"Московский Комсомолец" 27.11.1993 (Ю. Шевчук)


ЮРИЙ ШЕВЧУК: «УМРУ, НО СУКОЙ НЕ БУДУ!»
Элина Николаева беседует с Юрием ШЕВЧУКОМ

Юрий ШевчукЮрий Шевчук очень боится остаться, как он выражается, "без кожи". Поэтому ко всякого рода интервью относится очень болезненно и подозрительно. Наша первая беседа 6 ноября в Самаре закончилась тем, что он сказал: "Ничего печатать не надо, я наговорил лишнего. Прошу тебя как человек человека". Два раза просить было не надо, потому что я знаю про микроинсульт, который с ним случился, когда один журналист запустил в печать нечто слишком личное о Шевчуке, "Приезжай в Питер, там и поговорим". Пришлось ехать, и там, ровно через неделю, мы поговорили без гастрольной суеты.

Шевчук очень неоднозначная и сложная личность. Простите за вышеозначенную банальность, просто еще до начала прямой речи, учитывая его сложную поэтико-психическую организацию, хочется уточнить — данное интервью ни в коем случае не претендует на всеобъемлющее "раскрытие личности". Шевчука здесь десятая, а может, и сотая часть. В нем много такого, как положительного, так и отрицательного, о чем, будем надеяться, широкие народные массы не узнают никогда, — ведь должно же быть что-то святое?!

Последние два года после смерти жены Юра приходил в себя. Не пил. Потом развязал, снова завязал. По губерниям прокатился "Черный пес Петербург", фильм с лужнецкого концерта. Мелькал "по ящику" в нелепых беседах прямого эфира "АТВ". Совсем недавно прошел слух — группу разогнал, дает сольные концерты. Действительно, в Самаре я застала его в компании с Вадиком Курулевым. Там, на сцене Театра оперы и балета, под акустическую гитару он, как всегда, занимался тем, за что мы его любим, — изливал душу.


"Шевчуковская" байка:
В Самаре говорят: российский флаг — это, с одной стороны — красные, с другой — белые, а посреди — ха-ха... Волга, наверное...


Всегда было тяжело и сложно... Петь всю гадость, всю пошлость этого бытия надо, но все-таки петь светло. Как искусство Микеланджело, который лепил из грязи свои прекрасные скульптуры. Легко петь о коже, о венерических заболеваниях, судорогах организма, чем я, кстати, пользуюсь. Судороги организма, например, переношу на судороги страны. Страна блевала, да. Страну рвало. Она, согнувшись пополам, искала помощи... и т.д. Я пользуюсь этими приемами. Но делаю это для другого. Чтобы спеть: "Правда на правду, а вера..." После долгих поисков смысла гражданской войны я понял ее — "правда на правду, а вера..." Не может вера протестовать и бороться с иконой, а земля с цветами, а окно с небом. Не люблю, когда из грязи да в грязи. Люблю, когда из грязи да в князи. Серьезно. Поговорка такая есть. Для меня важен человек, его жизнь. Смерть. Любовь. Заблуждения. Мне важен я сам прежде всего и окружающие меня люди, хочется всем прибавить только хорошее. Если ты начнешь гасить то или другое в человеке — этим ничего не добьешься. Пушкин был воистину христианский поэт, а большевики обнаружили у него борьбу против царизма. Это все неправда! Обман и цинизм. Александр Сергеевич — он людей любил и хотел всех сделать лучше: и белых, и красных, и зеленых, и синих.

Смотрим телевизор. 6 ноября. На сцене приличного заведения артисты вовсю приударяют за "Выбор России". Спрашиваю Шевчука — мог бы выйти на такую сцену и спеть пару песенок за демократию. Пиджачок опять-таки приодеть?
— Не мог бы. Почему? Потому что стыдно. Да и пиджака у меня нет... Я даже когда женился — взял пиджак у своего друга и тут же ему отдал. Не знаю как тебе объяснить — они видят мир иначе, чем я. Это не значит, что они плохие — может, они лучше, веселее. И меня туда приглашали. Звонили. Мой администратор трубку зажимает, шепотом — "Поедешь?". Я говорю - "Меня нет".

— Быть в оппозиции к системе — судьба каждого "нормального" рок-музыканта?
— Моя оппозиция против политики. Важнее десять заповедей. Да, не раз уже было, приглашают разные партии. Сильные мира того-сего...

— Ну и?..
— Никогда. Ты что! Может быть, я что-то и проиграю... мое дело, сама знаешь, какое — горло драть. Мои ребята меня хорошо понимают, никогда не будем придворными поэтами...

