Умка: Сан-Франциско - это близко


Мне, старому меломану, скоро предстоят приятные хлопоты. Придётся отложить в сторону миниатюрный mp3-плеер с его гигабайтами, отставить на время диски-болванки, позабыть про пиратские торренты с их соблазнительными раздачами, плюнуть на разрядившийся аккумулятор СD-вертушки с застрявшим в ней неконтрафактным SUICIDE. Полезть в медвежий угол своего скита и, сдвинув в сторону здоровенный бобинник "Орбита", извлечь на свет божий заслуженный, ветеранистый проигрыватель старых добрых виниловых дисков. Подключить к усилителю и, услышав позабытый шорох в динамиках, проверить его былую безотказность. Причина моей суеты станет понятна, когда я скажу: "Умка со своим БРОНЕВИКОМ записала в Америке пластинку. И не цифровую-лазерную, а самый настоящий винил". Как же Умка, регулярно пополняющая свою дискографию номерными альбомами, концертными записями, сборниками и переизданиями, решилась на такой шаг? Какой дьявол занёс её на эти галеры? Какой искуситель заманил её в виниловые джунгли?
В гримёрке харьковского "Churchill's Music Pub", за час до концерта, Анна Герасимова поведала нам про свои американские "труды и дни" в студии "Closer Recordings".


Сергей Райтер: Аня, откуда взялась безумная, на первый взгляд, идея - записать в Америке виниловую пластинку?
Анна "Умка" Герасимова: Такая идея витала давно. Потому что мы - "винильщики", очень любим всё это слушать. Особенно Боря (Канунников, гитарист БРОНЕВИКА - С. Р.), у него всякая аппаратура, и он старается, чтобы звук был на уровне и прочее. Когда мы записываем свои диски-компакты, всегда стремимся к тому, чтобы звук на них был похож на настоящий американский аналоговый звук. А в свой предпоследний приезд в Америку мы познакомились с неким Сергеем Варшавским, который предложил после концерта подбросить нас на своей машине до места проживания. Ну, мы едем с ним, болтаем и, в частности, спрашиваем: "А чем вы вообще занимаетесь?" Он говорит: "Собираюсь основать рекорд-лейбл".

СР: Вот так - ни больше, ни меньше?
Умка: Ну да! Мы ему в шутку: "А давайте нас запишем?" - "Нет проблем!" - "А может, тогда запишем винил?" - "Нет проблем!" Дальше, конечно, были проблемы. Сначала возникла идея взять какой-нибудь наш старый, уже вышедший CD, перегнать его на винил и издать. Потом мы решили, что всё-таки нужно записать оригинальный, так сказать, саундтрек. И вот, приехали мы всем составом - уже, собственно, для работы в студии. Тут и началось! Как правило, люди, не имеющие прямого отношения к музыке, думают, что всё легко и просто. Я, кстати, когда только начинала заниматься музыкой, тоже так думала. И что любой музыкант, если он музыкант, сможет вот эту мою фигню на три аккорда, которую я сочиняю, быстренько так взять, сыграть и записать. Оказалось по-другому... Вот Серёжа и говорит: "Давайте за три дня! Что, не запишете за три дня?!" - "Три дня - это мало! Давай хотя бы за неделю". Проект-то малобюджетный, и туда входит...

СР: ...аренда студии, звукорежиссеры...
Умка: ...хорошие звукорежиссёры! Инструменты, которые мы брали в аренду, чтоб свои через пол-Земли не тащить. В общем, много-много всяких деталей. Всё-таки - Америка, Сан-Франциско! Морока была очень серьёзная с этой записью. Несмотря на то, что все номера старые, известные: "Ход Кротом", "Звуки В Твоей Голове", "Умер Великий Пан"... И кое-какие хорошо забытые старые, типа "Меня Больше Нет".

