Дети капитана Гранова (ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ и другие)


Неконтролируемые ассоциации

Удивительные все-таки штуки иногда вытворяет наш великий и могучий русский язык! Разные поколения в одни и те же слова могут вкладывать настолько разное значение, что возможны моменты недопонимания. Вот, скажем, подарили мне в семь лет книжку под названием "Младшим школьникам о Карелии". И среди лесных и городских пейзажей, среди портретов революционеров и героев социалистического труда с суровыми выражениями лиц попалась мне черно-белая фотография, подпись к которой сильно удивила. Написано: "Кижский ансамбль" - а там какие-то деревянные избушки с куполами изображены! Хотя я-то точно знаю, что ансамбль - это когда длинноволосые дяденьки в расклешенной джинсе с электрогитарами в руках поют о том, что не надо печалиться. Опечатка, что ли?!

Или вот еще странная судьба прилагательного "голубой"!.. За какие-то лет десять до моего рождения наши предки о чем-то мечтали под задушевную песенку: "Снятся людям иногда голубые города, у которых названия нет..." В те же семь лет я с удовольствием смотрел мультик про щенка необычной расцветки и даже не задумывался, отчего он такой голубой. А сейчас забейте это слово в Яндекс - и вас еще долго будет преследовать контекстная реклама товаров и клубов для сами знаете кого. И по барабану Яндексу, что ты искал материал о группе ГОЛУБЫЕ БЕРЕТЫ, участникам которой - ребятам в вэдэвэшной форме - наверное, очень обидно, что они вызывают именно такие ассоциации.

Когда произошли такие сдвиги в сознании широких масс, творящих язык - тема для отдельного разговора с филологами. Мы же с вами помним, что в начале было небо - синее и глубокое, в которое человек любил смотреть с древнейших времен, надеясь обрести когда-нибудь крылья и взлететь над грешной землей. Цвет небес - прежде всего цвет романтиков, открывающих новые горизонты. В том числе и в искусстве. Недаром же именно у первых отечественных ВИА так много было синевы и голубизны в названиях: ГОЛУБЫЕ РИТМЫ, ГОЛУБОГЛАЗЫЙ ТАРАКАН, и, наконец, ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ.

Тик-так, тик-так -
Падает минута,
Тик-так, тик-так -
Завтра в путь кому-то,
Неизвестный путь,
Свежий ветер в грудь,
Не забудь любимую,
Друга не забудь.


Как заманчиво и волнующе это звучало под синим небом детства! И пусть половину слов из взрослых песен ты еще толком не понимал, но почему-то был уверен, что гитары голубого цвета - это, должно быть, очень красиво...


Пока не кончился джаз

А вот создатель ВИА ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ, пианист и композитор Игорь Гранов, похоже, никаким романтиком не был. Вся его жизнь была подчинена лишь одной цели - идти в ногу со временем, вписываться в конъюнктуру эпохи любой ценой. Биография Игоря Яковлевича похожа на сотни других биографий музыкантов первого послевоенного поколения. Родился в Москве в 1938 году, в 1952-1956 годах учился в музыкальном училище имени Октябрьской революции, по окончании которого устроился на преподавательскую работу в детскую музыкальную школу имени И. Дунаевского, где руководил хором и учил старшеклассников теории музыки. Видимо, скромной учительской зарплаты нашему герою оказалось недостаточно и он начал поигрывать на фортепиано и аккордеоне на танцплощадках столицы.

Время, между прочим, наступало веселое. Набирала обороты хрущевская "оттепель" и играющие джаз отщепенцы, несмотря на подозрительное к ним отношение, уже могли рассчитывать на неплохую карьеру на большой эстраде. Было бы желание и мастерство! Как-то раз на Гранова обратили внимание опытные профессионалы и посоветовали бросить самодеятельность ради настоящей работы во Всероссийском Гастрольно-концертном объединении ВТО. Тот воспользовался рекомендацией и за год сотрудничества с джаз-секстетом Михаила Волоха настолько осмелел, что решился уйти и создать собственный ансамбль.

Коллектив представлял собой квартет - рояль, гитара, контрабас и ударные. Играли в основном произведения советских композиторов в оригинальных грановских обработках. В какой-то момент состав было решено дополнить еще и вокалисткой - и тут как раз подвернулась под руку только что расставшаяся с мюзик-холлом Тамара Миансарова. Игорь Гранов уже начинал мыслить не только как композитор и аранжировщик, но и как продюсер. Порепетировав с девушкой и привив ей модный, близкий к манере популярных тогда западных певиц стиль исполнения, он вместе с ансамблем отправился на VIII Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Хельсинки. Тогда, в 1962-м, Советский Союз набрал весьма представительную звездную делегацию, в которую вошли и Муслим Магомаев, и Александра Стрельченко, и Маргарита Суворова. Молодых музыкантов присоединили к ним в срочном порядке в последний момент только потому, что кто-то из знаменитостей заболел, и потребовалось хоть чем-то заткнуть дыру в программе. И случилось чудо - легкомысленная песенка "Ай Люли" Людмилы Лядовой на стихи Бориса Брянского в исполнении Миансаровой не только превратилась в фестивальный гимн, но и удостоилась первой премии и золотой медали.

Год спустя ансамбль решено было отправить в Гданьск на главный песенный конкурс Восточной Европы - фестиваль в Сопоте. Чиновники из министерства культуры не питали особых иллюзий насчет выбранной певицей полудетской песенки "Пусть Всегда Будет Солнце" Аркадия Островского на стихи Льва Ошанина и настаивали на каком-то более серьезном репертуаре. Гранов тоже был, мягко говоря, не в восторге - дело доходило до ссор, до отказа совместно репетировать. А потом была сокрушительная победа, аплодирующий стоя зал на 6,5 тысяч зрителей, объятия, рукопожатия... На волне популярности одна польская парфюмерная фабрика запустила серию духов "Тамара", а телевидение сняло фильм "25 minut z Tamarą Miansarową". По сути это был живой концерт в студии, прерываемый короткими и не очень-то информативными диалогами с ведущим. Перед зрителями "пани Тамара" явилась в образе эдакой московской Бренды Ли и помимо стандартной лирики типа "Издалека Долго Течет Река Волга..." исполнила и самый настоящий рок-н-ролл под названием "Фабричная Труба". Попала ли передача в отечественный эфир, неизвестно. Наши критики ругали восходящую звезду даже за то, что она на одной из телесъемок аккомпанировала себе на маракасах - инструменте точно не нашенском...

После польских гастролей певица проработала в ансамбле всего несколько месяцев. В дальнейшем она стала выступать в сопровождении собственной группы ТРИ ПЛЮС ДВА, руководимой композитором и ее вторым мужем Леонидом Гариным.

