Глюкк vs. Борисова (интервью на "Радио Рокс" 10.01.2004)


"Радио Рокс", Санкт-Петербург, программа Жени Глюкк "Субботняя гостиная", 10.01.2004

Женя Глюкк: Сегодня мы будем беседовать с Екатериной Борисовой, одним из ведущих рок-журналистов Петербурга - в частности, редактором журнала FUZZ. Причем пишущим редактором, а вот это уже более редко встречаемая вещь. Катя, добрый день.
Екатерина Борисова: Здравствуй, Женя.

Женя: Ну что ж, будем, наверно, говорить о нелегком труде папарацци. И хотелось бы к слушателям обратиться с таким вопросом: случалось ли вам брать интервью, брали ли интервью у вас когда-нибудь? Сейчас прекрасный случай сказать нам, как именно надо брать интервью. О чем вы хотите узнавать, что вас интересует? Все эти моменты давайте сегодня обсуждать. Катя, а я спрошу сразу вот о чем: объясни мне, пожалуйста, что самое сложное в твоей профессии?
Екатерина: Моя профессия состоит из двух частей: во-первых, я журналист, то есть общаюсь с музыкантами, беру у них интервью, пишу о них статьи... Другая часть профессии - редактор. И, надо сказать, у нас в FUZZE весь редакторат пишущий, так что я в этом плане не исключение. Конечно, я не главный редактор FUZZA, а литературный - я имею дело со словом, словом написанным и изреченным, и тут есть проблемы, потому что с языком сейчас происходит полная катастрофа. Если хочешь, мы об этом чуть позже подробно поговорим.

Женя: Я очень хочу об этом поговорить чуть позже, а сейчас хочется от тебя некоторые истории услышать. Речь пойдет о легендах рока не русских, а западных, с которыми тебе случалось общаться. Что-нибудь смешное, забавное - можешь этим поделиться?
Екатерина: Я не настолько часто брала интервью у западных звезд - в основном, с российскими общалась. Ну, мы живем-то здесь, за границу ездим редко. Хотя они, конечно, к нам приезжают... Вот, скажем, приезжала несколько лет назад группа NAZARETH, и мне нужно было брать у них интервью на пресс-конференции в баре "Ливерпуль". А накануне был день рождения у моего приятеля - за городом, в Петергофе. Я всю ночь не спала, прыгала-бегала, развлекалась, не выспалась, потом пришлось срочно ехать на интервью, а у меня мозги совершенно другим забиты...

Женя: Не хотелось ехать?
Екатерина: Ужасно хотелось спать! И я вспоминала себя в 17 лет, когда все это было запретным, и я их слушала и думала: "Вот они, звезды, небожители..." И тут Маккаферти сидит рядом - а я не хочу с ним общаться, хочу спать! Очень смешно. Все-таки я взяла интервью, у него был жуткий шотландский акцент, я потом весь вечер пыталась понять, что же он мне наговорил в диктофон. Ну, как-то поняла, написала отчет, который, вроде, людям понравился...

Женя: Я должна тебе рассказать, что в тот день они все были в студии на "Радио Рокс", и так сложилось, что они пришли - а здесь, в свою очередь, день рождения нашего финансового директора. Они приходят к накрытому столу, и в результате оказались вполне готовы к даче интервью, все было в порядке.
Екатерина: Как говорят митьки, "к интервьюшечке подготовились"...

Женя: Да. 118-35-78 - телефон прямого эфира. Кстати, Катя принесла с собой пластинки... Насколько я понимаю, LED ZEPPELIN - одна из твоих любимых групп?
Екатерина: Я бы сказала, что они - моя первая любовь, которая до сих пор жива в моем сердце. Это великая группа. Причем это не я придумала, что она великая, можно же и по популярности, и по цифрам продаж судить: если до сих пор люди покупают диски группы, которая уже 25 лет не существует - это о чем-то говорит. Недавно вышел их концертный DVD - и он ведь тоже побил все рекорды раскупаемости! Прекрасный, кстати, концерт, всем советую посмотреть - изумительно смотрится, просто как живой. И когда я смотрю на этих людей, когда я их слушаю, я понимаю, что это великая музыка. Как ее можно не любить? Хотя это не значит, конечно, что я только LED ZEPPELIN и слушаю.

