МЕДВЕДЬ ШАТУНЪ - "Контрольный Выстрел"


(с) Медведь ШатунЪ Рек., 2005

60:27. Лай ободранного воронья мечется из конца в конец над пустошью, посреди которой стоит дом. Скрюченные ветви кустарника полиартритными пальцами вылезают из земли и тычут в пепельное небо. Редкие культяшки почерневших голых деревьев могильными крестами фиксируют секторы пространства. Пока еще никого нет. Дом морщится кирпичной кладкой, но черные провалы глаз-окон не выказывают признаков жизни. Только на дальнем холме, увенчанном вылезшей из пластов ржавой глины гранитной плитой, черным контуром выделяется силуэт, похожий на человека. Яйцеобразной формы голова вытянута вперед. Кривые длинные ноги надежно впечатаны в гранит. Дом, замерший в низине, похож на бурого медведя, взявшего короткую передышку. А силуэт напоминает охотника. Безжалостного егеря, следящего за добычей своим сощуренным глазом. Глазом, похожим на мерцающий рубин.

55:44. Что-то назревает. Кустарник ожил нервной дрожью, а гребни холмов подернулись слегка заметной рябью - это чуть видны ряды шлемов. Их много и становится все больше. Тусклые блики матового металла зловеще сгустились болотными огнями. Глухой стук вытеснил карканье крылатых крыс, убравшихся подальше от опасного места. Дом не шевелится, но сейчас уже всем стало понятно, что он проснулся. Трещины разгладились, налившись сочной темно-коричневой густотой. Квадратные провалы ожили вязкой, липкой чернотой нефти. Он смотрит сразу во все стороны, перекатывая где-то внутри клубки разбуженной силы. Совсем скоро холмы вздыбятся рядами щитов и стволов, а воздух будет превращен свистящим свинцом в дырявое решето. Но пока они все еще боятся, пригибая головы за холмами и нервно ощупывая подсумки. И внезапно раздавшийся из глубин бурого дома то ли рокот, то ли хохот заставляет содрогнуться многочисленные шеренги, собравшиеся кольцом вокруг низины...

09:12. Он сидел на кухне и никак не мог понять, что же с ним происходит. Рот иссушен пустынным зноем, от запаха разложения мутит, голова взрывается россыпью петард. Несмотря на утренний час, из-за стены уже раздавались фортепьянные пьесы соседки-восьмиклассницы, ввинчиваясь в мозг несмазанной дрелью. Что-то не так. Ах, да, вчера с ним была она, но теперь ее присутствие никак не ощущалось; на тумбочке в прихожей сжался бесформенным комком халат, который еще вчера вечером имел очень привлекательные очертания. Ушла. "А впрочем, скатертью дорога!" Крик прозвучал воинственно, как боевой клич. Именно так он кричал сегодня во сне. Теперь он знал, что его предназначение в ином. Он был воином, но где-то в другом месте или времени. Сюда его забросила собственная излишняя самоуверенность, обернувшаяся неосмотрительностью и в итоге - поражением.

14:03. Теперь перед ним был выбор: она или еще один бой. Бой мог стать последним его днем. Или ночью. После которой уже никогда не будет снов. Она же сулила вечную жизнь. Однако далекий голос звал его туда, где одинокий медведь щетинился среди шевелящихся бугров. И, как знать, может быть, этим медведем был он сам. Но чтобы попасть туда, нужно было еще "прорваться сквозь цепи боевых кордонов" этого злого города...

Что будет с ним, сумет ли он вырваться, а если сумеет, то, будет ли возможность вернуться и остаться? Что станет с домом? И не на его ли развалинах будет сидеть измазанный сажей человек, слушая, как из расплавленного кома пластмассы раздаются в ранний утренний час страшные звуки то ли гимна, то ли заклинания? Что произойдет, когда бегущие цифры поменяются местами?

Все это вы сможете узнать сами, прослушав "Контрольный Выстрел". Джек (Валентин Сохорев) поет свои песни-истории, а его товарищи делают их просто песнями. Здесь невозможно отделять слова от музыки, а мелодию от исполнения. Лирические звуки клавиш романтика-пианиста Славы Панкратовского естественно живут в суровой атмосфере риффов Евгения Данильченко, несомые надежной платформой ударных Александра Рогинского и баса Ромы Корсунского. Песни Джека - понятные и живые. В них безысходность переплетается с яростью, а ненависть выплескивается пригоршнями любви. Тоска и бесшабашная дурь венчают портрет русского человека, способного одновременно быть красивым и ужасным. Беспощадность иссушенного чрева выгрызает податливую плоть милосердия, являя собой то лицо общества, которое старательно прячут за ромашками и ангелочками. Здесь нет скабрезных кальмаров и заплесневелых небомореоблаков. Здесь все начистоту и все называется своими именами: "Эй, Каннибал! Заебал!! Когда ж ты нажрешься?! Э-эй, Президент!.." Если тебе обрыдло христарадничать, а скорлупа собственной ущербной свободки не застит окружающее, то ты понимаешь, о чем поет МЕДВЕДЬ ШАТУНЪ. Это та самая жизнь, которая раньше была источником вдохновения наших рок-богатырей и рок-волхвов. Сейчас она по зубам разве что рок-волкам и рок-медведям. Их мало, они обложены егерями, но они есть.

На обложке написано: "Все остальные наслаждайтесь нашей победой. С русским роком покончено!" Джек сотоварищи действительно победили. Они покончили с русским роком... И сами стали им!

Можно не принимать полностью точку зрения Джека, но нельзя не увидеть искренность творца и не восхититься тем, как он ее преподносит. Отличный альбом песен закономерно оценивается по моей шкале оценкой "пять".

ЗЫ: Нижайшая благодарность Василию К. за понимание и за этот неожиданный подарок!


Ознакомиться с фрагментами:
"Шатун" (Примерно 1 МБ)
"Про президента" (Примерно 1.7 МБ)
"Приду и останусь" (Примерно 1.2 МБ)

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 01 августа 2005, 11:14
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (25) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

СтатьиМЕДВЕДЬ ШАТУНЪ: Блиц-историяВалентин Сохорев09.11.2005
ПоэзияГруппа МЕДВЕДЬ ШАТУНЪ. Альбом "Контрольный Выстрел"Валентин Сохорев03.02.2006
Музыка (mp3)МЕДВЕДЬ ШАТУНЪСтарый Пионэр03.08.2005

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003