Пафнутий Кузюкян (PAFNUTIY'S DREAMS): "Раздвигая рамки, мы делаем мир лучше"


Все началось с того, что кто-то из знакомых посоветовал мне скачать и послушать альбом минской группы PAFNUTIY'S DREAMS "The Sandman". Я незамедлительно последовал совету. Альбом очень понравился (и, как мне кажется, заслуживает отдельного обстоятельного разговора). А в начале апреля на мой электронный ящик пришла очередная рассылка от концертного агентства "BOpromo" с информацией о том, что 28 апреля в Минске состоится концерт-презентация упомянутого альбома. Набрался я наглости, позвонил директору агентства Александру Богданову и попросил аккредитацию.

И вот мы с фотографом Александром Ковалевичем пришли в актовый зал минского Дворца искусств...

Концерт начался с почти получасовой задержкой. Наконец Пафнутий Кузюкян сотоварищи вышли на сцену и устроили такую "фабрику грез" - мало не показалось никому!

Практически все композиции PD инструментальные. Что играет группа? Вопрос далеко не праздный. Лидер коллектива, флюгельгорнист, трубач и валторнист, автор всех композиций Пафнутий Кузюкян вообще избегает каких-либо ярлыков. Критики находят в творчестве PD и новый джаз, и альтернативный рок, и духовную этнику. Мне ближе обобщающие определения "новая импровизационная музыка", "третье направление" или "третье течение", ибо музыка PD по-хорошему эклектична. Диапазон проводимых аналогий чрезвычайно широк: от Аркадия Шилклопера до Нильса Петера Молвера. Солидаризируюсь с мнением одного из обозревателей, написавшего, что Пафнутий Кузюкян в своей группе синтезировал опыт, обретенный в симфоническом оркестре (постоянное место его работы - оркестр Национального академического театра оперы и балета) и в составе ЛЯПИСА ТРУБЕЦКОГО.

Пьесы Пафнутия Кузюкяна во многом родственны абстрактной живописи, поскольку дают неограниченную свободу для толкований: ну, например, что могут обозначать названия типа "F. Z." Или "K. O."? То же самое, что "Черный квадрат" Казимира Малевича. Однако название "11/8" понятно зрителям-слушателям, имеющим музыкальное образование, и обозначает сложный метрический размер.

Вообще же концертная программа являла собой расширенный и дополненный вариант альбома "The Sandman": так, пьесы "Вступление", "Собака", "Всёравно", упомянутые "F. Z." И "K. O." в альбом не входят - возможно, они были сочинены после его записи. Да и композиции, включенные в альбом, - "Восток", "Сплин", "Зима", "Snoopy", - звучали в новой интерпретации, к тому же "живьем" воспринимаются совсем по-другому. Пафнутий Кузюкян дополнял музыкальную составляющую чтением стихов Николаса Гильена (в русских переводах), скакал по сцене, кривлялся, да так, что зрители буквально впадали в истерику от смеха. А барабанщик Артем Залесский (экс-GURZUF, ныне также СЕРЕБРЯНАЯ СВАДЬБА) произносил какие-то фразы на французском. А, возможно, это были стихи... В любом случае, голоса Пафнутия и Артема органично вписывались в музыкальную ткань композиций. Порадовал женский монолог "Море", сочиненный и полупродекламированный-полупропетый актрисой Минского кукольного театра Натальей Слащевой.

Впрочем, к названиям композиций привязываться вовсе не обязательно. Можно либо наблюдать за происходящим на сцене, либо закрыть глаза и погрузиться непосредственно в музыку... И - дать волю воображению.

Не могу не отметить высокий уровень профессионализма и безупречную, прямо-таки идеальную сыгранность музыкантов PD - в особенности если учесть, что в данном составе группа играет сравнительно недавно, а до того он неоднократно менялся. Композиции Пафнутия Кузюкяна разные по масштабности и продолжительности - от коротких зарисовок до монументальных полотен. Но всем им присущи внутренний динамизм, прозрачность фактуры, обилие полимелодизмов, политональностей, полиметрий, полиритмий и прочих "поли..."; как композитор, Пафнутий Кузюкян мастерски владеет музыкальной формой...

Концерт продолжался час с небольшим. Когда Пафнутий представил музыкантов, публика потребовала продолжения. Пафнутий посвятил зрителям финальную композицию, предупредив, что выбор у них небольшой: либо танцевать, либо умереть. Конечно же, речь шла о пьесе "Dance Or Die", продолжительность которой составляет около 15 минут. Зрители вышли на танцпол и отчаянно станцевали, невзирая на предельную ритмическую усложненность композиции...

Что меня приятно удивило: актовый зал Дворца искусств был забит до предела. А ведь PD - далеко не попса! Что же, за музыкальные вкусы минчан можно только порадоваться.

