Кристина Пауэр - "Структура художественного пространства в русской рок-поэзии"


(c) Кристина Пауэр, 2020
(p) Москва, "Выргород", 2020
384 с., 700 экз.


Есть книги, встречи с которыми ждешь с большим нетерпением, с внутренним трепетом, с замиранием сердца. А, дождавшись, самозабвенно погружаешься в чтение и чувствуешь себя самым счастливым. Вот только - увы и ах - счастье скоротечно.

Когда я получил монографию Кристины Пауэр "Структура художественного пространства в русской рок-поэзии: Александр Башлачев, Егор Летов, Янка Дягилева", мое счастье не знало границ. Последействие от прочтения книги сохраняется до сих пор: во-первых, филологическое роковедение как отрасль литературоведения мне самому очень близко; во-вторых, я очень люблю творчество всех трех авторов, чьей поэзии посвящена книга. Предлагаю читателю заглянуть под обложку.

Монография создана на основе одноименной диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук по специальности "Русская литература". Ее автор - Кристина Юрьевна Пауэр, старший преподаватель кафедры истории журналистики и литературы Института международного права и экономики им. А. С. Грибоедова.

Процитирую краткий финальный абзац редакционной аннотации: "Книга будет интересна филологам, искусствоведам, студентам гуманитарных специальностей, начинающим сочинителям и широкому кругу читателей, любящих русский рок". Однако насчет "широкого круга читателей" уважаемый анонимный автор аннотации явно погорячился. Правильнее было бы написать: "...вдумчивым читателям, любящим русский рок". Книга требует целенаправленного, глубокого погружения в содержание.

Мне бы хотелось не согласиться и с автором по поводу структуры книги. Любой научный труд правильно начинать с общетеоретического раздела или главы, где дается терминологический аппарат, излагаются основные положения. В диссертации глава "Художественное пространство в науке" находится на своем месте - в начале работы. В книге же Кристина Юрьевна по настоянию главного редактора издательства "Выргород" Льва Наумова переносит ее почти в самый конец, дабы не оттолкнуть потенциального читателя сложным, неудобоваримым материалом. Оправданный шаг с точки зрения коммерции, но не науки. Поэтому тем, кто углубленно изучает русскую рок-поэзию, знакомство с книгой я рекомендую начинать с четвертой, теоретической главы, а затем перейти к первым страницам.

Названия первых трех глав и входящих в них параграфов содержат цитаты из произведений поэтов (приставку "рок" можно опустить), которым они посвящены.

В первой главе "«Здесь тупиком кончается дорога»: "спациальная*" поэтика Александра Башлачева" рассматриваются основные элементы пространственной поэтики череповецкого самородка - открытые и закрытые пространства, представленные в текстах в образах поля, леса, неба, трясины, дома, окна, двери, тела... Предлагая собственную интерпретацию пространственных оппозиций, таких как "небо - трясина", "Россия - СССР/весь мир", "столица - провинция", "город - деревня", автор приходит к выводу о "двоемирии" как основополагающем принципе пространственных представлений поэта. Пристального внимания читателя заслуживает глубокий анализ песни "Черные Дыры".

Кристина Пауэр отмечает патриотизм Александра Башлачева, его любовь к родине, к стране, но не к государству и власти. Вот как исследовательница комментирует песню-репортаж "Слет-Симпозиум": "...несмотря на сатирическое указание на разделение социальных классов, автор подчеркивает единство русского народа".

Путь в поэзии Башлачева ставится в зависимость от типа пространства, в котором он пролегает: "Если пространство горизонтальное - путь тупиковый, если вертикальное - это путь в небо, воображение, путь положительный". Горизонтальное пространство соотносится с СССР и бытом, вертикальное - с воображением, духовными исканиями, экзистенциальным путем России.

Во второй главе - "«Пластмассовый мир победил»: поэтика пространства в творчестве Егора Летова" - выделяются две модели дома в поэзии основоположника сибирского экзистенциального панка - "дом с разомкнутыми границами" и "дом с непроницаемыми границами". Разомкнутый дом соотносится, с одной стороны, с чувством опасности и беззащитности, с мотивами деструкции внутреннего пространства и разрушения психики лирического героя и его абсолютной онтологической внеположностью, с другой - с ощущением простора. Дом с замкнутыми границами связывается с образами закрытых дверей и слепых окон, одиночества и смерти личности, с мотивами безысходности, бытовухи и движения по кругу. Отдельно Кристина Пауэр останавливается на образах дома-футляра и дома-антидома, которые в мифопоэтической перспективе трактуются как образ гроба.

