ВОРОН КУТХА - "Этнология" (эпистолярный альбом)


1. "Введение"

Старый Пионэр: Для начала самый глупый вопрос, который лично я ненавижу всеми фибрами, жабрами и фарами: Что для вас "рок-музыка"?
Дмитрий Мулыгин: Режим и способ существования. И, видимо, для меня - как полноценный - пока единственно возможный.
Хотя на концертах и фестивалях в Европе мы проходим в категории world music, и уже давно по жизни я слушаю больше разную народную музыку, которая по существующим правилам роком ну никак называться не может, а то, что называют рок-музыкой, я чаще всего не люблю.

Дмитрий Мулыгин СП: Сейчас все больше становится исполнителей (коллективов), использующих в своем творчестве этнику в таком количестве, что она становится очевидной доминантой. Какова причина такой тенденции?
Дмитрий: Да ну, "доминантой". В большинстве своем это всего лишь модная фишка, или, скорее, просто фишка. Какая, на фиг, мода? Ну, есть всякие ряженые, так они ж вообще не понимают, с чем дело имеют. Недалекие космополиты, что касается культуры, ибо всегда проще нахватать верхов и чтоб поярче - и вот, мол, мы какие этнические, загадочные и продвинутые. И, как круто нынче считается в Европе, все сплошь антиглобалисты, зеленые, чистые и пушистые. А настоящего, как впрочем, и в любом другом жанре, очень мало.
Что касается world music, то это достаточно универсальный термин, и меня он вполне устраивает. С одной стороны, сразу идет четкое отделение от мейнстрима, а с другой, под такой шапкой вообще может быть что угодно.

СП: А как же интеграция других культур? Опять же, вы сами используете не только русские музыкальные традиции. Как можно отделить "вершки" от "корешков"? Что выглядит (и слушается) естественно и красиво, а что искусственно и безжизненно? Зависит ли это от побудительных мотивов: одним просто нравится делать то, что они делают, другие хотят быть "конкурентоспособными" на западном рынке? Есть ли какие-то формальные критерии оценок, кроме субъективного восприятия отдельно взятой личностью?
Дмитрий: Тут все на интуиции и очень индивидуально. Я внятно вряд ли смогу объяснить. Дело не в общей культуре человека, и не в каком-то специальном образовании и навыках. Просто у каждого есть свой барометр, и одно и то же явление вызывает самые разные показания. Общих правил не существует, хотя все ярче устремления и здесь навести порядок, и, по крайней мере, приблизить все к одному знаменателю.
Взаимопроникновение неизбежно, и оно необходимо для обогащения разных культур за счет друг друга. Но ко всему, что касается создания некой наднациональной, всеобщей культуры и религии, я отношусь крайне отрицательно.

СП: Что лично вас повело по этому пути? Ведь сейчас программа группы уже не содержит таких вещей как "Всадники Мордора", "Глупости" или "Вернусь"...
Дмитрий: Так мы плавненько и двигались все время в эту сторону. Все очень логично. По крайней мере, мне так кажется.

СП: Очень сложно пронаблюдать эту плавность, имея доступ только к двум вашим альбомам. Один - электрический, второй - акустический, а потом - бах и этно-музыка. Или у вас есть в "рюкзаках" еще записи?
Дмитрий: А нет никакого такого "бах". Просто в Европе нас называют этникой, а здесь это всегда называлось сермяжным русским роком. Тропилло, вот, считает нас прямыми продолжателями Башлачева. Мне же сейчас интересен очень Озерский, тема степи в истории и литературе нашей народной и все проекты Волкова и Шилклопера. И как все это правильно называть, я понятия не имею, и даже не хочу его иметь. Раньше был у нас чаще мейнстрим с разными отклонениями. Сейчас больше тащит в сторону свободного течения звуков. Завтра, может быть, фанк нахлобучит, и будем реветь на сильную долю, или я перейду на чистое голосовое исполнение. Просто появляются песни, и нужно их выводить в жизнь в том виде, в котором ты на данный момент можешь максимально правильно и убедительно их подать.

