Юрий Наумов, часть 1 (разные издания)


Дитя андеграунда

Перефразируя известное выражение, можно сказать, что в рок-н-ролле реклама - двигатель популярности. Тем удивительней, что 26-летний ленинградский рок-музыкант Юрий Наумов, сознательно избегая всяческой рекламы, тем не менее, уже достаточно известен в нашей стране. Три его магнитофонных альбома популярны среди мыслящей, интеллектуальной публики. Перед нами множество примеров, когда люди, не обладающие талантом, производящие музыкальную и стихотворческую серость, тем не менее, благодаря продуманной рекламе пробиваются на вершины популярности.

Однако создается впечатление, что Юрию реклама не нужна. Достаточно один раз услышать его песни, прочувствовать ту страсть, которую он вкладывает в них, чтобы понять - на этот раз мы столкнулись с неординарным явлением в рок-музыке. Песни Наумова представляют собой тот редкий сплав, когда сложные, разноплановые и на удивление красивые композиции сочетаются с глубокой, прочувствованной поэзией и виртуозным владением инструментом.

Песни Юрия сложны. Они рассчитаны в основном на думающую, подготовленную аудиторию. Это объясняет и локальную пока известность в Москве (чего не скажешь о Ленинграде, Волгограде, Киеве, Новосибирске и других городах), и любовь к нему студенчества. Слушать Наумова не так просто. У людей, присутствующих на его концерте впервые, может даже наступить небольшая эмоциональная усталость. Его музыка - это одна из разновидностей акустических форм рок-музыки, которая на сегодняшний день может восприниматься как самостоятельное явление.

Юрий много гастролировал по Союзу. В Москве же выступал мало и в ближайшее время надеется исправить эту ошибку. Однако песня "Я Просто Пел" из первого альбома группы ПРОХОДНОЙ ДВОР, лидером которой является Наумов, в феврале 1987 г. была отмечена читателями "ЗД". По вкусу пришелся любителям интеллектуального рока и "Не Поддающийся Проверке" - второй альбом группы. Хорошо известен Юрий студентам МАИ, артистам театров МХАТ и "Современник". Совсем недавно вышел третий альбом, пожалуй, лучший из всех альбомов Наумова.

Когда Юрия называют рок-бардом, он не соглашается. Это и понятно. Бардовская песня - это пение стихов под аккомпанемент. Гитара Наумова исполняет самостоятельную партию наравне с голосом. Песни Наумова входят в вашу душу и надолго запоминаются.

В завершение хотим пригласить всех любящих Юрия Наумова и заинтересовавшихся его творчеством на его концерты, которые состоятся в ДК ГУВД (ул. Новослободская, д. 45/3) 12-13 ноября в 19 часов. Билеты - в кассах ДК.

"Московский Комсомолец" 28.10.1988


* * *

Юрий Наумов - это загадка ленинградского рока. Впрочем, ленинградского ли? Он приехал из Новосибирска, а теперь живет где-то между Ленинградом и Москвой. Он поет: "...я не умру от скромности, но все ж я честный рокер", - а за ним уже три года летит слава не рокера (если понимать под этим словом бесцеремонный мотоциклетно-хардовый грохот), но музыканта, акустического блюзового гитариста, если вообще можно как-то определить то, что он творит на своей девятиструнной гитаре. Он посвящает свои песни "отдавшим сердце рок-н-роллу" - и одновременно специалисты сравнивают его песни с рассказами Чехова. Вот так...

Весь Ленинград знает, кто такой Наумов, но очень немногие могут сказать, что действительно знают его. Он появляется и исчезает, он неуловим, он редко выступает со сцены, и большинство тех, кто знает его песни, слышали их лишь в записи - два "электрических" альбома ("Блюз В 1000 Дней" и "Не Поддающийся Проверке") и море самодельных акустических записей, сделанных на квартирных концертах-сейшнах... Потому что в любой день к тебе может подойти один из твоих друзей и сказать: "У Наумова сегодня сейшн". И это значит, что сегодня на сцене или в тесной квартире тебя встретит худой черноволосый человек с сатанинскими глазами, шелест и плач гитары, и песни, напоминающие черное кружево красотой стихотворного слова и стальную плеть - силой воздействия. И вокруг тебя будет множество очень серьезных глаз, и время свернется в клубок из боли и света, и ты проживешь целую жизнь за эти два часа, все изменится и все вернется на круги своя - до другого дня, когда кто-нибудь подойдет к тебе и скажет: "Пойдем, у Наумова сегодня сейшн..."

