Момент ухода (Памяти Егора Летова)


Ушёл Летов...

Как и положено, понесутся сейчас стремительным потоком "концерты в память", презентации "неизданного", срочные переиздания "наследия", очередные залпы "трибьютов" и прочая, прочая. Так уж заведено. Это не плохо и не хорошо. Это так положено. Кем и куда - неизвестно, но так оно и есть. Так происходит со всеми. Но есть нечто, что различает ушедших. Момент ухода.

Александр Башлачёв ещё не успел стать всенародным, когда использовал квадрат окна в качестве вокзала. Яна Дягилева ещё не протоптала дорожку к всеобщему восхищению рок-сообщества, когда легла в объятия Ини. Даже могучий Владимир Высоцкий ещё не достиг в своём многолетнем полёте пика, когда окончательно разорвал канат. Они ушли на взлёте. И до сих пор там или сям возникают разговоры о том, а о чём бы спел сегодня Высоцкий, каких рубежей достиг бы Башлачёв или как бы сегодня записывалась Дягилева. Ощущение недосказанности, незаконченности сделанного оборачивается перед нами жестокой несправедливостью этого мира. И это ранит каждый раз, когда возвращаешься к их творчеству. Момент ухода оставил им неограниченные возможности. Перед каждым из них сияют ещё невиданные доселе вершины.

Егор ЛетовОни оставили людям Мечту, но Летов был бойцом другого отряда.

Когда Цой зашёл на свой последний поворот, его вершина уже сияла за левым плечом. Кинчев скромно сказал "вовремя ушёл...", а Айзеншпис, нынче тоже покойный, одарил всех из черного конверта не только песней "Кукушка", но и чем-то со словами "Когда Твоя Девушка Больна". Когда Майк не дождался кометы, охлаждая собой последнее лето, то не все смогли вспомнить последний альбом ЗООПАРКА. Перед глазами стоял обрюзгший человек, чем-то похожий на Майка. Человек пытался подпевать Борису "Пригородный Блюз". Это было падение. Когда Егор...

Летов, как и положено великим, изменил жизнь многих людей. Но после смерти Яны он изменился сам. Его выступление в прямом эфире "Программы А" о "светлой силе фашизма" оказалось уродливой самоэпитафией. Прозвище "Дохлый" приобрело реальные очертания. Два альбома 90-х не изменили ничего. Последняя его попытка остаться среди живых по иронии получила название "Долгая Счастливая Жизнь". Это была издёвка над самим собой. Попытка вернуться не получилась. Когда Егор попал в ротацию, многим показалось, что это новое Начало. Другие сказали, что это очередной The End. Момент устал ждать. Взлёта не будет. И никаких вершин. Они остались далеко позади. Путь в небо - только по трубе. Сделано всё. Сказано всё. Здесь больше нечего делать.

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 20 февраля 2008, 10:35
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (33) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

СтатьиПрыг под землю, скок на облако (Уже год без Летова)Екатерина Борисова19.02.2009
Архив"Время Колокольчиков" 29.12.1993 ("Русский прорыв")Старый Пионэр11.09.2006
Архив"ЭНск" №02(38), февраль 1994 (Сергей Летов, Егор Летов и др.)Старый Пионэр20.04.2007
АрхивПанк-памятник (рецензия на сборник стихов Егора Летова)Екатерина Борисова03.02.2013

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003