21x21, или Полное совершеннолетие по-белорусски (ко дню рождения радио "Сталіца")


У меня отношение к радио весьма и весьма противоречивое. Я выделяю познавательную и просветительскую функции любой радиостанции. Развлекательную функцию тоже однозначно принимаю, но при этом провожу четкую грань между развлекательностью и попсой. Поэтому лютейше ненавижу те радиостанции, которые ограничиваются лишь новостными блоками и попсовой музычкой.

Белорусское радио "Сталіца" я знаю ровно 21 год - с 21 сентября 1998 года, когда радиостанция впервые вышла в эфир. Не впаду в преувеличение, если скажу, что с тех пор музыкальные программы "Столицы" стали саундтреком к моей жизни. С ними я ложился спать и вставал, завтракал, обедал, ужинал, черпал из них необходимую информацию.

С 2013 года "Сталіца" завоевала устойчивую репутацию самого ро́кового радио в Беларуси. Конечно, музыкой содержание "столичных" программ далеко не исчерпывается. Но, учитывая специфику и моей работы, и Нашего НеФормата, я все же подробно остановлюсь именно на музыке.

Ко дню рождения радиостанции мне захотелось поговорить с ведущими музыкальных программ "Столицы", - так сказать, проникнуть в кухню и понять, как готовятся программы, которые мы слышим из радиоприемников и колонок компьютеров.

Для начала мне захотелось вернуться к истокам и вспомнить, как все начиналось.


Александра Рудницкая

21 сентября 1998 года впервые вышла в эфир авторская программа Александры Рудницкой "Хамелеон". Через некоторое время я лично познакомился с Александрой, и так получилось, что в течение почти двух лет готовил некоторые сюжеты для "Хамелеона". А незадолго до дня рождения радио "Сталіца" встретился с Александрой Рудницкой, чтобы задать несколько вопросов. Сейчас Александра на другой работе. Но ведь бывших журналистов не бывает.

Геннадий Шостак: Саша, ты была пионеркой в плане подготовки первых программ, посвященных некоммерческому андеграундному року в белорусском FM-эфире. Первый выпуск твоей программы "Хамелеон" вышел в эфир, когда тебе было 19 лет. Но ты уже успела поработать в газете "Вечерний Минск". Как тебе в голову тогда пришла идея создания собственной авторской музыкальной программы?
Александра Рудницкая: Ты знаешь, она не могла не возникнуть по той простой причине, что всем нам хотелось, чтобы у нас появилось нечто подобное. Это определенно было знаковое время. Стать первооткрывателями такого рода программ в Беларуси было не то слово как интересно, учитывая, что в Москве и Питере уже вовсю гремели авторские музыкальные передачи на FM-станциях. Все казалось космически грандиозным, начиная от работы звукорежиссера - динамичные сбивки, иные технические возможности - и заканчивая этой необычной для наших широт современной подачей текста ведущими. Но в первую очередь, завораживала энергетика реально креативных личностей и какая-то внутренняя свобода, которая была там - на просторах российских мегаполисов. Мы же держались все-таки особнячком, и в Беларуси все только начиналось. Оглядываясь на Москву и Питер, пытались действовать наощупь. А ты сам прекрасно понимаешь, что когда предвкушаешь что-то грандиозное, что может получиться, даже делая по ходу какие-то проколы, не особо расстраиваешься, ибо состояние внутреннего драйва несет тебя вперед... Просто делаешь то, что тебе хочется, - и каким-то чудом программные директора минских радиостанций тебе говорят: "Да". И ты думаешь: ни фига себе, оказывается, и у нас это работает! Вот только как конкретно? Ведь как непросто было тем же программным директорам разобраться, что к чему! К ним приходили вчерашние подростки, искушенные чем-то новым... Какие могут быть портфолио в данной области, когда тебе 16 лет? Да и время было такое, когда сравнивать, опираясь на что- то ранее созданное в нашей стране, было невозможно, ибо не было до сих пор ничего похожего. Здесь между редактором и молодым журналистом во главе угла выступал человеческий фактор: ты либо верил человеку, либо нет. Что могло быть у меня за плечами в 16 лет, когда я начинала в "Вечернем Минске"? Да ничего. Тот, кто приходит, в принципе, сразу показывает, на что он способен. Он слова "пилот"-то не знает, говорит на своем языке, объясняет на пальцах, как он это видит. Ему отвечают: "А давай!". Вот так оно все и закрутилось.

ГШ: Тогда было очень плохо со свежей музыкой. CD не всегда можно было достать, а Интернет еще не был развит. Я к тебе приезжал, привозил записи андеграундных групп на кассетах. Это были единственные доступные носители.
Александра: О да!

ГШ: На радио кассеты не очень хорошо принимались.
Александра: А хромовые?

ГШ: Ну, не все можно было найти и на хромовых. А как тебе все-таки удавалось собирать информацию для 55-минутной программы?
Александра: Если говорить про то время, когда я еще не пользовалась Интернетом... Был 1996 год, когда я начинала с моих авторских программ "Музычны круіз" ("Музыкальный круиз") и "Музычная суполка" ("Музыкальное сообщество") на Первом канале Белорусского радио. Они выходили еще до "Хамелеона". Источник материала? Живые люди, готовые общаться. Вот именно это и было самым интересным: когда ты предвкушал, что куда-то поедешь, в какой-нибудь крупный город, и обязательно, по совету сведущих людей, накупишь там кучу книг о музыке, кассет... Безусловно, будешь пытаться это все поставить в эфир. Интервью, которые мы брали на кассетные диктофоны "Panasonic", когда заранее звонили людям, к которым обязательно приедем, когда мы пытались каким-то образом это находить, все монтировалось буквально на ходу... О качестве речи не было. И вот с этими авоськами, набитыми дисками, кассетами и книгами, из Питера, например, несешься в Минск и думаешь: сейчас я это поставлю, об этом еще никто ничего не знает... Разве сейчас можно подумать о чем-то подобном? Сейчас другие классные моменты есть.