"...я все же эту песню допою отдавшим сердце рок-н-роллу, но не продавшим душу".

Е. БОРИСОВА
"Советская Молодежь" (Рига) 3.12.1988



Солдат рок-н-ролла

Общеизвестно, что "реклама - двигатель торговли". Хорошо, что в рок-музыке популярность не зависит от размера афиш, правда, средства массовой информации тоже не балуют Юрия Наумова своим вниманием... Тем не менее, его знают, особенно представители мыслящей части рок-фанов.

У него три магнитофонных альбома, которым реклама не нужна, - стоит один раз послушать его песни, услышать страсть, которую он в них вкладывает. Его песни сложны, гитара виртуозна, и поэтому он - рок-музыкант, а не бард, подтренькивающий стихам на гитаре. Юрий Наумов и его группа ПРОХОДНОЙ ДВОР - представители редкого у нас акустического рока. Наумов умудряется одновременно исполнять партии гитары, баса и перкуссии, так что ПРОХОДНОЙ ДВОР - это на 90% он сам. Сибиряк, занявший свое, и только свое место в элитарной среде ленинградского рока.

У него явное тяготение к блюзу, а Вечный Учитель - Джимми Пейдж. Но это не заимствование, это переосмысление наследия и поиск своего звучания.

Наумов далек от розового оптимизма, он часто мрачен, но сгущение красок в его песнях - не способ шокировать публику, но просто концентрация зла, которая должна вызвать протест слушателя, "оживить засыхающие ростки добра и справедливости". Он не повторяется, он поворачивает хорошо знакомые нам явления действительности непривычной стороной, расставляет необычные акценты. Слава богу, - Наумов далек от коммерческой конъюнктуры, он талантлив и искренен.

"Сквозь сплетение сплетен, сквозь тьму и тень
День за днем, каждый день, за ступенью ступень
Он всходил на престол не ценой преступленья
И не ради богатства, дарящего деньги,
И хотя вне сцены Карл был скромен, как кролик,
В кулуарах его прозвали "Король", что с того,
Что он не коронован, коль "король рок-н-ролла" -
Коронная роль".

В сентябре 1987 года Юрий Наумов приезжал в Свердловск с выездной редакцией журнала "Аврора" (Ленинград), спел несколько песен, не оставив в зале равнодушных и недовольных.

На этот раз он будет у нас уже с концертами. Где? В ДК им. Свердлова, 13-14 мая. Вам интересно? Тогда следите за рекламой.

О. МИХАЙЛОВ
(по материалам журнала рок-клуба "Марока")

"На Смену" (Свердловск) 6.05.1989



ПРОХОДНОЙ ДВОР Наумова
Предисловие к встрече

Юрий Наумов - певец и гитарист, преимущественно блюзовый, один из самых интересных исполнителей в стране, своего рода уникальное явление. Многие его знают как лидера группы ПРОХОДНОЙ ДВОР. Студентом Новосибирского медицинского института Наумовым она была создана в 1980 году. Три года спустя вышел их первый альбом "Депрессия". Гонения, последовавшие за этим, привели к распаду группы, и заставили Юрия прекратить учебу в институте перед самым выпуском - слишком много, по тем временам, раскрывали тексты его песен.

До 1986 года он много сочиняет, дает квартирные концерты и становится достаточно известным исполнителем собственных песен. Поклонники его творчества передвигаются за ним по всей стране, следя за каждым выступлением Ю. Наумова на концертных площадках. Музыкальные критики сравнивают эффект первого знакомства с его песнями - с наркотическим шоком, имея в виду, что у слушателей возникает необходимость встреч с Юрием снова и снова, и с каждым разом во все больших и больших дозах.

В 1986 году ПРОХОДНОЙ ДВОР в лице единственного ее представителя на семинаре рок-поэзии принимается в Ленинградский рок-клуб. На следующий год, выступая на рок-фестивале, Юрий Наумов попадает в число трех наиболее интересных исполнителей. Зал разрывают овации, его песни узнают. С той поры неизменно Юрия включает в свои хит-парады Александр Градский. Активно пишет о нем и рок-пресса.

Творчество этого музыканта требует определенной интеллектуальной подготовки. Оно предназначено, прежде всего, для той части нашего общества, которую принято называть авангардом андеграунда.

В Свердловске Юрий Наумов однажды уже выступал - в малом зале ДК им. Свердлова - для "своих". Последующие объявленные концерты не состоялись по причине каких-то организационных неурядиц. А перенести их не удалось - у маэстро плотный график выступлений.