— Но кому-то ты симпатизируешь?
— Ко многим людям я отношусь, как бы это сказать, физиономически. Ну ты поняла. Честно скажу, мне кажется, что Ельцин порядочный человек. Искренне уверен и даже знаю это — пока он будет у власти — будет демократия, а потом будет черт знает что. Это не убеждения, не знания, это — мои чувства.

Белый дом, белый дым, белый лед.
Суета.
Храмом стать не сумел, -
Архитектура — не та...
Мы глотаем надежду с толченым
стеклом,
Мы лепили любовь,
-Вышла баба с веслом...

(1992 г.)!!!


— Третьего, когда мне сказали, что в Москве опять "что-то", — не поверил, потому что постоянно эти депутаты дерутся, а потом утром — как узнали — я просто ахнул. Мы с друзьями сели в машину и поехали. Конечно, опоздали, но что-то я почувствовал, когда увидел все это. Очень меня это страшно обломало. Трое суток был в депрессии, а потом ночью написалась песня "Правда на правду". Думаю, что она будет заглавная в новой программе.

— Юра, и все же — что означает "в небе жгут корабли"?
— В этом есть какой-то смысл, может быть, он несколько туманный. Совершенно не обязательно, чтобы все было конкретно. Вот конкретное слово — унитаз. А "в небе жгут корабли" — это не конкретно. И слава Богу.

— Сколько тебе лет?
— С одной стороны, мне четыре тысячи лет. По обывательскому будильнику — 36, а если по самочувствию — то 18.

— Тебя как рок-звезду тяготит возраст?
— Я не звезда. Я - месяц. Ха-ха...
Шевчук накануне вернулся из Праги, куда был приглашен на концерт "Дип Пепл", этих патриархов рока.

— Ты общался с ними?
— Нет, должен был, но у них вышла там какая-то ссора. Они месяц друг с другом не разговаривают, не общаются, живут в разных гостиницах, обедают в разных ресторанах. Только на сцене вместе. Поэтому не случилось. По программе мы должны были все вместе отобедать у одного моего друга, хозяина ресторана в Праге. Были накрыты столы, но я, честно говоря, с удовольствием пообедал за весь "Ди Пи". Я так оторвался по животу... Там было все. Хорошо было. Короче, меня встретили, как "Дип Пепл".
Ну так вот — про возраст. Конечно, все зависит не от количества лет, а от мироощущения. Хотя лично для меня рок-н-ролл в стиле буги-вуги — это нечто архимолодежное. Ну, как-то уже... скучно. Я просто стараюсь использовать эту форму для того, чтобы выразить то или иное состояние души. Рок-н-ролл для меня сейчас не то, в чем я живу, а скорее - одна из красок, с которой я до сих пор работаю. Я не считаю себя рок-музыкантом, честно говорю и конкретно. И по большому счету им никогда не был.

— В общем, не давят года...
— Нет, конечно, это чушь.

— В последнее время слышала, ты часто уединяешься, подолгу живешь в Репино под Питером, настроение быстро меняется...
— Для меня главное — жизнь, а не суета. Другого быть не может. Скажем, 12 часов ночи. То же Репино, я иду на залив и наблюдаю просто за движением звезд, луны. Стою там час, два. Знаешь, где-то вдалеке ворочается, гремит, шумит Питер. Елозит. Кричит, орет от ужаса. Задыхается в этой похоти, пошлости... А здесь запив, черные деревья, лунный свет, и когда ты босиком становишься спиной к дереву, возле которого только что днем бухали какие-то молодцы и слушали твою песню — "Что такое осень?". Знаешь, я на набережную летом вообще не мог выйти. Стояли — "девятки", "мерседесы", и везде орало: "Что такое осень?..", а я, как Маугли, за деревьями — не дай Бог, думаю, меня узнают. Иначе — все. Кранты. Пить придется - неделю. Понимаешь, я же говорил где-то — хорошей песне хитом на горло не наступишь. Ха — никаким. Никакой популярностью. Это раз, А во-вторых, ну... она от души была написана, она была какой-то маленькой революцией в группе, потому что мы писали до этого какие-то тяжелые такие песни, боевые... Ее я написал на кладбище, на Никольском, в Александро-Невской Лавре. Просто ходил осенью, бродил. Так грустно стало, что просто невмоготу — я всегда один — и просто она взяла так — бах и написалась. В 91-м году, в конце сентября. Вспомнилось, что ли...
...Я вложил в нее соверше-е-енно другое. Иногда думаю, может, — вообще не писать. Все неправда, все чушь. Все в жизни очень сложно, настолько, насколько ты от нее ждешь. Я жду очень многого. Просто всего. Настолько я могуч в своем желании... Хх-а.

