Руся (AKANA): "Нам нужно использовать то, что дано природой"


В середине нулевых большой популярностью у любителей альтернативной музыки в Беларуси пользовалась группа INDIGA. Не могу утверждать точно, но смею предположить, что её название (сначала INDIGO, затем в нем была заменена одна буква) происходило от слова "indie" или "independent". Действительно, INDIGA исполняла альтернативную музыку, да еще как исполняла! За плечами участников коллектива - все престижные рок-фестивали, включая "БАСовішчу" в Грудеке (Польша).
В 2007 году INDIGA закончились как идея. Вокалистка группы Руся не менее успешно реализовала себя в этно-фолк-группе AKANA и в интернациональном белорусско-швейцарском этно-джазовом проекте KAZALPIN, а совсем недавно основала электронный проект ШУМА.
7 декабря в Бресте проект KAZALPIN представлял свой дебютный альбом "East Side Story". Я не мог упустить возможность пообщаться с Русей, которая оказалась великолепным собеседником.




Геннадий Шостак: Руся, ты уже 10 лет на сцене. Я помню и группу INDIGA, и фолковый коллектив CHERRY VATA, и твое участие в различных проектах... Твоя последняя ипостась - фольклорное трио AKANA и проект KAZALPIN. А в какой ипостаси ты чувствуешь себя наиболее комфортно?
Руся: Мне буквально на днях озвучил этот вопрос Альбин Брюн (ALBIN BRUN ALPIN ENSEMBLE, KAZALPIN - Г. Ш.). Говорит: "Почему ты постоянно стили меняешь и где тебе уютнее всего?"... (смеется) Но я стараюсь никогда себе не врать и занимаюсь тем, что мне действительно нравится. В какой-то момент во время работы в группе INDIGA мне показалось, что писать тексты о чем-то личном, наболевшем - это лишнее, что столько много вокруг умных людей, которые тысячу раз сказали то же самое, только гораздо красивее. И меня стал раздражать, например, звук громких барабанов или гитары с дисторшном. Сейчас в моем плей-листе вы вообще не встретите никаких искаженных звуков - ну, там, рóковых звучаний и так далее. И когда INDIGA уже близилась к своему закату, передо мной стоял выбор: чем же заниматься дальше: либо получить спецобразование и петь джаз, либо углубиться в этнику. Всем известно, что я - девочка из Полесья, из городского поселка Тереховка, который находится в Гомельской области, на границе с Украиной, и поэтому народные песни были со мной с самого детства. И мне очень нравятся эти песни. Я действительно испытываю великолепные, сакральные переживания и эмоции, когда исполняю эти песни. И я решила сосредоточиться на этнике. И мне кажется, что, находясь в Беларуси в этот драматичный для истории страны момент, человек творческий не может сделать ничего лучшего, чем сосредоточиться на своей корневой культуре. Вот этим я и занимаюсь. Я сейчас экспериментирую с электронными музыкантами, чему посодействовали CHERRY VATA, AKANA, KAZALPIN... Я занимаюсь тем, что пытаюсь белорусов повернуть лицом к самим себе, к своей культуре. Мы - нация, стесняющаяся себя, к сожалению. И мне кажется, что подобные проекты помогают белорусам осознать себя как великую нацию, достойную самоуважения.

ГШ: Ты соединяешь фольклор с джазом. А насколько актуально сочетание фольклора с роком? Один твой коллега недавно говорил, что в Беларуси фолк-рока нет. Тем не менее, молодые белорусские музыканты что-то делают...
Руся: Делают - и слава Богу. Я всегда приветствую тех людей, которые базируются творчески на корневом материале: родился в Беларуси - будь добр, используй свое. У нас за плечами нет, например, истории THE BEATLES, и мы никогда не сможем играть рок-н-ролл или какой-нибудь бритпоп. Нам нужно использовать то, что дано природой. Поэтому если это рок с фолком - ради Бога! Я только за. Но, мне кажется, я перестала любить рок-н-ролл, я практически его не слушаю. Мне нравится деликатный акустический звук, какие-то такие глубокие эксперименты, совсем уж глубокие, альтернативные, если дело касается экспериментов со звуком.

ГШ: А как ты оцениваешь перспективы world music? Я недавно прочел первую книгу Ивана Кирчука "Автобаны и менестрели", мне даже довелось пообщаться с ним... Этно-трио ТРОІЦА, как известно, использует далеко не только белорусские этнические инструменты. А в вашем проекте не предполагается что-то подобное?
Руся: Сейчас в проекте KAZALPIN мы используем некоторые редкие инструменты, которые принадлежат альпийским народам. Это schwyzerörgeli - такая маленькая гармошечка, и еще обертонная флейта. Сейчас я работаю также с проектом ШУМА. Это мое новое детище. Клубный электронный проект, где происходит дигитализация (оцифровка) архаики. Там практически нет живых инструментов, это всё саунд-продюсирование - то есть сочинительство различных звуков, эффектов... Иными словами, мы "шумим" в нашей ШУМЕ и играем в основном в клубах для той аудитории, которая никогда не будет сама заниматься изучением языка или фольклора. К ним нужно прийти и на доступном им языке рассказать: ребята, смотрите, что у нас красивое есть... И в проекте ШУМА я также использую обертонную флейту - это очень редкий инструмент, уникальный, которую изобрел швейцарский музыкант и прародитель электронной музыки Кракер Бокс. Обертонная флейта - это такой транзистор с платами наружу. Если вы прикасаетесь пальцами к платам, они в хаотичном порядке издают разные электронные звуки.