По окончании концерта мне удалось пообщаться с Пафнутием Кузюкяном. Он оказался весьма интересным собеседником, к тому же с развитым чувством юмора. Рискну предложить читателю текст нашей непринужденной беседы.

Геннадий Шостак: 31 декабря минувшего года PD представили в Интернете свой дебютный альбом "The Sandman", который произвел среди белорусских музыкальных критиков эффект разорвавшейся бомбы. А сколько времени существует группа?
Пафнутий Кузюкян: Группа существует... где-то около года.

Наша беседа была прервана какой-то девушкой - то ли знакомой Пафнутия, то ли одной из зрительниц.

- Спасибо большое, - сказала девушка. - Очень-очень классно. Будем приходить к вам еще.
- А мы больше не будем играть! - ответил Пафнутий. (Когда я услышал эту фразу, вероятно, на моем лице отразились удивление и сожаление.)
- Я надеюсь, будете.
Девушка ушла, и наша беседа продолжилась.

ГШ: Кому первому пришла в голову идея создания PD?
Пафнутий: Ой, мне очень тяжело на эту тему говорить, потому что я никогда об этом не думал. Честно говоря, у меня очень слабо с мозгами, это серьезно! (смеется) И поэтому я играю. Очень часто, когда не могу думать, я начинаю играть. К этому уже давно все привыкли, с этим смирились мои родные и близкие. Поэтому подсчитать, когда организовалась группа, я не могу. Если честно, я даже не знаю, сколько в моем коллективе человек. Не могу их сосчитать. Выхожу на сцену - мне кажется, я один играю, а их толпы стоят: восемь клавиш, девять гитар...

ГШ: Ностальгируешь по временам, когда играл в составе ЛЯПИСА?
Пафнутий: Мне часто снятся гастроли, часто снится сцена, часто снится Михалок. Но одетый, не подумайте чего! Ну, а в остальное время жизнь приобрела такую большую насыщенность, что, честно говоря, у меня есть какие-то текущие задачи, проблемы, с которыми нужно справляться. И я их решаю: сломалась машина - я ее чиню. Надо собирать концерт - я репетирую. И вот так не проходящим потоком. На повестке дня у меня - накрыть парник и посадить картошку.

ГШ: Тебя можно наблюдать в разных ипостасях. У тебя своя группа, в которой ты играешь... все что угодно. Твоя основная работа - симфонический оркестр. Не мешает ли одно другому?
Пафнутий: А это мое alter ego на сцене скачет. В оркестровой яме сидит один человек, а здесь, на сцене - другой. Я растраиваюсь, расчетверяюсь, распятеряюсь... Единственная моя задача - чтобы все люди, которые во мне живут, могли встретиться в одной комнате и при этом не начали ругаться и драться. В разных областях они абсолютно разные. Но если они будут пребывать друг с другом в гармонии, если будут мирно сидеть и пить чай, значит, я тогда буду считать, что мое присутствие на этой земле было не бесполезным. И я не ушел просто гумусом в землю.

ГШ: Ваши композиции имеют названия. Но, мне кажется, они весьма условны: под них можно абстрагироваться от реальности и представлять что угодно...
Пафнутий: Да, ты прав. Названия более чем условны. Я хотел обозначить свои композиции номерами, но подумал, что меня и так могут обвинить в излишнем концептуализме. А эти названия - просто для удобства, чтобы на концерте можно было составить список, чтобы в альбоме понять, какая композиция звучит. Я проверил - было очень много групп, которые по номерам называли свои композиции.

ГШ: Кстати, некоторые названия твоих композиций очень напоминают курёхинские.
Пафнутий: Ну, Курёхин... До Курёхина нам далеко, как до Луны... Хорошо, я Курёхин, а Тябут (перкуссионист PD - Г. Ш.) - Мамонов (смеется).

ГШ: Могу предположить, что на Западе ваша музыка имела бы успех. Ведь даже языкового барьера не было бы... Вы что-нибудь делаете в этом направлении?
Пафнутий: Попытки были, но они не увенчались успехом: мы очень дорогой коллектив, не можем собраться на вокзале, когда надо отъезжать. Все приходят в 10, если поезд отходит в 9. Поэтому, когда мы ехали в Сан-Франциско на этом знаменитом трамвайчике, он отправился без нас. Поехала ТРОІЦА, если я не ошибаюсь: их трое, они старые, приходят вовремя.