Замена нашлась быстро - в лице молодого актера Льва Барашкова, который ради пения на эстраде даже уволился из труппы Московского драматического театра имени Пушкина. Чуть позже место у микрофона заняла Аида Ведищева. Гранов еще в ранней юности пытался сочинять музыку, но во вкус вошел только теперь и написал несколько шлягеров для Эмиля Горовца, Вероники Кругловой, квартета АККОРД. Самый большой успех - благодаря большим тиражам гибких пластинок фирмы "Мелодия" - выпал на долю хита "Человек Придумал Песню" в исполнении Ведищевой. Тогда же в сотрудничестве со сценаристом и конферансье Эмилем Радовым родилась программа "Театральные вечера", поставленная в театре "Эрмитаж". А вот о дальнейшем Википедия сообщает нам нечто странное: "В 1968-1969 годах в составе эстрадной группы артистов под названием "Советский Мюзик-холл" дирижер Игорь Гранов находится в длительной гастрольной поездке на американском континенте, во время которой в Мехико знакомится с величайшим джазменом Луи Армстронгом. Приобретенный на этих гастролях опыт и советы Л. Армстронга наводят Гранова на мысль о создании на советской эстраде нового жанра".

В том, что подобная встреча могла иметь место, я лично не сомневаюсь ни капельки. Мастера советской культуры - в том числе и такие русопятые, как, например, Людмила Зыкина - легко заводили знакомства со звездами западного шоу-бизнеса, чем будут потом хвастать во всех интервью после окончания "холодной войны". Однако великий Луи не стал бы агитировать своего советского друга за рок-музыку, даже выполняя задание ЦРУ. Во-первых, джазмены довоенного поколения плохо понимали даже своих более молодых коллег с их сложными экспериментами - что уж говорить о совершенно новых стилях и жанрах. Кроме того, рок в их сознании ассоциировался прежде всего с битломанией и "британским вторжением", воспринятыми многими американцами как унижение национального достоинства. Другое дело, что Гранов мог сделать кое-какие самостоятельные выводы, видя, что Армстронг не сумел после 1965 года пробиться ни с одним из своих творений в мировые чарты. Получалось, что джаз теперь не актуален даже в Штатах.

Но ради того, чтобы узнать о существовании рок-н-ролла, вовсе не надо было пересекать океан...


Цвет настроения - синий!

Первый московский бит-клуб открылся в Москве в начале 1967 года на улице Горького в помещении кафе "Молодежное" по инициативе бывшего джазового барабанщика, а позднее заведующего сектором отдела культуры ЦК ВЛКСМ Валерия Абатуни. В тот период комсомол не только не боролся с роком как чуждым явлением, но даже сумел поддержать его и извлечь кое-какую коммерческую выгоду, видя, насколько успешно функционируют клубы любителей джаза и авторской песни. Совет клуба возглавили помимо нескольких комсомольских работников менеджер группы СОКОЛ Юрий Айзеншпис и - Игорь Гранов. Принимали они к себе всех подряд, без оглядки на профессиональный уровень той или иной группы - тем более что он поначалу у всех был примерно одинаковым, то есть никаким. Куда выше ценилось наличие у самодеятельных музыкантов своей аппаратуры. Таким образом, за весьма короткий срок через клубную сцену прошло по разным подсчетам от 400 до 600 коллективов. (Цифра безумная, но и мода, охватившая столичную молодежь, граничила с массовым помешательством!) Названий большинства из них уже никто никогда не вспомнит, однако здесь же впервые заявили о себе во весь голос и будущие звезды - Александр Градский, Ярослав Кеслер, Вячеслав Малежик, Андрей Макаревич, Александр Лерман.

Концерты, билеты на которые, как правило, распространялись в основном среди официальных членов клуба, проводились каждый вторник. В первом отделении происходило прослушивание новых членов. Во втором играла какая-нибудь из уже популярных групп. В финале все желающие джэмовали, играя песни THE BEATLES.

Летом 1968-го, видимо, не без влияния тревожных новостей из Парижа и Праги, охваченных революционными волнениями с участием молодежи, власти все-таки опомнились и клуб прикрыли, а попытки возродиться на новом месте, предпринимавшиеся в последующие два года, постарались провалить. Однако все это не имело уже никакого значения как минимум для одного человека - для Гранова, созревшего для того, чтобы начать играть новую музыку на профессиональной сцене. На то, чтобы собрать первый состав ансамбля ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ, понадобился еще год. Коллектив получился немаленький: Игорь Гранов - клавишные инструменты, Николай Сахаров - соло-гитара, Альфред Быков - бас-гитара, вокал, Вячеслав Аронов - ритм-гитара, Владимир Царев - гитара, Георгий Розенлассер - электроорган, Станислав Борисов - саксофон, флейта, бубен, вокал, Юрий Гранов - клавишные инструменты, Владимир Колобов - ударные инструменты, администратор, Вячеслав Кузин, Николай Агутин - солисты-вокалисты. Столь же обширным и пестрым оказался и репертуар, включавший в себя и песни советских композиторов, и русские народные песни в новаторских "электрических" аранжировках, и зарубежные хиты. Поклонникам "настоящего" рока все это вообще казалось чудовищной эклектикой. Вспоминает Юрий Валов - лидер группы СКИФЫ: "Я помню, в 1968-м ходил в кинотеатр смотреть какой-то фильм. Перед просмотром у ГОЛУБЫХ ГИТАР было свое отделение. А за неделю до этого выступали CZERWONE GITARY, поляки. И сравнение было явно в пользу поляков. У них стиль биг-бит был выдержан. А у ГОЛУБЫХ ГИТАР было варьете, сборная солянка. Выходил один вокалист, пел испанскую песню. Другой - романс. Я понимаю, что таким образом "окучивались" максимально широкие слои публики!.." У Гранова на все подобные упреки был уже заранее готов ответ. Да, он хочет угодить самым широким массам, которые вряд ли смогут сразу понять и полюбить биг-бит в чистом виде. Ну, и кроме того, за все в этой жизни надо платить. В том числе и за право играть на электрогитарах! Зачем лишний раз нарываться и наживать себе проблемы вместо того, чтобы спокойно заниматься творчеством?!

Кстати, о названии коллектива. Связано оно было с тем, что первые электрогитары заводского производства, появившиеся в наших магазинах в 60-х и завезенные из ГДР, имели синевато-перламутровый цвет. Если учесть, что покупку даже таких инструментов мог себе позволить далеко не всякий начинающий музыкант, присутствовала здесь, наверное, и доля намека на некую элитарность. Впрочем, бит-команды первого поколения редко задумывались над философским подтекстом своих названий. Скажем, ленинградские ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ окрестили себя так лишь потому, что прежде на эстраде не было случаев, чтобы на сцене стояла целая бригада гитаристов и еще что-то пела. И напечатанные на афише крупным шрифтом два слова анонсировали что-то вроде редкого циркового трюка!

