Павел Федосов: "Я хочу быть тем, через кого говорит пространство и время"


Иногда кажется, что такие люди как Павел Федосов существуют в каком-то параллельном мире. Как это ни парадоксально, именно потому, что их дело - такой кристально чистый реализм, который нынче редко выходит на поверхность общественного брожения, именуемого культурой. Нет, это не андеграунд, в песнях Павла нет ничего маргинального. Просто складывается впечатление, что его практически не затронул постмодернизм. Очень здоровое ощущение: человек говорит о серьёзном серьёзно, о забавном - шутит... Можно продолжить: радуется хорошему, грустит, когда грустно. При этом поэт. Так вот, кажется, в параллельном мире... А нет, он здесь, рядом с нами. Ещё один человек, благодаря которому можно учиться не отводить глаз от жизни. И что ещё сказать? Павел Федосов живёт в Москве, по большей части там же и выступает. Недавно записал альбом "Песни Из Каменоломни".

Игорь Лунёв: Ты всё один да один... В группах играл когда-нибудь? А собрать музыкантов-аккомпаниаторов хотел бы?
Павел Федосов: Примерно 10 лет назад мы сыграли несколько концертов вдвоем с моим другом, Димой Мелкиным. Он, к слову сказать, актер и поэт, чьи стихи всем желаю почитать. Кроме того, совместное музицирование было одним из главных способов времяпрепровождения в моей компании друзей. Мы несколько лет только и делали, что пели и играли. Собрать музыкантов-аккомпаниаторов я был бы не против, хотя в творческом отношении для меня это не обязательно. Но вообще, когда приходится играть свои песни не одному, а с кем-то, я часто чувствую себя счастливым. Но при этом я уже привык к сольной работе, и, как сказал контрабасист, с которым я недавно репетировал, мне надо учиться себя раздвигать, то есть делать так, чтоб мой звук оставлял место для других. А кроме того, мне нечего людям предложить - ни регулярных концертов, ни денег. Поэтому ждать от них протяжённых во времени усилий я не могу.

ИЛ: Твоя манера игры на гитаре - откуда она? Вообще, на какой музыке ты воспитывался?
Павел: Манера играть формировалась постепенно. Я играю на гитаре с 11 лет, в какой-то момент очень сильно врубился в то, что делает Юрий Наумов, тогда начал больше пробовать. В течение нескольких месяцев учился у Сергея Калугина, но правильно ставить руки так и не привык. Насчет музыки, на которой воспитывался, всё традиционно. В детстве через родителей: Высоцкий, Галич, Окуджава (к Окуджаве я сейчас снова вернулся и его изучаю, хочу книжку Быкова про него прочитать). Потом - группа КИНО и весь традиционный набор "русского рока". Сейчас, пожалуй, самая значимая для меня фигура из них - Майк Науменко. Из зарубежных особое место занимают Боб Дилан, Джонни Кэш, замечательная американская певица Ани ДиФранко... В общем, ничего особо оригинального.

ИЛ: "Песни Из Каменоломни" - это твой первый альбом? Ты говоришь, он тебе не нравится. Почему? Ты собираешься эти песни записывать ещё раз?
Павел: "Песни Из Каменоломни" - это четвёртая студийная запись. До этого были "Запись" 2002 года, "Земля" 2005 года и "Демо" 2007 года. "Каменоломня" не нравится по нескольким причинам, главная из которых заключается в том, что я там неважно пою. Буду ли я записывать эти песни ещё раз? Не знаю. Есть достаточно много песен, вообще не записанных.

ИЛ: В альбом вошли песни, написанные в какой-то один период твоей жизни? Или это песни разных лет? Ты выстраивал программу или просто записал то, что не было записано?
Павел: Да, это часть из тех песен, что были написаны уже после записи "Демо". Я осознанно отобрал именно эти песни и осознанно выбрал название альбома. У меня была мысль, что эпиграфом к нему должны стать слова из молитвы святого Иоанна Златоуста: "Избави мя ... окамененного нечувствия".

ИЛ: Ты себя воспринимаешь в первую очередь поэтом или всё же автором песен?
Павел: Я хочу быть тем, кто выговаривает или через кого говорит пространство и время, я хочу быть функцией, которую выполняли в человеческих сообществах сказители, рапсоды, барды, кобзари и так далее. Вот такие смелые притязания.

ИЛ: А ты не слишком романтизируешь сказителей, рапсодов, бардов и кобзарей?
Павел: Мне даже важны не конкретные исторические сказители и барды, а именно тип их деятельности.

ИЛ: Метод работы?
Павел: Ну, вот живут себе люди в каком-нибудь месте, есть те, что служат в церкви, те, что шьют сапоги, а есть те, кто этим людям рассказывает и про них самих, и про их землю, про то, что здесь было раньше. И это особая деятельность, которая может быть рядополжена с деятельностью пекаря или пахаря.

ИЛ: Ты, я знаю, ещё танцами занимался, даже у Мина Танаки был в учениках. Что тебе это дало? Есть ли в этом какая-то связь с твоим песенным творчеством?
Павел: Учёба у Танаки дала очень многое. Долго можно рассказывать. Если кратко, то это повлияло на отношение к жизни, искусству и их взаимосвязи. Я не только учился у него в Москве и не только танцевал в поставленном им спектакле, но и провёл три месяца на его горной ферме, где мы занимались сельским хозяйством, а по вечерам репетировали в маленькой студии. Было тяжелое и красивое время. Недавно Танака был в Москве, мы встречались и общались. Я ему говорю: "Спасибо, я, когда пою, понимаю, как важен был опыт танца". А он мне отвечает: "Для меня пение - это танец". Сейчас на сцену выхожу только с песнями. Хотел бы сделать проект с пианистом, чтоб я мог петь песни и немного двигаться. А, может, вернусь и в театральное пространство. Я более десяти лет участвовал в работе Театральной лаборатории "ТОТ", маленькой экспериментальной театральной группы, это мои друзья. Может, мы ещё чего-нибудь сделаем вместе.

ИЛ: А японская поэзия тебе близка?
Павел: В Японии я почувствовал, что само человеческое присутствие в мире - это поэзия.

ИЛ: Ты хотел бы заниматься только музыкой, только сочинением и исполнением песен?
Павел: Я уже сознательно стараюсь не думать в таком ключе. Сейчас я нахожусь там, где я нахожусь, и делаю то, что должен делать в данный момент. Остальное - мечты, уводящие от самой жизни.

ИЛ: У тебя весьма оригинальная манера исполнения - не очень характерная для наших широт. А ты песни других авторов исполняешь - хотя бы для себя, для близких?
Павел: Да, исполняю. Когда играем концерты в Боткинской больнице, для людей пожилых пою из Леонида Утесова, к примеру. Да и с друзьями тоже много разного перепето. Иногда на других концертах тоже исполняю. Например, духовный стих "Грешный человече". А недавно, когда был юбилей Майка, случилось два концерта, и я спел на обоих "Седьмую Главу".

ИЛ: В твоих песнях часто затрагиваются духовные вопросы. Это получается у тебя органично? Или ты себя к этому понуждаешь?
Павел: Мне, честно говоря, кажется, что других вопросов особо и нет. Все остальное - не вопрос.

Фото из архива Павла Федосова

Автор: Игорь Лунев
опубликовано 21 июня 2010, 10:40
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

РецензииПавел Федосов - "Песни Из Каменоломни"Игорь Лунев17.08.2010

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.007