СП в СП (Часть 16. Макс Иванов. Интервью)


...Черная дорожная сумка, уютно чувствовавшая себя без света, словно издевалась над Человеком. Она становилась тяжелее с каждым шагом и не давала забыть о себе ни на секунду. Но ведь нужно куда-то складывать пройденный путь, если хочешь, чтоб он не был бесцельным? По этой причине Человек только крепче прижимал ее рукой к боку. Может быть, сумка сейчас была для него самым дорогим на свете. Света, собственно говоря, и не было, но его присутствие ощущалось сильнее, чем окружающая темень...

ТОРБА-НА-КРУЧЕМакс Иванов вошел, улыбаясь, отвесил пару комплиментов девушкам и извинился передо мной за опоздание. Лидер ТОРБЫ-НА-КРУЧЕ находился в прекрасном расположении духа: Несколько дней назад вышел второй альбом группы, а через неделю должна была состояться его презентация. Так что хлопоты окружали Макса плотной, но приятной тучей. Разумеется, весь наш разговор крутился вокруг свежевыпущенного альбома "Час Времени".

Старый Пионэр: Кто писал альбом, и полностью ли удалось воплотить задуманное?
Макс Иванов: Соответствует задуманному он, естественно, не полностью, потому что вряд ли есть такой музыкант, который после окончания работы сказал бы, что работа полностью его удовлетворяет. Хотя, может быть, такие существуют, но это пока не наш вариант. Чуть-чуть хотелось иначе, но все же получилось кое-что, что соответствовало нашему настроению и мироощущению, в том числе и звуковому. В этом направлении мы свою задачу выполнили. Прежде всего, эксперимент заключался в том, что часть барабанных партий изначально мы решили записать на компьютере, и сделать нарезку, чтобы проще было совмещать с петлями. То есть решили в первую очередь поэкспериментировать со звуком барабанов, но ни для кого не секрет, что как раз в момент записи барабанов у нас в группе поменялся барабанщик.

СП: Это произошло в процессе записи?
Макс: Ну да. Непосредственно в самом начале. И это создало некоторую нервозность. Начало записи - очень важный отрезок времени. Та нервозность, которая была изначально в связи с тем, что постоянно переносились сроки начала записи, еще и увеличилась многократно. Мы были готовы за год до этого приступить к записи, но никак не совпадали три события: ТОРБА-НА-КРУЧЕ в Питере, TEQUILAJAZZZ в Питере и студия "Добролет" свободна. Так как на записи мы работаем со звукорежиссером ТЕКИЛЫ Андреем Алякринским, нам необходимо, чтобы ТЕКИЛА была здесь, и чтобы на "Добролете" были свободные смены. В итоге мы целый год мурыжили эту тему, запись постоянно переносилась, а время-то идет, что-то меняется и в трактовке песен. Теряется какая-то предыдущая канва, потому что мы уже внутренне повзрослели, и меняется что-то в аранжировочном ключе тоже. Все это наслаивалось. Нас поклонники уже терроризировать начали: когда, когда? Тоже ведь получается, что мы их обманываем. И в начале записи еще вот такая "шмена шоштава"... Все было непросто, тем более что мы преследуем цель обновления качества звука. В результате часть барабанов была записана на студии ДДТ и проработана в компьютере - песен шесть или семь. Примерно пол-альбома. Остальное мы с новым барабанщиком успешно разучивали и записывали на "Добролете" уже вживую. Ну, и потом мы сознательно шли на то, что будет более прозрачный звук, стараясь не потерять рок-н-ролльного драйва песен, но сделать его более прозрачным, более читаемым, менее скомканным по звуку в сравнении с первым альбомом. Для этой же цели я привлек в гораздо большее количество песен струнную группу. Это тоже отразилось на аранжировках, на общем звучании альбома.

СП: Основная философская идея альбома существует?
Макс: Да. Она отражена и в названии. Это размышления на тему соотношения понятия времени с пониманием его каждым отдельным человеком. Сейчас попробую проще сказать. Если человека спросить о том, в чем он измеряет время, каждый ответит в зависимости от того, в каком ритме, режиме он живет. Кто-то скажет - в минутах, кто-то - в секундах, третий - в годах. Для всех время идет по-разному.

СП: Для каждого свой час времени?
Макс: Совершенно справедливо. Он связан с мировосприятием. У кого-то оно глобальное, у кого-то вполне конкретное - секунда за секундой. Наш альбом - это такое размышление о времени, текущем через нас: разлука-прощание, что с этим связано, что происходит, и какие у меня как автора родились эмоции и настроения в связи с этим.

