"Рок-поэзия Александра Непомнящего. Исследования и материалы"


(c) Д. И. Иванов - редактор-составитель
(р) Иваново, издатель Епишева О. В., 2009


Устойчивое мнение о словоцентризме русского рока сложилось еще в середине 80-х. Но кто тогда мог предположить, что поэтическое творчество российских рок-музыкантов попадет в орбиту серьезного исследовательского интереса филологов? В среде ученых - лингвистов и литературоведов - до середины 90-х годов господствовало представление о рок-поэзии как о явлении маргинальном, низкопробном, несерьезном и малоинтересном в поэтическом отношении, а потому не достойном внимания.

Начало научному осмыслению рок-поэзии как принципиально нового наджанрового образования в русской литературе было положено в 1997 году. Т. Е. Логачева защитила на базе филфака МГУ кандидатскую диссертацию "Русская рок-поэзия 1970-х-1990-х гг. в социокультурном контексте" по специальности "Русская литература". Ее работа выполнена на материале поэтических текстов Александра Башлачева, Бориса Гребенщикова и Юрия Шевчука. Логачева впервые исследовала феномен рок-поэзии, подвергла анализу ее генезис в контексте литературного процесса. А год спустя кафедрой истории литературы Тверского государственного университета был подготовлен к изданию первый выпуск тематического сборника статей "Русская рок-поэзия: текст и контекст". Сборник выдержал десять выпусков (два последних составлены совместно с кафедрой риторики и межкультурной коммуникации Уральского государственного педагогического университета). На его страницах рассматриваются лингвистические, литературоведческие и культурологические аспекты рок-поэзии.

В первом десятилетии XXI века исследовательский интерес к рок-поэзии со стороны российских языковедов и литературоведов усилился: растет количество статей, диссертационных и монографических работ. Конкретизируется и само понятие рок-поэзии. Рок-текст наряду с вербальным, определяющим, охватывает также музыкальный, сценический (театральный), артикуляционный (связанный с произношением), визуальный (перформативный) и иные субтексты, участвующие в смыслообразовании рок-композиции. Некоторые исследователи включают в него также метатекст - комментирование рок-авторами своих произведений: интервью, авторские аннотации к альбому и т.п.

В этом ключе следует рассматривать и первый выпуск сборника "Проблемы современной литературы: теория и практика", посвященный творчеству Александра Непомнящего. К слову, Непомнящий - выпускник филологического факультета Ивановского государственного университета. Не удивительно, что эта книга была подготовлена сотрудниками его родного ВУЗа.

