НЕПРИКАСАЕМЫЕ в клубе "Б2" (Москва, 1.04.2006)


Мне уже давно хотелось побывать на сольном концерте группы НЕПРИКАСАЕМЫЕ, но как-то не складывалось. Во время больших фестивалей и сборных выступлений группа обычно исполняет хиты, самые зажигательные или самые трогательные композиции, а вот каков "повседневный" репертуар команды и как он складывается, учитывая достаточно большой выбор песен, я не представляла. Вот почему с удовольствием согласилась пойти на весенний концерт НЕПРИКАСАЕМЫХ, выступающих с программой "Третья чаша".

Подвыпивших ребят в кожаных куртках и с татуированными бритыми черепами в клуб не пустили. Прокричав что-то на прощание Гарику и охране, они растворились в темноте Садового кольца, а те, кому посчастливилось преодолеть фейс-контроль, неспешно потянулись к сцене. Спешить смысла не было, выступление задерживалось. Явных фанатов группы и людей, знавших тексты песен нового альбома, пришло мало - в основном собралась публика, желающая просто хорошо провести время. Молодежь, демонстрирующая новые модели телефонов, коллеги по работе и все те, кто жаждал хорошего настроения, вооружившись пивом, заполнили зал.

Гарик СукачевНо вот на сцене появились музыканты группы. Медленно, красиво и традиционно заиграли вступление композиции "In The Death Car". Последним, в ярко красном пиджаке и кепке, под бурные овации вышел Гарик Сукачев - и зазвучала народная версия этой уже ставшей классикой песни. Может, кому-то такое прочтение и покажется издевательством над творчеством Игги Попа, но я считаю, что НЕПРИКАСАЕМЫЕ просто исполнили ее по-русски - в смысле настроения. То есть показали, что значит "помирать с музыкой". В ска-версии песня лишилась пары куплетов и трагического шарма, зато приобрела безбашенное настроение и оригинальные инструментальные партии. И выходит, что в машине смерти гораздо приятней мчаться с ветерком под веселую гармонь Николая Мирошника да с гигантским барабаном Александра Митрофанова, чье соло на авансцене выглядело очень симпатично.

Веселье в зале и на сцене началось с первой композиции. Никаких приветствий и сантиментов. Группа продолжила программу второй композицией альбома - "Watch TV". Гарик Сукачев, засунув в рот микрофон, прохаживался по сцене и в перерывах между покусыванием аппаратуры рассказывал о своей власти над безумным, уродливым миром, порожденным проклятым ящиком. В озлобленном крике слышалось не только "я буду watch ТV", но и "я буду вождь ТV". Может, в это и сложно поверить, но в концертном варианте эта композиция, снабженная экшеном Сукачева, звучала еще более зажигательно, чем в альбоме. А я в который раз убедилась, что Гарик - замечательный актер.

Тему уродливости окружающего мира продолжила достаточно злая и жесткая композиция "Ikea" - текст вконец затравленного человека и его жалкая попытка огрызнуться, чтобы доказать, что он еще хоть что-то может. Песня о нашем времени, нашем мире - и в концертном варианте не звучало никаких вежливых присвистов, как на альбоме, а прямо говорилось, что "вот такая вот хуйня у тебя и у меня". Публика в такт трясла головами, а те, кто еще не слышал альбом, улыбались злободневным сравнениям:

Я не человек - я стандартный продукт.
Я ничего не кипятил, но за мной уже идут.


Гарик СукачевКрасный пиджак с кепкой отброшены прочь, прозвучала старая песня "Право На Выбор", а после в качестве продолжения поднятой темы была исполнена самая сильная, воспаленная, яркая и неоднозначная композиция последнего альбома группы - "Третья Чаша". Мне очень нравится музыка этой песни с ее многоступенчатым вступлением, переходящим от величественного органа к духовой партии, напоминающей суд Понтия Пилата в "Jesus Christ Superstar". Агрессивная и одновременно жизнеутверждающая мелодия, словно при каждом шаге железный сапог ставит печать "я жив" на высохшей земле.

Гарик сел на корточки, опустил голову, так и исполнял всю песню, лишь изредка поглядывая наверх, как бы обращаясь к небу - виновнику своего существования:

Иногда, мне кажется, Бог давно умер.
Он тихо прилег, и мирно почил...


Конечно, на большой концертной площадке, под открытым ночным небом, возвышаясь над толпой, проще настроиться на исполнение такой тяжелой песни. Надо иметь много мужества, чтобы в душной атмосфере клуба, когда такая разная и не всегда адекватная публика рассматривает тебя как диковинного зверя, а сверху давит потолок с софитами, раскрывать душу нараспашку и петь:

Когда сердце как камень срывается в пропасть
Унылой страшной, нудной тоски
Мне нужен лишь взгляд, мне не нужен локоть
Мне нужно пожатье Его руки.


А в припеве рычанье, крик, призыв и отчаянье:

Я не знаю, что мне делать с моим Богом!!!

И не зря данная композиция дала название альбому, потому что это настолько зрелое признание сильного человека, что остается только слушать и думать. Он сказал то, что мог, и сделал это так, как счел нужным. Сказал для нас, сказал о нас. А мы все мечемся, ищем и жаждем лучшей доли, и требуем себе другую чашу, пытаясь хоть как-то управлять собственной жизнью. Думая, что можем управлять. Полагая, что имеем "право на выбор". Вот и Иван Бездомный тоже так считал...

