Огиньский... и другие (проект "250" в баре "Хулиган", Минск, 25.09.2015)


25 сентября отмечалось 250-летие со дня рождения выдающегося политического и культурного деятеля Речи Посполитой, композитора-любителя Миха(и)ла Клеофаса Огин(ь)ского (1765-1833) (в чьих имени и фамилии допускаются два варианта написания).

В литературе советского периода вклад Огиньского в белорусскую культуру в целом и музыкальную культуру в частности замалчивался. Правда, версия, согласно которой Михал Клеофас повлиял на становление и развитие музыки в Беларуси, на уровне гипотезы высказывалась в немногочисленных научных трудах, но публиковались они в академических изданиях, выходивших мизерным тиражом, а потому доступных лишь специалистам. В вузовском курсе "История белорусской музыки" Огиньский упоминался в числе композиторов, повлиявших на становление и развитие белорусской музыкальной культуры. И только в годы перестройки в научной и популярной литературе, в СМИ его начали позиционировать как именно белорусского композитора.

К 250-летию Михала Клеофаса Огиньского при поддержке фонда "Вяртаньне" ("Возвращение") был выпущен CD "Anima" с записями белорусских музыкантов, посвятивших свои песни юбиляру. А Максим Серый (экс-участник дуэта ROCKERJOKER) и Андрей Исаченко (продюсер группы NAKA) устроили бесплатный акустический концерт. Вот такой подарок получили минчане и гости белорусской столицы по случаю юбилея. И людей пришло довольно много.

Открывал концерт лидер группы ПАЛАЦ Олег Хоменко. Свое выступление он предварил пространным рассказом о главном произведении композитора. Дело в том, что большинству населения постсоветского пространства Михал Клеофас Огиньский известен как автор одного-единственного музыкального сочинения - "Полонеза Огинского". В некоторых нотных изданиях этот шедевр также фигурировал под названием "Прощание с Родиной". В оригинале же полонез называется "Pożegnanie Ojczyzny" ("Расставание с Отчизной"). Но в царской России слово "отчизна" было под запретом и по цензурным соображениям заменялось "родиной". Ошибочное название "Прощание с Родиной" сохраняется и до сих пор.

Этно-рок - он и под гитару этно-рок. Инструмент в руках Олега Хоменко звучал как целая группа. Чувствуется, что он выложился на все 100%. Настроение вечеру задала песня "Чужыя Дзеўкі" ("Чужие Девушки"). Баллада "Маці" ("Мать"), известная также под названием "Праважала Маці Сына" ("Провожала Мать Сына") изначально посвящалась Кастусю Калиновскому. Теперь же Олег Хоменко переадресовал посвящение Михалу Клеофасу Огиньскому. Песня очень хорошая, ее можно воспринимать в любом контексте. "А теперь - погребальная!" - пошутил Олег и добавил, что на этом вечере ее исполнение будет в самый раз. Речь шла о песенке "Спейце, Хлопцы!" ("Спойте, Ребята!"). Второй куплет лидер ПАЛАЦА опустил, пояснив, что в нем есть плохие слова. Вернувшись домой, я внимательно прослушал оригинал - и никакой крамолы не обнаружил... А в финале Олег процитировал куплет из песни Владимира Оловникова/Андрея Бачило "Радзіма Мая Дарагая" ("Родина Моя Дорогая"), который из его уст прозвучал саркастически-издевательски. Но публике очень понравилось.

Потом были "Птушка" ("Птица"), "Кола Грукатала" ("Колесо Громыхало") и белорусская народная песня "Канюшня" ("Конюшня"). Олега попросили спеть на бис "На Турэцкіх Палях" ("На Турецких Полях"). Он же решил вспомнить что-нибудь старенькое. А именно - рождественскую песню "Заенка" ("Заинька"). Закончив, Олег рассказал историю с загадкой. Власти нашли в песне политический подтекст. "Как думаете, в чем он заключался?" - спросил он у зрителей.

В Беларуси несколько лет назад широкое распространение получил анекдот, состоящий из вопроса и ответа.

- Доколе в нашей стране будет оставаться президентом Александр Лукашенко?
- До Коли! (имеется в виду его младший сын Николай - Г. Ш.)

Кстати, сам Александр Григорьевич очень любит пересказывать этот анекдот своим коллегам и журналистам...

