ХРОНОП - "Двенадцать Писем На Небо"


(c) ХРОНОП, 2010
(p) Zenith, 2010


Была эпоха, когда рок-н-ролл умирал, и мы умирали вместе с ним. Умирали в челноков, в программистов, в эмигрантов, в PR-технологов, в пьяниц и наркоманов, в ларёчников, в менеджеров по рекламе... Умирали, потому что хотели жить и выжить, потому что нужно было хоть как-то кормить семьи, потому что во взметнувшихся клубах пыли перестали различать самих себя и свою судьбу. И вот уже на известие о смерти былого друга мы пожимаем плечами: "А он что, был ещё жив?!", а услышав альбом некогда любимой группы, удивляемся: "Они что, всё ещё играют?" Играют. Нет, они не причислены к лику тех великих, кого талант и слава держат на плаву в самые трудные времена. Просто некоторым из нас умирать надоело, муть рассеялась, и стало ясно, что раз уж дано тебе было пусть скромное, не меняющее мировой пейзаж, но всё же дело, так и нужно его делать, пока не пришла настоящая смерть.

Альбом группы ХРОНОП "Двенадцать Писем На Небо" - именно об этом. Весь, с первой до последней ноты, от легкомысленной усмешки навстречу надвигающейся опасности в "Охоте Белых Егерей" до спокойного бесстрашия того, кто нашёл свою тропинку назад и вернулся из забвения, не ожидая приветственных аплодисментов "На Пыльной Родине". Двенадцать писем-песен Вадима Демидова летят на небо бумажными самолётиками и падают нам в руки. На небе их всё равно не прочтут, а нам всё в них знакомо - и "домашний", шероховатый голос солиста, и лёгкая усмешка, и высокая и тонкая, словно скрипичная нота, грусть, и честные, но неуклюжие, абсолютно "хронопские" попытки сопричастности миру, и небо, небо - единственный дом...

В одной из песен Демидов причислил себя к "поколению U2", и открывающая альбом "Охота Белых Егерей" вполне оправдывает это заявление - по крайней мере, музыкально. Трубят в пафосные трубы "белые егеря" возрождающейся Империи - "моя душа для них трофей", да только лирический герой отнюдь не торопится засучить рукава и кинуться на борьбу с силами зла. У него - своё убежище, своя "Animal Planet", где можно обняться с любимой и уснуть мирно, "как мишки-панды". Жаль вот только, что мировое сообщество этих добродушных и безобидных зверьков всё ещё не охраняет...

Песни наподобие "Animal Planet" сам автор называет "маленькими". Что и говорить: не решаются в этих тёплых и нежных зарисовках мировые проблемы, не ставятся многозначительные и мучительные вопросы, не высятся в них грозные символы и вещие знаки... Ну так, благо, Вадим Демидов - поэт вполне живой и не придавлен тем грузом гранитного величия, о котором поётся в "Смерти Поэта":

У поэта мёртвого все точки на месте,
Все аллитерации бьют точно в цель,
А рифма каждая - одна на миллион
.

Вот только что делать мёртвому? "Молчать и курить, и снимать с неба звёзды, молчать и курить, и смотреть на огонь..." Нет уж, пусть "смерть - это лучшее промо", но отложим её на неопределённое "потом", чтоб успеть сказать всё, что должен, негромким голосом, но выплеснуть в музыку и стихи те явь и сны, что обступают тебя со всех сторон.

После жёсткой и драйвовой "Смерти Поэта" песня "Глоток Надежды", сыгранная ХРОНОПОМ вместе со струнным квартетом ДАМСКИЕ ПАЛЬЧИКИ, поражает нежным и тихим звуком, трепетным и осторожным, и именно бесконечное кружение двух скрипок и двух виолончелей делают эту, в общем-то довольно обычную, абсолютно в духе ХРОНОПА середины 80-х вещь яркой и запоминающейся.

Следующая песня - "Москва" была написана семь лет назад для группы КРУПСКАЯ, но, несмотря на злой и точно бьющий текст, хитом не стала. Есть ли у неё шансы в нынешнем, утяжелённом звучании? Не знаю. На мой взгляд, для того, чтобы "Москва" зазвучала в полную мощь, в голосе Демидова не хватает напора и ярости, которых буквально требует эта вещь. Эх, её бы прокричать жёстко и неистово - глядишь, и стадион бы встал! Увы, такие прекрасные, такие узнаваемые, такие "хронопские" мягкость и беззащитность тут решительно не к месту. Что ж, каждому - своё, а "вождей" и "горлопанов" у нас и без ХРОНОПА хватает.