Женя: У нас в гостях Екатерина Борисова, литературный редактор и рок-журналист, и вот телефонный звонок. Здравствуйте!
Слушательница: Здравствуйте. Мне хотелось бы выказать свое восхищение творчеством Екатерины, я давно за ним слежу, и одно время даже покупала журнал FUZZ только из-за ее тонких рецензий на альбомы музыкантов. И в связи с темой разговора хотелось бы рассказать, что мне самой несколько раз приходилось брать интервью у музыкантов, и я старалась раскрыть не только их профессиональный аспект - ну, есть пластинки, всё ясно - а личностный. Мы сидели на кухне за чашкой чая, и старалась рассмотреть, что это за человек, и что ему интересно в данный момент.

Женя: То есть вы хотите сказать, что слушателям и зрителям интересно, в первую очередь, узнавать какие-то личные подробности?
Слушательница: Даже, может быть, не личные, а мировосприятие человека, потому что оно все время меняется, и интересен срез человека именно на данный момент.

Женя: Ага! То есть вы даете такой совет - побольше выспрашивать, что там у них происходит? Не что они делают, а что они думают?
Слушательница: Да, через какую призму они воспринимают мир. Может быть, какие-то книги любимые... То есть - какое мироощущение у них.

Женя ГлюккЖеня: Катя, у меня в связи с этим возникает другой вопрос: а вот кого-то раздражают все эти хобби, и нужно только по делу общаться... Твое мнение? Как ты внутри своего творчества эту грань соблюдаешь? Находишь, что можно, а что нельзя?
Екатерина: "Что можно, а что нельзя" - это отдельный вопрос. Конечно, нельзя спрашивать человека о том, о чем он не хочет говорить. Например, если он называет себя псевдонимом - зачем спрашивать о его настоящей фамилии? Я никогда не интересуюсь какими-то личными обстоятельствами жизни артиста: на ком женат, сколько детей... Если он сам хочет об этом поговорить - пожалуйста, но я первая об этом никогда не спрошу. А что касается мировосприятия - кстати, хочу сказать девушке спасибо за такую лестную оценку моего творчества - то я считаю, что музыкант максимально выражает себя через музыку. Если б он лучше самовыражался через что-то другое, то он бы книжки писал, борщи варил, строгал бы что-нибудь, пилил... А если он музыкант, то всё его мировосприятие так или иначе выражено в музыке. И я стараюсь с музыкантом говорить, прежде всего, о музыке. Это ведь дело его жизни, это самое главное для него, поэтому об этом и стоит говорить в первую очередь.

Женя: Вот пейджер (053, абонент "Глюкк") интересуется: а случалось ли тебе когда-нибудь преступать черту? Ну, бывает же - хочется сделать интересный материал, ведь хочется, правда? Чтобы люди читали, чтоб им было интересно... То есть, да, не спрашивать о том, о чем человек не хочет говорить, но - хоть один раз преступила? Было? Если честно?
Екатерина: Если честно - знаешь, пока ты говорила, я вспоминала... Наверно, нет. У меня совесть чиста. Может быть, кто-то так подумал и сказал потом про меня, что, вот, она такая гадина, так со мной плохо поступила. Я таких мнений о себе не слышала, и сама про себя ничего такого вспомнить не могу. Помню, был случай - когда произошла эта история с Федей Чистяковым, и его посадили в тюрьму - мне позвонил из Ростова-на-Дону один мой друг и сказал: "Мой редактор хочет, чтобы ты об этом написала". Я ответила: "Знаешь, я об этом писать не буду - не хочу и не могу". На что он сказал: "Слава Богу, я так о тебе и думал, но меня просто очень попросили тебя об этом спросить". То есть мы поняли друг друга, а вот редактор, видимо, не понимал таких моментов.

Женя: Вот еще пейджер интересуется: есть ли какой-то "черный список" того, о чем говорить уж точно нельзя - по каждому музыканту. Потому что, действительно, мы с тобой прекрасно знаем, что с этим нельзя говорить об этом, а с тем - о том... А список есть? Я, честно говоря, о таком не знаю.
Екатерина: Я тоже не знаю. Но вообще для того, чтоб знать, о чем с человеком нельзя говорить, нужно долго копаться в его биографии, выискивать какие-то запретные темы... Я не копаюсь в биографии людей, они мне сами всё рассказывают - то, что они считают нужным рассказать. Я прихожу к человеку, говорю: "Расскажи о том, о чем тебе больше всего хочется рассказать, что тебя волнует сейчас, что беспокоит...". Имеется в виду музыка, естественно, а не то, что у него ребенок, не дай Бог, заболел. И если у человека есть настроение, он мне всё рассказывает, а если он не хочет о чем-то говорить - зачем мне в этом рыться? Это его личное дело. Вот если к вам придут и спросят: "А что у вас такого плохого случилось?", вы будете рассказывать?