ГШ: Тебе довелось много общаться с мэтрами: Макаревич, Алексей Романов, БГ, Кинчев, Шевчук, Шахрин и еще многие-многие... Всегда ли ты встречала среди них понимание или бывали случаи проявления недружелюбия или неприятия?
Александра: Ты знаешь, вот я сейчас пытаюсь вспомнить, кто бы мог сказать что-то нехорошее или каким-то образом пытаться дистанцироваться. На удивление, все были открытые, - быть может, потому, что тогда не было каких-то масок, которыми мы обрастаем с годами. Поэтому когда мы с такими огромными от восторга глазами подходили к людям, они не могли сказать нам ничего плохого. Разве что... очень деликатно могли намекнуть, что пора бы уже закончить интервью, так как у них есть и другие дела, а мы, живущие их музыкой, могли не отпускать кумиров часами. Но взаимодействие было. Например, с тем же БГ. Он сразу же начинал говорить мне "Саша", правда, на "вы"... Это не может не импонировать. Кинчев был более отстраненный. А Владимир Шахрин и Настя Полева были готовы практически прийти к нам в номер, когда мы в Питере останавливались в гостинице. Настя Полева таки приходила к нам в гости. В номере гостиницы "Октябрьская", с видом на Невский проспект мы с Настей пили колу, заедая привезенным из Минска белорусским шоколадом. Общались так человечно, как только могут общаться старые друзья, которые давно не виделись. Так шикарно поселиться в Питере мне, 17-летней внештатнице, помогла наша Белтелерадиокомпания. Опять же - человеческий фактор, а не тенденция того времени. Видимо, искренняя вера в то, что ты делаешь, в разные времена способна творить чудеса. Но была и другая сторона медали у пресловутого человеческого фактора в лице некоторых редакторов. Они были по сути своей религиозны, и для них рок-музыка олицетворяло музыку ада. Причем весь рок без разбора.
Была такая Ольга Ярославовна Волочник - одна из руководителей отдела культуры. Всякий раз она восклицала: "Только не сатанинские группы! Только не рок!" Я говорила: "Да все нормально". - "Это точно не рок?" - "Точно". - "А что это?" - "Это поп", "Это арт", "Это андеграунд", что-то еще. Так и выживали... Самое интересное, что это не было ложью, ибо - что есть рок?
Противоядием служила моя личная фея - начальница музыкального отдела Зоя Леонтьевна Врублевская, которая, несмотря на свою религиозность и достаточно почтенный возраст, могла здраво рассуждать относительно места религии в современном мире и не видела ничего плохого в понятии "рок". "Ты чувствуешь, что тебе будет что рассказать в эфире после поездки на Ленинградский фестиваль? Едь! Вот тебе командировочные!" Причем командировочные были равны одной трети средней заработной платы по Минску! И все это для девочки, которой 17 лет. Я к чему клоню? Что все люди на самом деле многогранны, и неизвестно, какой гранью они к тебе повернутся в тот или иной момент жизни.
Но, возвращаясь уже к музыкантам, наверное, мы и вправду располагали к себе. Это было здорово. Дюша Романов вообще сразу пошел нас кормить, светлая ему память. Все было удивительно тепло. Нам очень везло. Может быть, если бы мы в то время столкнулись с какими-то определенными "нет", да еще неоднократными, возможно, что-то где-то пошатнулось бы в уверенности. Но стечение обстоятельств, время, место, везение, драйв какой-то внутренний, ощущение, что ты живешь... все клево было!

ГШ: Тогда все работали единой командой. Вспомни наших коллег Лёшу и Наташу Протасовых, которые вели аналогичные программы на "Радио Рокс", потом на "B.A."...
Александра: Да.

ГШ: Ты тогда играла в группе МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ. Мешало это твоей журналистской деятельности или, наоборот, способствовало?
Александра: Представляешь, насколько это вообще было круто: ты сам музыкант и можешь помогать другим музыкантам. Можешь с организаторами быть на короткой ноге, потому что в то время это открывало уникальные возможности. Когда реклама стоит достаточно дорого (а в этом плане времена все одинаковые), ты мог - причем, не в завуалированном виде, а именно так, как тебе было нужно - анонсировать любое мероприятие у любых организаторов, которые за этим стояли. Ну и, конечно, сам выступать на каких-то площадках, где очень хотелось. Собственно, что может быть лучше? Конечно, это могло только помогать.

ГШ: Твоя программа не прожила и двух лет. Последний выпуск датирован 26 июня 2000 года. Помнишь ли, как ее закрывали и какова была мотивация?
Александра: В таких случаях мотивация всегда одинаковая. Нас заранее готовили, что два года живет какой-то эфир, а потом ты должен готовить следующий. Собственно, отсюда бэкграунд. Сначала у меня была передача "Музычны круіз" - мне еще было 16 лет. Меня заранее предупреждали об этой кухне. Потом была "Музычная суполка". Но, честно говоря, с "Хамелеоном" было обиднее всего, потому что я надеялась, что что-то изменится к лучшему. Был конец 90-х. Но есть что-то более коммерческое, что-то менее коммерческое. Конечно, в это верится всегда с трудом, но, возможно, где-то это и правда. К тому моменту я в другое русло отошла. Я все еще занималась музыкой, работала на телевидении, что-то делала для радио...

ГШ: На телевидении?
Александра: Да-да. И достаточно неплохо сотрудничала опять же с покойным Виктором Васильевичем Шевелевичем - главным режиссером Белтелерадиокомпании. Но это уже другая история. И все же, возвращаясь именно к радио, на тот момент я отошла от этого уже сознательно, поскольку пошла другой дорогой.

ГШ: Не жалеешь, что твою программу закрыли?
Александра: Конечно, жалею, потому что хотелось продолжать. Но уже к тому моменту, за месяца полтора до закрытия, я понимала, что стоит какие-то вещи пересмотреть и заниматься чем-то не то чтобы иным, но немножечко по-другому подходить к передаче, чего мне тогда делать и не разрешали, хотя я намекала и просила. Перейти в иной формат мне так и не дали, а из того формата я просто уже выросла. Поэтому все, наверное, было к месту и к случаю. Сейчас, по крайней мере, уже очевидно в ретроспективе: что ни делается - оно где-то, наверное, делается к лучшему, как бы обидно ни было.

ГШ: Хочу сказать тебе спасибо как коллеге. Хоть ты и моложе, твоя программа во многом меня формировала. Я очень любил твои интервью.
Александра: Спасибо. Но, конечно, я еще хочу добавить, что, на мой взгляд, повлекло закрытие - живые концерты, безусловно, нравились музыкантам. Они получали от них неописуемый драйв. И когда мы решили, что стоит попробовать играть живьем, сразу возникло огромное количество музыкантов, которые хотели сделать то же самое - начиная от БЕЗ БИЛЕТА и заканчивая зарубежными гостями. Это было, наверное, не совсем то, чего ждал и программный директор, и главный наш директор-начальник. На тот момент это было не совсем актуально. И, конечно, не настолько коммерчески, насколько это могло бы быть. Зато это было классно. Это был если не прорыв, то уж точно то, чего ждали очень многие музыканты. И мы, по крайней мере, многое успели сделать на тот момент. Сейчас, слава богу, Марина Савицкая продолжает это дело.

ГШ: В свое время ты открыла такие группы как ЖНЮВ, БЕЗ БИЛЕТА...
Александра: Сейчас, как видишь, я занимаюсь другим, работаю как педагог рок- и экстрим-вокала. Теперь мои ученики в эфире у Марины не раз бывают. Так что ничто по-своему не заканчивается, просто перетекает в иное русло.


Татьяна Шишло

Слушателям "Столицы" давно полюбилась авторская программа Татьяны Шишло "Ведай нашых!" ("Знай наших!"). Мне далеко не все близко, что там звучит. Но многое нравится. Татьяна также любезно согласилась ответить на мои вопросы.