СР: Новые песни специально для пластинки не готовились?
Умка: Новых песен мы просто не сочинили к тому моменту. Но зато получились совершенно другие варианты уже известных песен, которые были изданы на CD 1999-2000 годов. Это такие полулюбительские записи, сделанные, конечно, в цифровом формате, но на недостаточном оборудовании. И, главное, там сыграно не так, как мы сейчас играем. Всё-таки мы выросли, окрепли и прочее. Словом, нам это было интересно. Это было б еще интереснее, если бы не так поджимало время, если бы мы говорили с американцами-звукорежиссёрами на одном языке и не было бы такого жуткого нервяка! Я-то говорю по-английски, а парни (БРОНЕВИК - С. Р.) в большей или меньшей степени - нет. В конце концов, мы добились взаимопонимания через обоюдный мат-перемат. Там, в студии, были два замечательных звукача - Эрик и Джо...

СР: Погоди, давай по порядку. Студия находится в Сан-Франциско, так?
Умка: Да, называется "Closer Recordings". "Closer" означает "ближе". Поэтому пластинка и называется "Closer Sessions".

СР: Студия в Сан-Франциско была выбрана умышленно?
Умка: Нет, просто так совпало. Но когда я узнала, что у нас есть возможность записать виниловую пластинку в Сан-Франциско, то поняла, что пойду по трупам, по головам, сквозь стену и потолок. (смеется) Что для моей биографии нужно, чтобы это случилось. Тем более - это мой год, мой двенадцатилетний цикл. Всякий раз в мой год случаются какие-то бешеные события. В свой год я начала писать песни, потом собрала эту группу... Я решила, что это будет веха невероятная на нашем пути. Даже дело не в том, чтобы как-то прославиться. Америку ничем не поразишь. Просто это нам самим было нужно.

СР: Итак, "Closer Recordings"...
Умка: ...студия очень хорошая, ребята замечательные. Мужики нашего возраста плюс-минус. Они сами музыканты, выросшие на старой музыке.

СР: А как же американские стереотипы? Не спрашивали, где ваши балалайки?
Умка: Они в первый раз сталкиваются с русскими. Они нас увидели и всё сразу поняли. Никаких балалаек! Сначала мы отыграли концерт, и он был записан. Обычный рядовой концерт. Может, он будет выпущен, не знаю... И мы думали, что уже на студии запишемся как следует. Эрик и Джо говорят: "Вы живая группа, давайте просто запишем live. Встанете перед микрофонами и вместе сыграете!" Мы попытались - не идёт! Не годится! В здравом уме и твёрдой памяти записываться живьём в студийных условиях... Либо нужно удалбываться бешено, либо быть 18-летними панками. В общем, нужен драйв какой-то другой. Ну, и всё-таки Америка, студия, аппарат, оборудование - хотелось бы, как лучше! Ну вот, мы и начали делать "как лучше". В результате мы за неделю потеряли столько нервных клеток, сколько за предыдущие 10 лет совместной жизни и работы. Было реально тяжело. Потом в какой-то момент произошел перелом. Это случилось, когда Джо стал ругаться матом и сказал, чтоб я перестала переводить, вышла из студии ("Ты своё уже записала"), что он сам со всем разберётся. И они как-то нашли общий язык, и дальше дело пошло. Это когда Боря писал все овердабы, все гитары, потому что основу мы с парнями записали довольно быстро.

СР: В чем ещё, кроме языкового барьера, особенности студийной работы там?
Умка: Я ни в коем случае не буду говорить плохо о тех людях, которые работали со звуком в России на наших записях. Это замечательные специалисты, люди, что называется, "с ушами", они всегда знали и понимали, что нам нужно. Но всё-таки, чем хороши американцы - им не нужно объяснять, что такое настоящий американский аналоговый звук. Они делают то, что надо, сразу, по умолчанию.