Зато челябинцев тогда Юрий порадовал трехчасовой программой со множеством новых песен, по уровню все более совершенных. Звучали в том концерте и знаменитые его "Азиатская Месса", и "Космос", и "Частушки".

Более привычно, когда исполнители рвутся в огромные аудитории, но Наумовская музыка не предназначена для стадионов. Большой площадке он предпочитает зал вместимостью до шестисот человек, чтобы не терялся контакт со зрителем, чтобы артист видел живую реакцию их глаз. Наумова называют музыкантом не от слова - от звука, в профессионализме его вряд ли усомнится самый придирчивый критик.

Удивительная манера звукоизвлечения, получающийся в итоге негитарный звук - ощущение звучания целого оркестра - так воспринимаются слушателем руки и акустическая гитара Наумова.

В свое время фирма "Мелодия" предложила Александру Башлачёву и Юрию Наумову записать диск-гигант - по одной стороне каждому. Уже велась запись, но февраль 1988 года все оборвал. По записи же Наумовым обеих сторон диска возникли какие-то сложности.

За годы творчества Юрий выпустил несколько магнитофонных альбомов: "Блюз В 1000 Дней", "Не Поддающийся Проверке", "Перекати-Поле" (с группой ПРОХОДНОЙ ДВОР) и т. д. Последняя его программа названия пока не имеет и числится у слушателей "элитарной". А у Юрия появляются все новые и новые песни - может быть, скоро выйдет новый альбом.

К сожалению, обстоятельства складываются так, что Юрий Наумов нынче вынужден давать последние гастроли в СССР. Ему нравится свердловская аудитория, он хочет отыграть здесь несколько концертов.

Действующий в ДКиТ ПО "Уралмаш" музыкально-коммерческий трест "Ангажемент-Сервис" приглашает уважаемую публику на концерты Юрия Наумова, которые состоятся 6 и 7 марта в 19 часов в лекционном зале Дворца.

"За тяжелое машиностроение" (газета коллектива п/о "Уралмаш", Свердловск) №41(11305), 1.03.1990


Юрий Наумов: "Я не отрабатываю внешнюю рок-н-рольную легенду"

- Для чего ты пишешь песни? Что ты хочешь от нас, зрителей?
- Не знаю, наверное, ничего не хочу.

- Ты глубоко мыслящий музыкант и поэт. Откуда берут истоки твои музыкальные и поэтические идеи?
- Я не уверен в самом выражении "глубоко мыслящий". Во-первых, то, что я делаю со словами, я не считаю поэзией. А мыслящий музыкант... Понимаешь, у меня просто есть несколько своих представлений о том, что такое звуковое пространство, и как с ним надлежит обращаться, чтобы достичь желаемого эффекта. Что же по поводу корней... Среди русскоязычных рок-авторов на меня больше всего повлиял Майк Науменко. Воспитан я был на западном роке, и не представлял себе, что можно адекватно выразить себя на русском языке. Я впервые понял, что это вообще возможно, и поверил в свои силы именно благодаря Майку и группе ЗООПАРК. BEATLES и LED ZEPPELIN оказали на меня огромное воздействие как на музыканта. Пожалуй, так.

- Конечно, ты видел знаменитую картину Малевича "Черный квадрат". Интересно, о чем ты думал, когда смотрел на нее?
- Абсолютно ни о чем.

- Я спросил потому, что как-то мне пришла в голову мысль: черный квадрат на белом фоне - это сегодняшнее состояние нашей рок-музыки. Хочешь остаться "белым", то есть честным и чистым музыкантом, - значит, как Башлачёв, - в черноту. Иначе и наша советская система, и шоу-бизнес сделают тебя игрушкой в своих руках...
- Да почему, господи? Я не признаю момент отталкивания Башлачёва. Это для поколения Евтушенко важно было утвердиться на государственном уровне, печататься, официально выступать. У них не было антагонизма, они считали Советскую власть родной, просто плохой дядька Сталин задвинул доброго дедушку Ленина. А для поколения Башлачёва, которое уже себя противопоставляло самой системе, не значилось в системе ценностей легализовать себя, это не котировалось в их сознании. Сашка не ушел из жизни непризнанным гением. Он был признан именно как гений. У него была исключительно высокая репутация. Он побывал во всех крутых неформальных домах, среди самых крупных представителей различных нелегальных объединений, у Пугачевой, у Вознесенского, - и произвел фурор везде. Его делами-хлопотами занимался Артем Троицкий - человек с огромным авторитетом и связями в рок-мире. То есть Сашку двигали и раскручивали такие мощные силы, что я, например, и рядом с ним не стоял. Поэтому все разговоры - мол, бедный Сашка, которого никто не слышал, и которого все замучили, обреченно сиганул в окно, - это полная ерунда. А то, что у него были какие-то внутренние примочки, что он был по-своему одинок и мучился из-за этого - это уже другое. Но вернемся к "Черному квадрату". Мне он не нравится, но я убежден, что Малевич был настоящим художником, и рисовал его не из-за стремления всех купить на этой вещи. А рок-музыка, всякий официоз... понимаешь... В свое время на одном из фестивалей была премьера фильма "Игла". Вышли на сцену Нугманов с Цоем. Один критик спросил: "Какой-то римский философ сказал, что существует иголка, которая протыкает, и существует нитка, которой сшивают. Так кто вы: иголка или нитка?" А Нугманов говорит: "Неужели нам больше не из чего выбирать?" Неужели и мне остается выбирать только между черным и белым квадратом? Я сам по себе.

