Дмитрий Дольник (THE UNB): "Наша музыка не для всех"


В начале августа я побывал на концерте группы THE UNB. Впечатления были очень сильными. А еще сильнее - желание пообщаться с фронтменом, вокалистом и автором всех песен коллектива Дмитрием Дольником.
Публикую текст нашей беседы в день 36-летия группы. В разговоре участвовала фотограф Марина Воробей.


Геннадий Шостак: Дима, скажи, что такое Ю-ЭН-БИ? Что эта аббревиатура означает?
Дмитрий Дольник: Начнем с того, что люди знающие - это не в обиду и не в укор - говорят не "Ю-ЭН-БИ", а "У-ЭН-БЭ". Все-таки надо говорить так. Почему - долго объяснять. "The" - артикль английский, а "UNB" надо говорить по-немецки. Так сложилось исторически. Ты заметил на концерте, люди, которые часто сюда ходят, кричат: "У-ЭН-БЭ! У-ЭН-БЭ!" А неофиты - "Ю-ЭН-БИ!" Некоторые вообще всё попутали - "Ю-Н-БЭ" кричат. Но нам приятно во всех трех случаях.

ГШ: И все-таки как расшифровывается эта аббревиатура?
Дмитрий: Мы уже давно ее не расшифровываем - лет 10, а может, и больше, лет 20. Разумеется, изначально в эту аббревиатуру что-то закладывалось. Потом пошли прибаутки, когда по-разному можно расшифровывать. Ну, это же интересно, да? Какие-то странные варианты: "удивительно нежная булочка" или "уехали наши бабы" - можно вложить разные смыслы.

ГШ: Вы записали в общей сложности 108 альбомов.
Дмитрий: Ну да. После сотого начали путаться в подсчетах.

ГШ: А ваш сборник "Записи 2000-2002 гг."? В Москве вы даже издались. Как вам это удалось?
Дмитрий: Я не помню, как этот сборник там появился. (Подумав) Да, была такая тема. Не помню, кто же там был тогда? Может быть, Кубышкин. Знаешь Кубышкина?

ГШ: Я знаю Александра Кубышкина из харьковской группы ТИХИЙ УГОЛОК. Его уже нет с нами.
Дмитрий: Володя Кубышкин. Он занимался преимущественно попсой. А сейчас, если ничего не путаю, живет в Америке. Первый официальный релиз, вышедший в Москве, - это с его помощью делалось. Тогда еще многие надеялись: а вдруг это выстрелит? Но THE UNB не могут просто так выстрелить! Это ж вам не чеховское ружье в последнем акте.

ГШ: Но ЛЯПИС ТРУБЕЦКОЙ и ЛЕПРИКОНСЫ в Москве выстрелили еще в конце 90-х, когда вам было больше 15 лет.
Дмитрий: Значит, наша музыка не для всех. Честно говоря, я не анализирую. Не буду кокетничать и говорить, что мне тогда не хотелось вот так бах - и выстрелить.

ГШ: А вы играли в Москве?
Дмитрий: Время от времени. Правда, последние несколько лет мы не ездили. Мне очень понравилось, что там, оказывается, знают наши песни. При всем моем скепсисе по отношению к Интернету, это, конечно, удивительно: мы приезжаем в Питер или Москву - а там, как здесь, в пабе "Graffiti", знают наши песни. Это приятно! Не буду обманывать ни тебя, ни себя. Конечно, на душе становится теплее. К нам подходят люди, в основном почему-то женщины, и говорят, что им нравятся наши песни. Именно женщины! (Общий смех)

ГШ: Дима, твоей группе уже 36 лет. Вы старожилы. Чего вам удалось добиться за это время?
Дмитрий: Философский вопрос. Если бы я был пессимистом и любил размазывать сопли, я бы сказал, что мне уже шестой десяток пошел, и я ничего не достиг. Не буду скрывать, в моей жизни бывают мрачные минуты, когда я думаю: вот, мы играем в "Graffiti", и всегда на две трети приходит та же публика, те же люди. Когда я начинал в Солигорске в 1983 году, меня слушали 20 человек. Ну, не то чтобы слушали, а вообще - слышали THE UNB. Представь, из всего многомиллионного населения планеты нас слышали 20 человек! То есть, повторюсь, если бы я был законченным пессимистом, я бы мог поверить, что все так и осталось. Количество людей на концертах чаще исчисляется десятками, а не сотнями. Хотя мы играли большие концерты - в смысле, для нас большие. Скажу честно: более чем на 300 человек мы концертов просто не играли. Но из-за того, что я сейчас настроен совершенно не так, а философски, - а может быть, из-за того, что я был настроен философски всегда, - если честно, нас это никогда особо не волновало.