— Звучит пафосно, но как-то невесело...
— Да, раньше я был другой. Любил тусовку. Но это все быстро очень прошло. Не успеваешь насытиться одним, как хочется другого.

— Это ты женщин имеешь в виду?
— Женщин? Да нет, я однолюб. Женщина сейчас — это горсть тепла после долгой зимы. Без них вообще нельзя прожить. Но я однолюб — никогда снова не женюсь... Ох, опять, как это глупо... Опять мы переходим на личную жизнь. Мы же не для журнала "Работница" беседуем... Раньше я был весел и здоров. Сейчас я тоже весел, но уже от другого. Я живу, пишу новые песни. Если я это делаю, значит, я что-то чувствую, значит, я полноценный человек...

— Ну так, разочек, можно влюбиться для поднятия эмоций?
— Конечно, влюбленности необходимы и были. Они все достойны быть моими женами, но я не достоин. Не потому, что я ханжа. Я, как та лампочка, которая, знаешь, перегорает. Представляешь, починить ее... вакуум надуть, ободочек этот, который горит, как сердечко, натянуть...
Мне интересно читать... Интересно слушать людей с багажом знаний, жизненного опыта — мужика какого-нибудь в деревне послушать... Могу сутками ходить за ним, как собачка. С людьми же предсказуемыми становится быстро скучно. А есть просто гении...

— А гении — это кто?
— Есть, топчут нашу Россию. Кто? Дима Ревякин, "Калинов мост", знаешь?

"И мы скажем это слово... быть может, некоторые депутаты его не знают... Да здравствует любовь!"
(концерт в Кремле 25 января 1992 г.)


- Юра, а что, по-твоему, любовь?
— Любовь, любовь... Я помню, как смотрел "Ромео и Джульетту". Мать честная! Итальянский фильм. Ты помнишь его? Но. Через много лет я посмотрел его снова и, знаешь, ничего этого уже не испытал. Ни-че-го. Но тогда, много лет назад, в кинотеатре "Салават" в городе Уфе, когда я смотрел фильм в третий или четвертый раз, передо мной сидел такой лысый мужик с двумя тетками и говорил: "Щас он ее...". Понимаешь, я не дышу, замираю от "смятенья чувств", а тут вдруг - "Щас он ее, щас..." В общем, я звезданул его по лысине. Была драка, скандал, менты, он был каким-то чиновником. Было ужасно, но я не мог не ударить. Я был для них хулиганом, сволочью, и меня никто не любил из окружающих. Потому что я ударил гражданина по голове. Я был самый плохой, но я любил этот фильм. Странные вещи происходят... Я унизил личность от чего? От любви... Я обливался слезами... Сколько раз в этой жизни я был несправедлив, и самое ужасное, что я все это помню... Я понял, что я - это не самое главное в жизни.

Отпустили грехи чужим женам,
Доставали небо из сита.
Предлагали хлеба иконам,
Да иконы у нас всегда сыты.
Ах, как крестили мы любовью свадьбы,
Но женихи не доживали до ночи.
Все пропали,
А наши бабы ушли туда,
Где длинней, да короче,
Эх, трудно слить унитаз да небо...
Легче крыть это все матом.
Баба Вера, я был или не был —
Женихом твоим, отцом или сватом...
Пропечатали буквами наши песни,
Понашили из трусов героев...
Потерялся я среди этих строев,
Ничего не пойму, хоть тресни...

"Российское танго", 1993 г,, октябрь


— А что для тебя "нелюбовь"?
— Не люблю я эту "попсу". Эту праздничную тоску куриную. Мне часто говорят, ну ладно, поет "оно", может и не то, зато человек хороший... Чушь все это. То, что ты поешь, то ты и есть. Вся наша попса и разнообразные передачки попсовые по телевидению и радио — те же несвежие сникерсы, которые нам пихают чуть ли не в ж... . Раньше нас душили совпесней, а теперь пуп-песней. А все это одно и то же. Фонограмщик - не профессия, это образ жизни. Фальшивый и гнилой. Слово какое выдумали - шоу-бизнес! Ха-ха-ха! Песня — это, может, самое живое, что есть в нас. Как же можно позволять всяким козлам топтать это? Бороться "физически" с этим глупо. Нужно просто самим стараться делать чистое, умное, хорошее. А сердца — разберутся. В марте приходите на новую программу. Интересно, сидишь сейчас, в 93-м, и делаешь будущее 94-го. Кайф!