Анализируя художественное пространство песни "Снаружи Всех Измерений", автор сопоставляет две ее версии, входившие в альбомы "Поганая Молодежь" (1985) и "Зачем Снятся Сны" (2007), и соотносит с другими песнями, их составившими, а также с корпусом летовской поэзии в целом. По наблюдению исследовательницы, "...в поздней версии песни (альбом "Зачем Снятся Сны") после куплетов поется исключительно "Я летаю снаружи всех измерений". Исходя из этого, можно предположить, что в версии песни 2007 года снижается роль политико-социального протеста, "панковский" концепт сменяется «психоделическим»". Напомню: в ранних версиях, входивших в альбомы ПОСЕВА "Музыка Любви" (1984) и ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНЫ "Поганая Молодежь", куплеты заканчивались фразами: "Я летаю снаружи всех измерений", "Я летаю снаружи всех изверений" и "Я летаю снаружи всех озверений".

Песня, имеющая два названия - поэтическое "Хроника Катастроф" и панковское "Убивать" - анализируется в контексте дилогии из альбомов "Долгая Счастливая Жизнь" и "Реанимация" и всей поэзии Летова.

В третьей главе - "«Параллельно пути черный спутник летит»: модель художественного пространства в творчестве Янки Дягилевой" спациальные образы раскрываются через центральную оппозицию открытого и закрытого пространства. Закрытое пространство является метафорой художественной реальности, созданной автором, и подразделяется на две разновидности: абсолютно закрытое и закрытое с разомкнутыми (проницаемыми) границами. В свою очередь, закрытое пространство с разомкнутыми границами представлено в двух типах - урбанистического пейзажа и образа дома. А берег в творчестве Янки является своеобразной границей между замкнутыми пространствами жизни и смерти. Урбанистический пейзаж, чуждый и враждебный лирической героине Янки, описывается с помощью отрицательных характеристик (злачное, мрачное, темное, холодное пространство, связанное с представлениями о бытовухе) и реализуется через образы асфальта, бетона и светофоров. А дом представляется в образе неуютной квартиры. Образ дома выступает как метафора души, иногда связывается с образом смерти, с ирреальным сказочным пространством, с оппозицией "свой - чужой". Чужой же дом вызывает ассоциации с внешним миром. Поэтика пространства наполняется личностными смыслами.

Не совсем понятно, почему подпараграфы "Экзистенциальное начало в рок-поэзии" и "Экзистенциализм в философии и литературе" автор помещает в §3 "Святые пустые места это в небо с моста" третьей главы. Творчество всех трех исследуемых поэтов относится к экзистенциальной ветви русской рок-поэзии. Поэтому теоретические основы экзистенциальной философии правильнее было бы дать в самом начале монографии.

К безусловным достоинствам книги я бы отнес ее справочный аппарат: употребляя узкоспециальный термин, Кристина Пауэр старается давать в скобках его пояснение. Но, к сожалению, автор не всегда соблюдает принцип системности: следует давать пояснение непонятного читателю термина, встречающегося в тексте в первый раз. Так, слово "онтологическая" впервые употребляется - без пояснения - в первой главе. Пояснение же в скобках ("бытийная, от слова «бытие»") находим во второй главе. Видимо, Кристина Юрьевна перед отправкой в печать вычитывала текст недостаточно внимательно. Однако не будем к автору излишне строги: объем монографии действительно очень большой.

Напоследок отмечу еще одно достоинство: громадный библиографический список, включающий публикации о Егоре Летове и Янке Дягилевой безусловно побудит пытливого исследователя к поиску. Лично я после ознакомления с ним отправился в Интернет, нашел и прочитал много интересного. Что касается публикаций о Башлачеве - читатель найдет отсылку к книге "Александр Башлачев: Человек поющий", составленной Львом Наумовым, третье издание которой также выпущено "Выргородом".

Монография Кристины Пауэр заставила меня во многом по-новому взглянуть на поэзию Александра Башлачева, Егора Летова и Янки Дягилевой, переслушать их песни под иным углом зрения. Чего от души желаю всем, кто любит творчество этих без преувеличения выдающихся поэтов.

*Спациальная (лат. spacium - пространство) - имеющая отношение к пространству.

Заказать книгу:
В магазине издательства
У автора:

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 10 июля 2020, 09:21
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2020, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 5 / 0.001