Тимофей Яровиков: "Желаю смысла каждому изо всех сил"


Летом 2018 года я залпом проглотил дискографию Тимофея Яровикова и группы СЕРДЦЕ ДУРАКА, прослушал несколько радиоэфиров с их участием... И буквально влюбился в творчество легендарного могилевского автора и исполнителя собственных стихов и песен.
Попасть на концерт Тимофея Яровикова я смог только через год. А перед концертом пообщался с ним в непринужденной обстановке. С тех пор прошло 8 месяцев. Но в нашей жизни мало что менялось - свою роль сыграли эпидемиологическая и политическая ситуации. Все же, связавшись с Тимофеем Яровиковым, я показал ему расшифровку интервью и получил "добро" на публикацию.


Геннадий Шостак: Твоя группа называлась СЕРДЦЕ ДУРАКА. Название происходило от русских народных сказок, сколь я понимаю?
Тимофей Яровиков: В общем-то, да. Можно и так сказать. Но само словосочетание - я давно это подчеркиваю - не мной было изобретено. Есть такая книга Джеймса Гудвина, тоже отчасти сказочная, притчевая, где очень много интересных метафор, иносказаний. Она на меня в моей юности, молодости крепко повлияла. Эта книга, в общем, меня и подтолкнула на размышление, что дурак - это человек, который мотивирует свои поступки не умом, а сердцем. И поэтому был такой замысел в названии. Так что да, здесь все важно: и то, что это книга Гудвина, и то, что в ее основу положены сказки.

ГШ: В 2018 году прекратили свое существование две культовые могилевские группы - ОБАЯНИЕ НЕВОВЛЕЧЁННОСТИ и СЕРДЦЕ ДУРАКА. Я еще как-нибудь поговорю с Аленой Кавковой. А у тебя спрошу сейчас: почему?
Тимофей: Потому что время пришло. У СЕРДЦА ДУРАКА было много составов, очень много человек прошло за всю историю через эту группу, переиграла куча народа самого разного, самого интересного. Но этим составом мы были довольно крепки, дружны, записали пару альбомов. Так бывает, когда музыканты довольно плотно и много вместе работают. Потом наступает кризис. В какой-то момент мы поняли, что нам правильнее будет разойтись, не рвать друг другу ни сердце, ни душу и так далее. И разошлись в стороны. Я некоторое время поскучал по электрическому составу. А сейчас чувствую, что для меня органичнее на этом жизненном этапе работать пока одному с гитарой в руках. Я не хочу пока собирать новый состав СЕРДЦА ДУРАКА. Даст бог, когда-нибудь к этому приду, но пока вот так.

ГШ: Осенью 2018 года твой директор Полина Гольник сбросила мне ссылку на твой акустический альбом "Дурак Сказки Бает" для ознакомления, но попросила его не светить...
Тимофей: Этот альбом благополучно пошел, сейчас ссылки уже в доступе. Получилось как: я очень хотел записать альбом сказок: песен-сказок, песен с сюжетом, с какой-то фабулой. Придумал затею: к каждой песне у меня была написана прозаическая преамбула. И потом, когда альбом был записан, родилась идея: а не перенести ли его целиком, ровно в том виде, в каком он записан, на сцену? И, таким образом, получился моноспектакль. И я его отыграл уже несчетное число раз по разным городам и странам, и продолжаю это делать. Он живет, этот спектакль, и, в общем-то, судьба у него довольно долгая и интересная, учитывая, что это мой сольный альбом, где я один все сделал. Ну что там одному делать? Играй на гитаре, песни пой, читай текст. Но, честно скажу, по внутренним затратам это была моя самая трудная работа.

ГШ: Россия, Беларусь, Украина... В каких странах ещё выступал?
Тимофей: Единственная страна за рубежом, где я бывал - в декабре 2019 года мне довелось сыграть концерт на Кипре. Вот и все, больше я никуда за границу не выезжал, даже на отдых в Турцию и Египет, как все нормальные люди. Я работаю и отдыхаю по всем этим трем сопредельным странам, катаюсь по ним постоянно. Но сейчас время коронавирусов и самоизоляций, стало немножко труднее.


ГШ: А на Кипре перед русской публикой или...
Тимофей: Нет, был достаточно свободный концерт, была публика, что приятно, были люди, которые ходили на мои концерты здесь, в Беларуси, из Витебска, в частности. Потом продходили и говорили: "Как забавно, что мы в Витебске не могли попасть на твой концерт. Ну вот на Кипре попали". В общем, занятный опыт, интересный. Но что любопытно: вроде бы совсем другая страна и совсем другая природа, и ощущение на улице другое. Но заходишь в зальчик - там это все дело было в кофейне очень симпатичной, которую держат выходцы из наших краев - внутри атмосфера такая, как у нас. Собираются разные диаспоры. Они создают наше текстовое пространство. Я так это понял.