Зато "Китайцев" лучше Демидова никому никогда лучше не спеть. От романтической тоски до абсурдистского твиста раскачивает нас музыка - какие китайцы? о чём вы вообще, бог с вами?! Ну, конечно же, ни причём здесь Китайская Народная Республика (э-эх, конец 70-х, международная напряжённость, от моей Алма-Аты до Китая - рукой подать, а радио на УКВ карикатурным голосом пугает нас мощью Народной Армии!), решительно неважно, с какой именно стороны подкрадётся на мягких пушистых лапах Армагеддон. Главное - "пусть напоследок оторвётся вся страна" и "тому, кто просит, ты сегодня ночью дай любви и тёплого хлеба". А там - хоть китайцы!

Неторопливая, почти сонная "Сумасшедшие" - не песня, а передышка, медленное скольжение взгляда по воде и облакам. Мне она кажется скучноватой, но, пожалуй, в альбоме без неё не обойтись - иначе слишком резким и неоправданным оказался бы переход к следующему треку.

По сути, в "Полчаса" бутафории не меньше, чем в "Китайцах" - какие-то враги "с жабрами и на одно лицо", "вертушка"-вертолёт, "водка с пеплом в чёрной кружке", неопознанная война... Но сквозь все эти картонные скалы и нейлоновые костры хлещет такое Настоящее, что слёзы выступают на глазах, и становится абсолютно неважно, кто именно произносит эти слова - солдат в последнюю ночь перед боем или просто человек, сидящий на кухне и зажимающий ладонью своё рвущееся от инфаркта сердце. Всё - мелочи, всё - лишь декорация, важно только одно: "Тебя я буду любить до смерти - и после ещё полчаса". Да, я сентиментальная баба, я реву. Усмехнитесь, если можете.

"Друзья Остались" после такого эмоционального выплеска разочаровывает. Ну, в самом деле, кто уже только не вспоминал о том, что "мы были выше ростом и пили куда страшней - это была эпоха богатырей"! Ну, были, ну, было, такие дела, брат... Любители поностальгировать могут присесть и налить.

Впрочем, засиживаться Демидов, к счастью, не намерен.

Пора мне бить по струнам -
Времени полно, да только жизни в обрез!
-

бодро заявляет он уже в следующей песне. Ну, а удастся ли при этом "достучаться до хозяев небес" - дело десятое. К ним уж столько народу стучится, начиная с Боба Дилана...

Задумчивая и ироничная "Были Бы Мы Поэты" звучит несколько однообразно, но очень красива: тут и мягкий гитарный перебор, и нежная арфа Надежды Рыбаковой, так трогательно прозвучавшая в "Полчаса", и капель металлофона, и романтичная труба Александра Комарова...

Торжественная и строгая скрипка Сергея Данилова задаёт тон последней песне альбома - "На Пыльной Родине", но лишний пафос сбивают простые слова, в которых рассказана история двух не то ангелов, не то просто душ, удравших с небес на землю - ту самую "пыльную родину", где зима, неуют, "да ещё кризис этот, как на грех". Конечно, рано или поздно придётся вернуться туда, где крылья в цене, а пока - "Хей, давай, ещё немного поживи во мне!"

Что ж, поживём. И тот, кто может петь простые и хорошие песни и отпускать их по ветру, как письма, пусть поёт, а мы будем слушать. В конце концов, вернуться на небо мы всегда успеем.

Автор: Юлия Боровинская
опубликовано 02 декабря 2010, 16:13
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (34) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииХРОНОП - "Любитель Жидкости"Старый Пионэр21.05.2007
РецензииХРОНОП - "Венецианский Черновик"Алексей Анциферов29.07.2009
РецензииХРОНОП - "Сезон Лирохвоста"Старый Пионэр22.05.2012
РецензииХРОНОП - "Сейчастье"Юлия Боровинская01.04.2014
Архив"Рок-Хроника" (Свердловск) №01'1992 (ХРОНОП, О. Арефьева и мн. др.)Старый Пионэр30.05.2007
Архив"Молодежная Стрелка" (Нижний Новгород) №06, июль 1996 (ХРОНОП)Екатерина Борисова12.12.2013

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003