После этой жесткой композиции прозвучала медленная, серьезная и красивая вещь "Белые Дороги". По мелодии она напоминает трагическую песню "Плачь", которая по понятным причинам не исполнялась на клубном концерте. Музыка похожа отчасти потому, что именно в этих двух композициях альбома звучит вокал Пелагеи, а во вступлении Роберт Юлдашев исполняет волшебную партию на курае. Понятно, что на клубном концерте приглашенных музыкантов не было, но красоты "Белых Дорог" это не убавило.

Гарик СукачевНа этом представление композиций нового альбома на время прекратилось, и зазвучали старые, проверенные временем песни. Гарик передал привет протестующим студентам Франции и исполнил "Белла Чао". Как заклинание прозвучало "пока мы едины, мы непобедимы", зал подпевал. Хотя я более чем уверена, что большинство присутствующих было даже не в курсе, из-за чего в Париже творятся беспорядки. Тему старых добрых хитов продолжила не менее известная композиция "За Окошком Месяц Май", а после этого Гарик проанонсировал песню "Ольга", которая посвящалась всем будущим мамам. Потом веселящаяся Москва передала привет Северной столице - прозвучала композиция с альбома "Poetica" под названием "По Улице Майорова". И было приятно думать, что, может, в это самое время за 700 километров отсюда, на одном из питерских концертов, такой же веселый зал передает привет москвичам. Но это уже из области фантастики.

Гарик попросил осветителей включить свет в зале - возможно, для того, чтобы лучше видеть то неистовство, которое творилось во время исполнения следующей композиции "Я Милого Узнаю По Походке". Цыганские ансамбли отдыхают. Сказать, что зал зажигал со страшной силой - значит не сказать ничего. На сцене - дикие люди, выливающие литры воды себе на голову, мечущиеся среди усилителей, в зале - дикие танцы и еще более дикие люди, машущие руками, подергивающие ногами и с криком "зачем я вас, мой родненький, узнала", опрокидывающие пиво на соседа.

Чтобы хоть как-то охладить разгулявшихся зрителей, была исполнена раскрученная композиция с нового альбома "О Чем Поет Гитара...". Может, оттого, что лично мне она не особо нравится, а может, потому что зрители не успели успокоиться, но принимали эту песню без явного энтузиазма, чего нельзя было сказать об исполнителях - мне показалось, что Гарику эта вещь очень близка, важна и он много души вкладывает в ее исполнение.

Потом неожиданно прозвучала "Свободу Анджеле Дэвис". Было видно, что на этом концерте отсутствовал какой-либо порядок исполнения старых композиций, потому что Гарик по цепочке передавал, какая вещь прозвучит следующей, и музыканты подхватывали песню. Вот, вроде, эта - хорошая, веселая композиция, но после номера в одном из "Неголубых огоньков" эта вещь лично у меня вызывает стойкую ассоциацию с Филиппом Киркоровым, а предлагаемая свобода отдает тональным кремом.

После была исполнена одна из моих самых любимых композиций группы НЕПРИКАСАЕМЫЕ - "Моя Бабушка Курит Трубку...". Когда я слышу эту вещь, то вспоминаю свою навсегда ушедшую потрясающую бабушку - в фетровой шляпе, расклешенных брюках и с неизменной папиросой в зубах (дурная привычка, приобретенная в немецком плену). Ее внутренняя сила, бьющий фонтаном позитив и жизнелюбие удивительно сочетаются с этой разгульной композицией. Она бы оценила, ведь:

У нее ни черта не осталось,
У нее в кошельке 3 рубля,
Но моя бабушка курит трубку
Трубку курит бабушка моя.


Визуально обозначая наличие трех рублей в кошельке собственной бабушки, Гарик со сцены демонстрировал красивую распальцовку. Также этой распальцовкой можно любоваться в любое время дня и ночи, если накачать на мобильник фотографий, реалтонов, видеороликов и прочей хрени по номерам, указанным на буклете (бесплатном вложении в каждый новый диск), заплатив за это соответствующую сумму. Все на продажу! Такой вот шоу-бизнес...

Завершала концерт последняя композиция нового альбома под названием "Иероглифы" - повод протанцевать медленный фокстрот. Красивое завершенье красивого концерта:

И ты ужаснешься и вскрикнешь, заплачешь навзрыд
И навек, но это лишь миг, как щелчок аппарата фотографа.
А потом ты очень спокойно обнимешь собою снег,
И вопьешься губами в мои иероглифы.


Автор: Ольга Химочкина
опубликовано 14 апреля 2006, 01:53
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв | Купить диски



Другие статьи на нашем сайте

РецензииГарик и НЕПРИКАСАЕМЫЕ - "Ночной Полет"Старый Пионэр15.03.2002
РецензииГарик Сукачев и НЕПРИКАСАЕМЫЕ - "Внезапный Будильник" & Гарик Сукачев - "Мой Высоцкий"Олег Гальченко05.08.2014

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2019, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 6 / 0.007