Макс ИвановСП: В 2002-м ты, смеясь, рассказал мне, что вы записываете сингл, который будет провокацией, а потом добавил, что провокационным будет и второй альбом. Первый раз я услышал слово "провокация" в оценке песни "Фигня": "Это провокация! Это же MUSE!" В чем на самом деле заключалась провокация, и удалась ли она?
Макс: Я думаю, да. Правда, это было так давно, что я уже не очень-то хорошо все это припоминаю. Мы-то думали, что второй альбом появится гораздо раньше. Интервал в три года - ощутимый промежуток. Обычно следующий альбом появляется быстрее. Но провокация была не только в этом. Во-первых, это был наш эксперимент, потому что мы писали две песни в Москве - совершенно иная студия, совершенно иная атмосфера - звуковая и энергетическая. Во-вторых, мы включили в сингл поп-ремикс на песню "Интернет" - тоже штука достаточно провокационная. С другой стороны, жить и не прикалываться над чем-то - очень глупо, я считаю. Очень большое пошло движение в прессе, что мой голос - это копирование Тома Йорка. И я специально в одной из песен - "Фигня" - прикололся и дал повод посудачить по поводу того, что это еще и копирование Беллами. Я думаю, что еще много поводов дам специально для тех людей, которым обязательно нужно искать аналоги, чтобы сравнить и кого-то уличить чуть ли не в плагиате. Если мои голосовые данные позволяют петь в любой тесситуре из перечисленных исполнителей, глупо этим не пользоваться. Все равно это песни на русском языке, мои песни и с моей мелодикой. А диапазон... Да пожалуйста. Жуйте. Перемывайте мне кости. С удовольствием.

СП: А с клипами как дела? На сингле было сразу три клипа.
Макс: Мы выставили все, что было на тот момент готово.

СП: А на этом альбоме нет клипов...
Макс: Совершенно справедливо. Дело в том, что после этого мы ничего еще и не снимали. Во-первых, не было записанного материала, а, во-вторых, сейчас настолько ужесточилась ситуация в плане "факин шоу-бизнеса", что снимать клипы есть смысл только на те вещи, которые поддерживаются радиостанциями. Хотя бы какими-нибудь. А так как мы записали абсолютно коммерческий, но столь же и неформатный альбом, его никто не решается поставить в ротацию.

СП: Неформат может быть коммерческим?
Макс: Конечно. Коммерческая музыка - это музыка, которая нравится определенному количеству людей, готовых потратить на нее деньги, и дает коммерческий результат. В этом смысле у нас коммерческий коллектив, потому что народу на концерты приходит все больше и больше. Мы выступаем в разных городах, и стараемся после первого выступления в каком-нибудь городе вернуться туда еще раз примерно через полгода. В некоторых городах мы выступаем даже чаще. Людей приходит все больше, и это, конечно, не может нас не радовать, не стимулировать. А вот радиостанции не готовы взять на себя смелость. Наша музыка настолько отличается от того, что звучит в форматах популярных радиостанций, что надо взять на себя смелость, чтобы поставить в ротацию ту или иную песню из нашего альбома. Этой смелостью представители радиостанций похвастаться пока не могут. Они мотивируют примерно так: "Мы не отказываемся ставить ваш материал в эфире. Мы ждем, обсуждаем. Мы готовимся. Возможно, решение будет со знаком плюс. Но хотелось бы, чтобы, прежде всего, поддержала какая-нибудь другая радиостанция, и тогда мы поставим у себя вообще безоговорочно". Вот и идет такое "перепинывание". Мы уже в группе прикалываемся над этой ситуацией. Хотя Миша Козырев взялся поддержать альбом. Взял, правда, не ту песню, которую нам бы хотелось.

СП: А какую он выбрал?
Макс: Он выбрал "Поговори Со Мной". Ну, неважно. Он поддержал хотя бы чем-то. Пусть у меня и нет уверенности, что эта песня "пойдет". Во всяком случае, песня прозвучала, засветилась, выполнила свою работу по продвижению альбома. Сейчас мы дописываем другую песню ("Личная Жизнь" - прим. СП), которая нам очень нравится. Это уже материал третьего альбома.