— Что происходит с "ДДТ"?
— Виновата идея. Новая идея — новая команда. Хоть и все почти те же. Мы должны делать что-то новое. Мы не работаем, не играем концертов. Мы, в принципе, — только! - репетируем, Мы - ДУМАЕМ. Это — самое главное. Значит, мы что-нибудь сделаем.

— А где же клавишник Андрей Муратов?
— Муратов пока ушел из группы.

— Почему?
— По-ка-че-ну... В 87-м году была группа из четырех человек, сейчас в 93-м мы опять начинаем репетиции вчетвером. Довольна?..

— Юра, но с концертами-то ездишь много?
— Много? Как понять — много? В прошлом году мы сделали программу "Черный пес". Премьера была 13 ноября, в день рождения моего сына. Проехали с ней четыре города. Но группа абсолютно не гастролирует сейчас, Последний концерт "ДДТ" был в июле, в Берлине. У меня сейчас тяжелое материальное положение, и поэтому иногда я даю сольные концерты. Один с гитарой, а помогает мне в этом наш прекрасный музыкант, теперь уже ваш, московский, Вадим Курулев. На этих камерных концертах мы проверяем новые песни, их жизнеспособность. Надеемся, что у новой программы будет новый ритм.

— Какой?
— Думаю, что нервный. Будут какие-то вдохи, выдохи, судороги. Истерия какая-то. В хорошем смысле. Жуткая, мутная. Понимаешь? Как падаешь во сне — долго и нудно падаешь, но упасть не можешь, а потом проснешься — свет.

— Сейчас про Пушкинскую, 10, много говорят. Что это у вас в Питере за такое?
— Пять лет назад дом сдали под капремонт, а денег не было. Его заселили художники со всего бывшего Союза. И теперь там "Алиса", "Аквариум", "ДДТ". Есть связь с любой страной. Факсы, спутниковые антенны. Кто-то назвал все это "Ковчег 21 века". Мы ни от кого не зависим. У нас своя фирма. Наши пластинки никто не печатает, все — сами. Мы бились над этим два года путем страшных каких-то потуг. Но фирму создали, и она работает. После "Черного пса" мы поняли, что придется годами работать над новыми студийными программами, жить без гастролей.

Про спонсоров.
— Мы считаем страшным грехом рекламировать спиртные напитки, табак и всю эту пакость (без которой, кстати, жить сами не можем), и хотя эти спонсоры дают больше всего денег, именно с ними мы не работаем. Наши спонсоры — это, прежде всего, хорошие люди. Они уже больше не спонсоры, а, скорее, меценаты, искренне любящие искусство. Пусть это будет рок-н-ролл, балет, театр, не важно. Это другие люди. Нувориши — они тоже разные бывают. Один — отпетый циник, а второй — действительно пытается как-то вытащить Россию.


— Тебе понравился фильм, снятый Андреем Столяровым и "ATB" о туре "Черный пес Петербург"?
- Мы подписали договор с "АТВ". Кира Прошутинская так любезно к нам отнеслась. Но, к сожалению, у меня такое ощущение, что на телевидении катастрофически падает уровень профессионализма — все настолько привыкли работать безответственно. Фильм с концерта мы снимали два дня и испытали большой шок, когда обнаружилось, что половина камер сработала в браке. Человек — оператор - снимал весь концерт, мы смотрим его работу, а там все мутно. Я был потрясен таким качеством работы и главное - отношением к ней. Но делать уже было нечего, нам очень хотелось выпустить этот фильм. По трое суток не спали на монтажах, просто сшивали его из кусков, неудачные планы закрывали какими-то старыми записями, видами Петербурга и т.д. Сейчас смотрю и вижу, что это все равно удача — время и дух сохранили. И слава Богу.