- Наш рок-н-ролл сейчас переживает очередной кризис...
- Да почему же!!! Что значит очередной кризис?

- ...и я хочу спросить, что ты от себя хочешь в этой ситуации?
- Я не чувствую кризиса. Понимаешь, я ведь не сплотился в некую партию большевиков, которая распространяет по стране рок-н-ролл. Вот, дескать, падает доверие народа к нему. И собирают они тогда ЦК, и спрашивают: "Вот ты, Кинчев, и ты, Шевчук, что вы сделали, чтобы народ слушал нас дальше?"... Да идите вы к черту! Ребята сами на персональном уровне решат все проблемы. Это ты с точки зрения слушателя скажешь: "Да, в 1983 году было сто клёвых исполнителей, а в 1989 - только пять". Старичок, да погоди, не было, вроде, в 1983 году столько клёвых исполнителей. Тогда была горстка, и сейчас горстка. Может быть, кризис не у рок-музыки, а у слушателей в мозгах. Время идет, музыка делает какие-то шаги, а люди не хотят это понять.

- У Анджея Вайды есть фильм "Пепел и алмаз", в котором главный герой пытается разобраться в себе и выяснить, кто же он: алмаз, т. е. личность, или пепел - человек из толпы...
- Нитка он или иголка. (Смеется)

- А ты не задавался таким вопросом?
- Не знаю. Я человек, вешу я 62 килограмма, рост у меня метр семьдесят пять, мое любимое занятие - сочинять песни. А что ты хочешь услышать? Восточные мудрецы говорили: "Скажи мне, что ты хочешь от меня услышать, и я тебе дам свой ответ".

- Понимаешь, Юра, всем уже надоело читать о весе, о росте музыкантов, а мне надоело спрашивать: "Почему вы именно такую музыку играете, как пришли к такой музыке?" и т. п. Гораздо интереснее растравить тебя и показать читателям с других сторон.
- Ну, хорошо, растравил. Тогда твой предыдущий вопрос я бы перевел так: "Клёвый ты или нет? Задумывался ли ты об этом?" Конечно, клёвый.

- Рок-н-ролл действительно твоя "коронная роль"?
- Рок-н-ролл... Наверно, рок-музыка - это жизнь и, как часть ее - коронная роль. Но, поскольку я живу как нормальный человек, на фестивали приезжаю с любимой женой и без бутылок водки, я не отыгрываю роль звезды рок-н-ролла. Я существую как нормальный бюргер, играющий на гитаре. Мне не нужно все это оборачивать в какое-то полупьяное братство со шлюхами, кутузками, битьем челюстей... Я не отрабатываю внешнюю рок-н-рольную легенду, я вообще - кроме длинных волос - никак не вписываюсь в эти вещи.

- Что для тебя гитара: рабочий инструмент, или подруга девятиструнная, или часть одного из многих твоих "я", которая, если верить легенде о переселении душ, переселилась в инструмент?
- Как моя душа может переселиться в инструмент, коль я их меняю, как перчатки? Наверно, инструмент - это некий ампутированный член, с которым уже нет кровного родства. Но, бывает, отрежут человеку ногу, ходит он с культяпкой и чувствует, как болит палец на отрезанной ноге. Это называется фантомная боль. По отношению к инструменту у меня такое же фантомное родство.

- Твоя песня "Театр Станиславского" была написана еще в 1986 году. Если бы сейчас, а не тогда ты написал эту вещь, появился бы у нее "четвертый акт"?
- Зачем, на то и театр Станиславского: в первом акте висит ружье, в последнем оно стреляет. Последний и есть третий. Нет, пожалуй, четвертого акта не было бы и сейчас.