ГШ: Я могу себя в какой-то степени назвать специалистом в области музыкального радиовещания. Мне приходится слушать много различных радиостанций - белорусских, российских, украинских. "Столицу" принято сравнивать с "Нашим Радио". Таня, насколько правомерно считать хит-парад "Ведай Нашых!" калькой с "Чартовой Дюжины"?
Татьяна Шишло: Сравнение "Столицы" и "Нашего Радио" для нас лестно. При этом надо понимать, что масштабы популярности этих двух радиостанций находятся в разных плоскостях. Возьмем хотя бы размеры нашей страны и России. Что касается их ключевого проекта и нашего ключевого проекта - это тоже разные масштабы. "Чартова дюжина" - это не просто передача на радио. У них есть свои рок-премии, проводятся масштабные концерты и фестивали в "Крокус-Сити-Холле". Это совсем другие бюджеты, совсем другие исходные условия. Соответственно, и принцип, и механика "Чартовой дюжины" - они другие. Там опрос идет в Интернете и слушательским голосованием из 13 песен каждая занимает свое место от 1 до 13. У нас принцип совсем другой - хит-парад на выбывание. Из 10 песен на протяжении нескольких раундов голосования песни выбывают, выбывают, выбывают... Первого числа каждого месяца у нас десять песен на старте, последнего числа каждого месяца остается одна. Она становится песней месяца. То есть у нас принцип другой, не такой. Поэтому не сказать, что это калька - нет, никоим образом. Но в идейной части мы совпадаем: они популяризируют свое, российское, мы - своё, белорусское.

ГШ: Ну, не только российское. Там могут быть группы и из стран СНГ.
Татьяна: В "Ведай Нашых" тоже могут участвовать зарубежные исполнители, но только с песнями на белорусском языке.

ГШ: В "Чартовой дюжине" могут участвовать звезды. А в "Ведай Нашых!" - только молодые исполнители и группы, верно?
Татьяна: Скажем так: не то чтобы молодые в плане возраста или старта музыкальной карьеры - планки по возрасту как таковой нет. Разве что детские коллективы мы не принимаем. Это проект для тех, о ком было бы здорово рассказать слушателям.
Проект "Ведай Нашых!" существует с октября 2014 года. На днях ему исполнится 5 лет. Ещё раньше, где-то в 2013 году, даже среди слушателей нашей радиостанции - а мы крутим много белорусской музыки - и я уже не говорю о тех, кто нас не слушает... Так вот, среди соотечественников бытовало вполне устойчивое мнение, что качественного белорусского рока и металла не существует. Действительно, в то время было непросто найти информацию, она сама собой не попадалась на глаза и в уши, начинающие исполнители не умели продвигать себя сами, да и профессиональных менеджеров наши ВУЗы не выпускали. Арт-директора клубов перестраховывались и на их площадках выступали в основном кавер-бэнды, и только в отдельно взятых заведениях можно было попасть на выступления групп с авторским материалом. В общем, движуха так себе была. Это было совсем другое состояние рынка. Но уже тогда ситуация медленно, но уверенно менялась. И когда мне в очередной раз сказали: "Ой, да у нас никто ничего не делает! А что делают - это отстой", - вот тогда и возникла реакция "Упс, а что же тогда мы крутим? Почему этого не заметно слушателю? Почему он не узнаёт, не вникает, не запоминает, не удивляется - ведь качественный материал есть?" И из этой мысли родилась идея программы. И она состоит в том, чтобы давать возможность малоизвестным белорусским исполнителям показать свое творчество, а публике - услышать его. И организовать всё это в эфире заметно и выразительно.

ГШ: Только малоизвестным, да?
Татьяна: Не категорично. Бывают и довольно известные. Например, участники известных групп, возрастных, и даже в свое время легендарных. Когда-то в составе своих групп они были звёздами, а как сольные исполнители или участники новых коллективов неизвестны. Или бывало, что вполне востребованные группы выпускали новый альбом и подавали заявку, потому что считают, что их новые песни неизвестны - и о них должны узнать слушатели. Что ж, всё логично - ведай нашых! Но такие ситуации единичны. И они не противоречат концепту - это такие же исполнители и группы, о которых должна знать публика.
Наш проект некоммерческий. Мы оказываем поддержку тем, кому она нужна. Мы никого не приглашаем участвовать в этом проекте. Только тех, кто сам подает заявки. Отбор конкурсный. Всё исключительно добровольно.

ГШ: Вот группа GODS TOWER, которой в этом году исполняется 30 лет, может участвовать?
Татьяна: Как все, на конкурсной основе. Пусть подают заявку и, если их песня попадёт в топ-10 среди всех заявленных, они примут участие. Не попадёт - не примут. Сегодня GODS TOWER среди молодёжи не самая известная команда, но она достойна её внимания. С такой точки зрения эта группа имеет право на то, чтобы о ней узнали.

ГШ: У вас корпоративный язык белорусский. Но если исполнитель пришлет песню на русском или английском, это не запрещается?
Татьяна: Нет, не запрещается. Критерии у нас такие: материал должен быть однозначно авторским. Каверы не допускаются. Приветствуются авторские обработки белорусских народных песен. Это очень интересный момент. Потому что бывают очень красивые и качественные обработки, их грех не показать людям. Если автор белорус и проживает в Беларуси, он может петь на любом языке, хоть на китайском. Но если претендент проживает в какой-то другой стране и даже может вовсе не быть белорусом, он тоже имеет право участвовать в нашем проекте, но только с песней на белорусском языке.

ГШ: А если автор подает собственную песню на стихи, например, Янки Купалы, Якуба Коласа или Максима Богдановича?
Татьяна: Допускается использование цитат, возможно "по-мотивам" (с согласия автора), но в целом композиция должна быть авторской.

ГШ: В свое время вы не пропустили в эфир две песни ВСЁ_CRAZY. Хотя в них табуированной лексики не было...
Татьяна: Значит, в них было что-то другое. Но это не значит, что раз две песни я не приняла, то и другие не приму. Дважды они участвовали в "Ведай Нашых!", один раз на живом концерте в день рождения радиостанции. Антон Сиротин и его коллеги по ВСЁ_CRAZY бывали героями наших авторских программ, так что не думаю, что здесь есть какая-то проблема. У нас, как и на других радиостанциях, ограничения прежде всего законодательные. Мы не можем ставить в эфир песни с ненормативной лексикой. Это однозначно. По закону о СМИ абсолютно недопустимо использование нецензурной лексики. Деструктивные идеи мы также не распространяем. Есть ограничения по музыкальному формату - мы работаем с ро́ковыми и металлическими направлениями. Если песня не соответствует тому, что делает радио "Столица", мы не можем ее взять. Хотя именно в "Ведай Нашых! " случаются исключения: время от времени в проект попадают инструменталы, бардовская песня, какие-то эксперименты на стыках жанров. Если такая заявка попадает в топ-10 из всех, если это качественное произведение, достойное внимания, и тем более, если оно вероятнее всего не попадёт на другие радиостанции как неформат, то почему бы и нет, оно участвует в нашем проекте. Пусть люди знают.