Определенная тяга к трюкачеству была свойственна и Гранову. Только он пошел значительно дальше, внеся в концертные выступления элемент театрализации. Каждому музыканту был придуман свой индивидуальный сценический образ - особенно это касалось солистов. Например, для певца Николая Агутина (кстати, отца всем нам известного Леонида) специально сочинили шуточную песенку про йогов. И тот, отличавшийся завидной спортивной выправкой, был вынужден ее петь, делая стойку на руках и взгромоздившись на заранее приготовленный стул. Каково это при отсутствии фонограммы, наверное, знает только Николай.

Популярность группы росла стремительно, концерты неизменно сопровождались аншлагами. В 1970 году ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ участвовали в фестивале "Русская Зима" и были награждены Большой золотой медалью. (Ливерпульская четверка шла к своей первой награде, полученной из рук королевы, куда дольше!) К тому времени вышла уже и первая пластинка. Диски-лонгплеи еще не вошли в обиход, о концептуальных альбомах тем более никто не думал, и все исполнители делали ставку на миньоны. Особенно оперативно свежие хиты распространялись на гибких пластинках, которые были гораздо дешевле, но и по качеству звука значительно уступали нормальному винилу. В первый гибкий миньон ансамбля вошли четыре композиции - "Кузнецы", "Восковая Кукла", "Развеселые Цыгане" и "Строгий Капрал", отмеченные сильным увлечением фольклорными мотивами - задолго до АРИЭЛЯ, ПЕСНЯРОВ, многочисленных замечательных групп Украины и Грузии. Вторая пластинка вообще содержит песню "Барыня", которую можно назвать своеобразным творческим манифестом:

По Арбату новому во всей красе,
По кольцу Садовому в автобусе,
По столице нашей, по родным местам
Ехали туристы из далеких стран.
А водитель за рулем пел тихонько в микрофон -
Барыня-барыня, сударыня-барыня,
Барыня-барыня, сударыня-барыня.


И так эта мелодия очаровала басурман, что они покидали столицу нашей родины, хором напевая про барыню-сударыню. Слушателю оставалось только порадоваться за еще одну победу нашей культуры. Здесь, конечно, присутствовала и доля лукавства. Музыка-то звучала вполне себе британская! Мало кто задумывался о том, что какое русское слово ни нацарапай на кузове "мерседеса" - все равно он не станет шедевром отечественного автопрома. И слава богу, что не задумывался!

Первым по-настоящему народным все-таки сделался хит "Романтики", попавший на третий миньон. Еще никто не понял, что 60-е с их безоблачным оптимизмом и поездками "за туманом и за запахом тайги" заканчиваются. И группа воздавала дань уважения гитарной туристской песне, пусть и придавая ей чуть-чуть более драйвовое звучание:

Романтики, мечтатели,
Сильны мы дружбой тесною,
По жизни обязательно
Проходим с песней, песнею.
Все города на свете мы,
Все голубые страны мы
Пройдем, расскажем песнями,
Их привезем из странствия.
И цветными тротуарами
Их сегодня принесли
К вам, гитары синекрылые,
Голубые корабли...


В 1971 году Гранову пришла в голову мысль, что рок-н-ролльную составляющую концертной программы ансамбля стоит все-таки усилить. Для этого он в полном составе приглашает на работу находившуюся на пике популярности полуподпольную группу СКИФЫ, которая на тот момент существовала в виде трио: Юрий Валов - бас-гитара, вокал, Сергей Дюжиков - лидер-гитара, вокал, Виктор Дегтярев - ударные. Все они учились в МГУ: Валов - на юридическом, Дюжиков - на филфаке, Дегтярев - на биофаке. Они уже завоевали звание лауреатов на одном конкурсе самодеятельных ансамблей и популярность имели такую, что по заданию ЦК ВЛКСМ даже развлекали олимпийскую сборную штангистов, готовившуюся в летнем лагере на юге к поездке в Мехико. И им посулили неслыханную для студенческой самодеятельности зарплату - 2000 рублей, и над этим предложением стоило серьезно задуматься. "Я очень хорошо помню тот момент, когда раздался этот звонок, - вспоминает Юрий Валов в интервью Владимиру Марочкину. - Звонил Володя Колобов, администратор ГОЛУБЫХ ГИТАР. Я только-только сдал экзамены в университете, на четвертом курсе. То есть я перешел на пятый курс и должен был ехать на два месяца на военные сборы, чтобы получить офицерское звание. И тут раздался звонок. Володя Колобов сказал: "Не могли бы вы приехать на прослушивание в ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ? Очень хорошие деньги..." Мы приехали, в зале сидели два человека: Колобов и руководитель ансамбля Игорь Яковлевич Гранов. Мы сыграли битловскую "I Saw Her Standing There" и несколько вещей из своего репертуара. Гранов сказал Колобову: "Заверните! Я это беру!" - и ушел".

Гранов очень дорожил своим новым приобретением. Он считал важным сохранение трио в первозданном виде, из-за чего терпеливо ждал, пока ребята уладят дела с учебой, и довольно-таки спокойно относился к редким попыткам СКИФОВ выступать где-то на стороне. С деньгами он тоже не обманул, и когда Валов принес домой свою первую зарплату, его мать поначалу не на шутку испугалась, ибо подобных сумм не держала в руках ни разу. Лишь созвонившись с Грановым и устроив ему долгий допрос с пристрастием, женщина поняла, что из ее сына-хиппана, кажется, получилось что-то стоящее. Прозвучавший на прослушивании битловский кавер вскоре уже вышел на виниле под названием "Когда Я Увидел Ее" - кстати, впервые в истории советской грамзаписи. Кроме того, в репертуар ГОЛУБЫХ ГИТАР перешло несколько композиций СКИФОВ. Впрочем, обо всех скрытых возможностях ансамбля народ узнавал только на концертах. Фирма же "Мелодия" в основном тиражировала грановские сочинения, более попсовые по характеру, а также песни А. Пахмутовой, О. Фельцмана, Я. Френкеля, Н. Богословского. Справедливости ради надо сказать, что даже "идеологически выверенный" материал музыкантами интерпретировался довольно вольно и со вкусом. Недаром же песня "Зелена Гура" сделалась гимном советско-польского музыкального фестиваля, ежегодно проходившего в одноименном городке и долгое время символизировавшего, наверное, все-таки искреннюю дружбу двух народов. А хит молдавской группы НОРОК "О Чем Плачут Гитары", переведенный на русский язык и прогремевший на всех провинциальных танцплощадках начала 70-х сейчас большинство знает именно в таком виде, а не в оригинале, несмотря на всю свою слезливость и наивность.