ГШ: Позволю себе немного поругаться в ваш адрес. Вы своей музыкой могли бы собирать большие залы. Но вы же не занимаетесь своей раскруткой.
Дмитрий: Почему я должен заниматься нашей раскруткой?

ГШ: Ну, не ты. Ваш потенциальный директор.
Дмитрий: Ну, может быть.

ГШ: Но этого почему-то не происходит.
Дмитрий: Не происходит.

ГШ: С мая 2011 года я довольно часто выезжаю на концерты в Минск. И вас видел всего лишь один раз.
Дмитрий: Не могу прокомментировать столь фатальное непересечение наших путей.

ГШ: Почему вас нигде нет?
Дмитрий: Не знаю. Возможно, потому что кланы, "свои тусовки" - это как-то мимо нас все. Или ты примыкаешь к кому-то и получаешь либо бонусы, либо по башке, или как в нашем случае - не примыкаешь и не получаешь. Кстати, это не так плохо! Может быть, из-за этого мы в чем-то более свободны. Я лично - точно. Я человек на самом деле скорее культурный. Сам себя отношу к этой категории людей. И еще, как назло - такая зараза, что очень вежливый. Чтобы мило общаться со всеми - постоянно лицемерить, что ли? А это очень утомительно для организма. Поэтому, чтобы ни с кем не портить отношения, не ругаться, не бить никого по голове, - это для кармы плохо, - есть один нормальный вариант: как можно меньше общаться с людьми. Разве я не прав?

ГШ: В твоих песнях много словесной эквилибристики. Ты случайно не филолог?
Дмитрий: Нет. Я люблю эквилибристику словесную, это мне просто нравится.

ГШ: В твоей поэзии много обэриутовских влияний...
Дмитрий (перебивая): Нет, нет. У нас тут легенды ходят среди музыкантов THE UNB, что Дольник говорит, будто ничего не читал, а на самом деле все время ночами читает и поэтому все знает. Может, у меня и есть какая-то память в плане фамилий или вещей. Но, к своему стыду - а может, и не стыду, - я никогда не увлекался ни поэзией, ни литературой.

ГШ: От природы?
Дмитрий: Просто так получилось. Может, школа отвернула. Но это вполне нормально.

ГШ: Я люблю твои тексты.
Дмитрий: Я и сам люблю свои тексты.

Марина Воробей: Можно, я ремарку вставлю? Был у нас разговор с одним российским музыкантом - он и в акустике выступает, и с группой. Леша Румянцев из группы ПИОНЕРЛАГЕРЬ ПЫЛЬНАЯ РАДУГА. Мы общались в первый раз, и я у него спросила: "Ты случайно не филолог?" У меня филологическое образование, мне интересно. И тут такое дело - нет, совсем нет. Он начинает рассказывать... И я понимаю, что человек, который далек от литературы, привнесет больше своего. Он не будет наследовать, не будет постмодерном каким-то заниматься.
Дмитрий: Ну да. Помните такую байку - или не байку? Когда спросили Леннона, почему он не ходит на концерты, он ответил: "Пикассо не ходил в музеи". Про Пикассо наверняка тоже байка, но идея ясна.

МВ: "Не хочу себя портить!"
Дмитрий: При всей баечной истории этих цитат - почему они гуляют? Почему исторические анекдоты непонятно кому принадлежат изначально? Потому что это истина, лежащая на поверхности. Насчет рифмы или словесной игры - я очень расстраиваюсь, когда узнаю, что где-то это уже было. Ну, сейчас, конечно, проще. Можно забить строчку в интернет-поисковике. Иногда тебе кажется, что в твою голову пришла идеальная рифма. А она, сволочь такая, тривиальная. Причем, очень часто это не значит, что что-то оригинальное сочинить сложно. Бывают простые вещи, которые до тебя никому не могли прийти в голову. Я в это верю точно. Вот так и насчет песен. То же самое. Когда мы репетируем новый альбом, случается, закрадывается сомнение: это на что-то похоже. А в THE UNB люди непростые: все обладают какими-то филофоническими наклонностями и слушают музыку - разную и много. И когда ты не можешь вспомнить, на что это похоже, то, возможно - я не говорю, что это на 100%, - ты попал, понимаешь? Я не скажу, что это что-то гениальное, но чертовски талантливое.

МВ: Воткнуло вот в то место, которое надо.
Дмитрий: Причем это не касается каких-то аккордов. Много вреда приносит музыкальное образование (общий смех). Но это если ты нормально учился. Я тоже учился. Но я не виноват - меня заставляли. Ну, видишь, и все равно вылезает что-то где-то. В свое время многих детей заставляли учиться в музыкальной школе. Это совершенно ужасно на самом деле!

МВ: Гиперкомпенсация родительская или что-то такое.
Дмитрий: Ну да. Я не скажу, что это правильно. Я мог бы сказать: "О, это принесло мне пользу!" Но не скажу. THE UNB я занимался даже не параллельно, а вопреки.