ГШ: Итак, авторские композиции, в которых нет всего того, что вы только что перечислили...
Татьяна: И более или менее качественного звука (смеется). Есть online-форма для заявок (ссылка в группе проекта в ВКонтакте). Туда люди целый месяц закидывают заявки. Среди них бывают всякие - и с ненормативной лексикой, и с экстравагантным юмором. Порой такого наслушаешься - просто жуть жуткая, думаешь "как это расслушать обратно". В таких случаях я сообщаю заявителю: "Ваша песня не зарегистрирована по такой-то причине". Все зарегистрированные песни участвуют в конкурсном отборе, будь они записаны в самой крутой профессиональной студии или в деревне Каменецкого или Пуховичского района. Неважно откуда.

ГШ: Ходят слухи, будто вы принимаете к регистрации по принципу знакомства. Кого-то вы можете взять в свою программу "по блату".
Татьяна: Что-то не могу припомнить таких блатных... (смеётся). Бывало, что группа присылает неплохой материал для ротации, я подсказываю, что есть вот такой у нас проект. Заявка там такая, сроки подачи такие. Вот и весь блат. Но чтобы я кого-то силком тащила или беспричинно кому-то отказывала - такого нет. Кстати, вопрос "блата" у нас решён очень просто: по правилам группа имеет право участвовать в программе максимум три раза или до первой победы. Мой, не мой, любимый, родной - неважно! Победил - до свидания. Принял участие трижды - до свидания. Точно так же в голосовании: у нас проходит голосование на сайте и в соцсетях. По итогам каждого раунда отбирается три кандидата на вылет. Одного радио "Столица" спасает, он продолжает участвовать, остальные двое вылетают. И этого одного мы можем спасти только один раз. Чтобы нас не упрекали в том, что мы лоббируем чьи-то интересы. Поэтому если бы я даже захотела продвинуть или как-то особо пропиарить группу своего родного брата - никак! Все в правилах предусмотрено таким образом, чтобы мы не могли на это влиять.

ГШ: Я не пропустил ни одного вашего мероприятия.
Татьяна: Да, я знаю. Спасибо за все обзоры, которые вы писали о них.

ГШ: В 2015 году был концерт "Ведай Нашых!". Все ли группы, которые там участвовали, были победителями?
Татьяна: Нет.

ГШ: А почему же тогда они там участвовали?
Татьяна: Причин много: не каждый готов бесплатно прийти и выступить. Не у каждого есть концертный состав, который может работать "живьем". Иногда побеждают студийные проекты. Иногда - что кривить душой - побеждают не самые сильные песни. Бывает, у группы нет репертуара, чтобы полчаса поиграть. Кто-то занят в день концерта. Кроме того, у нас есть своё режиссёрское видение праздника - стиль, атмосфера, настрой, результат. Не каждая группа может украсить праздничный вечер - как-то не все поймут, если пригласить даже самый крутой дэт-дум-метал-проект поиграть на дне рождения. Конечно же, мы учитывали и мнение арт-директора "TNT Rock Club" - клубу ведь тоже не хочется свою публику терять из-за излишне странного лайн-апа. В общем, масса причин и нюансов. И много критериев, которые приходится учитывать.

ГШ: Интернетом пользуются многие, но не все. Ваш директор еще несколько лет назад говорил, что во всех областных центрах будут установлены ретрансляторы, чтобы радио "Столица" могло вещать в FM-диапазоне.
Татьяна: С тех пор наши FM-передатчики заработали более чем в 20 населенных пунктах по всей стране, и, увы, ни одного в областных центрах. Обладатели приёмников с расширенным FM-диапазоном могут нас слушать на УКВ практически по всей стране. Ну и в Интернете мы тоже есть.

ГШ: Другая сплетня - будто вы берете деньги с музыкантов.
Татьяна (смеется): Нет, денег с музыкантов мы не берем. Разве что предлагаем организаторам разместить у нас рекламу своих мероприятий, но по каким-то причинам эта услуга бешеной популярностью не пользуется.

ГШ: А что получают ваши победители?
Татьяна: Опыт и ощущения (смеётся). Что может заинтересовать самых меркантильных участников? В случае победы они получают максимально возможную на нашей радиостанции ротацию в течение месяца. Ни одна зарубежная песня, даже супер-мега-хит, не получает такой ротации. Так вот, если песня нашего участника зарегистрирована в Национальном центре интеллектуальной собственности, мы выплачиваем авторские отчисления. Собственно, это единственная денежная выплата, которую от нас можно получить. Есть у нашего проекта партнёр Musicmarket.by, который каждый месяц на своё усмотрение предоставляет свой подарок одному из участников - это бесплатная фотосессия, инфоподдержка релизов и концертов на своих ресурсах, скидки на покупки. Никаких других ценных призов и подарков у нас не предусмотрено. И не потому что мы не способны их найти или организовать. У нас в этом плане достаточно чёткая позиция: это не конкурс с призовым фондом, а авторская передача на радиостанции. С момента её выхода в эфир во главе всего была и есть одинаковая возможность для всех участников: и для тех, у кого огромный бюджет и мощные продюсеры, и для тех, у кого ничего этого нет. Вот такой коммунистический посыл. Мы государственная радиостанция, это некоммерческий проект, такой вот социально направленный. Мы не используем платные SMS для того, чтобы кто-то с бюджетами мог победить благодаря деньгам. Мы не ставим целью соревнование за материальный приз, потому что смещается суть конкурса: получается не популяризация нашего, белорусского, а борьба за приз. Из концепта исключена вот эта вся материальная движуха. Кто-то этого не понимает - не проблема. Пожалуйста, вкладывайте деньги в раскрутку и гремите на весь мир. Пусть у вас всё получится! Есть масса творцов, у которых нет предприимчивости, нет коммерческой жилки, они не могут продать свой великолепнейший музыкальный товар. И получается, что мы демонстрируем их песни, а кто-то их замечает, кто-то им помогает. Организатор фестиваля, арт-директор клуба. И у них начинает что-то крутиться. Но ведь сначала о них надо узнать. В этом наша миссия. И я абсолютно точно знаю, что в сообществе проекта ВКонтакте среди подписчиков много специалистов, которые следят за новыми именами, и время от времени делают предложения.


Елена Рожкова

С октября 2018 года на радио "Столица" выходит авторская программа Елены Рожковой "Нержавейка", гости которой представляют свои любимые "нержавеющие" (не стареющие, не подвластные времени) треки. Елена согласилась подробно рассказать о своем детище.

ГШ: "Нержавейка" родилась сравнительно недавно - около года назад. По возможности стараюсь ее слушать. А если пропускаю, потом переслушиваю в Интернете. Мне нравится формат программы. Но есть один вопрос: почему собеседник должен назвать лишь 5 любимых треков - не больше, не меньше?
Елена Рожкова: Все легко объяснимо. Потому что кроме концепции существует еще время, которое программа занимает в эфире. И легко посчитать, что если программа продолжается 45 минут - а некоторые треки могут звучать минут 8 - невозможно поставить больше, а три трека как-то маловато. Я исходила из следующего расчета: песня звучит в среднем 5 минут, 5x5 =25, плюс еще разговоры, а если мы еще представляем гостя, то обязательно даем в эфир и что-то из его творчества, если оно музыкальное.