А как не упомянуть самый, возможно, громкий шлягер того же периода - "Ветер Северный" с музыкой Я. Френкеля и стихами И.Гофф? Биг- или каким-нибудь еще битом здесь и не пахло. Песня даже по мелодике и по настроению звучала как привет из прошлого десятилетия. Слово "шансон" еще даже по отношению к Азнавуру и Монтану у нас употреблялось нечасто, однако нетрудно было вообразить, как в каком-нибудь обшарпанном кабаке выходит к микрофону прожженный лабух и, засовывая в карман мятую купюру, торжественно объявляет: " А сейчас песня "Ветер Северный" для нашего гостя из Воркуты Левы Фиксатого!" Руководители филармонических ВИА уже тогда знали, где надо искать настоящую народную любовь...

В дальнейшем пополнение творческого потенциала коллектива за счет новобранцев из рок-подполья стала обычным делом. В 1972 году в ансамбль пришел новый солист Сергей Грачев и гитарист Борис Волгин - будущий создатель популярной киевской группы ЧАРИВНИ ГИТАРЫ, а в сентябре 1975-го из ВЕСЕЛЫХ РЕБЯТ переходят гитарист и аранжировщик Алексей Пузырев и певец и гитарист Вячеслав Малежик. Последние двое заполнили образовавшееся в составе пустое место после того, как Дюжиков переметнулся к Стасу Намину в ЦВЕТЫ, а Валов эмигрировал в Америку, где вместе с экс-участником группы ЛУЧШИЕ ГОДЫ Александром Лерманом организовал проект ЮРА И САША, некоторое время делавший успехи в музыкальной карьере, но так и не оставивший заметных следов в истории. Малежик сразу же оценил по достоинству свое новое место работы: "А ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ для меня важны вот чем. В ВЕСЕЛЫХ РЕБЯТАХ был определенный "интернат", надо было очень точно петь по расписанным партиям, шаг в сторону - побег. А здесь Гранов отдавал себя "на растерзание", и если уж что-нибудь совсем как-то не совпадало, причем не с его мнением, а с мнением окружающих, то он мог сказать: "Мне это не нравится". У меня в ГОЛУБЫХ ГИТАРАХ появилось право на ошибку, и, если говорить о том, что со мной произошло с точки зрения становления как артиста, то это для меня было мощной платформой, где я в значительной степени сделал себя".

Жаль, наслаждаться творческой свободой ему пришлось недолго!..


Несъедобная Красная Шапочка

Ансамбль нередко гастролировал за рубежом, причем ему иногда выпадала роль своеобразного "агента влияния", от которого зависело сближение двух государств, прежде в упор не желавших замечать друг друга. Скажем, в Эквадоре десант советских артистов высадился задолго до того, как там появилось наше посольство и начались нормальные дипломатические отношения. Впрочем, первый зарубежный триумф у ГОЛУБЫХ ГИТАР случился в 1973 году в Чехословакии на фестивале "Братиславская Лира" благодаря песне О. Фельцмана на стихи Р. Гамзатова "Будь Как Совесть". В заключительном концерте участвовали ныне уже забытые, а тогда считавшиеся звездными итальянка Рита Павоне, британская группа THE SEEKERS и многие другие. На их фоне ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ не затерялись. Помимо основного концертного произведения ансамбль сыграл свою версию легендарной "Катюши" Матвея Блантера на стихи Михаила Исаковского, "Коробейников", и, наконец - всемирно знаменитый "Caravan" недавно умершего Дюка Эллингтона. Очевидцам последний номер больше всего запомнился виртуозным соло Колобова на перкуссии, но, думаю, там смогли оторваться по полной все участники - в том числе, и сам Гранов, с удовольствием вспомнивший свою джазовую юность. Затем последовали длительные и довольно-таки успешные гастрольные туры по Чехословакии и Югославии.

Работая за рубежом и общаясь со своими коллегами оттуда, нельзя было не обратить внимания на то, что мировая рок-музыка заметно усложняется, начинает тяготеть к более крупным формам. А тут еще вечные конкуренты из ПОЮЩИХ ГИТАР выпустили первую отечественную рок-оперу "Орфей и Эвридика", и на это стоило бы чем-то ответить. Так возникла идея создания собственного мюзикла "Красная Шапочка, Серый Волк и ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ".

Сценарий Гранов заказал трем популярнейшим писателям-юмористам - Лиону Измайлову, Михаилу Задорнову и Аркадию Хайту. Такой альянс лишь на первый взгляд может показаться странным. Подобно тому, как все руководители профессиональных ВИА были неудавшимися джазменами, тусовка наших эстрадных смехачей состояла в основном из людей, не сумевших себя найти в серьезной литературе "оттепели". Среди них встречалось немало людей одаренных, незаурядных - вспомним хотя бы Арканова, которому чуть-чуть не хватило сил стать советским Борхесом, или Жванецкого, продолжавшего лучшие бабелевские традиции. Большинство же быстро смирилось с участью придворных писцов при звездах разговорного жанра и охотно шло на любую халтуру. Найти с ними общий язык было несложно. Правда, они не знали и не любили современную музыку. Юмористам было, в принципе, все равно, для кого сочинять шутки - для Хазанова или для молодежного ансамбля.

Хайт - главный наш специалист по волкам, придумавший гениальный мультсериал "Ну, погоди!" - наверняка очень старался. Ведь с новой солисткой группы Натальей Киреевой, которой предстояло сыграть Красную Шапочку, по слухам, его связывали весьма близкие отношения. На эту роль, кстати сказать, поначалу претендовала пришедшая тогда же из эстрадного оркестра Армении под управлением К. Орбеляна Роксана Бабаян. Но оценив ее весьма своеобразную внешность, все как-то сразу вспомнили, что Шарль Перро был великим французским, а не армянским сказочником и заставили Роксану петь партию Бабы-Яги. Певица, всегда отличавшаяся и артистизмом и здоровым чувством юмора, от этого решения только выиграла. По крайней мере, песенка "Заболела Бабушка" оказалась одним из самых ярких фрагментов мюзикла. Что касается Волка, то первым, кому пришлось побывать в его шкуре, оказался Малежик. Прежде Вячеслав как-то больше специализировался на романтической лирике, но Гранов разглядел в нем безбашенного хулигана - и не ошибся.

