НЭП - Неужели Это Паращук?! (продолжение)


Небольшая бородка изрядно изменила Сергея, но не сумела скрыть его жизнерадостность. Судьба изрядно потрепала лидера группы НЭП, но он даже и не думал впадать в уныние. Кто знает, что чувствует Сергей ночами, когда остается один, когда никто не видит, а вот днем его глаза искрятся энергией и открытой доброжелательностью. Он часто смеется и шутит даже о самых грустных вещах. С таким собеседником общаться легко, и очень быстро забывается о том, что это интервью, а не обычная дружеская беседа. Миша Румянцев, сидящий вместе с нами, больше был занят своим фотоаппаратом, но иногда тоже не удерживался и вставлял реплики. Так мы втроем и болтали: о музыке, директорах, армии и унитазах.

А вот и диктофончик!Старый Пионэр: С АЛИСОЙ у вас сейчас отношения нормальные? Не думали совместное что-нибудь сделать?
Сергей Паращук: Не знаю. Конечно, в моем положении было бы плюсом, если б я перед каким-нибудь их концертом где-то там выступил, куда-нибудь с ними еще и съездил. По большому счету для организаторов концерта добавить трех человек в список и получить два коллектива вместо одного - тоже ничего, нормально. Но разговора такого не было. В принципе, это возможно, но только я считаю неудобным как-то об этом просить. Те люди, которые перед ними выступали, более, видимо, раскованы в своих просьбах. Я не думаю, что инициатива исходила лично от Кинчева. Может быть, мне нужно быть менее скромным в этом отношении и сказать: "Костя, надо, чтобы мы вместе выступили".

СП: Понятно. А что с альбомом "Вот Она Любовь"? Он хоть в каком-нибудь виде выходил?
Сергей: Нет, никак не выходил. На один сборник попало 4 или 5 песен из "Любви". И все. Ну, кто-то слышал на концерте в Питере, еще мы играли в Выборге из этой программы несколько песен, в Новгороде. Ее только слышали иногда, она не выходила вообще, ни в каком виде. Альбом был закончен в 1998-м. Тогда мы попали в дефолт. Далее можно два года смело вычеркнуть, потому что группы вообще не было, я ж был переломан весь. Ногу я сломал так, что мама не горюй.

СП: Не просто перелом? На мотоцикле, что ли?
Сергей: Не просто перелом. Два с половиной месяца в больнице, восемь месяцев в гипсе. Сломал на ровном месте. На очень скользком ровном месте. Я, вдобавок, после падения сел на ногу. Кость ка-ак лопнет... Я первый концерт после этого сыграл только через полтора года, в "Молоке". И еще был в гипсе. С группой я начал снова жить где-то в 2000 году. Все пришлось заново делать. Вот в чем вопрос-то. Пока я лежал, проблемы начались у Чижа. Их барабанщик кинул посреди тура из-за своих штучек таблеточных. Чиж звонит мне: "Выручай". Звоню басисту, так как барабанщик у нас из Новгорода, здесь он снимал комнату, телефона у него там не было. Герка едет к нему. И случайно в этот момент выходит барабанщик. Вот еще бы 3-5 секунд, и этот барабанщик не играл бы у Чижа. Встретились, созвонились, я отдал барабанщика Чижу. Пока лежал в больнице, Лева аккуратненько перебежал в другую группу. Причем он мне сказал, что сыграл концерт с "одной группкой". Узнаю от ребят, что он сыграл концерт с АЛИСОЙ. Когда уже прошло полтора года, я начал о чем-то думать. Барабанщику, если он не питерский, нужны бабки. А вот бросай все и иди ко мне - уже тяжко. Итак, мне нужен барабанщик, мне нужен гитарист. Лева долго не хотел тогда уходить, он хотел еще на двух стульях посидеть, но это было нереально. Нашел этих двух людей. Дальше идет длительный процесс изучения программы, репетиции. Это еще сколько времени прошло. Из этих лет ты можешь даже три вычеркнуть просто так. А начинать ведь все с нуля пришлось. Все было бы хорошо, если б у нас был к этому времени супер-пупер-продюсер, и у нас бы все время крутились ролики, песенки. Это было бы еще ничего. К тому же, наступило совсем жесткое время, когда ни дружеские, ни какие-то другие подобные штучки не идут ни в какое сравнение с лавэ. Если лавэ не даешь, тебя никто не крутит ни при каких обстоятельствах. Начался полный крындец. И пошло все с нуля. Такая фигня.