ГШ: В числе гостей вашей программы не только белорусы и не только музыканты.
Елена: Мы не ограничиваемся только музыкантами. В анонсе мы говорим, что участниками программы могут стать представители самых разных профессий, которые называют 5 самых-самых любимых треков. Они могут заниматься музыкой, но при этом имеют вторую профессию. У меня были художник, писательница, кок на корабле, но он при этом и звукорежиссер. Юра Нестеренко, опять-таки, но он не только блюзовый музыкант, а еще и писатель. Не могу сказать, что у меня получилось очень широко охватить профессии. Но затея была такая. Потом, когда я столкнулась непосредственно с участниками программы, поняла, что музыканты называют 5 любимых треков более виртуозно, потому что они лучше чувствуют музыку. И сейчас я интересуюсь, передо мной слесарь или слесарь с музыкальным образованием... Так что (в какой-то степени) превалирует среда музыкальная.
А географически - я сейчас донимаю Олега Джаггера, который живет в Бельгии. Он вроде согласился, но еще не назвал свои 5 самых-самых. Он, кстати, бывший военный...

ГШ: Провокационный вопрос: есть ли у вас любимчики?
Елена: Есть любимчики. Я не могу скрыть, и почему-то среди любимчиков я бы не хотела выделять кого-то. Они попадали в эфир как-то случайно. Тот же Юра Нестеренко, которого я до этого два года не видела. А я его творчество обожаю... и я подумала, почему бы не Юра...

ГШ: Он у вас был в "Столичном госте".
Елена: Давно, в 2016 году. Поэтому - чего скрывать? Кого-то хочется позвать из старых "любимчиков"...

ГШ: Дай вам бог таких любимчиков побольше.
Елена: Я бы еще хотела закончить мысль. Кто-то у меня до "Нержавейки" не был любимчиком, а потом стал. Потому что человек приоткрылся и, когда назвал 5 самых-самых, он мне показался таким интересным, личностью с таким глубоким внутренним миром, что он меня очаровал. Так что любимчики были и их все больше и больше становится (смеется). Наверное, каждый герой моей "Нержавейки" по факту становится любимчиком.

ГШ: По какому критерию происходит отбор гостей?
Елена: Я не могу уточнить критерии. Все стихийно происходит, честно признаюсь. Не было какой-то великой задумы. Иногда мне хочется пригласить даже автора нашумевшего романа. Я просто кому-нибудь пишу и спрашиваю, интересно ли им это. Кто-то соглашается и благодарен за приглашение. Мне хочется расширить профессиональный круг, вот сейчас я хочу записать стилиста с нашего радио. Кто-то мне говорит: "Ну кому это интересно?" А я с этим не согласна. И попробую сделать хорошую программу...

ГШ: Была очень хорошая программа с вашей коллегой Татьяной Шишло.
Елена: А если стилисты из дома радио, то это уже мелко, да? Мне не нравится вот этот глобализм в подходах. Я считаю, что каждый человек вправе назвать свои 5 самых-самых. Будет ли это интересно? Это зависит и от меня как от ведущей. Потому что есть люди, которые никогда в жизни не давали интервью. Я предлагаю обойтись без конкретных имен. У меня был один музыкант, по своей основной профессии фермер, он выращивает кроликов. Первый раз участвовал в радиопрограмме. Но получилось же!

ГШ: Да.
Елена: Я считаю, что моя роль - как раз таки с каждым гостем сделать интересную программу.

ГШ: Ну, придет к вам на эфир Лев Валерьянович Лещенко. Такое может быть?
Елена: Нет. И не могу сказать, что я бы хотела записать того, с крылышками, что в переходе стоял в костюме амура что ли (Александр Солодуха, белорусский эстрадный певец. - Г. Ш.). Ну да, он очень популярный, но не для "Нержавейки". Хочется общаться с людьми, которые крутятся в нашем ракурсе - в рок-музыке. Хотя Лев Лещенко очень популярен, мы же все-таки рок-радиостанция.

ГШ: В свое время он записывал песню с группой МЕГАПОЛИС, поддерживал Ольгу Арефьеву, которой преподавал вокал.
Елена: Я не против. Но как-то Льва Лещенко не вижу в роли моего гостя.

ГШ: Тот же Александр Солодуха с рок-музыкантами выступает на одной сцене.
Елена: Может быть, но его самопиар и его образ не для "Нержавейки".

ГШ: Если гость - музыкант, обязательно ли он должен быть участником вашей любимой группы?
Елена: Нет.

ГШ: Иначе говоря, если группа эстетически вам не близка, вы все равно пригласите ее участника?
Елена: Мне интересны разные люди. Приходил студент первого курса педуниверситета - прекрасно справился, я не ожидала. И оказался человеком с такими вкусами! У него вкусы взрослого 30- или 40-летнего человека. Возможно, брат повлиял.

ГШ: Так это Владимир Арутюнян из группы LERICA!
Елена: Да. Совсем юный мальчик. Кстати, по возрастному цензу у меня тоже нет ограничений. Мне хотелось бы разнообразия. "Нержавейка" - это программа о разных людях, которые интересно рассказывают о своем выборе. Важно для меня - разговорить собеседника, вытянуть из него что-то, но не то, о чём он потом пожалеет... А после одной программы было даже неприятно. Кто-то написал об очень одаренной исполнительнице: "Курица глупая". Надеюсь, мы обойдемся без имен?

ГШ: Да.
Елена: Иногда пишут такой пост: "Нет, это слишком легенькие песенки. Надо что-то потяжелее". Тяготеет наша публика к довольно тяжелой музыке. Но я отстаиваю право всех гостей выбирать любимое. И если это поп-рок, он будет звучать. Равно как и симфо-рок. Разнообразие остается.

ГШ: А может ли к вам в программу прийти политический деятель?
Елена: Никогда! Не хочу, чтобы в моей программе участвовали люди, имеющие какое-либо отношение к власти и им подобные. Признаюсь честно! Потому что у меня сложилось к ним определенное отношение. Потому что они должны будут выполнять какой-то заказ, скорее всего, у меня в эфире. А это очень плохо. Я люблю людей творческих и вольнолюбивых, не ограниченных рамками власти.

ГШ: У вас тематически разные программы. О "Нержавейке" мы поговорили. Вы еще ведете "Белорусский орнамент", программу о фольклоре. У вас есть музыкальное образование или вы просто любите музыку?
Елена: У меня нет музыкального образования. Но я люблю слушать музыку. Есть вкус, который выработался на протяжении многих лет работы в эфире.

ГШ: Это я понял еще по "Столичному гостю". Я очень любил пятничные выпуски, в которые приглашались музыканты.
Елена: Кстати, там я выбирала с пристрастием, да!

ГШ: А как вы решаете вопрос с авторским правом? В той же "Нержавейке" у вас звучат треки тех или иных исполнителей и групп. При этом разрешения вы у них не спрашиваете.
Елена: У нас все узаконено. Все, что звучит на радиостанции "Столица", фиксируется, и подаются сведения в Комитет по авторским правам. Хотя этот вопрос не ко мне, а к нашему музыкальному редактору. Все это официально делается. Не забывайте, что радио "Столица" является подразделением Белтелерадиокомпании. Поэтому у нас все очень четко, и это тщательно отслеживается.