Всю музыку к спектаклю писал сам Гранов на стихи Леонида Дербенева. Всю режиссуру он тоже взял на себя, так как уже окончил в 1973 году режиссерские курсы при ГИТИСе, сделал в качестве дипломной работы концерт в Кремлевском Дворце Съездов и был уверен, что сможет научить музыкантов работать еще и в качестве драматических артистов. Танцы ставил профессиональный хореограф Петр Гродницкий, сотрудничество с которым продолжится и при подготовке дальнейших программ. Что же касается сюжета, то мы о нем знаем по приблизительным пересказам, гуляющим в Интернете. (В записанную в 1978-м и вышедшую в 1980-м пластинку-саундтрек вошел далеко не весь материал, а сохранившаяся концертная запись того же периода, сделанная на бытовой магнитофон "с воздуха", настолько ужасна по качеству, что понять что-либо по ней практически невозможно). По всей видимости, зрелище очень напоминало еще не экранизированное Марком Захаровым "Обыкновенное чудо" Е. Шварца. Серый Волк, заглянувший в гости к Яге, случайно выпивает приготовленное для Черта волшебное зелье и принимает человеческий облик. Затем он по уши влюбляется в Красную Шапочку, но при первом же поцелуе ощущает угрызения совести и убегает. Впереди бедолагу ждет немало приключений - в основном подстроенных Бабой-Ягой и Чертом и полное превращение в настоящего человека.

Сведения о реакции зрителей на данное произведение тоже весьма туманны. Историки вокально-инструментального жанра все как один пишут о некоем "стойком успехе", а Малежику вся история почему-то запомнилась как большой провал. Якобы и сценарий был слабым, и из всей музыки популярностью пользовался лишь шлягер "Первый Поцелуй", а Игорь Яковлевич свое раздражение постоянно срывал на музыкантах, упрекая их в том, что они плохо играют. На одной из репетиций, проходивших в нервной обстановке, Вячеслав не выдержал, послал своего руководителя и... ушел сам - в ПЛАМЯ, где ему снова пришлось привыкать к имиджу интеллигентного лирика.

Бабаян тоже ушла в 1978 году из коллектива, сделавшего ее настоящей звездой. Ведь первая же запись, произведенная ею в ГОЛУБЫХ ГИТАРАХ, в дуэте с Павлом Бабаковым - уже процитированная в самом начале статьи "Преддорожная" - прогремела на всю страну, удачно вписавшись в нагнетаемую всеми средствами массовой информации пропагандистскую кампанию. Все хоть сколько-то заметные легальные молодежные ансамбли дружно запели про сладкий ветер дальних странствий, мелодичный перестук вагонных колес и романтику ударных комсомольских строек, провожая в неизведанную даль эшелоны бамовских добровольцев. И эти хиты, ежедневно крутившиеся на радио, знали наизусть все - тем более что содержания в них было чуть побольше, чем в нынешних заклинаниях типа "я забиваю сваю, я сваю забиваю..." В сентябре 1976 года Роксана участвовала в конкурсе шлягеров "Дрезден-1976", на котором исполнила песню Игоря Гранова на стихи Онегина Гаджикасимова "Дождь" - частично на русском, частично на немецком языке. И как бы ни были сильны конкуренты, как жюри ни старалось отдать большинство призовых мест певцам из ГДР, красивый и мощный голос Бабаян завоевал первое место. Фирма грамзаписи "Amiga", продукция которой пользовалась большим спросом во всей Восточной Европе, вскоре выпустила виниловый сборник лауреатов фестиваля, не забыв, естественно и о "Дожде". По опросам "Звуковой Дорожки" "Московского Комсомольца" за 1977 и 1978 годы Бабаян вошла в списки самых популярных певиц страны. Пора было задуматься о сольной карьере, которая тоже началась удачно - на телефестивале "Песня года" с песенкой Полада Бюль-бюль оглы на стихи Ильи Резника "И Снова Солнцу Удивлюсь". Увы, но новой эстрадной примадонны из нее так и не выросло - пришлось застрять в крепких "середнячках", которых слушатели забыли сразу же после кончины СССР со всей его массовой культурой.

Таким образом, на пластинку с "Красной Шапочкой" записывался состав, далекий от оригинального. Все арии Волка там вообще пришлось спеть Игорю Офицерову из ПОЮЩИХ СЕРДЕЦ - правда, сделал он это блестяще, показав все возможности своего мужественного вокала. А вот роль Яги стала мужской и досталась Бабакову, который славился своим даром перевоплощения и остроумными пародиями на разных знаменитостей.

Тихие 70-е незаметно подошли к концу, а вместе с ними - и золотая эра ВИА...


С вами говорит телевизор

Увлекшись театрализацией, ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ почти напрочь забыли о выпуске миньонов, если не считать эпизодических появлений на чужих сборниках. Если же что-то и появлялось, то не вызывало ничего, кроме недоумения - как, например, шлягер "Зеленый Крокодил", недавно вошедший, согласно опросу телеканала "Ностальгия", в топ самых дурацких песен советской эпохи: "За все тебя одну, конечно, не кляну. Так вышло, что у нас дороги разные. Но кто виновен в том, что мне тоскливо днем, а ночью сны приходят несуразные? Фонари и окна гасит город сонный. На высоких крышах дремлют облака. А мне опять приснился крокодил зеленый. Зеленый-презеленый, как моя тоска". Согласитесь, странная ситуация вырисовывается: лирический герой сохнет по девушке, но снятся ему почему-то крокодилы. Тут уж одно из двух: либо девушке к пластическому хирургу пора, либо парню надо срочно выходить из запоя!

А на большой сцене уже множились коллективы, не боявшиеся называть себя на афишах "рок-группами" и певшие куда более осмысленные тексты - иногда даже с претензией на социальную остроту. Публика, раскупавшая пластинки старых ВИА, тоже заметно изменилась. В значительной степени это были подростки, которые с куда большим удовольствием послушали бы на виниле Кузьмина или Барыкина, но вынуждены были потреблять суррогат настоящего рока. Модные еще пять лет назад бренды уже не считались знаками качества. И название ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ навсегда исчезло с афиш и конвертов дисков. Зато появилась СИНТЕЗ-ТРУППА ИГОРЯ ГРАНОВА, ориентированная на более современный материал.