Дмитрий Мулыгин и Денис Иванидзе СП: Как обстоят дела с составом? Почему в Бельгии с вами играли два местных музыканта? Почему концерты именно в Европе?
Дмитрий: Дело в том, что Динька, мой напарничек любимый, вот уже три года обитает в Брюсселе. Там он учится и еще играет с кучей разных музыкантов - от скрипача Кустурицы до веселых и вечно накуренных африканцев. Потихоньку обжившись и осмотревшись, он вытащил туда и меня. А музыкантов брали конкретно под концерты с минимумом репетиций. Контрабасист - грандиозный, а перкуссионист - так себе, тусовый парень из модной валлонской группы. Он заменял барабанщика, с которым мы должны были работать, так как тот сломал руку.
Вообще, кроме нас двоих, состава постоянного никогда не было ни там, ни здесь.
А еще так выходит, что просто нужно хоть где-то играть. И если здесь мы на хрен никому не нужны, то там, как ни странно, принимают охотно, хорошо платят и зовут даже жить. Другой вопрос, что я там просто физически долго находиться не могу.

СП: Это на самом деле так? Вроде бы сейчас ситуация начинает меняться. Нет? Вариант записи студийного альбома не обсуждался?
Дмитрий: Да, конечно, если мы будем живы и здоровы, и ничего стратегически не изменится, то к лету сядем у Тропилло писать новую программу. И сольник я хочу сделать пока. Это все здорово и правильно. А по жизни - пластинки никто не покупает. Нас же нет ни на радио, ни в ящике, ни в глянце престижном. И нет никаких администраторов, толкачей и прочих типа пиарщиков.
Почти три года своей жизни я потратил на пробивание клубной сцены столиц и других городов. Много играли, но все прахом. Обычные такие кабаки, где идешь приложением к пивному меню. Денег иногда даже на дорогу не хватало с заработков этих. Давно никто никого не слушает, так что и здесь провал. А в престижные места, типа "Китайского летчика", "ОГИ" в Москве и т. д., не берут. У них там свой шоу-бизнес.
В родном городе тоже свои порядки: делают вид, что не замечают, потому что мы не в стае. Да и вообще, я зажрался - по заграницам шастаю, пластинки выпускаю, и всю местную модную самодеятельность всерьез воспринимать отказываюсь.
Увы, все не очень весело. А что делать, я уже не знаю.

2. "Дорога"

Дмитрий Мулыгин СП: Многие музыканты открещиваются от слова "рок" и говорят, что играют "просто музыку", хотя на самом деле они именно рок-музыканты. Вопрос: никогда не хотелось попробовать себя в качестве исполнителя классических произведений или автора какого-нибудь симфонического произведения?
Дмитрий: Все это игра, оттого что каждый в слова вкладывает свой смысл, налицо вечная несостыковка. Это пускай. Оно ж ведь как: если можешь не делать что-либо, так и не делай. Остальное неважно. Если тебя не прет, когда ты рубишь и не догоняешь, что такое кач и как его разогнать, чтобы вставляло - то о чем говорить? И как ни назовись, природу не обманешь.
Как исполнителя я себя приспосабливаю к исполнению своего материала. А как автор я далек от канонов классической школы, тем более, от симфоний и прочих больших форм. Мой удел - песня. А большие формы я не очень-то просекаю. Сил на восприятие в заданном объеме не хватает. Сознание рассеивается. Всегда фрагменты в памяти, а целиком - ну, если только общее настроение, и то не факт. Вот Денис, скрипач наш разлюбезный, во всем этом очень органично существует. Даже концерт для струнного квартета под впечатлением от любимых Шнитке, Гергиева и Башмета писать взялся. И то, я приметил, что разговоров на тему больше, нежели конкретных жестов. Все-таки в нас спонтанность сильней. А я так и никогда не помышлял об экспериментах с классикой. Я на своем месте вполне ощущаю себя на своем месте.

СП: Давно ли пришло ощущение "своего места"? И что оно такое: миссия, удобный ареал, оптимальный путь к своему пику возможностей?
Дмитрий: Ощущение своего места было еще тогда, когда я толком не знал, что это такое, и где его искать. Абсолютно точно.
Дорога. Дорога к вершине, и пусть недосягаемой. Движение само по себе - цель.

3. "Смотри За Подачей"

СП: Согласны ли вы с тем, что жанр песни отличается от музыки и поэзии, хотя и сочетает в себе эти два вида искусства? Почему?
Дмитрий: Ну да. Хотя песня может быть без слов и может быть без музыки. Отличие в том, что, как говорил Бродский, в жизни все можно разделить: пищу, кров, радость, горе. Не делятся лишь стихи. Они только мои и больше ничьи. То же и с чистой музыкой, она всегда индивидуальна. А песня - это всегда стремление к делению, к хору.
Песня - триединство слов, музыки и подачи. И чем крепче, прочнее сплав этих компонентов, тем правильнее будет песня.