- Юра, ты сознательно нарываешься на неприятности?
— А что же, ты живешь — и это всегда неприятности. Бывают приятности, потом неприятности, потом опять приятности. Это надо быть последним говном, чтобы тебя никто ни разу и не приложил за что-то. Жизнь же! Да не надо этого, Элина. Лишатся одного — новый родится. Всех не перестреляешь. X-ха. Иди, подойди, тебе любой расскажет такие же байки. А то начинают — во-от, чуть Шевчука не убили. Да что это... Чушь собачья| Я сам всех... убиваю просто... взглядом... после третьего стакана. Наш дядя Миша (саксофон) мастер спорта по боксу. Тут Розенбаум брякнул как-то в интервью, что он самый крутой боксер из всех поющих музыкантов, но я скажу, что наш дядя Миша его свалит запросто. Вот вызовет его на ринг... Это будет хорошее шоу. Спонсоры, готовьте рекламу на матч века.
Я старый "моряк". У меня в детстве знаешь какая кличка была? "Боцман". Ходил в клешах, матроске. А потом повзрослел, борода — три пачки сигарет прятал, и длинные волосы — один раз мне их подпалили. Остановили дружинники в сквере. "Мы, — говорят, - общество "Антихиппи", - и зажигалкой чиркнули, человек шесть было здоровых. Тогда волосы действительно стоили многого. Чтобы их носить, особенно в некоторых районах города, — надо было смелость иметь. Комсомольские дружиннички теперь в бизнесменах, а мы и сейчас с волосами...

Отношение к поклонникам.
— Я их всех очень люблю. Нет плохого зрителя, есть плохой танцор, которому известно, что мешает... Это наша любимая поговорка. А поклонники, ну что поклонники... Они разные бывают. Тут недавно был случай. Приехал ко мне поклонник такой. Я, говорит, тебя так люблю... так люблю... Минут 15 он это говорит. Я говорю — ну хорошо, спасибо. А он — нет, ты не понял!.. Это Я тебя люблю. Я — ну понял, понял... Нет, парень, ты все-таки не понял — это Я! тебя люблю. В результате подрались с поклонником...


— Ты не пытался издать поэтические сборники с текстами своих песен?
— Нет. Не пытался. У меня очень трепетное отношение к бумаге. Очень трепетное — х-ха, до сих пор не опубликовал ни одного сборника.

— Бумагу что ли экономишь?
— Экономить не экономлю, но как-то жалко мне бумагу переводить. Серьезно если — у меня есть договор-контракт на большую книгу. Я даже гонорар проел, а книги еще нет.

— Тебя не тяготит отсутствие музыкального образования?
— Большого музыкального образования у меня нет, как, впрочем, и поэтического. Ты ж знаешь, по образованию я художник-педагог. Но комплекса у меня нет, потому что, если бы у меня было большое музыкальное образование, — я бы писал тогда симфоническую музыку. Точно говорю. Но я пишу песни, потому как я страшно гениален во всех формах искусства. Я киноактер — не знала? — меня снимали в кино. Шикарно! Я могу танцевать, я пишу стихи, я художник удивительный. Что еще я? Я — везде! Я на гитаре играю. Голос один из лучших в стране. Представляешь, какой крутой я! Просто Леонардо да Винчи! Пишу рассказы, романы. Везде успеваю, сам себе удивляюсь. А музыкального образования — нет...

— ...ты часто о Боге поминаешь? Веришь в него?
— Ой-ой-ой. Что касается веры в Бога — это интимный вопрос... Не надо, не надо... Ну да — я крестился... Однажды мы с Евгением Мочуловым (старый добрый рокер, директор наш, без него вообще бы не было "ДДТ") были на гастролях в Пскове и ночью пошли в монастырь. Переплыли речку. У нас была бутылка вина, Женя из ивовых прутьев сделал крест и говорит — "Тебя надо покрестить". Я — "Давай". Залезли в речку, нырнули. Была ночь, часа два-три. В монастыре — ни души. Такая тишина, небо звездное, лунища. Вот Женя меня там и окрестил. "Ну как?" - интересуется. "Да как-то странно". А он - "Вот скажи любое желание, и оно сейчас исполнится". Я говорю — "Ха, хочу, чтоб сейчас колокол грянул". И представляешь — бэм-м во все окрестности...
Мы просто оторопели. У меня аж волосы зашевелились на голове. Я рухнул. Кричу - "Верую!" Женя - тоже, Это было круто. Никого не было на колокольне. Мы поднялись, посмотрели. Это было так неожиданно и так удивительно. Это было чудо. Сына вот собрался окрестить. Бог есть, и это главное, а литургия, молитва, крещение — вещи, без которых к Богу не придешь.

Юра надписал мне свою пластинку — "от семьи Шевчуков".