ГШ: Сейчас, после женитьбы, ты живешь на два города, на две страны. Как себя чувствуешь в Воронеже? Нет ли ностальгии по Могилеву?
Тимофей: Ностальгия - вещь насколько подкрепляющая наше настроение, настолько и губительная часто, на мой взгляд. Потому что, начиная жить в прошлом, можно отвернуться от настоящего.
В Воронеже есть молодые авторы. Самое интересное в этом городе для меня - фестивальное движение, и много лет я там завязан с фестивалем "Романский родник", считаю его своим. Я уже работаю над этим фестивалем как один из его активных участников, волонтеров и так далее. И вот это для меня такая важная колея. На него съезжаются авторы из самых разных регионов. Он очень текстовый, это фестиваль умной песни, я бы так сказал. И я имею возможность встретиться с кучей современников наших, которые и сильно помладше меня, но весьма талантливы, и как-то так видеть это все дело. Мне очень хочется делать что-то подобное в родном Могилеве. Но пока, боюсь, реальность не очень помогает (смеется).

ГШ: В Беларуси вне политики жить невозможно.
Тимофей: Это правда.

ГШ: Мы с тобой не можем обойти эту тему. Идя на акции протеста, белорусы думали, что милиция и ОМОН будут брататься с народом, встанут на его сторону. Почему этого не произошло?
Тимофей: Я могу предположить. Быть может, достаточно развернутый ответ получится. Я 1982 года рождения. Рос в благополучные 90-е и видел на улицах очень много гопоты, и, например, такое явление как ходки район на район и прочая и прочая. И совершенно криминальные истории по природе своей, и эта молодежь, которая приходит и начинает жить по понятиям в основе своей, почитают за доблесть жить по этим самым криминальным понятиям. Это всегда некоторое иерархическое общество: есть главы этих районов, которые рассказывают, кто за кем смотрящий, и прочая ерунда. И эта достаточно криминальная структура, к большому сожалению, укоренилась в нашем обществе сверху донизу. Это та же самая иерархия, это те же самые принципы или понятия как суррогат закона. Поэтому, к сожалению, сегодня мы не имеем закона, а имеем понятия. И по этим понятиям люди, которые имеют возможность держать в руках оружие и дубинки и носить некоторую форму, встроены в совершенно криминальную иерархию. Поэтому они не стесняются лупить собственный народ. Потому что в этой иерархии они таким образом зарабатывают себе место поинтереснее, покрепче, получают какие-то дивиденды, потому что пахан с ними делится. Как-то так.

ГШ: Как ты думаешь, разрешится ли когда-нибудь в стране этот социально-политический кризис?
Тимофей: Неизбежно разрешится. В этой ситуации невозможно жить долго. Невозможно распространить тюрьму вовне широко, если это прямо не сталинский ГУЛАГ. И сталинский ГУЛАГ просуществовал недолго. Это все обречено на совершеннейший слом хребта об колено, слом этой системы порочной. Но придется над этим потрудиться и потерпеть некоторое время, потому что просто так эта система не сдастся.

ГШ: Если еще Россия придет на помощь белорусской власти...
Тимофей: Немножко зная Россию, катаясь по ней, чувствуя настроения там, я думаю, что для России будет гибельным шагом, если она так поступит. Потому что тогда она вспыхнет сама. Потому что Россия присоединения нашей страны хочет не очень на самом деле. Ну, быть может, и хочет, какие-то большие слои хотят. Но сейчас получить России наш регион - это еще тяжелее и затратнее, чем это с Крымом получилось.

ГШ: Вернемся к музыке. Записан альбом "Дурак Сказки Бает". Что дальше? Песни, стихи, альбомы, сборники?
Тимофей: Может быть, может быть. Покамест я просто хочу фиксировать материал, который есть. Может быть, это будет какой-то акустический альбом под гитару, достаточно большой, может быть, двойной, не знаю. Я дозрел до большой книги стихов и текстов песен под одной обложкой...

ГШ: Желаю тебе ее издать. И надеюсь получить в подарок (общий смех).
Тимофей: Спасибо. Буду иметь в виду. Пускай это получится, очень хочется, чтобы получилось. Хотелось бы в этом году.

ГШ: Пожелания читателям Нашего НеФормата?
Тимофей: На каждом концерте, заканчивая выступление, быть может, уже не один год я всем желаю смысла. Я желаю смысла изо всех сил - в песнях, в книгах, в спектаклях, в фильмах, в выходе на улицу, в жизни желаю смысла всем и каждому. Потому что, если этого смысла нет, все как-то бессмысленно.

Фото: Дарья КАДОМСКАЯ

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 19 мая 2021, 23:09
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2021, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 5 / 0.002