Беседовал Игорь ПЫЛАЕВ
"Российская Музыкальная Газета" (Москва) №5'1990



Дорога назад

- Юра, в связи с засильем попсятины...
- Так нет засилья попсятины! Ты это засилье ощущаешь?

- Еще бы, когда соседи все мозги ЛАСКОВЫМ МАЕМ продолбили.
- Зайчик, ты пойми, это не проблема попсятины, это проблема плохой звукоизоляции! Мы уже говорим о качестве бетона и панельных плит. А потом, пойми, ну что такое "засилье попса"? Давай честно относиться к этому делу. Есть общая тенденция, которая существует десятилетиями. А первая "дырка" на моем веку была - это где-то примерно год 74-77-й, тогда впрямую диски FLOYD, ZEPPELIN, PURPLE... сольники распавшихся BEATLES, они впрямую - тогда были сделаны и тогда доходили, и это была "дырка". Все это там создавалось, через три-четыре месяца пересекало границы СССР и здесь растекалось. Это были годы, когда рок, в наиболее сильное свое время на Западе, впрямую оказывал воздействие на мое поколение и тех, кто постарше. А в декабре 77-го, когда появились BONEY М, это пизда до 84-го. Вторая "дырка" - только в 84 году на какое-то время отпустило. Тут люди сразу узнали, что выходят всякие там "Дни Серебра", что есть Кости Кинчевы и Витьки Цои, Саша Башлачёв, андеграунд. Так вот она, эта дырка, которая возникла на три-четыре года, где-то с 88-го стала снова затягиваться. Но, господи, скажи спасибо за то, что хотя бы были эти попсы, потому что ни ты, ни твой супруг от этого впрямую не страдаете. Если вас достает, то вы звоните по телефону, поднимаете народ, устраиваете сейшн и ни от какого засилья попсы не страдаете. В любом случае на некоем персональном уровне эта проблема решена. Я потому и не могу сказать, что я страдаю от засилья, - я внутри себя, а вы создаете тусовку - я внутри вас, так что никакого страдания нет. Неужели люди могут жаловаться на обилие плохой литературы? Боже мой, пока есть Александр Зиновьев, кто-нибудь еще, кто в кайф пишет, совершенно незачем переживать, что Петя Проскурин написал плохой роман...

- Юра, если можно, о причинах твоего отъезда из Союза?
- Причин куча. Никогда не бывает, что причина одна, есть просто вещи, которые идут фоном, и есть вещи, которые оказываются решающими. Я не думаю сейчас о негативных последствиях моей жизни, если в ней ничего не изменится, а позитивные последствия таковы, что я могу их себе представить. Я уже достиг какого-то стабильного положения, которое может арифметически прогрессировать, - в 89 и 90 годах я выступил в Малом зале МДМ, поиграю еще два года - соберу Большой зал, поиграю еще шесть лет и соберу концертный зал в пять тысяч мест. Поиграю еще двенадцать лет, - может быть, смогу однократно собрать стадион. Понятно, обо мне наконец напишут "Огонек", "МН", в "Программе А" покажут большой клип, и в сорок лет я запишу первую (или вторую) пластинку на "Мелодии"... Ниша занята, некая стабильность есть. А я сейчас хочу изменить что-то в своей судьбе таким образом, чтобы я при этом остался музыкантом... Есть один мощный выталкивающий фактор, - по мере записи трех своих альбомов я расходовал на них как бы материал буферный. Песен, которые могут служить черновиками, прелюдиями, прообразами, у меня уже нет, начиная с четвертого альбома, который концептуально уже год как готов, все, пиздец! Я не могу больше в мусорную яму выбросить ни одной песни, ни одной! Самое смешное, что никто не даст гарантий, что и там смогу, но здесь-то я знаю, что все - точно - не смогу, этот переезд - путешествие из "не может быть" в "может быть". Даже если после пересечения границы я не смогу написать ни одной песни, то хотя бы ради того, чтобы дать жизнь примерно десяти альбомам, которые сейчас в готовом или полуготовом состоянии варятся во мне в ожидании выхода, ради десяти работ это стоит сделать. По крайней мере, в моей сегодняшней системе ценностей это котируется настолько высоко, что альтернативных решений просто не возникает... Конечно, счастливы те, кто находит компромиссный вариант зависания, - Плисецкая, Курёхин, Андрон Кончаловский. Это просто счастье, когда ты можешь не рвать со страной, но, тем не менее, осуществлять свои проекты там, где ты считаешь наиболее благоприятным.