СП: Насчет "не крутят". Я смотрю, "Наше Радио" после ухода Козырева начало потихонечку подпускать неожиданно такие группы как ГО, ТЕЛЕВИЗОР... Вы не задумывались с коллективом-то об этом?
Сергей: Не, я задумывался. Когда и Козырев там был, задумывался. Все отдавалось, использовалось, мы пересекались. Он сказал: "Вы мне очень нравитесь, но вы - неформаты". Я не могу понять, что тогда вообще формат "Нашего Радио" при Козыреве и сейчас что это такое. У нас полно лирических песен, которые даже на попсовой станции можно крутить. Но в чем дело, я не пойму. Не особо мы и жесткие. Они крутят тех, кого выпускали и выпускают "Real Records". Это же их дочерние фишки. Кого "Real" выпускает, тот автоматически на "Наше Радио" попадает. Плюс еще несколько компаний. Там все сложно.

Сергей Паращук<СП: Но сейчас там ситуация поменялась.
B>Сергей: Возможно.
Михаил Румянцев: Я ездил прошлым летом по этому вопросу в Москву. Спрашивал, как попасть на "Нашествие", например. Мне ответили на "Нашем Радио", что без вопросов, но лучше, если Костя Кинчев придет и скажет, что вот - хорошая группа. Бред. То есть Шевчук, Кинчев или Илюша Черт должны придти и сказать, что есть вот такая хорошая группа.
Сергей: Видишь ли, наши звезды закончилась в 1995 году, когда за нас хорошо взялся Мурзик - Андрей Муратов, бывший клавишник ДДТ. Он сделал ломовейший фестиваль. Он человек - супер. В общем, его спонсоры подставили, и на то время у него долг завис почти сороковник - большие тыщи. Совершенно безумные деньги по временам 1995 года. Естественно, занимаясь чем-то новым, он вкладывал свои деньги. "Ветер Вагонов" вышел на его деньги. Лично заплатил, альбом напечатали. Плюс он ОПАСНЫХ СОСЕДЕЙ хотел взять, еще чего-то. Ну, дело не в этом. С фестивалем "АэроFUZZ" он пролетел. Что делать? На него со всех сторон наезжают. Ему не до нас, живым бы остаться. Он продал какую-то комнату, которая у него осталась от кого-то. Продал кучу своих клавиш, аппаратуру, работал просто на износ. Писал какую-то рекламу, музыку, работал в нескольких студиях. Бегал с красными глазами, потому что не высыпался. Отбивал все этот долг. А когда, в конце концов, его отбил, то получилось так, что возможность была уехать. Нашлись немецкие корни, и он отвалил в Гермашку. И мы виделись, только когда были на гастролях. Но в тот момент мы уже очень активно ездили на Запад - с 1990 года. И вот, мы остались без директора, без административной деятельности, и жили только за счет Запада. Три-четыре раза в год мы ездили по хорошим турам и на эти деньги потом целый год существовали. Естественно, за это время я пытался брать еще людей каких-то, но получалось все одно и то же. Вроде человек хороший, но при этом язык не подвешен, связей нет, денег нет. Даешь ему связи, начинаешь всему учить, со всеми знакомишь. В итоге, язык так же остается в одном месте, а он вдруг начинает резко портиться.

СП: То есть директора нет?
Сергей: На данный момент - нет. Директора найти легко популярной группе. Там особо директорствовать не надо. Все директора хотят вытеснить старого и прийти со своими новыми предложениями: платить будут больше, а этот ваш говнюк вас обманывает. А чтобы кого-то поднять, раскрутить, что-то сделать...

СП: Прекрасно понимаю.
Сергей: Я просто такой человек, как в тюряге говорят: не бойся, не проси. Не люблю просить. Люблю сам помочь, причем безвозмездно чаще всего. Безвозмездно, то есть даром. Не буду говорить, кому, но группы сейчас очень популярны стали, которым я помогал. За других могу попросить, а за себя - нет. Для этого мне нужен человек.