Большая часть материалов, составивших первый раздел "Научные статьи, воспоминания, переводы" (может быть, стоило их разделить?), написана специально для этого сборника. Ввиду отсутствия академического издания стихов Непомнящего, исследователям приходилось опираться на единственный доступный первоисточник - mp3-диск. Авторы статей и эссе по-разному раскрывают специфику поэзии Непомнящего, предлагают свои, порой неожиданные (а порой высосанные из пальца) подходы к интерпретации песен Непомнящего. Достойной альтернативой односторонним, поверхностным, социологически ориентированным трактовкам стало сосредоточение исследователей на философских взглядах рок-барда, отразившихся в его стихах-песнях. Так, О. О. Непомнящая в статье "Лирический субъект в поэтическом пространстве Александра Непомнящего", написанной в качестве предисловия к поэтическому сборнику (название и выходные данные которого почему-то не указаны), проникает в самую суть художественного феномена поэта. Автор на многочисленных примерах прослеживает творческую эволюцию Непомнящего. Парадоксально, что для характеристики творчества ориентированного на православие поэта привлекается ницшеанская терминология: "Сам стихотворный текст Александра Непомнящего есть тот кружащийся дионисический танец, на протяжении которого мир разрушается и творится иным, обновленным". А вот какую характеристику творчеству поэта дает А. А. Никитин в эссе "Саша, мы встретимся...": "Его творчество я бы назвал лирической публицистикой. Ведь даже в самых лирических его песнях чувствуется "нерв эпохи""; в словах многих песен "публицистичность переплетается с экзистенциальностью". Д. И. Иванов в статье ""Земляничные поляны" Александра Непомнящего (поэзия современного рок-андеграунда)", подчеркивая духовную связь поэта с рок-культурой 80-х годов, заостряет внимание на философском аспекте его творчества: "...в ней [поэзии Непомнящего] поднимаются вечные вопросы и предпринимается попытка решения проблем человеческого бытия в эпоху духовного кризиса". Преемственность творчества поэта по отношению к так называемому "классическому" року на многочисленных примерах заимствований (цитирований) показывает и В. А. Гавриков (ошибочно обозначенный инициалами В. П.) в статье "А. Непомнящий как представитель русского построка". Авторская логика предельно проста: под "классическим" понимается рок 70-х-80-х, под "построком" - 90-х-нулевых. Возможно, Гаврикову не было известно, что в России слово "построк" было впервые употреблено джазовым музыкантом Алексеем Козловым как понятие, предполагающее интеграцию в единое целое рока, джаза, фольклора разных народов и континентов, академической музыки. С. З. Иткулов связывает творчество Непомнящего с предшествующими литературными традициями в статье "Боль как основополагающая категория поэмы В. Маяковского "Облако в штанах" и альбома А. Непомнящего "Новые похождения А. И. Свидригайлова"".

При этом музыкальная составляющая песен Непомнящего упоминается в статьях раздела лишь вскользь. А ведь исследователи могли сказать в этой области свое веское слово! Не задалось...

Большой исследовательский интерес представляют переводы стихов Непомнящего на английский ("Макондо", "Я знаю") и французский ("Про зеленого змия", "Макондо", "Приглашение на...") языки, сделанные соответственно И. С. Шудровой и С. З. Иткуловым.

Во втором разделе - "Интервью" (правильнее было бы назвать его "Интервью и статьи" или "Пресса о Непомнящем") - воспроизводятся некоторые публикации из периодической печати. Его открывает автобиографическое сочинение на тему "Как я провел детство", из которого читатель узнает о первых контактах Непомнящего с музыкой и с роком в частности, о том, как формировались его философские и политические взгляды. Последующие интервью и статьи дополняют и завершают творческий портрет главного героя книги и предлагают связку ключей к пониманию его песен.

До конца жизни Александр Непомнящий оставался Нонконформистом с большой буквы, непримиримым борцом с системой - не зря его называли "антисистемным бардом". У него была своя, пусть далеко не бесспорная, но аргументированная позиция относительно политической ситуации в России и мире. Возрождающийся капитализм Непомнящий отвергал не столько на политическом, сколько на нравственно-философском уровне. Он олицетворял российский рок-андеграунд, принципиально избегал контактов с шоу-бизнесом. Да простит меня читатель за длинную цитату, которая наиболее точно характеризует видение Непомнящим истории развития русского рока в последние десятилетия: "Рок 80-х существовал в ситуации эйфории "перестройки", которая воспринималась многими рокерами как "перемены, что требуют наши сердца". Псевдореволюционный напор был запрограммирован при Андропове-Черненке антиимперскими силами, которые неоправданно тупым запретом рока, всякими "черными списками" для дискотек спровоцировали бархатно-анархистский пафос рока, который поддержал волну, нацеленную на развал Большого Имперского Пространства. Тогда же запретами крупных фестивалей КСП, типа Грушинки, было усилено и без того негативное отношение к режиму у "авторской песни". Когда всех "революционеров" разрешили, обеспечили менеджерами и баксами, то оказалось, что делать деньги для большинства гораздо привлекательней". Иногда он в своем неприятии коммерциализации жанра впадал в чрезмерную категоричность, порой бывал груб и далек от политкорректности: например, Артемия Троицкого обзывал "псевдожурналистом с масскультурными идеями" и ставил в один контекст с "другой сволочью от шоу-бизнеса". Впрочем, рок-журналистов Непомнящий вообще не жаловал, а его почвенничество нередко служило основанием для прямых обвинений в национализме, экстремизме, даже фашизме. Быть может, поэтому Непомнящего упорно не замечали радио и телевидение. Публикации о нем встречались преимущественно в самиздате и региональных изданиях, альбомы тиражировались на кассетах полуподпольным московским лейблом "Колокол", а позднее распространялись в формате mp3 на дисках и получили постоянную прописку в Интернете.

