Инна Желанная - "Изворот"


(p) Inasound Records, 2014

В начале был сингл из шести песен, и уже он не оставлял сомнений, что готовится настоящий шедевр. Нечто более значительное, чем "Водоросль", "Танцы Теней", "Кокон" и все то, что было еще в АЛЬЯНСЕ, вместе взятое. Очень похожее на певицу, к манере которой мы уже успели привыкнуть - и в то же время не очень похожее. Да, мы знали, какой у Инны замечательный, мощный голос, но воспринимали ее музыку скорее как фоновую. Мол, это - наша русская Эния, то есть такое вот хрупкое существо, живущее на грани двух миров - земного и неземного, фольклорного и современного, технократического. В этот раз певица неожиданно вошла в резонанс с происходящим именно здесь, на земле, и выразила своими фирменными средствами многое из того, что далеко не все решатся сказать обычными словами. В первой же песне "Павлин" она оплакала всех, кому предстоит уйти на неизвестно какую войну и скорее всего не вернуться. Красивая птица, приносящая тревожную весть доброму молодцу, расписное перышко вместо повестки из военкомата. Что за страшные сказки придумывает жизнь! Идущая следом песня "Татары" удивляет уже вступлением - тувинским горловым пением в исполнении солиста известной фолк-группы ХУУН-ХУУР-ТУ Радика Тюлюша. На фоне этого рычания Инна и затягивает свою заунывную и в то же время какую-то беззащитную колыбельную: "Татары шли - кобылу жгли. Ай, бай-бай-бай! Кобылу жгли - кашу варили. Ай, бай-бай-бай!..". И трудно представить дитя, которое могло бы заснуть под такое - когда где-то рядом бродят варвары, непонятно что замышляющие. Или это всего лишь перекличка двух начал - европейского и азиатского, смешанных в русской душе? Ведь в другой композиции "Стрела" тот же голос диких степей ведет свою партию нежно, вкрадчиво, осторожно, словно боясь разрушить создавшуюся только что гармонию. Здесь же можно найти мрачную балладу "Старый Муж", запоминающуюся нервной перекличкой клавишных, напоминавших то автомобильные гудки, то куриное кудахтанье, ироничную плясовую "Воробей" и психоделический "Ветерок", пронизанный ощущением невыносимой усталости после долгого физического труда. Вещи настолько разные и настолько яркие, что к ним вроде бы и добавить-то нечего.

А альбом получился мало того что достойным, но по уровню сложности драматургии, по силе заложенных чувств часто даже превосходящим материал, засвеченный на сингле. Наиболее сильное впечатление производит работа музыкантов-инструменталистов, сделавших все возможное для того, чтобы их продукция соответствовала международным стандартам. Впрочем, у них просто не оставалось выбора: додумались пригласить в свой состав гитариста KING CREAMSON Трея Ганна - так уж извольте предложить что-нибудь соответствующее звездному статусу, чтобы гость в вашей компании не заскучал! Вот и пришлось выкладываться на всю катушку. Первый диск сделали более холодным, электронным, местами по жесткости приближающимся почти к индастриалу, второй же вышел скорее джаз-роковым. Элементы джаза в музыке Желанной, кстати сказать, проглядывали всегда, но в основном в концертных записях. В студии фолк и "новая волна" оттесняли их куда-то на периферию словно бы за ненадобностью. В этот же раз трубачу и саксофонисту Олегу Маряхину дали возможность не только изображать нечто среднее между русским рожком и армянским дудуком, но и подудеть в полную силу. Благодаря ему все то, что напрограммировал главный аранжировщик Сергей Калачев, сотрудничающий с Инной уже больше двадцати лет, звучит не столь мрачно и агрессивно, некоторые трагические вещи даже приобретают пусть слабый, чуть слышный намек на оптимистический финал.

Трагедии же, надрыва, надлома в песнях много. В наше время уже пение по-украински само по себе воспринимается как реквием по славянскому братству, кажется, разрушенному уже безнадежно, даже если поводом для кручины у героев становится какая-то бытовуха, какие-то сугубо личные дела. Все-таки народные песни сочинялись всегда в связи с событиями исключительными, оставляющими в душе слушателя наиболее глубокий след. И если одна из русскоязычных песен называется "Горе" - то это горе глобальное. Вроде бы героиню всего лишь угораздило безответно влюбиться. Но чистое поле, по которому она бродит в поисках лазоревых цветков для венка, вырастает в опустошенный, неуютный мир, где для счастья в принципе нет места. Эта же история повторяется и в страшноватой вещи "7-5", где девушка причитает о том, что не тому досталась - долго, отчаянно, безутешно, и в песне "Ная", где она же тихо льет слезы, не желая видеть никого и ничего. Но поскольку всех, живущих в сказочной реальности, в безвыходных ситуациях может спасти только чудо, мы то и дело становимся свидетелями сеансов народной магии. Мы то набираемся жизненной энергии у березы ("Береза"), то наблюдаем, как девушки гадают на жениха с помощью пойманной птицы ("Изворот"), то (в "Понаехали") следим за совсем странным обрядом, когда толпу нежданных гостей собираются накормить двенадцатью блюдами из одного соловья. (О чем это?! О русском ли гостеприимстве, при котором хозяева готовы отдать чужакам последнее, или о бедности нашей, когда кроме соловьиных трелей и предложить-то гостям нечего?) В любом случае, родись Желанная веков на пятнадцать раньше - быть ей колдуньей! Гипнотизирующие голосовые рулады, точно выбранная интонация и всегда уважительное отношение к вроде бы откровенно наивным словам приводят к парадоксальному эффекту. Лишь на третьем-четвертом прослушивании начинаешь замечать, что текста в некоторых композициях не так уж много, что и вокал в них всего лишь обозначает общее настроение, но не является ведущим инструментом. Выдающаяся артистка умудряется строить свои монологи на сплошных многозначительных паузах, но мы ни на минуту не забываем о ее присутствии и о том, что ее роль все равно главная.

Вот он - театр песни Инны Желанной! С одной стороны, невольно воскликнешь как Пушкин, плачущий на плече только что прочитавшего ему первый том "Мертвых душ" Гоголя: "Боже, как грустна Россия!". Ведь таких рек слез еще в нашем фолк-роке, кажется, еще не проливал никто. С другой же стороны, она плачет - и ты почему-то веришь, что этот глас вопиющего должен долететь, дотянуться "до самого неба", как когда-то говорилось в первом хите Инны, сочиненном в не менее смутные времена. И что там прислушаются, почешут в затылке и решат пока не губить окончательно страну, в которой все всегда наперекосяк, но уж больно красиво поют!..

Автор: Олег Гальченко
опубликовано 12 марта 2015, 16:04
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииИнна Желанная - "Иноземец"Старый Пионэр14.06.2001
РецензииИнна Желанная и FARLANDERS - "Moments"Старый Пионэр24.04.2003
РецензииИнна Желанная и FARLANDERS - "Вымыслы"Максилла Кузнецов23.12.2004
СтатьиИнна Желанная: "Все песни - про любовь"Алексей Анциферов01.12.2009

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003