СП: Уже третий альбом пошел?
Макс: Да, мы готовим следующий материал. И я думаю, что все начнется с того, что эту песню мы сразу отдадим на радио. Все, конечно, зависит от конечного результата, но надежды на это есть. Получилась ситуация, как у Славы Бутусова с альбомом "Имя Рек", где тоже буквально пара песен некоторое время - небольшое - прокрутилась на радио, и все, альбом больше поддержки не имел. Ему повезло, что в это время вышла его "Песня Идущего Домой", которая заняла все FM-частоты и делает огромную рекламу ему и проекту Ю-ПИТЕР. Хотя только что вышел альбом с совершенно другими песнями. Мы попадаем в ту же "лунку". Это плачевная, но привычная ситуация для нашей рок-индустрии.

СП: А вы сами-то какую песню хотели отдать на радио?
Макс: Лично для меня и, по-моему, для всей группы очень важная песня - "Люблю-Прощай". Она, правда, пятиминутная получилась - это уже не очень подходящий формат для радиопесни. Хотя это уже такие частности для песни. Если брать не нашу страну, а зарубежные эфиры - там вообще с этим нет проблем. В нашей стране, к сожалению, есть. Но это песня важная, красивая, мощная и программная. Кроме нее есть еще несколько песен, которые могли бы дать представление об альбоме. Альбом довольно серьезный. Тот же "Разговор С Ангелом". Всем нужны какие-то "боевики", что странно. Если мы пишем достаточно философский альбом, на эти песни и нужно делать ставку. Впрочем, говорить об этом бесполезно. Всем нужен "Интернет" на трех аккордах, а таких песен в новом альбоме нет. К нашему удовлетворению.

СП: Нет планов издать концертник? Все-таки на концертах вы звучите совсем не так, как в студийной записи.
Макс: Да, хотелось бы. Тем более что в концертной версии песни звучат иначе: динамичнее и живее. Это происходит потому, что разные творческие задачи у записи и концерта. Возможно, будет попытка что-то сделать 23 апреля на презентации в "Старом Доме", а возможно, она и не очень получится. Это требует отдельной подготовки, специальной акции, нацеленной на запись концерта. А наш график настолько сумасшедший и сумбурный, что очень сложно составить эту программу и довести ее до конца. Это связано и с определенными финансовыми вопросами - должно быть нужное количество необходимой аппаратуры для качественной записи. Пока наших музыкантских мозгов на это все не хватает. Видимо, нужно приглашать специально отдельных людей. Наверное, мы еще не дозрели до этого, хотя зреем уже всеми силами.

Макс ИвановСП: Сейчас очень популярны всевозможные дуэты. Вот и вы с TEQUILAJAZZZ сделали "Номера". Еще дуэты планируются?
Макс: Специальных планов никаких нет. Это все должно происходить в естественном ключе. У нас же был неоднократно оплеванный и обласканный представителями прессы проект с группой НИЧЬЯ Лены Кипер - она экс-продюсер ТАТУ, которая продолжает заниматься сольным творчеством в том музыкальном направлении, в котором изначально начали развиваться ТАТУ. Она нас попросила сделать рок-ремикс на одну из ее песен - на визитную карточку группы, песню "Ничья". У них выходил сингл с этой песней, и там было несколько ремиксов, в том числе и группы ТОРБА-НА-КРУЧЕ; мы очень давно знаем друг друга и поддерживаем теплые человеческие отношения. Она попросила нас сделать рок-ремикс, и мы с ней вместе спели. Вот такой еще у нас дуэт был. Нам это было интересно в качестве необычной работы. Недолго парясь - как покатило, так покатило - мы сделали эту вещь. Это было естественно. Это было человеческое отношение, предложение. Именно это стояло во главе угла, а не что-то из пальца высосанное. Как это часто бывает: вот мы с Тем-То, это же нам в плюс, мы пропиаримся. Бред полный. Так не было, нет, и, я надеюсь, не будет.

СП: Хорошо. Еще одна лавина популярного продукта - трибьюты. Они валятся на прохожих из-за каждого угла. Если группа не имеет трибьюта, то уже как бы и не группа.
Макс: В самом деле. Есть такая очень смешная тенденция. Как только мы поняли, что это становится веянием моды, мы отказались. У нас после ПИКНИКА было еще несколько предложений - известно всем, какие трибьюты выходили.