СП: Фанаты же есть. Можно найти умного.
Сергей: С фанатства все и начиналось. Он, во-первых, как бы дальний родственник получился. Родной брат жены моего двоюродного брата. Один момент меня вообще убил. Солидно выглядящий человек, - не будем говорить, как его зовут, - приехали все, я уже обо всем договорился. Ему нужно было только со мной приехать и показать себя дорого одетым, хорошо выглядящим, без всяких попсов, без всяких сережек. Я-то ладно, - музыкант, раздолбай. Но вот у нас есть человек, - лицо. Даю ему инструкции: "Ты раздувай щеки, а говорить буду я. И все. Я буду на тебя смотреть, мол, правильно я говорю? А ты так: да, да. То есть, ты настолько крут, что эти все для тебя... Как бы и не надо нам ничего". Я прикидываю: ага, много с них не возьму, но начну просить одну сумму, потом скину и будет вот такая. На ней буду стоять. Мне сказали, что да, это реально. Вся предварительная работа уже была закончена. Мне сказали: "Мы вас берем, только надо окончательно обсудить финансовый вопрос". Приехали в Москву, встретились, сидим у них в офисе. Зашел разговор о сумме. Только я хотел открыть рот, этот тип ни с того, ни с сего как гаркнет: "Ну, столько-то хоть дадите?" А ведь молчал всю дорогу! Те обрадовались: "Да, конечно!" Все. А это было ровно в пять раз меньше первой суммы, которую я хотел назвать. Мы вышли оттуда: "Кто, кто тебя за язык потянул?" "Ты что, это же хорошие деньги". "Ты че, дурак? Какие это деньги?! Это вообще не деньги. Ты че, совсем ку-ку, бля?" Он: "Да ладно, у нас сейчас тяжелое финансовое состояние". "Ты что, этим хочешь поправить его? Да этим вообще ничего не поправишь. Ну, кто тебя тянул, сидел же, так все хорошо мы разыгрывали. А как после этого сказать, мол, дайте больше?" Вот такие наши директора бывают.
Или вот написал песню "Зенит", давно хотел про "Зенит". Появилась песня, про которую все говорили, что это самая лучшая за все время, самая настоящая, самая болельщицкая. Нужно сделать сборник, обязательно ее туда включить. Мой тогдашний директор говорит: "Сейчас будем выпускать сборник на кассетах и на компактах, надо песню твою". "Нет, не хочу, она войдет потом в другие альбомы". "Ну, у тебя же денег нет. Тираж будет небольшой. Тебе 400 баксов не надо?". Я согласился, потому что деньги действительно нужны были. В итоге я не получил за нее ни копейки.

СП: А договор разве не заключается в таких случаях?
Сергей: Ну как же можно? Мы же друзья! Много было таких историй. Был еще один директор офигенный. Он подсадил нашего бывшего, когда мы были очень крутые. Человек ушел, о чем я очень сильно сожалею. И он нас купил, когда я развел в группе демократию. Почти всех, но не меня. Наш первый директор, кстати, и нашел себе заместителя этого - как бы помощника. Помощник стал вокруг него плести фигню. Мы с ним некоторое время работали, а он сливки, оказывается, собирал, потому что все связи получил от предыдущего человека. И вот один раз поехал в Германию по поводу наших гастролей, провел там месяца три на наши общие деньги. Вернулся. Сказал, что в Германии гастроли НЭПу организовать невозможно, просто нереально. При этом привез два автомобиля с собой: "Мерседес" и "БМВ". Это был где-то 1991 год. Ну, невозможно и невозможно. Одну из этих машин - "БМВ" - я ему помог продать. По тем временам 2000 долларов было очень круто. Она была старенькая, но в отличном состоянии. Получил комиссионные 20 долларов с двух тысяч. Через полгода мы едем в Германию на гастроли. Нам встречаются в городе Гамбурге люди, которые дали машины нашему директору для того, чтобы он их продал, и мы на эти бабки могли записать новый альбом. То есть я продал за 20 долларов собственную машину, понимаешь, в чем дело? Ну, естественно разошлись по полной, до усрачки. Как доверять людям? Доверял людям - ну просто вообще: "Друг, брат". А он плакался очень круто, это у него получилось. Вот я про что тебе рассказываю. Я не хочу уже никому доверять. Нужен такой человек, который говорит: "Так, ребята, вот такой контракт, вы будете получать, положим, вот столько и за концерт вот столько. Все остальное вас вообще не должно колбасить. Я вам гарантирую, что в год вы будете снимать по два клипа, это будет столько-то ротаций. Я буду оплачивать альбомы, а вы получаете за концерт, предположим, такие-то бабки. И сколько я получаю, вас не должно касаться". Я уже согласен вот так: установить сумму, которая меня и музыкантов устроит. Вот я с таким уже готов работать. Это куда лучше, чем друганы-друганы, а в итоге кончается полной фигней. И потом, если человек начинает в тебя вкладываться, снимать клипы, он же должен это отбивать каким-то образом. Все четко, все ясно, все по-честному.

Сергей ПаращукСП: А есть ли смысл в клипах?
Сергей: Конечно. Смысл был в клипах, когда их показывали по Питерскому телевидению, а Питерское телевидение било до Иркутска. В этом был очень большой смысл. А сейчас весь смысл в клипах, если они показываются на "МузТВ", "Рен-ТВ". За деньги пустят, а как же? Говорят, не такие уж большие, но, я слышал, на "МузТВ" один показ баксов 200 стоит. Для того, чтобы собирался лом, нужна сотня показов. То есть 20.000 долларов, а по-другому никак не делается.

