Атморави: "Мне хочется ходить на русскоязычные концерты"


С Атморави я познакомился морозным февральским днем 2006 года в Минске в месте, названия которого не вспомню. Тогда он давал совместный акустический концерт с Сергеем Калугиным.
Потом мы пообщались. Я получил от Атморави CD "Чертополох", рецензию на который написал для портала Zvuki.ru...
Наша следующая встреча состоялась через 12 с лишним лет - в октябре 2018 года в "Back Draft Loft Bar" во время презентации альбома Атморави "Право Слово". Он меня сразу же вспомнил.
Я давно мечтал взять интервью у Атморави. И вот мы сидим, пьем кофе, заботливо приготовленный организатором мероприятия Верой Севковской, и разговариваем в диктофон моего смартфона.


Геннадий Шостак: Давай вернемся на 12 с половиной лет назад. Если быть точным, ты выступали в Минске вместе с Сергеем Калугиным 3 февраля 2006 года.
Атморави (смеется) : Давно было дело.

ГШ: Мы с тобой общались после концерта, так сказать, не для прессы. Напомню тему нашего разговора: в 2004 году несколько белорусских музыкантов выступило на площади Бан-Галор против продления президентского правления на три срока. Все группы, которые участвовали в том концерте, впоследствии оказались под запретом. Помнится, ты их тогда сильно ругал, поскольку считал, что творческий человек не должен лезть в политику. Но уже в 2009-2010 годах в твоих песнях стала появляться социальная тематика.
Атморави: Припоминаю! Я в то время увлекался левыми идеями и ценностями постлиберального общества. В какой-то момент до меня дошло, что общество Беларуси, России и Украины, вообще постсоветское пространство никогда не было либеральным. И постлиберальные ценности бессмысленно внедрять в долиберальном обществе. Поэтому здесь нужно совершать некоторые действия, которые в западном мире покажутся бессмысленными.
Но, с другой стороны, вообще ничего не понятно, потому что мы с точки зрения оценки ситуации и влияния культуры на жизнь людей смотрим на то, что происходит на Западе, и пытаемся применять это здесь. Но на Западе культура играет несколько иную роль, чем на постсоветском пространстве. Поэтому мое мнение поменялось.

ГШ: Но такие твои песни как "Идеология", "Свобода", "Родина" могут быть запрещены в белорусских и российских СМИ.
Атморави: Ситуация заключается в том, что я так и не стал заметным артистом. Для того чтобы меня запрещать, нужно, чтобы люди узнали о моем существовании. Я имею в виду тех, от кого эти запреты исходят. У артиста должно быть массовое влияние. Если его нет - какой смысл меня запрещать?

ГШ: Иные ругают известных политиков. Еще для кого-то актуален лозунг, придуманный украинскими "Ультрас"...
Атморави: Такие лозунги выражают фрустрацию людей, их неспособность повлиять на ситуацию. Обзывать политических деятелей какими-то словами - не конструктивно, это не отражает мою точку зрения. Просто выплеск агрессии, фрустрации. Повторюсь, эти лозунги не конструктивны, к сожалению.

ГШ: Ты говорил о своей нелюбви к православию. А как думаешь, почему многие российские музыканты принимают православную веру?
Атморави: Это интересная тема! Я вообще в какой-то момент подумал, что у нас все русские рок-группы - православные. В США даже есть такой термин - "христианский рок". У нас поголовное увлечение православием. Я думаю, что многие российские рок-музыканты боролись с алкоголизмом. И единственная основа, на которую они могли сесть, борясь с пагубной привычкой - это христианство. То есть они приходили в Дом на горе или какие-то другие центры, где им помогали лечиться от алкоголизма, и там садились на вот эту базу христианских ценностей. А других у них и нету. В этом причина, мне кажется.

ГШ: Ты как-то делил одну сцену с АКВАРИУМОМ. Быть может, тебе известно мнение Бориса Гребенщикова о твоем творчестве?
Атморави: Нет, не знаю. Вообще не думаю, что он утруждал себя формированием мнения обо мне.