Новая концертная программа группы называлась "Телешоу" и тоже считалась как бы мюзиклом. Более справедливо ее жанр, наверное, следовало бы назвать "телекапустником". В сценарии, написанном Лионом Измайловым, сквозной сюжет как таковой отсутствовал. Просто между песнями шли сценки-пародии на популярные программы Всесоюзного телевидения - "Служу Советскому Союзу", "Спокойной ночи, малыши!", "Человек и закон", "Музыкальный киоск", "Международная панорама" и др., а музыкальные номера как бы помогали усвоить мораль той или иной интермедии. Все разыгрывалось на фоне огромного задника, представлявшего собой телеэкран. Премьера состоялась в 1983 году, а года через полтора свет увидела и одноименная пластинка. И сам спектакль, и альбом получили высокую оценку критики на страницах газет "Советская Культура", "Труд", "Литературная Газета" и других, что удивительно для времени, когда пресса ругала беспощадно всю рок-музыку - причем не только западную и нашу подпольную. "Здесь надо сказать добрые слова в адрес художественного руководителя ансамбля, заслуженного артиста РСФСР И. Гранова, написавшего ряд интересных песен гражданского звучания - о любви к родной земле, о сыновнем долге перед ней, о защитниках Отечества", - писал в газете "Советская Культура", рецензируя спектакль "Телешоу", заслуженный деятель искусств РСФСР композитор В. Шаинский, и с ним соглашался герой социалистического Труда, рабочий московского завода СВАРЗ А. Иванов в газете "Неделя": "Творчество ГОЛУБЫХ ГИТАР продолжает лучшие традиции советской песни, обращенной к человеку и воспевающей его труд, его патриотизм, гуманизм".

На конверте диска, к сожалению, не было информации о составе, в котором, помимо отца-основателя, уже не осталось ни единого ветерана: музыкальный руководитель, композитор Владимир Осинский (синтезатор), соло-гитарист Иван Смирнов из экспериментального студийного ансамбля Эдуарда Артемьева БУМЕРАНГ, барабанщик Василий Изюмченко (АРСЕНАЛ, ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА), солистка Ирина Уварова, бас-гитарист и певец Алексей Казанчев.

Сама запись удивляла прежде своим сочным, густым, чисто роковым звуком, который прежде могли себе позволить разве что группы типа КРУИЗА и АВТОГРАФА на своих магнитоальбомах. Большая часть студийных альбомов наших ВИА на фирме "Мелодия" - это просто невыносимое издевательство над слушателем, ибо звукорежиссеры беспощадно вырезали все высокие и низкие частоты, приглушали звучание фузза - в общем, делали все возможное, чтобы наша продукция отличалась не в лучшую сторону от западной. В "Телешоу" самое лучшее, что есть - это дуэт почти блэкморовской гитары с клавишными, то приджазованными, то "спейсообразными". Темы песен были не только традиционны для ВИА, но и показаны с весьма неожиданных точек зрения. В первой же композиции "Ни Тепло, Ни Холодно" пойди пойми, о счастливой это любви или нет! Кажется, у лирического героя все есть - девушка отвечает взаимностью, их считают красивой парой, но в отношениях ощущается какая-то еле уловимая фальшь. Так, что остается лишь горько иронизировать: "И если будет свадьба у нас, ты сообщишь о ней мне позже всех!" А вот танцевальный шлягер "Песенка Гитариста". Обычная вроде бы история - Он любит ее, а Она танцует с другими. Вот только Он - это музыкант, играющий на танцплощадке, который не может подойти к своему "гению чистой красоты", ибо не хочет сорвать культурное мероприятие. Такой почти шекспировский конфликт между чувством и долгом! Самая сильная вещь в альбоме - пронзительная хард-роковая баллада "Третья Сторона". Кажется, на советской эстраде впервые прозвучало слово "развод". Прежде влюбленным позволялось либо расставаться на неофициальном этапе отношений, либо узаконить свои отношения, пока под крики "горько!" льет слезы "третий лишний". Гранов решается показать то, что порой следует за красивой сказкой:

Пустеет зал, расходится народ,
Судья листает том очередной,
Две стороны согласны на развод,
Не посчитавшись с третьей стороной...


Сложилось так, что среди моих знакомых всегда было много людей, выросших в неблагополучных и неполных семьях. Кто-то из них относился к филармоническому року с презрением или вообще не любил современную музыку. Но на "Третью Сторону" все реагировали однозначно - как на долгожданную правду, которую они не могли или не решались высказать вслух.

Остальной материал был неровным. Идея номера в стиле кантри "Добрый Человек", например, была явно содрана у прекрасного ансамбля ПОСЛЕДНИЙ ШАНС, имевшего возможность выступать легально, но о выпуске полноценных альбомов даже не мечтавшего. Единственный трек с женским вокалом "Не Оставляй Меня Одну" просто плох - как и все, что получалось у посредственностей, пытавшихся косить под Аллу Борисовну, изображая сильную даму с трудной судьбой. И все же в целом программа производила впечатление честного, мощного художественного высказывания. Увы, несколько запоздалого...


За тех, кто в чуме

Чем больше группа втягивалась в очередной творческий кризис, тем чаще менялся ее состав. Среди музыкантов, прошедших через СИНТЕЗ-ТРУППУ, было и немало будущих звезд. Скажем, приехал из Свердловска одаренный паренек Саша Выгузов, пришел на репетицию с акустической гитарой, спел какую-то из своих любимых русских народных песен и был принят солистом. Поработал недолго, вскоре перешел в ГРУППУ СТАСА НАМИНА, где ему придумали новую фамилию - Малинин, но строчку в свою биографию вписал. Другой провинциал - пианист Игорь Крутой, успевший выпустить несколько пластинок в составе ВИА Николаевской филармонии ПОЮЩИЕ ЮНГИ (где, кстати, пел и его давний друг Александр Серов), тоже завоевал столицу при помощи Игоря Гранова, не только давшего работу, но и выбившего московскую прописку. Поиграли в коллективе и гитаристы Вадим Голутвин (АРАКС, ВЕСЕЛЫЕ РЕБЯТА, СВ) и Сергей Цирес (ДОБРЫ МОЛОДЦЫ), пианист Олег Сорокин, певцы Олег Тверетинов (АРСЕНАЛ) и Александр Соловьев (ПРИМУС, ПРАВО НА БУДУЩЕЕ, СССР).

Кто-то период сотрудничества вспоминает с ностальгией и благодарностью, кто-то - как, например, экс-клавишник МАШИНЫ ВРЕМЕНИ Петр Подгородецкий в своей скандальной книге "Машина с евреями" - просто вне себя от ярости:

"Сложившиеся жизненные стандарты надо было как-то поддерживать, поэтому пришлось мне наниматься в различные эстрадные коллективы. Первым был ансамбль ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ, носивший к тому времени гордое название СИНТЕЗ-ТРУППА ИГОРЯ ГРАНОВА. Он приметил меня еще на каком-то музыкальном фестивале типа "Зори Кузбасса", где я работал с "воскресниками". Ну и сфаловал меня к себе в коллектив. Вообще, я заметил, что чем фиговее была музыкальная команда в советское время, тем лучше она была обеспечена...
Ну так вот, упомянутая мной СИНТЕЗ-ТРУППА также имела замечательные инструменты и аппаратуру, на которых какая-нибудь АЛИСА переворачивала бы стадионы, но при этом играла редкую нуднятину. И мне приходилось принимать в этом самое деятельное участие, поскольку от клавишника там зависело очень многое. Если ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ в свое время, собственно, играли на гитарах и даже исполняли относительно популярные песни, то "обновленный" состав на гитарах играл плохо и основную работу сваливал в сторону клавишных инструментов. Выходило отвратительно. А название СИНТЕЗ-ТРУППА символизировало не присутствие синтезаторов, а то, что демонстрируемое шоу являлось как бы синтезом различных искусств - мелодекламации, пения, танцев и игры на инструментах. К тому же, артисты должны были выступать в совковой униформе - черный низ, белый верх - и в темных галстуках.
Выдержал я там месяца, наверное, три, после чего решил, что надо отдохнуть от этого позора".


