Владимир Леви (ТАМБУРИН): "Для меня не так уж важен стиль" (продолжение)


Кажется, что поводом предаться воспоминаниям для Владимира Леви может стать любой вопрос. И хотя его воспоминания не претендуют на сенсационность, я всё же решил предложить их вашему вниманию. Не знаю, кому как, но мне было приятно просто сидеть и слушать участника и очевидца событий, которые уже стали историческими для российской культуры конца ХХ века.

Игорь Лунев: Почему в ваш mp3-сборник не включён альбом "Жук На Расчёске"?
Владимир Леви: Честно говоря, я всегда был не очень-то высокого мнения о нём. Хотя, может быть, по набору вещей он довольно симпатичен. Его записывал Андрей Тропилло. По сути дела, это наш первый студийный опыт. Когда его свели, мне он совершенно не понравился по звуку. Может быть, Андрей чего-то не понимал, может быть, я был не очень настойчив. Мало того, сейчас он попорчен. Я когда к Андрею пришёл на студию, чтобы переписать этот альбом, то, к своему огорчению, понял, что некоторые куски из песен просто выдернуты. Рвалась, очевидно, плёнка, и как-то склеивали... Что-то я с этим сделал. Там уровень самой записи не столь высок. Но альбом существует, чем-то он интересен. Многие говорят: "Да ну, что ты, здорово, это такое настроение". Может быть, действительно это так. Но у меня, особенно в то время, были немножко другие представления. Тем более, все песни из этого альбома были перезаписаны и прозвучали в других альбомах. Единственная песня, которая в других альбомах не появилась - "Я Не Знаю", она вышла на пластинке "Ленинградский рок-клуб" (выпущенный в 1987 году фирмой "Мелодия" сборник питерских групп, на CD не переиздавался; кроме ТАМБУРИНА, на пластинке были представлены группы АЛИСА, АВИА, ДЖУНГЛИ, ПРИСУТСТВИЕ и др. - И. Л.). Но я её тоже перезаписал, мне показалось, что песня достойна лучшей участи. К счастью, запись получилась. Потому что иногда перезаписываешь, и всё вроде нравится, но что-то коробит, хочется как-то повторить настроение, а не всегда получается. Уже сам способ записи другой, само исполнение другое, ты совсем другой, когда записываешь эту песню спустя 20 лет.