ГШ: Ну вот на вашем радио прозвучала песня некой индонезийской группы...
Елена: Я вела программу "Аксамітавы вечар" ("Бархатный вечер"), когда еще не было строгого закона об авторском праве. Тогда мы никому ничего не платили. Это уже сейчас авторские отчисления делают. У нас все официально.


Марина Савицкая

Следующая моя собеседница - Марина Савицкая, которая с 2014 года ведет авторскую программу "Крок да рока" ("Шаг к року"). На протяжении последних четырех с половиной лет мы вместе регулярно работаем на концертах и фестивалях. А "Крок..." стал для меня основным источником материала для последующего рецензирования на Нашем НеФормате (за что Марине отдельное спасибо).

ГШ: На разных радиостанциях постсоветского пространства существовали радиопередачи, посвященные выходящим альбомам. Семен Чайка вел программу "Живые" сначала на "Маяке", затем на "Нашем Радио", наконец, на "Своем Радио". На II канале Украинского радио более 20 лет выходила программа "Український рок-н-рол". На Первом национальном канале Белорусского радио выходит аналогичная программа, которая называлась сначала "Беларуская калекцыя" ("Белорусская коллекция"), теперь - "Дыскавод" ("Дисковод"). На радио "Сталіца" выходила авторская программа Егора Квартального "Прэзент" ("Презент"). Можно ли сказать, что "Крок да рока" создавался в подражание или под влиянием перечисленных программ?
Марина Савицкая: Однозначно "Крок да рока" - это не попытка сделать что-то вроде перечисленных программ. Да, я в курсе, что они существовали, были интересны и достойны. Но они для меня никогда не были ориентиром, ведь у каждой передачи своя атмосфера, свой дух, своя энергетика. Я думаю, это чувствуется. Считать ли "Крок..." перерождением или продолжением "Презента" Егора? Нет, я думаю, это все-таки разные вещи. "Прэзент" представлял собой программу, в которой было много чего. Да, туда часто приходили музыканты, но не факт, что они играли живаки. Иногда в "Прэзент" приходили организаторы мероприятий, которые рассказывали о каких-либо альтернативных движухах, чего в программе "Крок да рока" вообще нет и никогда не было. Программа "Прэзент" была в хорошем смысле винегретной, она была разной. Что касается "Крока...", то здесь есть однозначная концепция: это 100% презентация, 100% живой звук, 100% разговоры с музыкантами. И именно такую основу мы некогда заложили с Пашей Ладутько, отличным звукорежиссёром, моим другом. Кстати, именно его голос вы можете слышать сейчас в "шапке" программы "Крок да рока".
А Егору я, безусловно, благодарна, считаю его очень ярким и талантливым. И, конечно, он на меня повлиял, причем не только как ведущий программы "Прэзент". Когда-то мы вместе с ним делали передачу "З месца падзей" ("С места событий"), в которой освещали концерты и другие музыкальные мероприятия. На момент, когда я пришла на радио, он был гораздо опытнее меня. И я явно почерпнула у него определённые мысли. Но ведь человек - это существо, которое состоит из разного опыта. Что-то он увидел в одном месте, в другом, в третьем, подумал, переварил все это, пришёл к чему-то новому, сформировал своё мировоззрение. Так оно и работает.

ГШ: Можно ли сказать, что "Крок да рока" дал путевку в жизнь каким-то белорусским музыкантам?
Марина: Я бы не стала так однозначно утверждать, потому что невозможно однажды прийти в программу и сразу стать звездой. Хайпануть? Возможно. Но чтобы завоевать постоянную аудиторию, репутацию, удержаться на плаву, нужно работать по всем фронтам и не особо расслабляясь. Об этом, я думаю, вам и NIZKIZ скажут, которые чуть было в определённый момент не распались, а сегодня у них солд-ауты и "Prime Hall". Кстати, они к нам на "Крок да рока" тоже в своё время заглядывали. Что же до "предоставления путёвок в жизнь" за последнее время, то могу сказать следующее: мне писали слушатели после эфиров с группами, например, HARMONIX COLLEGE, ЗАКОНА ГУКА (ЗАКОНА ГУКА), ТАРАС НА ПАРНАСЕ, говорили, что они для себя открыли этих артистов. Поэтому - да, мы даём возможность музыкантам проявить себя, завоевать новую аудиторию, передать привет уже той, что с ними. А дальше... дальше посмотрим.

ГШ: Есть ли свои любимчики?
Марина: Есть музыка, которая мне нравится, есть музыка, которая мне не слишком близка. Но эфирно я не ограничиваюсь. То есть мои симпатии никак не влияют на появление команды в "Крок да рока". Ведь одно дело - нравиться или не нравиться. Другое - качественный или не качественный материал. Ведь даже если творчество команды изначально по духу не моё, но оно качественное, интересное и слушателей оно может заинтересовать, то почему я должна ограничивать и музыкантов, и слушателей? Это было бы необъективно, нечестно, не по-журналистски. Скажу даже больше. Когда такие музыканты приходят ко мне на эфир, мне хочется сделать их интересными в том числе и для себя. То есть открыть с другой стороны, сделать так, чтобы я сама же в них влюбилась. Да, это вызов самой же себе. Но признаюсь честно: я и правда влюбляюсь каждую среду во время "Крока". Как по часам.

ГШ: Среди групп разных областей Беларуси ходят слухи, что, мол, для того, чтобы попасть в "Крок да рока", надо забашлять ведущей.
Марина: Хм, я согласна. Только плату принимаю исключительно качественной музыкой и красивым эфиром. Если с этим всё хорошо, то вискарик или другие виды "забашления" господа музыканты могут распить по дороге с эфира домой. Ну а если с качественной музыкой беда, то простите, тут уж ничто не поможет...

ГШ: В программе "Крок да рока", кроме белорусских, были группы из Украины, Чехии и ЮАР. По какому критерию вообще отбираются гости?
Марина: Мне важно, чтобы ребята могли выступить в программе "Крок да рока" на хорошем уровне. Потому что если я изначально вижу, что коллектив ещё сыроватый, то стараюсь договориться с ними на появление в программе попозже, когда они будут готовы. Ибо сегодня появлении их в "Кроке..." скорее будет антирекламой. Причём и им, и программе.
Также мне важно, чтобы творчество коллектива было аполитичным и без матов. Однако история знает разные случаи... Есть у нас кельтик-панк-команда одна замечательная - ВСЁ_CRAZY. Они умеют создавать отличное настроение. Но водится за ними такой грешок, что - да, маты встречаются. Но когда они приходят в программу "Крок да рока", заменяют свои вот эти лексические прекрасности на что-то более приемлемое, эфирное. Потому что понимают, куда они пришли и зачем. И надо сказать, что эта же кельтик-панк-команда имеет свою программу и для детей. Талантливые.
Ну и ещё один важный момент. "Столица" - рок-радио. То есть попса, техно, шансон - это не наша история. Однако и тут нас периодически спасают чудесные компромиссы. Есть команда NITE NITE NITE. Играют они не то чтобы рок. Мягко говоря. Но для выступления у нас они подготовили более рокешный материал. В итоге парни о себе у нас заявили, слушатели открыли для себя новое имя, все счастливы и довольны. Бинго!