СП: Работаете ли вы над сценической подачей? Импровизируете ли во время концерта в зависимости от поведения аудитории?
Дмитрий: Больше всего времени занимает работа над правильной подачей. По сути, она и не прекращается. Что бы я ни делал, в голове постоянно идет процесс усовершенствования. И так и сяк вертишь, ищешь оптимальную форму.
При исполнении же есть определенная общая канва, а дальше может быть все, что угодно, только вот вряд ли аудитория может на процесс как-то кардинально влиять. Завод идет от себя, от партнера. Слушатель может либо войти в этот круг, либо оградить себя. Но это уже не наше дело.

СП: А обмен энергетикой со слушателем вам на концертах неважен? Количество зрителей в зале тоже не играет роли?
Дмитрий: На процесс отдачи количество людей не играет роли. Важную роль может играть место, где происходит действо. В правильном месте с правильной атмосферой в любом случае, если отдаешь, то все сторицей возвращается. И даже думать об этом не надо, надо играть хорошо. А бывают такие места, где хоть усрись, не доорешься. При этом присутствующие люди могут с большой симпатией к тебе относиться. Все равно все вылетает в какую-то трубу, и хочется сквозь землю провалиться от бесприютности и сознания бесполезности затеянного.

4. "Параллели"

СП: Корректно ли сравнивать поэтов-песенников и "чистых" поэтов? А композиторов?
Дмитрий: Вполне корректно. Жанры пусть разные, но и там, и здесь мы имеем дело с языком, а значит, и судить их надо по общим законам. То же и с композиторами. Правда, это когда объекты сравнения схожи по форме: песня, стихотворение, пьеса.

СП: С кем из "чистых" поэтов вы могли бы сравнить Башлачева? Ваши личные поэтические ориентиры? С кем из "чистых" композиторов можно было бы сравнить... м-м-м... например, Ревякина?
Дмитрий: В связи с Башлачевым первым делом приходит на ум Цветаева. Нерв, ритм, напряжение. Там много общего. А Ревякин - это немецкие романтики. Шуман.
Лично мои поэтические ориентиры какой-либо оригинальностью не отличаются. Все обычно.

СП: Интересные параллели. Тем более что сам Башлачев образно говорил, что его стихи написала женщина, а он их только взял. В связи с этим - имеет ли право на существование такое понятие как "женская поэзия"? Ревякин - романтик? Насколько близок романтизм лично вам? Нет ли в романтизме скрытой угрозы ухода от искренности? Или, наоборот, она становится более полной?
Дмитрий: Поэзия, музыка к миру материи имеют косвенное отношение. Здесь все иррационально, здесь все от духа. А как делить по половым признакам то, что плоти не имеет?
Романтизм - это молодость. И Ревякин, конечно же, романтик, тем более что все свои лучшие, значимые вещи он сделал в сравнительно юном возрасте. Но то, что катит за откровение в юности, весьма нелепо выглядит по прошествии лет. А человек, продолжающий движение в том же русле на протяжении долгого времени, либо недалек в своем развитии, либо сознательный циник, эксплуатирующий однажды найденную фишку.

5. "Новый Мир"

СП: Если уж мы заговорили о сравнениях, то, как вы относитесь к тем, кто пытается своим собственным аршином измерять чужое творчество? Нужно ли это? Есть ли какая-то польза от критиков (конкретно - от рок-критиков)?
Дмитрий: А каким же аршином, если не своим, мерить то? Все правильно. Только так. Нужно, очень нужно. У самого-то глаз быстро замыливается, и уже не думаешь ни о чем, а летишь на чистой эмоции. Там уже нет слов, строф и прочего - и вдруг кто-то тебе же рассказывает про тебя, и ты видишь совсем другую, непривычную и этим жутко интересную картинку. Это очень круто всегда. Другой вопрос, что этим должны заниматься хорошие, грамотные и живые люди. И польза их огромна. Они дарят тебе новый мир. Что может быть симпатичнее?