- А ты не пробовал искать подобные варианты?
- Пробовал, не получилось...

- Юра, но все-таки... Я была на твоих концертах, видела слезы на глазах зрителей. Никакие диски с самым чистым саундом все же не заменят живого общения...
- А в таком случае вообще ничего не останется. Я никогда не видел живьем BEATLES, первый видеофильм с ними посмотрел, когда мне было двадцать пять. Я-то знал их только по пластмассовым посредникам, и это был такой громадный толчок, которого хватило, чтобы выдернуть меня из всей этой мрази. Только эти песни помогли мне спастись... Я безумно люблю эту музыку, и эта безумная любовь подвигла меня на то, чем я занимаюсь сегодня. И от этого - я чувствую - должно что-то остаться, хотя бы несколько пластинок, таких, чтобы они достойно слушались... От нашего поколения вообще ничего не остается. Где ранний Макаревич? А хуй его знает! Где эти пленки? - их стерли, их выбросили, они поизносились. Есть в Союзе, наверное, с десяток человек, у которых они сохранились, но люди сидят на них, как тарантулы. А молодняк не знает... Они смотрят на Макаревича, которого показывают на Дне ментов, и пялятся - что за еб вашу мать?! А, МАШИНА ВРЕМЕНИ? Знаем! Да ни фига они не знают... Что осталось от ВОСКРЕСЕНИЯ, куда это все девается?.. Ничего не останется, все засасывает в какую-то воронку... Несмотря на то, что Россия всегда гордилась своей духовностью, похороны Высоцкого почему-то снимали западные немцы. Духовность проявляется у нас в слезах на могилах и в плакатиках "Прости нас". Должны оставаться книги, фильмы, фотоальбомы, пластинки - это же жизнь целого поколения, которое накрывается пиздой. Я смотрю на все это, и мне страшно... Если бы Агеев в 85-м не записал Башлачёва на свой "Акай", не с чего было бы печатать эту "мелодиевскую" пластинку. А Агеев не был Саввой Морозовым, он честно прикалывался, но я думаю, что у него была перспектива использовать это в своих целях... может быть, и нет... Но, тем не менее, чтобы пластинку купили мальчики и девочки, для этого понадобился четырехтысячный агеевский "Акай", а Башлачёв что-то на него напел. А если бы этого не было? На каких хрупких странных вещах зиждется все, что от нас остается. Что, потом пленки, записанные на моих сейшнах, какие-то старушки будут чистить с эквалайзерами, и на "Мелодии" выпускать посмертные пластинки? На хуй надо! Должны эти вещи остаться! Я хочу остаться в звуке, в клевом профессиональном звуке.

Юлия ГЛЕЗАРОВА
10.04.1990

"Гуманитарный фонд" (Москва) №7(40)'1990



"Я рожден, чтоб играть..."

- "Музыка - друг мой единственный..." У тебя больше нет друзей?
- Ты знаешь... смысл слова "дружба" я воспринимаю нетрадиционно. Для меня это не тот человек, которому отдай рубаху, душу... Для меня это не армейские дружбаны, чтобы закинуть руку за плечо... У меня нет тоски по друзьям... Есть дорогие, любимые люди, стоящие на разных ступенях от меня...

- Ты часто устраиваешь домашние концерты. В чем, по-твоему, превосходство домашнего сейшна над многолюдным залом?
- Понимаешь, люди знают, на что идут, когда они идут на сейшн. Соответственно, они готовы воспринимать то, что я делаю. А на обычных концертах (в зале) есть слой людей, не воспринимающий не то чтобы меня, а - вообще ничего. Если мне будут выкрикивать из зала: "Металл давай!", я буду орать агрессивно; все - это уже начинается атомная война... Обидно быть непринятым. Это было для меня нормально года три назад, теперь - уже не то...

- ПРОХОДНОЙ ДВОР - это "проходной двор" для твоих аккомпаниаторов, или это ты - человек-оркестр?
- Это перманентный проект. Поскольку есть я, этот проект существует. Без меня он в спящем, летаргическом состоянии. Но я могу его оживить. Покуда есть идеи, мои песни нуждаются в электрической аранжировке. Если я почувствую, что лучше быть только в акустике, я буду петь один. Если же в сорок лет мне придется собрать команду, это не составит труда.

- Я слышал, как твои песни исполняли у Казанского собора, не называя автора, и пели за деньги...
- Правда? Качественно пели? Обалдеть!..
Деньги за песни? Я к этому вполне спокойно отношусь. Они, судя по всему, ребята небогатые. То, что, в принципе, они не объявляют, чьи это вещи... Какие-то голландцы играют песни BEATLES и собирают деньги на улице. Никому не придет в голову спрашивать у них: с чьего разрешения и какую именно песню Леннона или Маккартни они поют. Вообще это экзотично. У меня по этому поводу нет гнева.