Юрий Данилов и Владимир ЛевиИЛ: До ТАМБУРИНА вы играли в ПОСЛЕДНЕМ ШАНСЕ. Они собирались периодически и после 80-х. Вас не звали?
Владимир: ПОСЛЕДНИЙ ШАНС - это вообще отдельная тема. Это действительно выдающаяся команда была, я всегда очень буду жалеть, что она не имела продолжения. И сейчас о ней мало кто знает, хотя в своё время это было очень популярное явление, и оно не вписывалось ни в рамки КСП, ни в рамки рок-музыки. Элементы были и те, и другие, но по тем временам это было особенно необычно. Это было очень искренне, и вместе с тем очень органично для той обстановки, которая была в советское время. Вот Окуджава, Высоцкий существовали в этом пространстве. ПОСЛЕДНИЙ ШАНС - совсем другая тематика, очень многое у них базировалось на детских песнях. Последний раз мы в прошлом году играли... есть такой фестиваль в Пущино (это академгородок под Москвой). Шикарный фестиваль, просто шикарный. Пущино - небольшой уютный городок, и хороший там Дом культуры. И каждый год Олег Чумаченко (он всегда предпочитал такую музыку, может быть, в области КСП, но связанную с ансамблевым звучанием) устраивает фестиваль, куда приезжают довольно хорошие музыканты, играющие и джаз, и кантри - КУКУРУЗА, например, еще многие... Довольно достойные музыканты приезжают, играющие в разных стилях. Публика впитывает это с радостью - вот, люди решили устроить себе праздник. Они очень доброжелательно относятся ко всему, они пришли получать радость. Сама атмосфера... Иногда смотришь "ящик" - MTV или, там, МузТВ - и думаешь: "Как тоскливо и убого. Неужели всё так вот?" А приезжаешь в Пущино и видишь - всё-таки есть публика, которая нуждается в хорошей, искренней музыке. Это всё существует само по себе и, может быть, на хорошем уровне. Но почему-то никто не занимается пропагандой этого. Может, это не особо прибыльное дело. А поскольку сейчас у нас основной бог - деньги, много чего изменилось в негативную сторону. Из-за этого, мне кажется, очень сложно сохранить самобытность, даже ту, что была в советские времена. Много чего было плохого, но люди были всё равно ближе друг к другу. И вот, на этом фестивале в прошлом году был Володя Щукин - можно сказать, основной композитор ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА, Серёжа Рыженко - тоже небезызвестная личность, переигравший и в МАШИНЕ, и в ДДТ, и своя группа у него была (группа Рыженко, автора песен, гитариста и скрипача, называлась ФУТБОЛ, а к списку групп, в которых он играл, можно добавить, например, ВЕЖЛИВЫЙ ОТКАЗ - И. Л.). Мы встретились... Ну, мы всегда были друзьями, несмотря ни на что. И втроём выступили с удовольствием. У меня на фестивале были свои выступления, а потом нас заявили в программе сначала с Рыженко - как дуэт, потом Щукин появился. А Самойлов, к сожалению, почему-то не приехал.
Я могу вкратце о ПОСЛЕДНЕМ ШАНСЕ рассказать, и как я с ним соприкасался. ПОСЛЕДНИЙ ШАНС появился году в 1975-м. Основателями его были Володя Щукин и Саша Самойлов. Это был дуэт. Познакомился я с ними на одном из КСП-шных фестивалей в Риге. Был там фестиваль, который назывался "Поющий вигвам". Я не знаю, почему ПОСЛЕДНИЙ ШАНС попал в струю КСП. Ну, может быть, это было отчасти и близко к КСП по отношению к поэзии, к чему-то ещё. С другой стороны, они, особенно по тем временам, были необычные. Но публика КСП-шная их просто на ура принимала. Когда я их увидел, то был заворожен тем, что происходило. Я, честно говоря, на советской сцене лучше ничего не видел, ничего такого, что могло бы захватить. Не шла речь о голосе, об умении играть на гитаре, но то, что происходило, сами песни... Это было театрализовано, где-то там с марионетками, где-то там шляпы, маски, такой компактный минималистский театр. И многие современные КСП-шные ансамбли всей театрализацией обязаны толчку ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА, всё это началось со щукинско-самойловского дуэта с отчаянным названием. Оно означало, что выходить на сцену нужно так, как будто это твой последний шанс. Я к ним потянулся, и они тоже, когда услышали то, что я со сцены пел. Причём, и я был "белой вороной" среди этого КСП. С одной стороны, я, вроде бы, тоже человек с гитарой, поющий свои авторские произведения, с другой стороны, это всё не в той традиции, которая зародилась... бардовской, так скажем. Вот эти аккорды грустные, минорные. Но это отдельный разговор. И мы познакомились и так друг друга полюбили, что они мне предложили вариант, чтоб я приезжал на выходные в Москву. А они по тем временам нормально зарабатывали, у них была постоянная точка в кинотеатре "Баррикада". И там детские фильмы шли в прокате. И ПОСЛЕДНИЙ ШАНС совершенно бесплатно играл перед сеансами. У них было очень много концертов по всей территории Советского Союза. И я приезжал на выходные, и мы давали совместные концерты. То есть я был в их программе. Они отпоют, и я две-три песни... А Володя - несомненно талантливый человек и мне очень приятный, но тогда его немножко начало это коробить - может, "оттягивание" публики. Ну, как-то наши контакты прекратились. Но через год случилось так, что Володя Щукин ПОСЛЕДНИЙ ШАНС покинул. У него начались новые движения в сторону религии, он решил чем-то своим заняться. И ПОСЛЕДНЕМУ ШАНСУ нужен был какой-то фронтмен. А поскольку мы были очень близки по духу, Самойлов мне позвонил и говорит: "Володя, такое дело, мы собираемся сейчас на Грушинский фестиваль. Можешь ты в это дело вписаться? Концертов у нас много, так что можно и жить как-то на это". Я всегда стремился заниматься именно тем, что я придумал, но у меня с ПОСЛЕДНИМ ШАНСОМ было много точек соприкосновения в отношении и к народной музыке, и к музыкальной эксцентрике. Это мне было интересно, и я согласился. И какое-то время прожил, колеся между Питером и Москвой, даже, может, большей частью в Москве. Мы ещё поступили (или нас "поступили") в ВТМЭИ - Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства на территории ВДНХ. Её многие окончили, в том числе Алла Пугачёва, Валерий Леонтьев. Такое заведение, в которое приходишь, там тебе ставят номера какие-то, программы составляют, ты их обкатываешь, потом идёшь на худсовет. А ПОСЛЕДНИЙ ШАНС - это была такая бродячая команда, и таких "тисков" особых не признавала. Нам нельзя было выступать, пока мы там обучались. Но мы чему-то обучались, что-то мы делали... Когда появился я, много моих песен стало исполняться наряду с теми базовыми, которые были в ПОСЛЕДНЕМ ШАНСЕ. И как-то нам предложили прослушаться в "Театре на Таганке", всем понравилось, и в это дело ещё Вова Щукин вписался. И нам предложили договор, но сказали, что не могут взять иногородних... Для меня было это очень неожиданно, потому что, хоть это и не моё дело, но я к нему относился, как к родному. Но нет худа без добра, и я, в конце концов, вернулся в Питер и сделал здесь свою команду, за что этому повороту судьбы благодарен. (Леви рассказывает о событиях, которые происходили в 1981-1982 годах - И. Л.). Здесь тоже уже к тому времени какая-то тусовка вырисовалась, я уже был знаком со многими питерскими музыкантами. И Боря Гребенщиков, и Миша Науменко, и Цой - знакомые и довольно близкие люди. И когда я снова вернулся, то уже вернулся в какое-то пространство. Тогда Андрей Тропилло организовывал концерты, которые назывались "Барды и современная рок-музыка", так я вообще в Рок-клуб попал. И нужно было литовать тексты (такое советское слово - "литовать"). И Дюша Романов говорит: "Ну, давай, я поеду в отдел культуры какой-то там". Тогда ещё его не было при Рок-клубе... Я отпечатал, чтобы штампы поставили. И меня как-то так автоматом вписали в Рок-клуб тогда уже. Были три концерта в ЛДМ (Ленинградский Дворец Молодёжи, вполне такой шикарный комплекс с несколькими залами на берегу Малой Невки, напротив Каменного острова, ныне прочно захваченный буржуями - И. Л.), знаменательные концерты - Боря, Майк и я. С АКВАРИУМОМ у меня было 7-8 песен сделано, они как аккомпанирующий состав были: Мишка Файнштейн, Сева Гаккель, Сашка Кондрашкин, барабанщик, который тогда играл в АКВАРИУМЕ, а потом стал играть со мной. Дюша, конечно, играл. Они были тогда крепким составом, а впоследствии АКВАРИУМ стал как название, можно сказать - и Сева ушёл, и Дюша, и Мишка Файнштейн давно уже, поскольку он не был выдающимся музыкантом, но занимался много в АКВАРИУМЕ администрацией. Вот такая вкратце история. Была пара юбилеев ПОСЛЕДНЕГО ШАНСА, в которых я участвовал. Как-то один раз - то ли это было 15-летие, то ли 10-летие, не помню. Такой большой пяти- или шестичасовой концерт. Потом, я помню, была какая-то большая презентация двух CD, они туда 3 песни включили мои...