Олег Хоменко попросил зрителей вместе повторять фразу "даколе"" (или "да Колі"), а сам аккомпанировал на гитаре во все ускоряющемся темпе.

Творчество лидера группы PUKSTBAND Сергея Пукста - очень на любителя. Иначе говоря, требует от реципиента специальной подготовки. Критики часто обзывают его авангардистом. Я терпеть не могу слово "авангард" за его неконкретность, поэтому выражусь более предметно: в композициях Сергея Пукста уживаются жанрово-стилевые особенности классического и современного джаза, различных направлений рока и пост-рока, композиционные приемы, характерные для академических жанров.

Предваряя выступление, Сергей сказал, что находится здесь по приглашению Ивана Алексеевича Бунина. При чем здесь Бунин, мало кто понял. Но Пукст на то и Пукст - любит шутить подобным образом. Михалу Клеофасу Огиньскому он посвятил короткий романс "Птица". Гитара не строила, и один из зрителей во время исполнения романса громко выкрикнул, не скрывая насмешки: "Гитару настраивать надо!" Спев "Отстал", Сергей быстро и незаметно настроил инструмент и объявил композицию "Бибоп", которая исполняется на фонемах. Здесь не стоит искать аналогий ни с Чарли Паркером, ни с Диззи Гиллеспи, ни с Теллониусом Монком. Это просто-напросто субъективное представление о том, как бы мог выглядеть вокальный бибоп. А мне хочется назвать Сергея Пукста пионером стиля в Беларуси.

Песню "Волки" сменил еще один короткий романс - "Роняю". Услышали мы и премьеру песни под рабочим названием "Прощание С Другом". А заканчивал Сергей выступление белорусскоязычным номером "Трыумф Волі" ("Триумф Свободы").

Змицер "Тодор" Войтюшкевич известен любителям белорусской музыки по группам KRIWI и WZ ORKIESTRA. Он умеет и любит работать в разных стилях, но на вечере выступал в бардовской ипостаси. Змицер часто включает в свои концерты шедевры белорусской песенной классики. Песни Юрия Семеняко на стихи Адама Русака "Я Люблю Бярозку" ("Я Люблю Березку") прозвучала в его исполнении так же свежо и проникновенно, как несколько десятилетий назад. Огиньскому он посвятил его же полонез "Развітаньне з Радзімай" (в данном случае - "Прощание с Родиной") с белорусским текстом известного барда, поэта, радиоведущего и журналиста Сяржука Соколова-Воюша. И здесь Войтюшкевича ожидала неудача: по-видимому, полонез он не пел давно, а потому ему не удавались фразы, которые нужно произносить быстро, и Змицер несколько раз сбивался с ритма и приблизительно интонировал. А в конце композиции изобрел индивидуальный авторский неологизм - "белонез" (вместо "полонез").

Восторженно были встречены "Ружа" ("Роза") на стихи Анатолия Сыса и "На Дальняй Старане" на стихи Владимира Некляева. Затем Войтюшкевич немного рассказал о новом проекте, который будет презентоваться в декабре в Вильнюсе. Змицера очень увлекло творчество чешского барда Яромира Наговицы, которого он называл продолжателем Булата Окуджавы. На вечере были представлены две шуточные песни Наговицы в переводе Андрея Ходановича - "Стары Муж" ("Старый Муж") и "Коўдра-Магіла" ("Одеяло-Могила"). Затем лидер WZ ORKIESTRA пригласил нас... куда бы вы думали? На "Славянский базар"! Новая песня называлась "Витебск-2030". В ней Змицер Войтюшкевич позволил себе немножечко помечтать о том, как белорусские власти его в конце концов признают и пригласят на именитый международный фестиваль. Пение перемежалось авторскими комментариями. Итак, Змитра Войтюшкевича будет объявлять вечно молодая Алена Спиридович - постоянная ведущая "Славянского базара". К сцене подойдет вечно молодой Александр Солодуха (белорусский эстрадный певец, завсегдатай всех концертов, инициируемых властями). Наконец, на сцену поднимется вечно молодая Надежда Георгиевна Кадышева... Автор блестяще спародировал белорусскую эстрадную песню, укладываемую в формат "Славянского базара", а в последнем куплете в его вокале действительно появились кадышевские интонации...