Макс ИвАновТут появляется Ева Беспалова, директор группы ТОРБА-НА-КРУЧЕ, с радостной новостью: зафиксирован новый рекорд посещаемости на сайте группы - 1260 посетителей. "Представляете?!" Нельзя было не откликнуться, видя эту излучающую радость симпатичную девушку. Макс улыбнулся и иезуитски прокомментировал известие: "Тыща и одна дочь". Ева не обратила внимания на тон лидера группы и продолжила: "А до этого было около пятидесяти человек ежедневно". Наверное, наши лица подсказали Еве, что не хватает эффектной точки:
- Я убеждена, что реклама - это двигатель торговли. И меня это радует.
- Торговли?... Хмы.
- Да ну вас. Меня периодически кто-то расстраивает, а тут хоть кто-то порадовал.
- Ева, кто тебя больше всех радует?
- Я сама. Сама себя не порадуешь, никто тебя не порадует. Если я сама себя радую, значит, я других людей радую. Правда! Ну, а что вы хотите?
И, уже развернувшись к выходу, бросила через плечо: "Хорошенькая, прямо не могу".

СП: Возвращаясь к трибьютам, сколько их у вас? ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА и ПИКНИК?
Макс: Мы еще записали песню для сборника "Детский Сад Штаны На Лямках". К сожалению, у нас сейчас возникла вообще смешная проблема. Мы уже больше года исполняем "Песню Фонарщиков" из кинофильма "Буратино" - музыка Рыбникова, слова Окуджавы. Были мысли как-то решить вопрос авторских прав, чтобы не было претензий, но почему-то была надежда, что не должно быть проблем. Исполнение - не только по нашему мнению, но и по мнению критиков, специалистов - далеко не худшее, и версия неплохая, но недавно выяснилось, что то ли сам Рыбников, то ли его какие-то агенты-юристы очень сильно уперлись, узнав, что мы давно эту песню исполняем, и сильно против этого. Соответственно, они могут предъявить нам какие-то претензии в рамках защиты авторских прав. Посему мы сейчас вынуждены совсем отказаться от исполнения этой песни. И, естественно, запись никуда не пошла. Последний кавер был - "Иероглиф" на трибьюте ПИКНИКУ. Нас очень повеселила эта работа, потому что мы взяли слова и мотив у Шклярского, саунд, насколько возможно, у U2, спел я ее как мог фальшиво, и всем это очень понравилось. Оттянулись творчески замечательно.

СП: Удалось послушать этот трибьют целиком?
Макс: Да. У меня пластинка дома лежит.

СП: Ну, и как?
Макс: Больше слушать не захотел.

СП: Значит, ТОРБА теперь в гонке трибьютов не участвует?
Макс: Да. Единственное, мы "КИНОпробы" как-то упустили. Вот там было бы интересно. Потому что светлая идея какая-то над этим витала изначально. Я знаю, что потом там началось всякое говно денежное, права на песни Цоя, какая-то возня шла. Тем не менее, был общий эмоциональный подъем, да и к песням Цоя все, так или иначе, имеют отношение. Мы как-то пропустили этот проект, но эти песни мы и так с удовольствием поем и играем в нашей компании, когда собираемся, выпиваем. Трибьюты нам в этом смысле и не подмога, и не помеха. А пока мы от трибьютов решили отказаться, потому что очень много своего материала, который хочется разрабатывать, прорабатывать, репетировать, записывать. Если что-то вдруг возникнет опять интересное, конечно, мы воспримем это абсолютно нормально, но пока нужно сделать перерыв. Это все связано с выходом второго альбома. Возникающие со всех сторон проекты и лжепроекты нас очень сильно выбивали из колеи. Только соберемся начать - нет, сейчас мы не начнем, а лучше запишем какой-нибудь трибьют. Ладно, хрен с ним, давай запишем. Ну, вот сейчас начнем. Нет, сейчас не начнем, лучше съездим туда-то, а потом запишем еще вот то-то. Да пошло все! И все пошло. Ну, и сейчас вышло. Слава Богу, какой бы он ни получился, но он уже вышел, - свой, родной. Правда, сейчас уже и радости особой нет.

СП: Почему?!
Макс: Ну, потому что уже слишком долго. Все настолько перегорело, измусолено, что... Конечно, это я лукавлю слегка. Радость есть. Всегда приятно в руках держать свою пластинку. Может быть, альбом не весь такой, какой нам хотелось бы изначально, но всегда ведь очень важен... Что такое любовь? Это труд взаимный - физический и внутренний, духовный, который люди вкладывают друг в друга. Мы друг в друга и в эту пластинку вложили огромное количество труда, эмоций, желаний, добра, созидания. И эта работа нам очень и очень дорога.