Подозреваю, что именно Петр в песне "Дастархан" придумал финальное соло на клавишных - совершенно феерический, издевательский рэгтайм, перечеркивающий всю цветистую псевдовосточную экзотику. В середине 80-х Гранова, превратившего погоню за музыкальной модой в настоящую манию, вообще швыряло то в жар, то в холод. А поскольку времена были такие, что и не поймешь, что запрещено, а что уже разрешено, немудрено напороться на какой-нибудь скандал. И он таки случился из-за невинной вроде бы "Песенки о Терпении". Она побывала в телеэфире всего однажды, но заставила подпевать всю страну припеву, выдержанному в ритме танго:

А чукча в чуме, чукча в чуме
В полярной ночи ждет рассвета.
С замороженного неба
Звезды льют неяркий свет.
А чукча в чуме ждет рассвета,
А рассвет наступит летом,
А зимой рассвета в тундре
За полярным кругом нет.


Этот самый чукча выглядел олицетворением мудрости и человечности на фоне высмеиваемых в каждом куплете безликих жителей мегаполиса - погрязших в суете, эгоистичных, бездушных. Однако телевизионщики, предчувствуя недоброе, устроили премьеру клипа в середине июля, когда нормальные люди почти не смотрят телевизоров или находятся вообще вне зоны доступа телесигнала. Но, как оказалось, жители чумов их прекрасно видели и слышали. Останкино завалили возмущенными письмами протеста представители малых народов Крайнего Севера, почувствовавшие себя оскорбленными на национальной почве. И песня попала в "черные списки". К счастью, ненадолго - через полтора года ее уже можно было послушать на виниле.

Очередная программа и пластинка группы вышли в 1988 году. Они назывались "Панорама", включали в себя целый ряд хитов последних лет - "Дастархан", "Письмо От Любимой", "Песенку о Терпении" и кое-что совсем уж новенькое. Например - несколько номеров в стиле хэви, из которых активнее всего раскручивалась "Балтика" с вокалом Соловьева. И тут произошла совершенно необъяснимая вещь. Эти треки даже сейчас слушаются неплохо, ибо сделаны людьми куда более профессиональными, чем участники вышедших из подполья СКОРОЙ ПОМОЩИ, ТЯЖЕЛОГО ДНЯ или КОРРОЗИИ МЕТАЛЛА. Но "металлисты" Гранова отказались признавать своим. Они как-то дружно забыли о вокально-инструментальном прошлом АРИИ и КРУИЗА, а вот о СИНТЕЗ-ТРУППЕ знали только одно: это те же самые ГОЛУБЫЕ ГИТАРЫ, только косящие под ACCEPT. Последний прижизненный диск коллектива, ставшего называться коротко - ИГРА, увидел свет в 1989 году. Имя пластинке, представлявшей собой фактически сольник басиста и вокалиста Алексея Казанчева, дал шлягер "Неспелая Вишня". Песня пробилась в финал очередного телеконкурса "Песня года", но утонула в бурном потоке захлестнувшей страну сопливой подростковой попсы. А еще через год Алексей решил, что ряса православного священника ему куда более впору, чем рокерский прикид.

Это произошло как будто неожиданно даже для самых близких друзей. Мало кто знал о том, что Алексей уже почти десять лет разрывается между своей мирской профессией и мечтой посвятить себя богу. Довольно сильное влияние на его мировоззрение оказывал и гитарист Иван Смирнов - кстати, родной брат знаменитого проповедника Дмитрия Смирнова, пару лет назад устроившего погром на выступлении радио "Серебряный Дождь". Иван занимался духовными практиками, снабжал коллег запрещенной религиозной литературой, рассказывал им про святых - и добился вот такого эффекта.

"Меня полностью не устраивала моя деятельность - эстрада, - говорит уже в наши дни протоиерей Алексей Казанчев, настоятель храма великомученика Георгия Победоносца в Старых Лучниках. - Жанр в принципе не предполагает творчества: есть композитор, есть автор текста, есть некая аранжировка... Если добавить к этому запись в студии фонограммы и выступления под нее во дворцах спорта и на стадионах, где и никто исполнителя толком не видит. И в итоге получалась такая профанация, что просто тошно становилось на душе и даже часто это заканчивалось ну таким, скажем, успокоением в виде винопития..."

Он ушел - а шоу-бизнес не заметил потери бойца...


Вне игры

Для Игоря Гранова гибель его главного детища не стала крахом всей карьеры. Еще в 1987 году, когда было разрешено индивидуальное предпринимательство, оказывается, не противоречившее марксистско-ленинским принципам, он одним из первых порвал отношения с государственными концертными организациями и начал строить свою продюсерскую империю, в которой роль СИНТЕЗ-ТРУППЕ отводилась важная, но далеко не решающая. К сотрудничеству с экспериментальным театром-студией, получившим название "Музыка", привлекались ведущие артисты эстрады - Алла Пугачева, София Ротару, Евгений Петросян, Михаил Муромов и другие. Им предоставлялась лучшая по тем временам световая и звуковая аппаратура, использовалась новая форма оплаты, связанная с коэффициентом трудового участия. И хотя экономическую целесообразность такой формы хозяйствования пришлось доказывать в кабинетах членов ЦК партии, дело быстро наладилось.

Одной из первых успешных грановских акций стал организованный в Москве по принципу французского MIDEMа международный фестиваль фирм грамзаписи "Мелодия-шоу". Культурная программа его длилась целую неделю и с нашей стороны в ней участвовали Анне Вески, Александр Розенбаум, бит-квартет СЕКРЕТ, СТАРЫЙ ПРИМУС, АТТРАКЦИОН. Зарубежье же представляли играющая классический хард-рок словацкая группа TUBLATANKA и финский BOYCOTT, тоже тяжелый, но тщательно прятавший свою агрессию за роскошную духовую секцию. Последнего гостя, кстати, проталкивала фирма "Polarvox". С ней наша "Мелодия" подписала контракт, согласно которому в Финляндии должен был выйти диск с лучшими песнями Юрия Антонова, а у нас по лицензии напечатали на виниле BOYCOTT таким неимоверно широким тиражом, который не удалось распродать и за последующие два года. По-настоящему россияне распробуют финский рок лет через пятнадцать, когда появится HIM и THE RASMUS . Но почва-то для открытия была подготовлена еще в период перестройки!