Публика просила продолжения. И Змицер предложил вспомнить еще одного недавно ушедшего от нас поэта - Геннадия Буравкина. Песню "Дачакайся, Матуля" ("Дождись, Мамочка") на его стихи пел весь зал.

Следующее выступление обещало быть самым интересным. Увы, не сложилось...

Группу ILI ILI мне приходилось слышать в записи, и впечатление от нее у меня осталось самое-самое хорошее. Чего не могу сказать о выступлении. В начале было хорошо слышно только ритм-секцию. Так что картину могу восстановить только по плей-листу, который после концерта попросил у музыкантов. Итак, Михалу Клеофасу Огиньскому посвящалась песня "Чаканьне" ("Ожидание"). На второй песне "Межы" ("Границы") вокала стало чуть-чуть больше. Затем к группе присоединился проект минчанина Михаила Зуя ZUI. Они попытались сыграть "Туда", "Снег", "Будзе Як Будзе" ("Будет Как Будет"), "Мінскі Настрой" ("Минское Настроение") и "Трыумфальную Арку". По стилю - сочетание рока, джаза, местами - так называемой новой импровизационной музыки... Часто пропадали вокалы (мужской и женский) и инструменты. Порой казалось, что музыканты издеваются над самими собой... Не хочу никого винить, но техника явно подвела. Звук удалось более или менее отстроить лишь к последней песне. В исполнении "Танчыць" ("Танцевать") участвовали все зрители.

На вечере нашлось место и высокой поэзии. На сцену вышел Алесь "Baisan" Плотка, известный также как вокалист брестско-минской группы TERRAKOD, и прочитал несколько стихотворений.

Проект NAKA PIANO выступал в своем классическом составе: Анастасия Шпаковская - вокал; Ирина Клименко - фортепиано. По стилистике - acoustic dramatic rock. Анастасия поблагодарила зрителей за то, что пришли, и заранее попросила прощения за возможные технические сбои. Коих, впрочем, не было. Преобладали композиции на белорусском: "By You", "У Баі" ("В Бою"), "Чакаем" ("Ждем"), "Пакліч Мяне" ("Позови Меня")... И в общении с публикой певица перешла на белорусский. Из русскоязычных была лишь одна - новая песня "Надо". "Пра Любоў" ("Про Любовь") написана на трех языках - белорусском, русском и украинском. Анастасия Шпаковская записала ее совместно со Светланой Бень (СЕРЕБРЯНАЯ СВАДЬБА) и Анной Хитрик (SUNDUK). Впрочем, и у нее самой песня получилась очень здорово! Заключительную композицию - "Вяртаньне" ("Возвращение") - Анастасия посвятила Михалу Клеофасу Огиньскому.

Завершал концерт лидер группы J:MORS Владимир Пугач. Его выступление было самым коротким. Владимир говорил очень мало, зато убедительно доказал, что качественный рокапопс может исполняться и под акустическую гитару. Первую песню "Адліга" ("Оттепель") посвятил Огиньскому. Затем на одном дыхании отыграл хиты J:MORS "Беларускае Золато" ("Белорусское Золото"), "Маё Сонца" ("Мое Солнце"), "Глядзі" ("Смотри") и "Гренландия". Публика знала все слова и активно подпевала Владимиру.

В финале на сцену поднялся Андрей Исаченко, поблагодарил всех выступивших и пришедших и сообщил о выходе диска "Anima". На этом вечер закончился.

Если огорчения и были, то очень мало. А вот порадоваться есть чему.

Во-первых, в репертуаре белорусских исполнителей, даже изначально русскоязычных (Сергей Пукст, Анастасия Шпаковская, Владимир Пугач), появляется все больше композиций на белорусском языке. И эта тенденция только набирает силу! Во-вторых, на концерт пришли в подавляющем большинстве молодые люди, которые не просто любят белорусскую музыку, но общаются друг с другом по-белорусски, обсуждают только что прочитанные произведения белорусских писателей, прежде всего Владимира Короткевича. И, с одной стороны, становится стыдно за то, что сам не можешь к ним подойти и поучаствовать в беседе на белорусском языке, ибо знаешь его недостаточно хорошо; с другой - появляется стимул для его изучения.

В заключение хочется искренне поблагодарить Михала Клеофаса Огиньского за то, что объединил всех нас в этот замечательный вечер.

Фото: Александр КОВАЛЕВИЧ

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 30 сентября 2015, 22:09
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 5 / 0.019