Михаил Науменко и Владимир ЛевиИЛ: А из рок-клубовской тусовки 80-х чьи песни вам близки? Может быть, отдельные песни разных авторов?
Владимир: Ну, порой трудно говорить "близки", когда ты упёрт в свои дела. Я скажу о людях, с которыми я был близок, которые мне где-то по духу близки. Мне очень нравились СТРАННЫЕ ИГРЫ - по музыке, по эксцентрике, Майк мне всегда нравился, может быть, не столько как музыкант, а как носитель мысли своей, носитель некоего рок-н-ролльного духа, нашего советского рок-н-ролльного духа. Майк был довольно близок мне просто по-человечески. С Борей были тоже очень неплохие отношения, но Боря, мне кажется, куда менее искренен в песнях, чем Майк. Майк не столь изящен и разнообразен в музыкальных проявлениях... Ну, и я в хороших отношениях с Сашкой Ляпиным. Я бы не сказал, что это моя музыка, я занимался немножко другим. Я даже особых не делаю разграничений - рок или не рок. Я был воспитан на такой музыке - THE BEATLES, THE DOORS, классика, средневековая, фольклорная музыка. Этот спектр я и старался воплотить. Чем дышал, то и играл. Нам говорили: "Вы же не рок-команда". Да мне всё равно. Для меня есть одна большая страна, называемая Музыкой. И можно по-разному себя проявлять. Главное, чтоб была искренность в этом. А вообще Рок-клуб того времени... Хоть там и всякие антагонистические настроения присутствовали, всё равно было довольно дружно. И те фестивали были действительно праздниками. Пускай это "праздник сельдей в бочке"... Но если туда попадаешь, там же хорошо - общение, буфет, музыканты. В общем-то, было интересно. А потом Рок-клуб свою актуальность потерял. Это же изначально было заведение, созданное с двух сторон - КГБ и каких-то там рокеров, желающих иметь почву под ногами. Это было удобно и тем, и другим. Бывало, приедешь в Хабаровск, там говорят: "А вы знаете, что вы в "чёрном списке" находитесь?". А я не знаю. ТАМБУРИН - какой там "чёрный список"? Я вообще никогда не занимался социальными проблемами, для меня куда важней были общечеловеческие ценности - любовь, дружба, просто взаимоотношения какие-то, воспоминания, опять же. Некий философский аспект нашей жизни. Хотя песни-то разные бывали - смешные, шуточные...

Фотографии из архива группы ТАМБУРИН

Начало интервью

Окончание интервью

Автор: Игорь Лунев
опубликовано 11 апреля 2008, 15:30
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

СтатьиКонцерт Владимира Леви и Максима Логвинова в "Театре дождей" (Петербург, 4.03.2008)Игорь Лунев13.03.2008
СтатьиВладимир Леви (ТАМБУРИН): "Для меня не так уж важен стиль"Игорь Лунев03.04.2008
СтатьиВладимир Леви (ТАМБУРИН): "Для меня не так уж важен стиль" (окончание)Игорь Лунев24.04.2008
СтатьиИногда они возвращаются (ТАМБУРИН в клубе "Орландина", Петербург, 29.08.2006)Jolly11.09.2006
СтатьиТАМБУРИН в "Театре дождей" (Петербург, 20.05.2008): Почти "золотой" составИгорь Лунев27.05.2008
АрхивТАМБУРИН (разные издания)Старый Пионэр14.06.2006

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 7 / 0.005