СР: В поисках необходимых звуковых нюансов американские звукачи не говорили: "Давайте сделаем, как у..." и называли какое-нибудь известное им и вам имя?
Умка: Они немножко говорили "давайте сделаем так". Предлагали, в каком ключе сделать тот или иной момент. Но предлагали то, что надо: сольный Лу Рид, Игги Поп -"The Passenger". Иногда мы приходим утром в студию (это во время сведения было), а они уже что-то сами свели. Мы или соглашались, или нет. Что-то добавляли, что-то убирали. Еще был сессионный клавишник, который вообще-то не клавишник, а саксофонист. Он, конечно, умеет играть, но пока я ему не сказала: "Представь, что ты старый пьяный негр, который играет в салуне. Забудь, чему тебя учили", он всё пытался играть "ножичком и вилочкой". При нашем общем тарараме такая его манера была совсем не интересна. То есть на "Хаммонде" он играл замечательно, а на пианино уж очень "фельдиперсово". Вот тут я ему и сказала про негра. И что-то получилось более или менее в духе, так сказать.
Тут ведь смешной такой момент. Потому что мы не американцы, но в каком-то смысле - американцы. Как сказал в своё время Саша Чернецкий: "Мы поём по-русски американскую музыку. Это наша беда".

СР: Американцы, с которыми вы работали, врубались в то, что вы делаете?
Умка: Они врубались, да. Началось всё с присматривания довольно настороженного. Через несколько дней, когда заканчивали запись, уже обнимались-целовались. Даже сыграли с Эриком замечательный раздолбайский джем на нашей прощальной вечеринке.

СР: Запись закончена, сведена. Что потом?
Умка: Потом начался самый ужас. Мы хотели полностью воссоздать тогдашний цикл создания винилового диска. Была идея: записать в аналоге, свести в аналоге, выпустить на аналоге. Выяснилось, что это уже не работает. Нам через какое-то время пришел пробник - виниловое демо. Мы его послушали, и выяснилось, что он звучит раза в два тише, чем должна звучать виниловая пластинка. Поэтому, когда делаешь громче, вылезают все помехи, шумы пластмассы и т. д. Хотя звучит мягко, тепло, как положено звучать винилу. После долгой и довольно жёсткой переписки с издателями нам объяснили: "Если хотите громче - нужно делать цифровой мастер". Для этого подключили Джорджа Хорна, главного сан-францисского специалиста. Он будет делать цифровой мастеринг, и новый винил будет звучать громче, ярче. Потому что тот, первый, звучал как-то тускловато. То ли оборудование у них поистёрлось, то ли утратилась технология, не знаю. Вроде, мужик занимается этим десятки лет... К счастью, сейчас всё это уже утряслось. Решено: будет 1000 виниловых дисков - 300 экземпляров аналогового мастеринга и 700 цифрового.
При этом всё равно я очень рада, что это происходит. Хотя в какой-то момент я проклинала и себя, и все свои амбиции, и все свои волшебные идеи. Зачем мы с этим связались, было совершенно непонятно, одно сплошное мучение. Сейчас поедем в Америку, будем этот диск там "катать". Потом будем "катать" его в России, где, насколько мне известно, эту пластинку уже ждут, уже хотят. Там, на пластинке, есть моё большое предисловие американскому слушателю. Есть несколько переводов песен на английский язык. Кстати, была идея у издателей, чтоб я спела по-английски. Но мы это с негодованием отмели. Вот такая довольно нервная история. Я думаю, когда это закончится - всё будет хорошо.

Фото: Дмитрий РЯБИНКИН (1, 3) и из архива Анны ГЕРАСИМОВОЙ (2)

Автор: Сергей Райтер
опубликовано 18 ноября 2009, 18:03
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииУмка - "Веселая Жизнь"Геннадий Шостак17.10.2013
СтатьиКвартирник Умки и Бориса Канунникова в Минске 28.06.2004Игорь Лавинский24.09.2004
СтатьиПрикосновение к молодости (Умка на "Белом Абажуре-5", клуб "Palazzo", Брест, 22.09.2013)Геннадий Шостак28.09.2013

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 6 / 0.023