СП: Его же и не увидишь. Потому что очень многие снимут клип на альбом в качестве бонуса, запишут в мультимедиа, и аля-улю.
Сергей: А ты когда-нибудь смотрел часто и долго "МузТВ"? Ага, вот и я тоже вообще не смотрел. Потенциальные потребители музыки, потенциальные покупатели твоих релизов, люди, которые приходят на концерт или могут еще придти, которые интересуются российской музыкой, - они смотрят.

СП: Ты думаешь, кто слушает НЭП, тот смотрит "МузТВ"?
Сергей: Почему слушают НЭП? Они просто слушают: "Об-ба! А ничего песенка, неплохой клипеж". Как говорил покойничек наш Айзеншпис: "Мне неважно - хромой, кривой, слепой, безголосый, какой угодно. Пускай он вообще немой будет, - просто понадобится больше денег, чтобы сделать из него суперзвезду". В нашем шоу-бизнесе именно так. Это элементарно делается.

СП: Не знаю. Раньше как-то со звездами рок-музыки было проще и понятнее.
Сергей: Все правильно, раньше было понятнее. Как раз из-за армейки-то - два годика плюс, пока все началось, всего три годика, - мне и не хватило немного времени, чтобы попасть в ту когорту, которая сегодня неприкасаемая. Чуть опоздал: по собственной глупости, по хитрости военкомата.

СП: Во сколько лет ты попал в армию?
Сергей: Почти в двадцать. Я уже был тогда взрослый мальчик и даже первый раз женат. И, кстати, готовил коллектив, собирал командочку, все у меня было подготовлено, программочка ничего, а потом - бабах, такая лабуда...

СП: Уже был коллективчик даже?
Сергей: Да, был гитарист, был барабанщик. Свои песенки были. Но они в первый альбом не вошли. Там были абсолютно другие. Меньше антикоммунизма было. Более панковские, я бы сказал. Я стал заниматься музыкой благодаря моему двоюродному брательнику. Когда я пришел, его как раз забирали в армию. А я уже не собирался музыкой заниматься. Надоело все.

СП: А в армии не довелось побренчать?
Сергей: Нет, нет. Ну, пару раз довелось. Я про свою армию лучше рассказывать не буду. Длинный разговор. Я это вспоминать даже не хочу. Я бы лучше, наверное, в тюрьме отсидел. Если назад вернуть время, я бы эти два года не хотел бы провести там. Честно.

СП: Аналогично.
Сергей: Ну вот, неважно. На проводы брата собралась целая компания, человек пятнадцать. Они привезли какой-то аппарат. У них был человек Миша, который тоже играл. И мне вдруг дали гитару и говорят: "Серега, спой. Мы помним, у тебя есть свои песни кайфовые". Я был навеселе, во-первых. Во-вторых, совсем недавно я и мой приятель подрались с какими-то ублюдками, у меня был такой конкретный фингал под глазом, но уже отходящий. То есть, я такой хороший, добрый, вечный. Начал играть, вся компания побросала своих девочек, пошли все слушать. И всю ночь меня добарывали: "Почему ты нигде не играешь? Тебе же надо. Ты что, такие песни". Ну, мы еще сильно выпили за мои прекрасные песни. На следующее утро, выпив пивка, я подумал: "Может, и правда?" И стал потихонечку собирать группу. Если бы не этот случай, возможно, ничего бы не было вообще. Песни писались в стольчик. Как сейчас, например, для себя поставлена уже высокая планка. Мне перестали нравиться многие мои песни. Планка очень высока, я к себе очень жестко отношусь. Если песня хуже, чем надо, я ее даже не в стол откладываю. У меня есть такой замечательный фаянсовый друг белый - унитаз называется. Если мне песня не нравится, я не буду ее исполнять никогда.

Сергей ПаращукСП: У тебя к себе большие претензии в этом смысле?
Сергей: Очень, очень большие. Я не буду заигрывать сам с собой и делать вид, что мне это нравится, выступать перед людьми, нести, так сказать, какую-то идею в том виде, в каком она есть, если мне это не в кайф. Я этого не буду делать. Как происходит? Вот оно пришло что-то такое, ночью на кухне ты запузырил, записал. Денька через два, через три достаешь - какой понозз, какая гадость, как это все дешево. А когда денька так через три думаешь, что вполне ничего, то не стыдно перед самим собой. Вот недавно тут одна такая ничего получилась, мне понравилась. Я ей даже выдержаться дал побольше - недельку.