— Но ведь у тебя нет семьи?
— Как это нет?! Я живу сейчас с мамой, моей любимой мамой, которой я благодарен за все. Она читала мне Пушкина, она заставляла меня заниматься музыкой, живописью. Она за меня билась и боролась... Потом Лия Федоровна, мама моей жены, и сын Петруша 13 ноября ему исполнилось шесть лет. Очень умный парень, хороший. Вот недавно едем мы с ним на машине, а он спрашивает: "Пап, а когда ты умрешь, эта машина моей будет?" Я говору: "Да, сынок". "Ну ты тогда ее береги". Я говорю: "Кого?" "Машину..." — отвечает. Вот такой сын. Молодежь. Растет поколение прагматиков. Я с этим полностью согласен и, как ни странно, приветствую. Сосчитают они все березки и сосенки в России, все речки, все камни, мхом поросшие, и будут эту "сумму" называть "Родина". Ценить, а не разбазаривать. Я вообще вижу будущее России в будущем поколении. В моем сыне я чувствую это будущее, в его детях, в детях его детей. Моисей не зря водил народ Израиля сорок лет по пустыне. Можно ведь было пройти за неделю. Но нужно было, чтобы выросло новое поколение, не зараженное вирусом рабства... Да и все, пожалуй.

- Не все...
— Вот достача. Пойми, Элинушка, путь к истине лежит через молчание. Если я буду в каждой компании все про себя рассказывать: там я — то, тут я — се... Ну, что это будет? Я на этих интервью и выдохнусь весь. Для нас неприятно, когда о чем-то нашем тайном могут узнать все. Для нас это - шок. Мы даже можем застрелиться. Но, если ты знаешь об этом только сам,— это ерунда, можно жить. Но - даже на том свете - об этом все равно узнают. За той дверью. В принципе, меня даже не волнует, что обо мне скажут, потому что смысл и внутренняя эзотерия христианства в том, чтобы ты себя чувствовал именно таким, каким ты себя чувствовал перед дверью, которую ты однажды открыл, когда вошел в этот мир. Вот главное — Совесть. Все остальное - че-пу-ха.
Почему Александр Сергеевич Пушкин пошел на дуэль? Дудки, не из-за Натальи. За свою честь. Потому что для поэта очень важно умереть человеком. Почему? Потому что - если он умрет сукой, значит, все его песни, все его стихи будут ничем. А представляешь, я работал 30, 40 лет и вдруг умер ничем? Нереально!

Побледневшие листья окна
Зарастают прозрачной водой.
У воды нет ни смерти, ни дна.
Я прощаюсь с тобой.
Горсть тепла после долгой зимы —
Донесем,
Пять минут до утра —
Доживем.
Наше море вины поглощает время-дыра
С нами память сидит у стола,
А в руке ее пламя свечи.
Ты такой хорошей была,
Посмотри на меня, не молчи.
Крики чайки на белой стене
Окольцованной черной луной.
Нарисуй что-нибудь на окне
И шепни на прощанье рекой.
Две мечты и печали стакан.
Мы, воскреснув, допели до дна.
Я не знаю, зачем тебе там...
Правит мною дорога-пуна
И не плачь, если можешь, прости.
Жизнь — не сахар,
А смерть нам — не чай.
Мне свою дорогу нести.
До свидания, друг, и прощай.
Это все, что останется после меня,
Это все, что возьму я с собой.

"Это все...", 1993 г., октябрь.


Автор: Старый Пионэр
опубликовано 22 января 2007, 15:49
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииЮрий Шевчук & ДДТ - "Прекрасная Любовь"Андрей Головкин22.05.2007
РецензииЮрий Шевчук & Константин Казански - "L'Echoppe"Сергей Райтер28.12.2009
Рецензии"Башлачёв. Серебро И Слёзы. Трибьют"Геннадий Шостак27.01.2015
Архив"Nашъ Драйвъ" №05, август 1996 (Ю. Шевчук, аналитика, рецензии)Старый Пионэр12.07.2005
АрхивДДТ, часть 4 (разные издания)Старый Пионэр22.08.2006
Архив"Юность" №11'1991 (Ю. Шевчук)Старый Пионэр08.09.2006
Архив"Ленинская Смена" (Горький) 27.05.1993 (нижегородские группы, Ю. Шевчук)Старый Пионэр22.11.2006
Архивк/ф "Рок", часть 1 (разные издания)Старый Пионэр22.10.2008
Архивк/ф "Рок", часть 2 (разные издания)Старый Пионэр29.10.2008
Архивк/ф "Духов день" (разные издания)Старый Пионэр27.11.2008
АрхивКонцерт "Рок Против Террора" (разные издания)Старый Пионэр24.02.2009

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003