового художественного процесса, в условиях жесткого идейно-эстетического диктата и отсутствия информации. Эта система плодила дутые авторитеты, непризнанных гениев, эпигонство под личиной новаторства, новаторство под личиной "соцреализма" и всевозможные "эзоповы комплексы". Сейчас пришло время и появилась возможность разобраться, что к чему.

Рок - лишь локальный участок этого большого культурного завала. Но участок интересный, поскольку из всех искусств он, с одной стороны, в наименьшей степени скомпрометировал себя пресмыкательством перед официозом, а с другой - наиболее тесно связан с "неформальной" уличной реальностью. Понимаю, что слово "искусство" в данном контексте многим резануло слух. Конечно, в роке преобладают кич и пустое позерство, но "искра божья" тоже есть. И именно искусство в роке стоит того, чтобы за него бороться. В этом может помочь и "международное судейство".

Я не берусь моделировать суждения мировой рок-критики, однако смею уверить, что основные критерии оценки таковы: музыка, образ, профессионализм. Причем, говоря о музыке и образе, во главу угла ставится такое качество, как оригинальность. Редкое качество для наших рок-групп... А как же иначе? Первое десятилетие советского рока прошло под знаком усерднейшего копирования всех западных атрибутов, включая "ливерпульское" произношение. Затем к английскому резко поостыли, запели на родном языке и "про свое", но вот "национализировать музыку" (по выражению одной сибирской газеты) не смогли. Лишь в последние годы появился ряд групп, претендующих, и не без оснований, на "национальную самобытность", но, как назло, большинство из них не умеет как следует играть. (Под "умением играть" в роке я понимаю не только сыгранность и беглость пальцев, но и мощь, "энергонасыщенность" выступления). За идею - "хорошо" и даже "отлично" воплощение ее зачастую - на уровне капустника... "Интересно, но неубедительно" - так можно сформулировать общее впечатление. И как-то стирается грань между почетной "самобытностью" и обычным провинциализмом.

Те же, что умеют играть, как правило, не блещут фантазией и вдохновенно воспроизводят мировой стандарт. Не думаю, что за КРУИЗОМ и ПАРКОМ ГОРЬКОГО потянется цепочка: рынок "подросткового рока" на Западе и так перенасыщен. К тому же рекруты там требуются молодые, красивые и наделенные недвусмысленным мужским обаянием - в то время как лучшие годы наших рокеров уже ушли на бои с худсоветами и вытравливание из себя этой самой сексуальности... Трудно будет им наверстывать.

Еще труднее, к сожалению, "текстовым" группам, по праву составляющим честь и славу нашего рока. Англоязычный АКВАРИУМ - счастливое исключение. Вообще же наши знаменитые рок-поэты, романтики и циники, пацифисты и радикалы, борцы и панки интересуют большой рок-мир лишь при условии, что их замечательные стихи сопровождает не менее замечательная музыка. А где ее взять, если проблемы презренной "формы" заботили рок-трибунов в последнюю очередь?

Короче говоря, немногие пройдут сквозь сито международного отбора. А из числа нынешних кумиров, любимцев дворцов спорта и телевещания, не останется почти никого.

Большой драмы тут нет, конечно. Советский рок существует в первую очередь для советской аудитории, и идиотизмом было бы призывать к его коренной перестройке в соответствии с интересами иностранной клиентуры. Тем более что практика показывает: отрываясь от своей среды и делая единственную ставку на успех за границей, артист в результате терпит фиаско и там, и здесь.

И тем не менее: прорубленные окна в Европу и дальше - это объективная реальность. И гласность - это объективная реальность. Надо быть или дураком, или гением, чтобы не замечать этих перемен в жизни и не производить переоценку ценностей...

Альгису Каушпедасу, солисту группы АНТИС, показалось недостаточно высмеивать со сцены бюрократов, и он стал одним из лидеров литовского "Саюдиса". ТЕЛЕВИЗОРУ надоела спекуляция на "перестроечной" тематике, и Михаил Борзыкин, автор самых острых полит-роковых песен, вдруг запел лирику. Жанна Агузарова в зените "попсовой" славы покинула ретро-группу БРАВО и одна записала в студии цикл удивительных, ни на что не похожих песен. ЗВУКИ MУ превозмогли вечное похмелье и научились здорово играть. АВИА, наслушавшись вдоволь обличений в форме словесных деклараций, создали феерическое антитоталитарное шоу, убеждающее сильнее, чем слова... Все это - движение.

А "застой" - это гордые фразы типа: "Мы делали то же самое, что сейчас, до всякой гласности - только раньше нас запрещали, а теперь - нет!" И поделом не запрещают: в некогда "крутейших" текстах сегодня слышится не больше вызова, чем в новогодних поздравлениях, а "хардовые" аккорды сладко скрежещут на салонном фестивале в Юрмале. Теперь, дабы наш рок не скатился окончательно до уровня заполнителя дешевых хит-парадов и "неформальной" показухи, чтобы он сохранил (скорее даже восстановил...) свою бескомпромиссную творческую и социальную репутацию, свой, извините за выражение, кайф, ему нужны новые средства воздействия. Я не постесняюсь определить их как "художественные". Рок как "товар" - уже повсюду в избытке. Рок как "приключение" - в большом дефиците. Сможет стать наш рок культурным откровением - не возникнет противоречий между "внутренним" и "внешним" рынком. Новый художественный опыт нужен всем.

* Совсем недавно к ним присоединился уже упомянутый ПАРК ГОРЬКОГО.

Артем ТРОИЦКИЙ
Фото Евгения МАТВЕЕВА и Татьяны КРЫЛОВОЙ


Автор: Екатерина Борисова
опубликовано 27 октября 2014, 04:01
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииАртемий Троицкий - "Poplex"Геннадий Шостак18.05.2010
СтатьиВысадка диверсанта (А. К. Троицкий в Сарове, ноябрь 2002)Старый Пионэр24.12.2002
СтатьиАртемий Троицкий: "Основная задача современной музыкальной журналистики - компетентная Интернет-навигация"Татьяна Ежова06.11.2012
Архив"Московский Комсомолец" 19.06.1992 (М. Пушкина, Д. Шавырин, А. Троицкий)Старый Пионэр08.02.2008
Архив"Ленинская Смена" (Горький) 14.02.1990 (А. Троицкий)Старый Пионэр17.04.2008
Архив"Московский Комсомолец" 27.01.1989 (А. Троицкий)Старый Пионэр29.04.2008
Архив"Московский Комсомолец" 10.02.1989 (Д. Шавырин vs А. Троицкий)Старый Пионэр30.04.2008
АрхивСнова в СССР (рецензия на книгу А. Троицкого)Екатерина Борисова19.10.2012
Архив"Аргументы и Факты", сентябрь 1994 (интервью с А. Троицким)Екатерина Борисова05.08.2013
Архив"Парус" №03'1990 (А. Троицкий, УЛІС, МИСТЕР ТВИСТЕР, РЕФЛЕКС)Екатерина Борисова30.05.2016

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 6 / 0.013