ГШ: Что из белорусской музыки потрясло тебя за минувший год?
Руся: Меня очень потряс альбом этно-трио ТРОІЦА "Зімачка". Это вообще незабываемое переживание! Я специально купила его и поехала на студию "Супер 8" к знакомым ребятам. Говорю: "Ребята, а сегодня вечером мы будем слушать "Зімачку"!" Представляешь, мы включили это всё в великолепные, шикарные профессиональные мониторы, упали в кресла и просто растворились...
А еще мне очень понравился проект ВОЖЫК (ЕЖИК). Такой рэп белорусскоязычный с битмейкером по прозвищу Dich. С этим же мальчиком мы тоже делаем некоторые ремиксы. Но в последнее время я становлюсь такой ярой националисткой, и когда слушаю белорусскую музыку, прежде всего обращаю внимание на содержание, на то, на каком языке поется, о чем поется, каков главный мессидж, о чем эта группа хочет рассказать своим слушателям. И если это лютики-цветочки, мне не очень интересно. А если что-то глубже...

ГШ: А из мировой музыки?
Руся: Из мировой... (надолго задумалась) Даже не знаю. Надо подумать... Так много музыки вокруг!.. Вот совсем на днях я услышала великолепный проект, с которым мы выступали в Гродно. Это польский проект, который называется GRZEGORZ KARNAS. Великолепное трио! Виолончель, офигенный мужской вокал, мягкий, в стиле Бобби Макферрина или Ричарда Бана, и ненавязчивая барабанная установка. Волшебная музыка! Просто сердце пело. Я очень удивилась и вдохновилась. Захотелось приехать и переслушать всего Макферрина. И научиться петь, как он.

ГШ: Каковы, на твой взгляд, перспективы экспорта белорусской музыки на Запад?
Руся: Нужно играть очень качественно и любить то, что ты делаешь. Мы, например, с группой AKANA не только выступаем в составе проекта KAZALPIN, но также даем концерты втроем, - просто a capella, безо всяких инструментов, в народных костюмах... И, благодаря тому, что мы хорошо владеем материалом и очень искренне, с большой любовью это делаем, это трогает людей, это не может остаться незамеченным. А вообще на данный момент, с моей точки зрения, тренд музыкальный таков: за основу следует брать корневую культуру и экспериментировать с разными звуковыми эффектами, - с саунд-продюсингом, с саунд-дизайном, - вовлекать хорошо забытое старое, архаику своей страны, свою корневую культуру в новые медиа, которые сейчас уже стали флагманом современного искусства в целом.

ГШ: Вы выпустили диск "East Side Story". Чего нам в ближайшем будущем ожидать от трио AKANA и проекта KAZALPIN?
Руся: С проектом KAZALPIN мы выпустили альбом, как ты верно заметил. Его очень хорошо приняли швейцарские критики. Назвали "музыкой любви" и "музыкой внутреннего света и спокойствия". Билеты все были проданы до того, как мы с девочками приехали в Швейцарию на репетицию. Были полные залы... А несколько недель назад этот диск стал альбомом недели на радио "Kultur 2" - есть в Германии такое радио, которое рассказывает о новых релизах. Диск KAZALPIN стал там фаворитом на целую неделю.
Здесь, в Беларуси мы тоже отыграли тур. Мы также здесь предлагаем купить и послушать наш альбом, поддержать нас. И готовимся к следующему туру. То есть, как только мы начали играть концерты в Швейцарии, уже поступили заказы на следующий год. Так что мы готовим новые песни, чтобы в следующем году снова поехать по Европе. На этот раз странами, через которые проляжет наш тур, будут Швейцария, Германия и Италия, еще, возможно, Чехия. И надеюсь, что у нас получится приехать и в Беларусь с концертами. Это, к сожалению, нелегко делать. И это подарок швейцарских музыкантов. Потому что в Беларуси шоу-бизнес как инфраструктура не налажен вовсе. Поэтому люди очень многое делают за свой счет только потому, что очень любят нашу страну и прониклись глубоким уважением к ее народу.

ГШ: Твое интервью будет опубликовано сразу после Нового года. Что бы ты пожелала читателям?
Руся: Я бы пожелала ловить момент и наслаждаться каждой минутой бытия. Не стесняться себя, не бояться принимать решения, не бояться своих желаний. Идти смело вперед и не стесняться быть неформатным, потому что как-то слишком много людей, похожих друг на друга.

Фото: Юлия ХАТЫПОВА

Автор: Геннадий Шостак
опубликовано 10 января 2012, 23:27
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.005