- Я заметил, во время фестиваля ("Рок-акустика" - ред.) к тебе подходило много различных людей. Как ты относишься к тусовщикам?
- Вокруг меня - моя жена и мой друг, а за все время фестиваля ко мне подошли человек 5-6. Просто время от времени я бываю с концертами в разных городах, и, конечно же, есть люди, бывающие на них постоянно. Не подойти ко мне и не поздороваться, - это было бы невежливо. Но все это на уровне старых знакомых.

- Отношение к хиппи?
- Дело в том, что я прекрасно отдаю себе отчет, что аудитория, привязанная к хиппизму, более подготовленная к моим песням. Хипповские тусовки - это наиболее антифашистские объединения, у этого слоя людей есть такое чувство как милосердие. Конечно, и среди них есть свои "покрышка" и свое "дно": у них есть и плохое, но хорошего больше. Через это можно прорастать. Справедливо мнение, что тусовка многих погубила, но и то, что благодаря ей многие выжили - это тоже известно... Кстати, процент ублюдочности у хиппи самый низкий, у других, ты сам знаешь - каких, - намного выше...

- Кто ты - поэт, гитарист, бард? Как сам считаешь?
- Я музыкант в первую очередь. То, что я не поэт - это точно. Есть тексты, которые удаются. Но они вторичны по моменту возникновения. А музыка - это структура, которую можно обозначить словом. У меня никогда не возникает настроения написать стихи. Разбирать же песни с точки зрения стихов - безумно...

- Один мой знакомый, известный рок-музыкант, сказал, что было бы лучше, если бы ты оставил тексты и перешел бы только на гитару...
- Да он мудак!.. Пускай эта наглость будет напечатана, но сильнее своих песен я не слышал нигде и никогда! Мои песни - самые лучшие. Мне кажется, это великое искусство - то, что я создал... Я знаю людей, которые поют песни на стихи Бродского... Майк, например, выше на порядок - у него есть внутри какое-то нервное поле. Пушкина перекладывают на музыку - это салонная примочка, это ложь, это искусственно рожденный ребенок. Здесь все раздавлено. Ну, что это такое - "Белый снег, серый лед..."!? Мои песни - и музыка, и стихи, и энергетика, - не самые мощные, но, вместе взятые, они обладают совершенной самодостаточностью. Я строю песни по внутренним законам сплава. Как я могу их писать, не используя стихи?!

- Есть ли у тебя кумиры? Что ты слушаешь?
- Я как бы перестал слушать музыку с начала 80-х годов. Знаю, что есть DIRE STRAITS, что существует Стинг, Питер Габриель... Но музыка 80-х меня не формировала. Любимая команда -LED ZEPPELIN. Из наших самое сильное впечатление произвел на меня Майк Науменко: я был потрясен, когда его услышал... Невольно даже был период подражания ему. Один из эпизодов - Башлачёв... Недавно послушал пластинку Макаревича - гигантский человек, как бы его ни поносили. Это его беда, что время его ушло...

- Какие взаимоотношения с фирмой "Мелодия"?
- Никаких. Собирались делать пластинку в январе 1988 года: одна сторона моя, вторая - Башлачёва. К тому времени уже было записано 5 песен. В феврале же в студии я узнал о смерти Саши... Дальнейшая судьба моих песен мне не известна.

- "Я рожден, чтоб играть. Кто оставил меня вне игры?.." Так кто же оставил тебя вне игры?
- Ты знаешь, в разное время - по-разному. Было время, когда это были родители, было время - КГБ... В любом случае я за свой рок-н-ролл крупно заплатил, не так, конечно, как Юра Шевчук - на уровне физической расправы, - но на уровне раскаленных мозгов - сполна.

- Правда ли, что на днях ты навсегда уезжаешь в Америку?
- Правда.

P.S. Это одно из последних интервью Юры Наумова, данное отечественной рок-прессе.