6. "Тетрадка"

СП: Каково отношение к своему раннему творчеству? Высоцкий о своих ранних песнях говорил, что они ему как дети, он не может от них отказаться. Макаревич: "Я о них забыл, надеюсь, что остальные тоже". Розенбаум и вовсе заявил на "Музыкальном ринге", что песни про Нинку и т. д. написал не он, а ему их просто приписывают. Чья позиция ближе?
Дмитрий: Мне Высоцкий по всем позициям гораздо ближе. От себя отрекаться не можно. А Розенбаум вообще дрянь невозможная.
Другой вопрос, что материал не бывает равноценным. В начале - большой период ученичества, когда пробуешь, и не всегда получается то, что хочется. Да и дальше что-то выходит удачно, а что-то остается в тетрадках.

СП: Как показывает практика, в "тетрадках" остаются зачастую далеко не самые слабые вещи. Ваши личные "тетрадки" подвергаются со временем ревизии?
Дмитрий: По случаю всякое возможно. Какие-то фразы, строки, обороты вдруг тебя подрывают, и разворачивается новая панорама.

7. "Грусть И Радость"

Дмитрий Мулыгин СП: Есть ли такие песни, за которые испытываешь гордость?
Дмитрий: Нет. Радость - да, а гордость... Ну, что особо гордиться-то тем, что вышло, когда знаешь, что есть такие вышаки, до которых изо всех силенок хочется, да вот вряд ли когда получится. Грусть чаще присутствует, нежели какие другие эмоции по поводу песен. Только это ни в коем разе не зависть, а просто осознание своих возможностей, своего круга, который и пытаешься максимально разогнать.

СП: Какие собственные песни доставили радость?
Дмитрий: Огромной своей удачей считаю песню "Колоколнышко". Там все наиболее правильно получилось.

СП: Вы умеете радоваться чужим удачам? Если да - свежий пример?
Дмитрий: Потрясающая песня Лени Федорова "Якоря". Вот уже два года я от нее в шоке пребываю. Ух! Вот бы так научиться. Больше, чтобы так же ярко и долго продолжалось, не припоминаю.
И снова недавно вернулся к "Третьей Столице" Башлачева, и, кажется, надолго в ней увяз.

8. "Вот"

СП: Какова роль социальных изменений общества в вашем творчестве?
Дмитрий: Не знаю. Никогда об этом не задумывался и даже не хочу. Дурная тема. Ну её.

СП: Роль религии?
Дмитрий: С религией просто - я православный без всяких оговорок. Ортодокс. Вот.

СП: Не будем затрагивать тему конкретной религии - это дело очень личное - но... Кинчев пропагандирует свою веру творчеством. Федор Чистяков, наоборот, старается не касаться этого вопроса в своих песнях, полагая это делом частным, внутренним. Чья позиция ближе?
Дмитрий: Выставлять напоказ я не буду, но если заденут, спуску не дам.

СП: Отсюда возникает побочный вопрос. Есть ли ответственность Автора перед аудиторией (понятно, что перед собой она есть всегда)? Если есть, то в чем она выражается?
Дмитрий: Я отвечаю за то, что постоянно борюсь с лажей во всех её проявлениях, будь то пение, игра, артикуляция, эмоция. Всё.

9. "Партизаны"

СП: Каково, на ваш взгляд, основное отличие в рок-жизни XXI века от, скажем, 80-х годов прошлого столетия?
Дмитрий: Тогда песня была такая: мы вместе. И это было правдой. Мы были вместе. Я застал еще ту старую тусовку - рок-клубовскую, питерскую. Мы ж, как-никак, последняя группа с ул. Рубинштейна. А сейчас и народец шибко измельчал, и порознь все, каждый по-своему отстреливается. Как ни жалко, но такого уже никогда не будет. Мы - осколки, больше недоразумения, нежели закономерности.
Наше дело - партизанить. Наше место - катакомбы.

СП: Действительно ли ощущается дефицит "больших величин"?
Дмитрий: Чистых носителей мало осталось. Измельчение идет на уровне быта. Нужно жить, деньги зарабатывать. Если раньше мерилом всему был талант, то теперь... 15 лет назад интересовало ли кого, сколько Цой денег с концерта имеет?
И Бродский абсолютно прав: империя рождает культуру, а демократия - макулатуру.