ГШ: Но в Интернете были положительные отзывы!
Пафнутий: Ну, если серьезно по поводу наших гастролей: этот наш состав из шести человек сформировался совсем недавно. Мы писали этот альбом втроем-вчетвером, это были наши первые попытки... Сейчас у нас, повторюсь, 6 человек. Я вообще не представляю, как бы без них это все могло звучать. Это 6 человек, конкретно, четко выполняющие свои функции в коллективе. Мы как пирамида: все на самом деле шатко в смысле того, что если кого-то одного убрать, - это не дом, выстроенный нами: это пирамида. Внизу стоит кто-то потолще, посильнее, с боков цепляются другие, и если одного убрать с любого конца, пирамида разрушится. Это все достаточно эфемерно, несмотря на то, что местами нам удается звучать мощно.

ГШ: Будешь выпускать альбом на физическом носителе?
Пафнутий: Это вопрос, по которому я все время меняю свое мнение: то я хочу его выпускать, то считаю, что записанный материал достаточно слабый. Поэтому на данный момент это не совсем актуально. Мне бы все-таки хотелось, чтобы теперь, когда нас шестеро, мы зазвучали так, как этого хочется большинству членов коллектива. Потому что здесь - я опять повторюсь - это принцип пирамиды, и здесь невозможно убрать ни одного кирпичика. Ну, и я боюсь, что уже пришло то время, когда что-то добавить будет все сложнее и сложнее. Потому что, в принципе, сейчас еще коллектив открыт, и можно было бы еще кого-нибудь пригласить. Но постепенно, постепенно на нашей группе набухают почки. Скоро распустятся листики, потом пойдут цветочки, а когда появятся груши, мы получим заслуженную пенсию по возрасту.

ГШ: Теперь ты сопровождаешь композиции чтением стихов Николаса Гильена...
Пафнутий: Да. И из-за этого кубинского поэта я получил по шапке от нашего вдохновителя и ангела-хранителя Максима Шумилина.

ГШ: Почему?
Пафнутий: А потому что он - очень тонко чувствующий окружающую действительность человек, в отличие от меня и моих музыкантов. Поэтому все ошибки, которые мы совершаем, он исправляет, подчищает, благодаря ему все так звучит.

ГШ: Почему ты говоришь, что PD больше не будут играть?
Пафнутий: Потому что я шучу.

ГШ: Честно признаться, я очень испугался.
Пафнутий: Да вы не пугайтесь. Еще пара таких концертов - и вы сами попросите, чтобы мы больше не играли.

ГШ: Ну, не сказал бы... Сопоставил ваши композиции в студийном и концертном звучании. Отличия принципиальные!
Пафнутий: Мы этого и добивались. Хотя здесь по форме они могут быть такими же, а где-то форма может быть изменена. И сегодня на концерте в момент импровизации мои ребята процентов на 30-40 столкнулись с неожиданной интерпретацией.

ГШ: Ваш эксперимент оказался очень удачным.
Пафнутий: Спасибо.

ГШ: Не думаешь ли о втором альбоме?
Пафнутий: Нет. Я хочу подождать и почувствовать, что же все-таки действительно нам надо. Мы, может, будем делать какие-то пробные записи, но такой цели, как запись альбома, нету. На самом деле, есть одна цель для этого коллектива: он очень сложен в техническом отношении, сложен по поводу того, как организовать техническую сторону концерта. Поэтому если будут находиться люди, которые нам помогают, как на этот раз, - спасибо большое хочу сказать Саше Ляшкевичу, Виталику Кулевскому, Александру Богданову, Сергею Новицкому, - это люди, которые просто без всяких вопросов, без ничего откликнулись. Сказали: "Ну, надо - так сделаем тебе". На самом деле они потратили на это кучу времени, сил и материальных ресурсов. И, я надеюсь, в дальнейшем найдутся люди, которые будут нам помогать это все организовать, потому что пока эти концерты приносят убытки - они даже не могут выйти в ноль. И я не жалуюсь, а просто говорю о технической стороне дела. И причем очень благодарен людям, которые полностью забили этот зал. Мои друзья говорили: "Не надо пригласительных, мы купим билеты". Это их частичка в том, что состоялось, их участие в этом есть.

ГШ: Что бы ты сказал напоследок читателям Нашего НеФормата?
Пафнутий: Читателям? Уже одно радует - что люди интересуются неформатной музыкой. Это радует по той причине, что раздвигая рамки, расширяя границы восприятия мира, мы делаем его лучше. Извини за пафос, но об этом я думаю все время. И когда я останавливаюсь на чем-то одном, у меня возникает чувство беспокойства, мне кажется, что я превращусь в обывателя и потяну своих друзей в болото, в котором находится большая часть человечества.

Автор выражает глубокую признательность концертному агентству "BOpromo" и Александру Богданову за помощь в организации интервью.

Фото: Александр КОВАЛЕВИЧ

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 07 мая 2014, 08:24
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003