ГШ: Раньше у вас презентовались только релизы - альбомы, EP и однопесенные синглы. С 2016 года появились концертные программы.
Марина: Время, когда мы презентовали концертные программы, было недолгим. Дело в том, что желающих попасть на "Крок да рока" и правда много. Больше, чем эфиров. Поэтому мы вынуждены расставлять приоритеты. Соответственно, предпочтение отдается музыкантам, выпускающим альбомы, EP или хотя бы синглы. И ещё программы согласовываются обычно месяца за три. Снова же: потому что много желающих. Но если у музыкантов харизматичных, творческих, талантливых, ярких есть желание попасть в "Крок да рока" - велкам, мы открыты к сотрудничеству (тем более что у нас в команде шикарный звукорежиссёр Сергей Чайка и прекрасный фотограф Мария Чайка). Только, пожалуйста, господа музыканты, имейте в виду все вышеперечисленные особенности. Будем слышать друг друга - придём к взаимопониманию и победим всех драконов.


Лявон Казаков

С сентября 2015 года фронтмен и басист группы ROKASH Лявон Казаков ведет на "Столице" программу "ПраРок" о "тяжелой" музыке. Название заключает в себе игру слов и переводится двояко - как "про рок" (или "о роке") и "пророк". А позже появилась еще одна программа - "Светамузыка", посвященная фолку, этно и world music. И здесь не обошлось без игры слов: название переводится и как "музыка мира" ("мир" по-белорусски "свет"), и как "светомузыка".

ГШ: Лявон, ты сам играешь в группе ROKASH и ведешь на радио "Столица" музыкальные программы. Почему ты выбрал именно эти направления - тяжеляк и фолк? Потому что твоя группа их сочетает?
Лявон Казаков: Не только поэтому. Так получается, что все мои музыкальные предпочтения связаны, во-первых, с фолком и этникой, во-вторых, с тяжелой, экстремальной музыкой. На самом деле слушаю-то я вообще самую разную музыку, и рок в том числе. Специалистов по рок-музыке на "Столице" хватает, поэтому я решил обратиться к тем музыкальным нишам, которые в моих передачах раскрываются. В общем, делаю передачи о той музыке, которая мне интересна. Потому мне и легко со всем этим работать.

ГШ: Ты, конечно, застал 90-е.
Лявон: Застал.

ГШ: Дело в том, что на последнее десятилетие XX века приходится пик изданий, связанных с тяжелой музыкой. В России выходил журнал "Rock City" и приложения к нему - журнал "Dead City" и газета "Zarraza". Помню ещё журнал большого формата "Rockcore", газету "Железный Марш". В Беларуси выходили "Legion" и "Cold Forest". В странах СНГ и Балтии были еще многочисленные фэнзины, размножавшиеся ксероксным способом. На "Радио России" выходила авторская программа Всеволода Баронина "Рок-интенсив", на "Маяке" - "Рок-наряд" Владимира Бажина, на радио "SNC" - "Нержавейка" (Елена Рожкова сейчас ведет одноименную программу). Читал ли ты что-нибудь из перечисленных изданий, слушал ли передачи?
Лявон: Все, что выходило в Беларуси - журнал "Legion", одноименная рубрика в "Музыкальной Газете", потом еще "Музыкальный Журнал" и все их реинкарнации, все, что делали Олег Климов, Андрей Мэн и команда журналистов - все это читалось с наслаждением и в определенной степени повлияло на становление моих музыкальных вкусов. О российских изданиях, которые ты перечислил, я, безусловно, слышал, но в мои руки они не попадали. А Интернета в 90-е было мало.

ГШ: Музыка очень разная и ее очень много. Охватить всё ты не сможешь при всем своем желании, даже если ограничиться территорией Беларуси. Какие-то белорусские и зарубежные альбомы попадают в твои программы, какие-то нет. По каким критериям ты отбираешь материал?
Лявон: Во-первых, это непосредственно качество музыки. Во-вторых, это качество записи, потому что бывает, что с музыкой вроде всё в порядке, но такое ощущение, будто все записывалось на левой коленке на старенький магнитофон "Panasonic". Ну и, наверно, третий критерий - это интерес к той или иной группе со стороны слушателей. Конечно, бывает, что не известная до сего момента команда выпускает очень крутые альбомы, и тогда я, конечно, их ставлю. Однако в основной массе преобладают группы, которые, что называется, на слуху - активно действуют, дают концерты, о которых я знаю много чего, которых видел и так далее. У этих групп больше шансов попасть в передачи. Однако бывают и другие варианты - когда люди, допустим, из Осиповичей выпускают альбом. До этого я про них не слышал ничего. Они мне присылают запись, я слушаю - так, отлично, надо ставить! Так что, в принципе, какой-то единой системы критериев, наверное, не существует. Каждый выходящий альбом я рассматриваю отдельно, а потом принимаю решение, ставить его или нет. В большинстве случаев выносится вердикт в пользу "ставить", но иногда и не совсем все сходится.

ГШ: Провокационный вопрос: вот выйдет альбом твоей группы ROKASH. Поставишь ли ты его в эфир?
Лявон (задумывается): В "ПраРок", наверное, не поставлю. Хотя он у нас будет достаточно тяжелым. Может быть, и поставлю. (После паузы) На самом деле абсолютно без каких-то душевных содроганий поставлю! Другое дело - дам минимальный комментарий: ребята, мы выпустили новый альбом. Слушайте, заценивайте и так далее. Особых комплиментов-дифирамбов, конечно, вешать не буду.

ГШ: Есть ли у тебя любимчики среди белорусских музыкантов?
Лявон: Конечно, есть.

ГШ: Это как-то проявляется в эфире?
Лявон: Не сказал бы, что это очень сильно проявляется - в плане того, что я все же стараюсь как-то объективно судить, что называется. Но, однако, есть группы, которые я слушаю уже лет 20, наверное, и всегда рад, когда они что-то выпускают. Это к тем же GODS TOWER относится. Да и, в принципе, из остальных команд кто-то нравится больше, кто-то меньше. Это все-таки нормальный процесс. Но чтобы это как-то влияло на степень оценки - я бы, наверное, не сказал.

ГШ: Почему твоя "Светамузыка" большей частью - о западных исполнителях и коллективах?
Лявон: Ну, не только о западных, но и о восточных, южных и так далее.

ГШ: А почему маловато постсоветского пространства?
Лявон: Постсоветское пространство тоже есть. Россия, Украина, Латвия, Литва, Эстония... Просто главная идея "Светамузыки" состоит в том, чтобы послушать немного экзотики, в плане того, чтобы брать какие-то африканские команды, южноамериканские, какие-то направления, которые у нас менее известны. Просто стараюсь максимально широко охватывать географию "Светамузыки". И поэтому, быть может, в процентном соотношении релизов из стран СНГ не так много, как могло бы быть. Потому что к нам информация о релизах, которые на этой сцене выходят, поступает гораздо быстрее, чем, допустим, из какой-нибудь африканской республики Бурунди. Однако соотношение как-то стараюсь сохранять.