СП: Свобода порождает ширпотреб? Какое отношение к лозунгу "Назад в подвалы"?
Дмитрий: Только в подвалы не надо. Сыро там и тоскливо, и, как верно подметил Достоевский, низкие потолки располагают к пьянству, а это не наша тема.
Ширпотреб, конечно, побеждает. Это естественно, это данность. И когда я говорю про катакомбы, у меня примером в голове является наша церковь, пережившая гонения в периоды смуты и в Византии и на Руси, и в наши недавние времена, и вышедшая из них, очистившись и сохранив себя, не поступившись при этом, ни единой буквой закона, данного свыше.

10. "Вместе?"

СП: У вас планируется концерт с Федоровым и Гаркушей. Почему именно они? С кем вы еще поддерживаете творческие контакты?
Дмитрий: Федоров - потому что ближе всех он мне сейчас по музыке. Плюс здравый расчет. В Туле меня не признают особо, а в связке мы народ хотя бы соберем. А чтобы придать некую целостность действу, Олег, кроме своего блока, возьмет на себя роль такого конферансье. Так что это уже не очень то творческий контакт, а больше меркантильный интерес. Тем не менее, заявляю абсолютно сознательно, что АУКЦЫОН - лучшая группа, которую мне приходилось наблюдать.
Еще с Тропилло познакомились. Потрясающий человек. Надеемся, что нам с ним надолго по пути.

СП: С кем из наших исполнителей хотели бы записать что-нибудь совместное?
Дмитрий: Волков, Старостин, Котов и СИРИН, ХУН ХУУР ТУ, ВА-ТА-ГА (экс-REEL) и чтобы у Тропилло, и чтобы Федоров звук делал.

СП: Все, кто использует этно-мотивы в своем творчестве, говорят о Старостине. Я не пытаюсь ставить под сомнение талант этого уникального исполнителя, но не делает ли его присутствие различные коллективы чем-то похожими друг на друга? И не является ли это желание во многих случаях лишь требованием моды?
Дмитрий: Насчет моды это, кажется, крутовато сказано. К сожалению, проекты подобного рода весьма локальны. Круг уж очень не велик.
Для меня же лично, если подходить конкретно, он был бы интересен в первую очередь как музыкант, играющий на духовых инструментах. То, что умеет и делает Старостин и еще Сергей Клевенский, не может больше никто. По крайней мере, я не знаю, не слышал. И в этом своем качестве он, на мой взгляд, незаменим.

11. "Ля Фам"

СП: Наиболее значимые для вас современные женские имена нашей сцены? Желанная, Пелагея, Рада, кто-то еще?
Дмитрий: Настя Полева. Желанная оставляет равнодушным. Раду плохо знаю, но то, что слышал, больше раздражало. Пелагея симпатична, но я люблю не так. Хотя у неё все еще может выйти хорошо, в отличие от остальных. Вектор верный.

СП: Можно про "вектор" подробнее развернуть?
Дмитрий: Природа богатая, дар большой, и чутье во многом правильное. В хороших руках и с хорошим материалом тааакие штуки делать может. Хватило бы мудрости по мелочам себя не раздать, гоняясь за модой и заигрывая с лубком.
Вообще, кроме реальных старух, у нас из женского пола вообще в фолке никто ничего петь не может.

СП: Но ведь старухи не всегда были старухами?!
Дмитрий: Видимо, все дело в летах. Молодухи думают больше о том, как бы понравиться. И никуда от этого не деться. У женщин, все-таки, чем больше возраст, тем чище космос. Природа.


Спасибо за современное фото (3) Максилле КУЗНЕЦОВУ

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 07 декабря 2004, 13:24
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (9) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииВОРОН КУТХА - "Пергамент"Старый Пионэр12.11.2001
РецензииВОРОН КУТХА - "Аир"Старый Пионэр16.11.2001
РецензииВОРОН КУТХА - "Исход"Старый Пионэр19.11.2004
РецензииВОРОН КУТХА - "Улус"Максилла Кузнецов10.05.2007
РецензииВОРОН КУТХА - "Погнали Наши Городских..."Алексей Анциферов26.10.2009
СтатьиГолова-нога на "Исходе" (ВОРОН КУТХА и АУКЦЫОН в ДК ТОЗ, Тула, 4.12.2004)Олеся Степанова27.12.2004
ПоэзияНовые песни группы ВОРОН КУТХАДмитрий Мулыгин14.02.2006
Музыка (mp3)ВОРОН КУТХАСтарый Пионэр11.09.2006

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2019, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.004