Б. СУРАНОВ
"Иванов" (Тула) №2'1990



Как это делалось в Москве

В Москве это делается так: однажды вечером, устав от политики и социальных проблем, которыми усиленно пичкают нас газеты и журналы, радио и телевидение, чувствуя в себе никотиновую горечь нездорового пессимизма, - думаешь о том, где можно было бы получить заряд пессимизма здорового. И тогда... Тогда идешь к телефону и начинаешь искать "флэт". Дело это тяжкое, муторное: приходится выслушивать массу печальных историй о женах, бабушках, маленьких детях и прочих родственниках, а также жалобы на пипл, который на прошлом сейшне сломал диван. Квартира может возникнуть в самом неожиданном месте. Например, на Кутузовском проспекте, в двух шагах от дома, где жил Брежнев, где в соседней квартире - "вертушка", а двор похож на клавиатуру рояля от черных "Волг" и белых "Вольво". Или в "спальном районе", в полутора часах езды от центра, где пьяные гопники по вечерам орут: "Зиг хайль!" В общем, неважно. Важно наличие в квартире комнаты с минимальным количеством мебели и полезной площадью не менее 20 квадратных метров.

И все ради чего? Ради того, чтобы центром внимания в этой квартире стал человек с гитарой, более аплодисментов ценящий тишину между песнями, - Юра Наумов. Отзваниваешь ему и говоришь, что квартира там-то, встреча во столько-то, начало во столько-то. Звонишь пяти своим знакомым, а каким образом на месте встречи оказывается до ста человек, и как они помещаются на 20 квадратных метрах - мне неизвестно.

Состояние всеобщей отсиженности на Юриных квартирниках - духовной и физической - дело обычное. И когда в конце второго отделения он поет "Я Пришел Дать Вам Воздух", это звучит как надежда на надежду, но постороннему - как издевка.

Всего этого скоро не будет. Юра Наумов отбывает "очень далеко и очень надолго". В общем, "разодетый, словно гранд, вверх по трапу самолета эмигрант..." Эмигрант. "Наверное, я давно должен быть там, - говорит Юра и машет рукой куда-то в направлении Рижского вокзала, - я же весь - оттуда... если сравнивать с Сашей Башлачёвым, который весь здешний. И потом, в рок-тусовке я всегда был самым отстегнутым, и поэтому мой отъезд не будет воспринят такой уж неожиданностью". "А что ты там будешь делать?" "Это, - он похлопывает по гитаре, - я же больше ничего не умею".

Москва, Питер, все мы становимся беднее и беззащитнее с его отъездом. Да, мы получим "оттуда" диски с отличным саундом, "там", может быть, сбудется Юрино желание - реализовать те возможности звукового воздействия, пределы которых он исчерпал в наших доморощенных студиях. Но что такое даже самая чистая фонограмма?.. Ведь на сейшне я почти физически ощущаю, как он отдает мне свою кровь, и вот... я теряю донора. Есть у меня сейшеновые фонограммы с относительно чистым (или не очень грязным) саундом, но как этого мало... Честное слово, я завидую тем, кто впервые будет слушать Юру "там". Пусть они вряд ли вникнут в хитрую звукосмысловую вязь Юриных слов, но ничто не помешает им услышать неповторимую Юрину музыку, - где блюз и классический менуэт, орган и клавесин, бас-гитара и ударник, - и все это на девяти струнах и десяти пальцах.

А может быть... прозвенит международный телефонный звонок: "Слушай, у Наумова на днях сейшн в Париже. Стрелка - Эйфелева башня, левая нога, шесть часов вечера", - и я, пересчитав доллары и франки, с кровью добытые на "черном рынке", суну в карман загранпаспорт и встану на трассу. Сколько до Парижу, пипл? Три-четыре тысячи верст? Сущий пустяк!

...Сколько нас таких? Восемьдесят? Сто? Сто двадцать? Я не знаю... Знаю одно: эти люди не те, кого нынче определяют модным словом - "фэны".

Ю. ГЛЕЗАРОВА
Москва

"Советская Молодежь" (Рига) 14.07.1990



Следующая часть >>

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 02 мая 2006, 13:33
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (2) | Оставьте свой отзыв | Купить диски



Другие статьи на нашем сайте

Архив"Московский Комсомолец" 28.10.1988 (ПРИМА ДОННА)Старый Пионэр15.02.2007
СтатьиКонцерт Юрия Наумова (ЦДХ, Москва, 19.04.2008)Юрий Кибиров28.04.2008
СтатьиДвери в иную вечность (концерт Юрия Наумова в музее Достоевского, Петербург, 27.10.2012)Юлия Боровинская29.10.2012
АрхивЮрий Наумов, часть 2 (разные издания)Старый Пионэр26.07.2006
Архив"Молодежная Стрелка" (Нижний Новгород) №14, ноябрь 1996 (сейшен в Планетарии, Ю. Наумов)Екатерина Борисова30.04.2014

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2017, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.08 / 7 / 0.024