СП: А оформление вас устроило?
Макс: Оно интересное. Меня устраивает, потому что я демократичен. Я понимаю, что вариантов много. Мне все это нравится. Если выйдет переиздание с другим оформлением, которое мне тоже понравится, я ничего не буду иметь против. Оно достаточно лаконичное и, в принципе, отражает какую-то философскую квинтэссенцию альбома. Это самое главное. Хотя изначально было предложено другое оформление. Есть еще дорогое издание, с буклетом, там другое оформление - еще более лаконичное, но, с другой стороны, развернутый буклет дает еще один срез сознания. Это тоже очень интересно. Пока из-за того, что мало пиара, дорогое издание не выпущено.

СП: Порядок песен?
Макс: Порядок песен менялся неоднократно, но в конечном итоге все имеет смысл, который подчинен философской мысли альбома.

СП: Слушать надо именно в предложенном порядке?
Макс: Первые пять раз - да. А потом уже можно по-разному.

СП: "Иероглиф" вынесен за скобки и не является частью альбома?
Макс: В принципе - да. Мне вообще никаких бонусов не хотелось вставлять, потому что по нашей идее альбом должен был звучать ровно час. Вставляешь в CD-проигрыватель, а там, на табло, "60:00". Песни на альбоме занимают примерно 58 минут, а потом должна была быть концептуальная двухминутная пауза. Две минуты тишины... Последняя песня альбома - "Каннибалист" - располагает к тому, чтобы после нее еще посидеть пару минут в тишине, чтобы постепенно все улеглось и ушло за горизонт. Но нужно было соблюдать коммерческие ходы и условие издателя - фирмы "Никитин". Я ничего не имею против "Иероглифа", но в концепцию альбома эта песня не входит, тем более что альбом концептуальный, авторский. "Иероглиф" уже достаточно раскрученная вещь, поэтому имелся именно коммерческий смысл поставить ее на альбом.

СП: По последнему альбому мы поговорили относительно подробно, спасибо. Еще один вопрос, который я давно хотел задать. В первом альбоме есть "спрятанный" трек. Немного о нем.
Макс: На самом деле была идея и во втором альбоме как-нибудь так приколоться, но раз уж мы стали работать с Москвой... Они не очень хорошо понимают такие вещи. Столичные, циничные люди. У них другого плана юмор, а вот тонкий, английский они не так хорошо понимают. А мы хотели вставить версию песни "Дети". Год назад мы ее записали. Она такая ленивая-ленивая, но с совершенно фантастическими струнными в конце. Я вчера сидел, расписывал струнные для нашей презентации, и послушал эту версию. Там очень красивые скрипки, а в альбом мы поставили более лаконичную версию. И сейчас, по прошествии времени, я считаю, что это не совсем на пользу альбому пошло. Я бы дописал туда еще несколько партий, и было бы круче. Это что касается второго - мы хотели вставить, но не решились. С первым вообще никаких проблем не было, потому что мы работаем с Олегом (Грабко - прим. СП), а он абсолютно демократичный человек, в плане творчества он нам дает полную свободу. Трек родился чисто случайно. Я записывал песню "Если Бы Я Был Собой", которая не имела никакого клика, счета, чтобы я вовремя начинал, и я играл ее как хотел. Было несколько версий. Пленка идет, отмашку получаю. Андрей давал мне отмашку, мол, начинай, когда хочешь. В итоге было несколько разных начал песни. И в какой-то момент при сведении Андрей включил их все одновременно. Оп-па! Мы прямо на жопу сели! Такой психоделлический трек пошел. Соответственно, это нельзя было просто так выбросить, надо было как-то зафиксировать. Вот и родилась идея этого скрытого трека. Он практически там ничего не менял. Никакого, естественно, сведения там не было, просто по ощущениям. Чуть-чуть смикшировали по наитию. Плюс Борюська Истомин в послесведении вставил туда какие-то потусторонние звуки. Вот и все. Получилось как-то очень необычно - грустно, тревожно и светло, что определяет некую сквозную нить, проходящую через все наше творчество. По-моему, здорово получилось.

Макс ушел в ИнтернетЧас времени прошел, другие заботы требовали неотложного внимания. Понимающе кивнув, Макс вежливо откланялся и устремился к компьютеру. Интернет, знаете ли, всегда "в ожидании". Оставим его за этим занятием и, открыв сумку, достанем диск. Только пусть это станет следующей частью.

...Поэтому Человек совершенно не удивился, когда увидел впереди светящееся пятно. Тропинка забрала вверх еще круче...

Вернуться к предыдущей части статьи

Продолжение следует

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 14 ноября 2004, 20:17
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003