Женя: Почему-то часто думают, что музыканты и вообще люди публичные - они немножко бесчувственные, что ли. То есть, поскольку выбрали публичную профессию, приготовились, закалились, и у них все проще. Согласись, что это не так.
Екатерина: Это совершенно не так. Они просто привыкли маскироваться, от таких вопросов уходить. Но это не значит, что они бесчувственные, они такие же люди, как и мы.

Женя: Катя, вот люди интересуются - с кем интереснее всего тебе было общаться? Кто-нибудь из музыкантов тебя когда-нибудь потряс - в интервью, а не на сцене? Потому что понятно, что если человек тебе как музыкант неинтересен, то ты с ним интервью и не берешь...
Екатерина: "Потряс" - это сильное слово. Не могу так сказать. Или уже забыла. Может, были какие-то потрясения на самом начальном этапе, когда любое интервью было потрясением, когда это было внове и просто очень страшно. Действительно страшно. Но как-то приходилось себя перебарывать. А из последних интервью, которые я брала... Мне очень понравилось общаться с Бутусовым. Очень теплый человек. Я не ожидала от него такой теплоты, потому что на сцене он производит впечатление человека более отстраненного, холодноватого...

Женя: Спрашивают люди - как становятся журналистами? В том смысле, что нужно, наверно, еще какие-то психологические курсы заканчивать? Ведь журналист должен быть еще и психологом. Мало знать, чего человек хочет или не хочет, настроение у всех людей меняется ежедневно, ежечасно и ежеминутно, и журналист должен быть в курсе...
Екатерина: Ну, скажем так, хороший журналист должен быть немножко психологом. Потому что журналистов очень много, и я сильно подозреваю, что не все из них - хорошие. Опять же, есть журналисты, которые не общаются с людьми, а пишут себе про какие-нибудь станки или микропроцессоры... А как становятся журналистами, не знаю. Мне просто очень хотелось писать о музыке. Когда я начала слушать рок-музыку, я поняла, что мне очень хочется о ней писать, а поскольку в школе у меня все десять лет за сочинения были сплошные пятерки, я решила, что и это у меня тоже получится. Ну и, в общем, практика подтвердила, что худо-бедно у меня это получается.

Екатерина БорисоваЖеня: По поводу пятерок по русскому языку - сейчас как раз настал тот самый момент, когда стоит об этом поговорить. И даже напоминают нам слушатели, что мы это обещали в начале эфира. С языком, ты говоришь, творится что-то страшное. Что конкретно?
Екатерина: Сейчас язык и вся языковая культура приходят в страшный упадок. Если школьники младших классов, гоняя на улице мячик, ругаются матом - это ужасно. Я не знаю, что с этим делать. Легко, конечно, говорить, что в наше время трава была зеленее, и все были белые и пушистые - наверно, не были, но когда я была маленькой, это страшные дядьки с красными носами возле пивных ларьков ругались матом, а больше на улице не ругался никто. А сейчас в метро зайдешь - мат, по улице идешь - мат... Просто жуть какая-то! Или вот приходят в редакцию письма, присылает кто-то свою статью: вроде, пишет человек душевно, по делу, но совершенно безобразным языком, с грамматическими ошибками. Люди не умеют грамотно выражать свои мысли! То ли в школе перестали этому учить, то ли люди книги перестали читать... Я не понимаю, что происходит, но меня это очень расстраивает, тревожит и беспокоит.

Женя: К слову, аудитория "Радио Рокс" все-таки отличается умом и сообразительностью, и письма получать - одно удовольствие.
Екатерина: Нам тоже приходят умные, хорошие и грамотные, интереснейшие письма. Одна из моих обязанностей как редактора - читать почту, отбирать письма для публикации, и бывают письма чудеснейшие, я их публикую и думаю: "Вот бы этого человека к нам в авторы!" А бывают совершенно безграмотные письма, даже объявления пишут с такими ошибками, что хоть плачь, хоть смейся. Ну, я не знаю просто... Ребята, учите язык! Это в жизни всегда пригодится!

Женя: Вот одно из размышлений: чтобы хорошо знать язык, надо просто читать побольше.
Екатерина: Естественно. Или, если не хочется читать, хотя бы кроссворды разгадывать. Там если неправильно слово напишешь, кроссворд не разгадаешь.