Столь же креативные и даже опережающие свое время продюсерские проекты имели место и в дальнейшем. В 90-х, преобразовав свой экспериментальный театр в "Дом эстрады, сценографии и менеджмента", Гранов поставил там мюзикл "Музыкальный Гороскоп" - задолго до того, как жанр станет у нас по-настоящему модным. К настоящему времени интересы Игоря Яковлевича - кстати, заслуженного артиста РСФСР, кавалера орденов Почета и Дружбы - сместились в сторону медицины. Причем научные изыскания в области лечебного воздействия музыки на организм поучили даже кое-какой международный резонанс, хотя современный мир такими вещами удивить трудно. Судя по немногочисленным интервью, несмотря на солидный возраст, ветеран по-прежнему сохраняет ясность ума и дает порой весьма точные оценки происходящему на отечественной поп-сцене. Вроде бы он и музыку писать не перестал - правда, делает это скорее уже в качестве хобби.

Среди других бывших участников разных составов ГОЛУБЫХ ГИТАР немало тех, чью творческую судьбу можно назвать счастливой. Чего стоит только Игорь Крутой, к середине 90-х превратившийся в такого влиятельного композитора и продюсера, что казалось, будто на главных телеканалах имеют право выступать только певцы, имеющие в репертуаре его сочинения. Как-то раз на его творческом вечере спела сама Лара Фабиан, благодаря чему здешние телезрители узнали о существовании такой мировой звезды... О том, кто такие Александр Малинин и Вячеслав Малежик, думаю, тоже лишний раз напоминать не надо. Это уже классика жанра, давно переросшая все мыслимые и немыслимые форматные рамки. Элегантный и артистичный обладатель уникального баса-профундо Павел Бабаков свою сольное творчество посвятил пропаганде старинных русских романсов и народных песен. Он записал несколько альбомов, участвовал в озвучке кинофильмов и даже сыграл эпизодическую роль мясника в известном киномюзикле "Мэри Поппинс, до свидания!" Наверное, успел бы и больше, если бы 4 апреля 1994 года не сгорел в собственной квартире из-за не затушенной вовремя сигареты... Не пропал бесследно и гитарист-виртуоз Иван Смирнов. Поиграв немного в джаз-роковом АРСЕНАЛЕ, он стал профессиональным композитором, автором целой серии интереснейших инструментальных альбомов, в которых смешались элементы джаза, классики, рока и фолка. Жаль только, что, подобно многим гениям, Иван мало усилий прикладывал к самопиару, из-за чего в некоторых справочных изданиях его путают с московским рок-бардом Игорем Смирновым - тоже весьма одаренным человеком, но не имеющим никакого отношения к нашей с вами истории. Что же касается неуживчивого Подгородецкого, то он в 1989 году вернулся в МАШИНУ ВРЕМЕНИ и играл в ней еще долго - пока снова не выгнали. Сольные альбомы и проекты Петра если и вызывали какой-то интерес, то весьма скромный, хотя среди них имеются весьма оригинальные - скажем, совместная с Романом Трахтенбергом группа МОРЖИ, работавшая в стиле панк-кабаре. Жаль, что дело у них не пошло дальше первого альбома!

Бывшим солисткам ансамбля повезло чуть меньше. Роксана Бабаян, например, к началу нового века превратилась в персонаж полуанекдотический, что и обыграла в одном из своих первых хитов группа ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ:

Ты ромашка - я весна!
Ты жевачка - я десна!
Ты переносица - я гайморит!
Ты Испания - я Мадрид!
Ты невеста - я фата!
Ты желудок - я еда!
Ты мелодия - я баян!
Ты Роксана - я Бабаян!


Вся сольная дискография Ирины Уваровой свелась к одной-единственной маленькой виниловой пластиночке - да и то мало кем замеченной. Похоронив мужа, известного поэта Александра Жигарева, певица сошла с дистанции и нашла работу в качестве музыкального руководителя Московского Драматического театра. Тем не менее ее голос звучит в радиоэфире и поныне - благодаря дуэту с Николаем Караченцовым в песне "Что Тебе Подарить?". О Красной Шапочке - Наталии Киреевой мы вообще в последний раз слышали году в 1984-м, когда она нежно подпела Вячеславу Малежику в песне "До Свидания" на первом магнитоальбоме.

Что характерно - период сотрудничества с ГОЛУБЫМИ ГИТАРАМИ не оставил в репертуаре всех этих артистов сколько-то заметного следа. Разве что Малежик мог на концерте спеть про "Ветер Северный", да и то мимоходом. Что еще удивительнее - даже в 90-х годах, когда в моду вошла ностальгия по 70-м, никому даже в голову не пришло возродить один из самых популярных ВИА. То ли Гранову казалась оскорбительной сама мысль о присоединении к длинному списку полузабытых артистов с приставкой "ретро", то ли опыт других коллег отбивал всякое желание возвращаться в прошлое. Ведь то, что делают восставшие из небытия ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ, СИНЯЯ ПТИЦА или ДОБРЫ МОЛОДЦЫ, к музыке вообще никакого отношения не имеет. Просто старички собрались попеть в караоке, а их зачем-то еще показывают по телевизору и приглашают на корпоративы.

Старые записи если и переиздаются на CD, то крайне редко, причем период СИНТЕЗ-ТРУППЫ, как правило, не затрагивается - словно бы его и не было. И уж тем более никто не станет заново ставить грановские мюзиклы. Все-таки это не "Иисус Христос Суперзвезда", которого можно переслушивать и полвека спустя, открывая для себя новые смыслы.

Произошла вполне закономерная вещь для артистов и коллективов, в чьем творчестве шоу важнее музыки. Особенно - для тех, кто творил еще в пору, когда видео не получило такого распространения, как сегодня. Мы не в состоянии в полной мере оценить искусство великого Вертинского, от которого остались только очень несовершенные аудиозаписи - что уж говорить об исполнителях рангом пониже! Их забывают очень быстро, и следующему поколению уже не объяснишь, что же они хотели сказать нам со сцены...

Так, может быть, настоящий ансамбль - это все-таки что-то большее, нежели джинса, длинные волосы и электрогитары - пусть даже и импортные? Где-то там еще должен быть и храм, построенный без единого гвоздя!..

Автор: Олег Гальченко
опубликовано 25 августа 2018, 19:07
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 5 / 0.014