СП: Каждый год у тебя рождаются какие-то песни...
Сергей: Не каждый год. Бывает, прет в неделю по несколько, потом пару месяцев вообще ничего.

СП: Куда ж ты их деваешь-то?
Сергей: Я же говорю - фаянсовый друг.

СП: А те, которые тебе нравятся?
Сергей: Не так много и нравится. В последний год, может, понравилось только три.

СП: Ну хорошо, пусть за год три песни. За 14 лет - 42 песни. Это же четыре альбома должно уже быть.
Сергей: Это только в последние годы так. Были годы, когда мне вообще ничего не нравилось. Некоторые бывают жидкие совершенно, пресняки, когда не пишется, а наоборот, вообще ничего не хочется. Есть такое. Я никому не показывал. Но у меня в душе просто мрак, чума. Не хочется писать то, что в голове, и то, что в душе, потому что это настолько бывает страшно. Страшно даже на бумагу писать. Понимаешь, какое бывает говно черное. Поэтому я в душе перемалываю...

СП: А не было искушения написать хит какой-нибудь? Ты же музыкант, ты представляешь, что нужно народу, чтобы он запрыгал.
Сергей: Искушения не было. Просто получалось.

СП: Нет, не для тех, кто ходит на концерты, а для радио, для шоу-бизнеса. Ты же знаешь, что им нужно.
Сергей: Как я потом людям, которые меня знают, в глаза смотреть буду?

СП: Так ведь семью кормить надо.
Сергей: Ничего страшного, есть другие способы кормить семью. Бывают всякие моменты. Для сериальчиков какие-то песенки, музычки напишешь разные. Где-то в эпизодике снимешься.

СП: Насчет эпизодиков подробнее.
Сергей: Неважно, это было несколько раз, дело не в этом. В итоге, просто можно бомбить. Чем я, кстати, тоже занимался. И до сих пор занимаюсь, когда тяжело. Сажусь за руль и еду по городу развозить людей.

СП: Хорошо знаешь город? Настолько, чтобы бомбить?
Сергей: Для того, чтоб бомбить, моих знаний хватает. Всякие возможны моменты, чтобы держаться на плаву. Плюс администраторские способности, которые у меня есть, тоже периодически в дело пускаю. Организовываю всевозможные фестивали, байк-шоу, какие-то не свои концерты. Где-то, конечно, предлагаю свою группу, ее берут. Тоже очень приличный доход бывает. Глядишь, что-то начинает вырисовываться, жить можно. Без всяких яких, без понтов. Мне понты-то не нужны, мне ничего не надо, у меня все есть. Для богатого человека у меня нет ничего. Но для меня у меня все есть. Мне б только денег для работы, вот что обидно.

Старый Пионэр и Сергей ПаращукСП: Как кто-то сказал, богат не тот, у кого денег много, а тот, кому их хватает.
Сергей: Самое обидное - не хватает для работы. Для жизни - да, достаточно. Мне ведь что надо? Каких-то разносолов, хором мне не надо: квартирка есть. С женой, с ребенком живу. Хотелось бы, может, жену с ребенком получше одевать, но это дело решаемое. Сегодня нет, завтра есть. Единственное, чего не хватает: были бы деньги для работы, чтобы можно было дальше развиваться. Но это херня, господи, я не жалуюсь. Все будет. Во-первых, пока я не закончу то, что уже сделал, я не успокоюсь. Вот трибьютушку запузырю с концертом и тогда подумаю, как дальше развиваться и двигаться вперед.

Манера Сергея называть все подряд в уменьшительно-ласкательной форме не очень вяжется с жесткой музыкой НЭПа, но, может быть, это способ защититься от грубости окружающей жизни? Как бы то ни было, но в кафешечке стало слишком людно, а музычка популярной радиостанции стала звучать слишком громко и навязчиво. Мы встали и вышли на улочку. Миша предложил двинуться в сторону "Камчатки".

Фото: Михаил РУМЯНЦЕВ

Окончание следует

Начало интервью

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 17 апреля 2007, 17:35
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

СтатьиНЭП - Неужели Это Паращук?! (начало)Старый Пионэр28.03.2007
СтатьиНЭП - Неужели Это Паращук?! (окончание)Старый Пионэр10.05.2007
Архив"Московский Комсомолец" 06.04.1994 (НЭП, А. Лаэртский)Старый Пионэр30.08.2006
Архив"Я - Молодой" №02(31), январь 1994 (НЭП и др.)Старый Пионэр04.04.2007

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 7 / 0.008