Женя: Пространство расширяется - сейчас к нам дозвонился человек родом из Магадана, и он хочет присоединиться к этой истории с русским языком. Чувствуется, что очень у него наболело. Здравствуйте!
Слушатель: Здравствуйте. Меня зовут Николай. Я начну с того, что вот эта волна засорения русского языка... Мат - это ладно, а вот то, что идет от первого лица, с первого канала телевидения... Наши известные журналисты, читают новости - и в целой фразе только одно русское слово проскакивает. Все прочее - "эксклюзивно", "брифинг" и т.д. Когда есть простейшие русские заменители, зачем это дело толкать? Одна наша местная журналистка не могла три раза подряд выговорить словосочетание "протекционистские меры". А ведь есть нормальная русская замена - "защитные меры", "меры защиты". Она читает то, что ей написали, и не думает о том, что и кому она читает!

Женя: Спасибо за звонок. Вот мы вне эфира говорили о грамматических ошибках, - в частности "аккустика", "оранжировка", "бассист"...
Екатерина: Насчет иностранных заимствований: когда мы пишем о рок-музыке, нужно не забывать, что она к нам пришла все-таки с Запада, из англоязычных стран, и поэтому некоторые термины очень трудно перевести на русский, их приходится оставлять в оригинале. Чем заменить ту же аранжировку? Есть определенная музыкальная терминология, и, наверное, стоит ее придерживаться.

Женя: У меня был уникальный просто случай: группа принесла пластинку, на которой собственное название написала с ошибкой! Причем не специально, для прикола, а случайно. А когда я им сказала: "Ну что же вы, ребята?", они ответили: "А это неважно"... Вот был еще один звонок о том, что читать надо классику. Катя, ты согласна?
Екатерина: Да не только классику! Есть прекрасные современные писатели - буквально пару дней назад я с громадным наслаждением перечитывала Татьяну Толстую. Изумительный язык!

Женя: А литература развлекательная? Она воспитывает или, наоборот, губит?
Екатерина: Что значит "развлекательная литература"? Есть блестящие детективы, интереснейшая беллетристика... Бывает хорошо или плохо написанная книга, но нет жанров плохих и хороших.

Женя: Еще на пейджер пришло сообщение о том что да, правильно, не нужно интересоваться личной жизнью музыкантов, артистов... И тут же: "Катя, расскажите о себе поподробнее; что вы любите, чем занимаетесь, увлекаетесь?" Удивительная логика!
Екатерина: Да ничего, всё нормально... Что я люблю? Музыку я люблю. Чем я увлекаюсь? Музыкой я увлекаюсь. Это дело моей жизни, любимое дело, я счастлива, что им занимаюсь, и не хотела бы заниматься ничем другим. Хотя я могу, конечно, мыть посуду и чистить картошку, но не хотела бы заниматься этим всю жизнь.

Женя: А в отпуске? Или отпуска не было уже давно?
Екатерина: У меня отпуска как такового нет. То есть я уезжаю куда-то на недельку, и всё. А так - что, месяц лежать и смотреть в потолок? Мне это неинтересно, я лучше напишу о чем-нибудь, схожу на концерт, пообщаюсь с людьми... Даже когда я еду в другой город, у меня все время мысль в голове вертится: "А что я могу тут сделать в плане журналистики?" Но это не значит, конечно, что я такая упертая в работу. Я книги читаю, в кино хожу, с ребенком общаюсь, у меня друзей очень много...

Женя: Собаки, кошки, попугаи, рыбки?
Екатерина: Кошки... То есть кот.

Женя: Просят еще рассказать о каких-то экстремальных моментах. Говорят, что журналистика - экстремальная профессия, потому что никогда не знаешь, что с тобой будет, где ты окажешься и так далее. Это правда или не совсем? Все-таки мне кажется, что тут как в уголовном розыске: считается, что тоже экстремальная профессия, а там бумажки, бумажки...
Екатерина: Ну, не знаю, что рассказать... На "Крылья" прошлым летом я не аккредитовывалась, так что упасла меня судьба от экстремальных событий. Но в 2002-м году я была на "Нашествии", и там нужно было очень много здоровья и сил, чтобы остаться в живых. У меня и репортаж так назывался - "Остаться в живых", потому что там пыли было колоссальное количество, и жарко, и душно, и нечего попить, и негде присесть... Тяжеловато иногда приходится на рок-концертах.