ГШ: Гаммы, арпеджио...
Дмитрий: Да, это ужасно...

ГШ: В твоих песнях очень много цитат.
Дмитрий: Кстати, цитаты очень многие не воспринимают. Да, есть цитаты из кино и литературных произведений. Они уже скорее как фразеологизмы. Когда я писал, например, "Дедушкин Стеклянный Глаз", понимал, что первая строчка - это прелюдия для рассказа о войне, неважно о какой. Типа штамп. А недавно чуть не загнался: а что это за произведение - "Шел четвертый год войны"? К своему стыду, опять же... Может, это название фильма про войну (как и оказалось)? А может, это название какой-нибудь повести? Лейтенантская проза, например. То есть это с детства у нас отложилось, возможно. В песне "Ехала Машина Грузовая..." все обыграно вокруг считалочки. Он лежит, не дышит, ничем не колышит. А вот в России не везде ходила именно такая версия этой считалки.

ГШ: Я учился в Киеве. Там эта считалочка была известна.
Дмитрий: Москвичи любят эту песню. Но не все знают, что это считалка. И все нормально, оказывается.

ГШ: Вернемся к вашей дискографии. У тебя 108 альбомов, которые дома хранятся на бобинах. Не собираешься ли их как-нибудь оцифровать и издать?
Дмитрий: Может быть, какие-то из них уже утеряны. Или пленка разрушилась... Не знаю. У меня на это нет ни особого желания, ни времени. Вообще, лет 10 назад мне казалось, что издать нашу дискографию - это реальный план. Вроде как интересно. Но чем дальше живу, тем больше понимаю, что до этого не дойдет.

МВ: Когда я шла в первый раз на ваш концерт, увидела рекламу: "Это группа, у которой более 100 альбомов". Думаю: вот, пойду посмотрю.
Дмитрий: Это наш крест! А очень многим это не нравится. Я сам думаю: что за фигня? Если 100 альбомов - ты победил? На самом деле, это даже антиреклама чуть-чуть. Некоторые меня спрашивают: "А ты можешь вообще их предъявить?" А я плевать на это хотел. В последнее время говорю, что я это выдумал. А мне говорят: "Блин, а у вас все равно их до хрена, даже официальных".

ГШ: А в Интернете все есть?
Дмитрий: В том-то и дело, что нет. Кстати, они все реально были. Это действительно 108 записанных альбомов. И, чтоб не соврать - все равно никто не проверит - 17 из них реально потеряны. Это был не мастер, это была бобина в единственном экземпляре. Хотя я всегда понимал, что надо это хранить - хочешь, переписывай, но отдавать оригинал никогда нельзя - друзей ведь все равно много было, особенно в молодости.

ГШ: Последний, "Детский Альбом" у вас вышел в 2015 году.
Дмитрий: Да, к сожалению, у нас большой перерыв, и нам очень стыдно, когда у нас такая пауза, с нашей-то плодовитостью.

ГШ: Но вы не собираетесь переиздать хотя бы те песни, которые были на пропавших альбомах?
Дмитрий: Не факт. Я даже не буду скрывать: мы начали записывать альбом. Абсолютно все песни будут новые. Там не будет ни каверов, ни самокаверов, ни повторов. Потому что жизнь, к сожалению, не очень длинная. Если я сейчас сочиняю песни и меня прет, наверное, было бы глупо одновременно заниматься архивированием. Ну, когда много времени и есть желание, или же когда понимаешь, что это приносит какой-то дивиденд...

ГШ: Посмертно будут изданы архивы.
Дмитрий: Камень с плеч! В этом есть плюс: другие будут с ними париться. А если не будут, то я не узнаю об этом. Так что даже двойной плюс.

ГШ: Чего нам ждать от THE UNB в ближайшее время?
Дмитрий: Удивительных вещей.

ГШ: Твои пожелания читателям?
Дмитрий: Чтобы у них не болели живот, печень и зубы. Я говорю совершенно искренне. Вот представь, они же доживут до этих лет. Хотя вряд ли.

ГШ: Надеюсь.
Дмитрий: У вас же хорошие читатели? Тогда ладно - еще я пожелаю им счастья. Хотя счастье - это вообще эфемерная и трудноуловимая вещь.

ГШ: Конечно. Это категория вневременная и внепространственная.
Дмитрий: Поэтому могу пожелать его совершенно легко. Ведь как его измеришь? Никак. Нет такого циферблата. И весов таких нет. Поэтому такого добра не жалко.

От себя лично и от Нашего НеФормата поздравляю группу THE UNB с дважды восемнадцатилетием и желаю творческих успехов и вечной молодости.

Фото: Марина ВОРОБЕЙ

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 23 октября 2019, 19:32
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2019, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.06 / 5 / 0.003