В третьем разделе "Александр Непомнящий. Стихотворения" представлены песни, написанные с 1994 по 2003 годы. После каждой указывается не только год создания, но и альбом, в который она первоначально входила (при этом "Хлеб Земной" ошибочно датируется 2004 годом, тогда как кассета была выпущена в 2003-м). Стихи Непомнящего, безусловно, заслуживают не только отдельных рецензий, но и более глубоких исследований. Мне кажется, они переросли масштабы рок-культуры и стали поэзией (без приставки "рок"). Более близкое знакомство со стихами опровергает сложившееся представление о Непомнящем как о "политическом" поэте. В его поэзии обнаруживается широкий спектр тем, не имеющих никакого отношения к политике. Нетрудно заметить, что с каждым годом поэзия Непомнящего эволюционирует в сторону углубления философского начала. Кроме того, в его стихах читатель найдет отсылки к реалиям мировой культуры, данные с большей или меньшей долей авторской интерпретации. Если даже просто составить список источников, цитируемых Непомнящим, он увеличил бы объем этой рецензии как минимум на 50%.

Не случайно при оформлении обложки сборника была использована репродукция картины П. Н. Филонова "Формула весны": этот без преувеличения шедевр изобразительного искусства во многом созвучен поэзии Непомнящего - своей философичностью, широтой охвата явлений действительности, наконец, жизнеутверждающим характером. Читатель также найдет в книге 16 архивных черно-белых фотографий, любезно предоставленных вдовой поэта Ольгой Олеговной Непомнящей.

Приложение, куда вошли стихи Вени Д'ркина, Максима Крижевского и Вадима Макашенца, с подачи Непомнящего причисляемых в кратком анонимном предисловии к "новому андеграунду", выглядит инородным телом. Думается, каждый из этих авторов заслуживает отдельного выпуска аналогичного сборника. Быть может, привлечение "чужих" стихов" было вызвано желанием составителя придать работе еще большую научную значимость?..

При подготовке книги не удалось избежать недочетов и досадных упущений. Названия разделов, да и сама структура сборника могли быть продуманы более тщательно. Очень не хватает полной альбомографии Александра Непомнящего, которая, безусловно, важна как для поклонников рок-барда, так и для исследователей его творчества. А ведь издание претендует на научность! Видимо, по недосмотру редактора одна и та же сноска повторяется в книге дважды слово в слово: объяснение хиппистского жаргонизма "собака" (электричка) дается на стр. 121 и 131.

И все-таки, несмотря на отдельные критические моменты, первый блин оказался не только съедобным, но и вкусным. Расширяется круг рок-поэтов, чье творчество привлекает внимание и интерес исследователей, а это не может не радовать. Остается только пожалеть, что сборник вышел мизерным тиражом (всего лишь 300 экз.), и понадеяться на то, что его электронная версия со временем будет доступна всем желающим.

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 20 августа 2009, 21:00
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииАлександр Непомнящий - "Зеленые Холмы"Геннадий Шостак22.03.2004
РецензииАлександр Непомнящий и КРАНТЫ - "Цепная Реакция"Владимир Е. Обломов15.11.2007
АрхивНебо под ногами (интервью с А. Непомнящим)Старый Пионэр14.04.2004
Архив"Порог" (СПб) №03, июнь 2001 (отчеты, статьи, рецензии)Старый Пионэр08.10.2007

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.16 / 6 / 0.014