Женя: А вот еще спрашивают: "Если бы вы, Катя, не стали журналистом, то кем бы вы стали?"
Екатерина: Я бы, наверно, стала переводчицей - просто потому что я по образованию переводчица. Я окончила филфак Ленинградского университета, и меня до сих пор очень интересует английский язык. Я с большим наслаждением читаю английские тексты в оригинале - художественные, публицистические... Я защищала диплом по художественному переводу, и мне до сих пор это очень нравится. Наверно, этим бы и занималась.

Женя: Кать, если можешь, сформулируй десять заповедей рок-журналиста - я понимаю, что это сложно, но все-таки хочу от тебя это услышать. По пунктам.
Екатерина: По пунктам сложно. Если б я посидела вчера вечером, подумала, то я бы эти 10 пунктов как-нибудь написала - все-таки журналист.

Женя: Мне хочется, чтоб это было не концептуально, а эмоционально, без активного включения головы. Спонтанно.
Екатерина: Если спонтанно, то заповедь только одна, как у врача: "Не навреди". Я считаю, что это главное. Не навреди музыканту, о котором ты пишешь, бестактным словом, разглашением его личного или профессионального секрета. Не навреди читателям безграмотной, некомпетентной, грязной, желтой статьей. Звучало слово "папарацци" в начале интервью - я ненавижу это слово. Папарацци - это позор нашей профессии, хотя очень многие судят о журналистах именно по этой их разновидности.

Женя: Потому что их больше. И в любой профессии это так, к сожалению. Ты согласна?
Екатерина: Не совсем. Конечно, люди публичных профессий больше на виду, на них все шишки и падают. Если человек сидит и что-то паяет в тиши лаборатории, про него никто ничего не скажет - разве только если то, что он спаяет, окажется бракованным изделием. А журналист все время на виду, и поэтому как только что-то не так скажешь или напишешь... Может, и хорошо всё напишешь, но кому-то не понравится, потому что он такого-то артиста любит, а ты этому артисту отвесил не так много комплиментов. И вот: "Сволочи-журналисты, моего любимого артиста ругают! И вообще они все гады!" Ну, и разные бывают журналисты... Я надеюсь, что про меня все-таки думают хорошо - я стараюсь, по крайней мере, так писать. Но я стараюсь не для того, чтоб про меня думали хорошо, не ради себя. Я хочу, чтоб люди прочли про хороших музыкантов, узнали про хорошую музыку. Все-таки цель музыкального журналиста - не выпятить себя, а рассказать об интересной музыке и интересных музыкантах. Это самое главное.

Женя: Твоя самая первая статья? И ближайшая статья?
Екатерина: Самая первая - о Юрии Наумове, которого я до сих пор считаю одним из самых выдающихся русских музыкантов, и нежно его люблю как музыканта и как человека. В ближайших планах... Недавно брала интервью у Ревякина и еще у Наташи Васильевой, первого нашего рок-фотографа. Оба выйдут в мартовском номере FUZZA.

Женя: Получила сообщение на пейджер: "Пригласите обязательно девушку еще раз к вам в студию, поговорите о желтой прессе!" Это, конечно, отдельная тема, мы можем долго и с наслаждением ругать желтую прессу, потому что самим-то нам приходится заниматься несколько иным делом, слава Богу. Катя, спасибо за эфир.
Екатерина: Тебе спасибо за приглашение, если еще раз позовешь, буду рада прийти.

Женя: О желтой прессе готова говорить?
Екатерина: Сколько угодно! У меня профессия такая - языком молоть.

Фото: СП (1) и из архива "Радио Рокс" (2)

Автор: Екатерина Борисова
опубликовано 09 марта 2004, 22:33
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииЖеня Глюкк и ГРУППА ПРИКРЫТИЯ - "Поехали"Старый Пионэр28.04.2003
РецензииЖеня Глюкк и ГРУППА ПРИКРЫТИЯ - "Поехали"Алекс Драйвер16.10.2003
СтатьиСП в СП (Часть 20. Женя Глюкк. Интервью. Начало)Старый Пионэр12.05.2005
СтатьиСП в СП (Часть 21. Женя Глюкк. Интервью. Окончание)Старый Пионэр21.05.2005
Музыка (mp3)Женя Глюкк И ГРУППА ПРИКРЫТИЯСтарый Пионэр14.07.2004

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2019, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.004