ГШ: А сам слушаешь много музыки?
Атморави: Конечно, очень много слушаю.

ГШ: Судя по твоим последним альбомам, твои вкусы меняются. В период работы над "Чертополохом" ты, очевидно, слушал DEPECHE MODE, в меньшей степени БИ-2. Как я понял по последним альбомам, ты русский рок вообще не слушаешь.
Атморави: Из русскоязычной музыки я слушаю только электронную - Лободу, Лену Темникову... недавно услышал последний альбом Фэйса. А русский рок я слушать не могу, потому что там нету субстанции. Русские рокеры поют ни о чем. Это просто красивые слова, какие-то разводы, что-то высосанное из пальца духовное или романтическое.

ГШ: Сейчас пошла мода на подростковый lo-fi. Российские и СНГшные критики ломают копья, утверждают, как все это круто...
Атморави: Я интересовался этим явлением. Прочел про Монеточку в Telegram. "Русский shuffle" называется. Около года назад попытался посмотреть и ничего там для себя не нашел. Я стараюсь для себя что-то найти на русском языке, мне хочется ходить на русскоязычные концерты, чтобы люди пели песни о себе и делали это красиво. И чтобы меня это трогало. Но за последние лет 15, у меня уменьшается количество людей, на чьи концерты я хожу. АКВАРИУМ мне не интересен - это псевдоискренность. АУКЦЫОН - тоже псевдоискренность, высасывание из пальца неизвестно чего. И дальше по списку. Татьяна Зыкина - единственная, на чьи концерты я пока стараюсь ходить регулярно. Когда я в Москве и если мы совпадаем, стараюсь быть всегда.
Что касается Гречки - она интересна тем, что не стесняется быть примитивной и выражать себя так, как есть. Это большое дело. Она не пытается быть Мандельштамом или Евтушенко, составить конкуренцию Ахматовой или Ахмадуллиной. Она пишет очень примитивные панк-тексты. Другое дело, что моим вкусам это не отвечает. Недостаточно талантливо для того, чтобы я получал от этого удовольствие.

ГШ: Что из русской и мировой музыки тебя за последний год зацепило?
Атморави: За последний год? (долго думает) Последний альбом Пола Маккартни очень понравился. Что там у меня есть?.. (смотрит в монитор своего гаджета) Я вообще слушаю много кантри. Мне очень нравится Софи Хангер. Она поет на английском и немецком, а родом из Швейцарии. Сейчас у нее вышел, по-моему, четвертый альбом. Мне он кажется очень интересным. Еще нравятся HALF MOON RUN, FOO FIGHTERS...

ГШ: Качаешь с торрентов?
Атморави: Нет. Я подписан на Apple music. Там все слушаю.

ГШ: А из российской музыки?
Атморави: Из российской - только Фэйса, последний альбом "Пути Неисповедимы" послушал неоднократно. И у Монеточки песня "Ночной Ларек" - ее я три раза послушал... А все остальное как-то тяжело воспринимается.

ГШ: В 2018 году у тебя вышло два альбома - студийный "Право Слово" и концертный "Воздух в Руках". Что дальше?
Атморави: Никаких планов нет. Я ничего уже не жду. Раньше я ожидал какого-то отклика на свое творчество, были какие-то идеи. Думал, что будет какой-то всплеск, пойдет какая-то волна... Но она вряд ли пойдет, потому что мне уже 44 года. Активно потребляют новую музыку только подростки. А мои песни вряд ли будут слушать.

ГШ: Твои пожелания читателям?
Атморави: Желаю читателям найти для себя больше хороших артистов, которые их вдохновляют и трогают. И ходить на концерты для того, чтобы позволить музыке развиваться.

Фото: Марина ВОРОБЕЙ

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 21 февраля 2019, 18:07
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2019, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 5 / 0.001