ГШ: "Столица" - радиостанция белорусская и преимущественно белорусскоязычная. В этой связи вопрос: почему в обеих твоих программах Беларусь представлена по минимуму, а львиная доля отводится зарубежью?
Лявон: Здесь скорее вопрос к белорусским группам. Я бы с огромным удовольствием ставил в передачу и по 7 белорусских команд, будь у меня соответствующее количество белорусских релизов и инфоповодов. На самом деле, к сожалению, ситуация очень редко так складывается, что одновременно приходит много всяческих интересных новостей. Поэтому приходится в таком процентном соотношении и варьировать их. Если у меня будет больше белорусского контента, само собой, я буду больше его ставить. И так уже, в принципе, бывало не единожды. Сейчас лето, больше фестивалей, меньше релизов. Поэтому приходится делать акцент на концертных афишах и зарубежных новинках. Но у меня такое ощущение, что с началом осени будет интересно в плане белорусского металла, потому что много кто готовится что-то презентовать. Так что будем посмотреть.

ГШ: Есть альбомы, знаковые для белорусской сцены, мимо которых никак нельзя пройти. А ты их упускаешь.
Лявон: Бывает и такое. Я же не шестирукий Шива с десятью глазами. Бывает, какая-то важная информация проходит мимо меня. Потому что чисто физически уследить за тем, что творится даже на отдельно взятой белорусской сцене, достаточно сложно. И, опять же, обращаюсь к музыкантам: дабы подобное не происходило, сообщайте мне все новости, которые с вами происходят, и будет вам счастье.

ГШ: Артемий Троицкий как-то говорил, что покупает по 300 альбомов в месяц. Но сейчас можно не покупать, можно скачать.
Лявон: В принципе, многие команды отказались от идеи физических носителей типа дисков. Потому что многие уже выкладывают на Bandcamp в платный доступ и говорят: "Вот наш альбом, скачивайте на здоровье".

ГШ: Ты постоянно подробно описываешь концепции альбомов западных групп. Где берешь информацию?
Лявон: В основном, конечно, это англоязычный Интернет. Потому что, в принципе, даже в Африке с ним все хорошо, и базовую информацию о группе из Республики Конго найти можно. Это раз. Что же касается альбомов - это в большинстве свои ощущения, свой анализ.

ГШ: Но ты же текстов не понимаешь. Часто поют гроулингом, а тексты выкладываются в Интернет далеко не всегда.
Лявон: Я их воспринимаю на эмоциональном уровне. Все же после прослушивания музыки, как ни крути, какие-то ассоциации рождаются. И, соответственно, как минимум, после того как прослушал альбом, есть что о нем сказать.

ГШ: Вопрос скорее организационно-бюрократический: вот группа из Кении, вот из Аргентины, а вот из Молдовы... Ты ставишь их треки в эфир. На Западе, сколь я знаю, не то что демонстрация на радио и телевидении без ведома и согласия авторов, а даже скачивание в Интернете в личных целях чревато. Как ты решаешь вопрос с авторским правом?
Лявон: Как правило, группы выкладывают на своих страницах типа Bandcamp и так далее информацию с разрешением на использование их треков. Конечно, я могу включить в программу не все треки нового альбома, но есть промо-треки, которые можно свободно использовать. Понятно, что есть условная METALLICA, за которой стоит целый штат юристов, очень трепетно к этому всему относящихся. Но для команды из условной Кении подобные случаи - это возможность расширить аудиторию, круг своих слушателей. И то, что они звучат на белорусском радио, для них очень даже позитивно. Мне уже писали музыканты из разных стран на Facebook: "Брат, спасибо, что поставил, нам очень приятно, что в Беларуси нас слушают".

ГШ: На сегодняшний день твои программы, к сожалению, не выкладываются на сайте "Столицы". Кое-что можно найти ВКонтакте, выложенное пользователями. Лявон, надо бы подумать, чтобы твои "ПраРоки" и "Светамузыки" были доступны на официальном сайте.
Лявон: Теоретически можно решить этот вопрос и выложить программы на сайте. Однако этим нужно заниматься, это нужно обговаривать, так как есть свои нюансы. Но идея хорошая. Будем выкладывать.


В день рождения принято выслушивать пожелания в свой адрес. Ведущие же музыкальных программ "Столицы" обратились с пожеланиями к читателям Нашего НеФормата:

Александра Рудницкая: Я бы хотела сказать, что неформат - это как раз тот главный формат, который нам всегда светил маяком. А все самое лучшее, самое интересное, самое непредсказуемое до мурашек и до слез - оно, как правило, и есть неформат. Чтобы как можно больше слушали музыки самой разной, не зацикливались на чем-то одном и, как минимум, глядели по сторонам, чтобы искали, находили, чтобы не ленились кликнуть на название новой команды и посмотреть, что это такое, обращали внимание на новые направления, которых с каждым годом синтезируется все больше и больше. Я, конечно, сторонник определенных жанров, но это не значит, что я не хочу развиваться, узнавать что-то новое. Просто, как бы это жутко ни звучало, меломаны не должны лениться. Иногда мы к чему-то прикипаем и не смотрим по сторонам. Надо быть просто всесторонними, счастливыми и слушать музыку.

Татьяна Шишло: Желаю читателям находить на страницах Нашего НеФормата информацию, которая будет делать их духовно богаче, служить примером или ориентиром. Чтобы эта информация вдохновляла на какие-то позитивные конструктивные свершения. Пусть ваш портал учит читателей мыслить нешаблонно, создавать небанальное и жить интересно. Пусть Наш НеФормат и для читателей, и для авторов долгие годы будет местом, куда хочется снова и снова.

Елена Рожкова: Определение "неформат" - это для меня уже посыл. Потому что неформат - это нестандартность. И насколько интересно общаться с людьми, имеющими свой взгляд на все. Потому пусть у радио "Столица" остается свой взгляд на концепцию вещания, а у вас - пусть будет много почитателей. Думаю, что это люди с определенным складом ума. По-моему, мы очень близки во многих позициях.

Марина Савицкая: Пусть каждый день у вас будет как день рождения. Как ваш день. Ощущения полёта и свободы внутри. Побольше хороших новостей. Ну и не забывайте радовать не только себя, но и близких. Это тоже бывает весьма приятно.

Лявон Казаков: Еще больше хорошей и интересной музыки, классных эмоций и крутых концертов. И пусть будет вам счастье!


Мне ничего не остается как от себя лично и от Нашего НеФормата поздравить дружественное радио "Сталіца" с достижением совершеннолетия и пожелать отвечать музыкальным (и не только) запросам самых разных возрастных групп. Вы классные и такими оставайтесь!

Мария ЧАЙКА

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 22 сентября 2019, 03:09
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2019, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.08 / 5 / 0.004