Новости :: Артисты :: Рецензии :: Статьи :: Архив :: Музыка(mp3) :: В рифму ::
Ссылки :: О проекте :: Об авторах :: Форум :: Гостевая книга :: Объявления ::
     
 

Поиск : Регистрация : FAQ : Пользователи : Группы : Профиль : Войти и проверить личные сообщения : Вход 

Александр Башлачёв - "Первая Студийная Запись" (2CD)

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Наш НеФормат -> Рецензии
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Геннадий Шостак
Автор


Зарегистрирован: 25.07.2004
Сообщения: 853
Откуда: Беларусь

Сообщение 22 Июл 2020, 19:28 - Александр Башлачёв - "Первая Студийная Запись" (2C Ответить с цитатой

(c) Александр Башлачёв, 1984
(c) Егор Башлачёв
(p) Отделение Выход, 2019
CD1 - 24 tks./T.t. 73:33
CD2 - 15 tks./T.t. 43:00


В 80-е - 90-е годы я коллекционировал аудиозаписи сначала на бобинах, затем на кассетах. Поддерживал связь с владельцами частных фонотек из разных уголков бывшего СССР. Слышал о первой студийной записи Александра Башлачёва, долго ее искал и, казалось, находил в каталогах, которые мне присылали коллекционеры. Бывало, в мои руки попадали фонограммы непонятного происхождения. На картонных коробках бобин были надписи: то "Башлачёв 1984", то "Башлачёв. Первая Запись 1984", то "Башлачёв. Первая Студийная Запись 1984". Но ни один вариант не соответствовал рассматриваемому изданию: песни были либо другие, либо эти же, но в ином исполнении, некоторые треки либо обрывались, либо были записаны с середины... О правильной последовательности расположения песен говорить вообще не приходилось. Иногда за первую студийную запись выдавались компиляции треков, понадерганных отовсюду... Честно говоря, подлинной "Первой Студийной Записи" я до сих пор так и не слышал. Тем более приятным было мое знакомство с официальным изданием.

Украинский поэт, бард, литературовед и педагог Виктор Бахмач, исследуя творчество Владимира Высоцкого, ввел в научный обиход термин "стихопесня" для обозначения поэтического произведения, которое может существовать и как песня, с музыкальным рядом, и как стихотворение, т. е. в отрыве от музыки. Позволю себе воспользоваться этим термином в рецензии.

Релиз правильнее было бы озаглавить "Первые Студийные Записи" - во множественном числе. В первый CD вошла запись, сделанная Александром Башлачёвым в его первый приезд в Москву 17 октября 1984 года. По ходатайству Артемия Троицкого СашБаш поселился у Виктора Алисова. Тот отвез его к своему другу Валентину Щербине, на чьей домашней студии на улице Красного Маяка и были записаны 24 песни. Второй CD составили записи, сделанные там же в ноябре 1984 года. Очевидно, оригиналы фонограмм не сохранились. Первые студийные записи Башлачёва издаются по копиям, предоставленным Александром Агеевым и Владимиром Фрадкиным.

Обе записи отличаются светлым, жизнерадостным настроением, которого больше не будет. Тогда некоторые песни даже трагического содержания писались в мажорных тональностях. На первой из записей слышно, как СашБаш отбивает ногой ритм исполняемых песен. В перерывах дает лаконичные комментарии. Приведу здесь полностью один, предваряющий песню "Осень", который может заинтересовать исследователей его творчества: "Еще одна песенка из цикла "Времена Года". Была и есть песенка "Весна", великолепная песенка "Лето". А сегодня 17 октября, наступила осень". Если песни "Весна" и "Лето" действительно были, они либо утеряны, либо не опубликованы до сих пор.

На ноябрьской записи Башлачёв не произносит между песнями ни слова (либо его реплики аккуратно вырезаны), иногда теряет уверенность, местами забывает слова и путает аккорды.

Людям с абсолютным слухом может показаться, что СашБаш в некоторых местах неверно интонирует. На самом деле здесь нет никаких ошибок: некоторые песни Башлачёва не отличаются фиксированной мелодией, сам автор варьирует отдельные фразы. А вот в стихах заменяются не только строки, но и целые строфы. Таким образом, песни Александра Башлачёва вариативны.

С одной стороны, обе студийные записи не являются альбомами как таковыми. Но, с другой, можно выявить некие циклообразующие связи, объединяющее их в единый текст, в котором описываются самые разнообразные явления нашей жизни. Предлагаю вдумчивому читателю слушать песни (ссылка на прослушивание дается в конце), одновременно совершая виртуальное путешествие по цитируемым первоисточникам.

Октябрьскую запись открывает исполненная едкой сатиры "Палата №6", восходящая, очевидно, к стихопесне Владимира Высоцкого "Я Не Люблю". Лирический герой песни, названной по знаменитому чеховскому рассказу, - член общества, чье "я" жестко и жестоко подавляется советской системой. Я сам помню школу, где за меня всё решали - куда идти, что делать, чем заниматься. Ученика могли против его воли и в хор записать - и тот должен был петь... Помню и вузовский курс марксистско-ленинской этики, и его толкование принципа коллективизма: сначала общественные интересы, затем коллективные и на последнем месте личные; а меньшинство подчиняется большинству... И на работу после учебы молодые специалисты распределялись только и исключительно с учетом потребностей общества - мнение распределяемого ничего не решало. В первом варианте, который можно услышать на обеих записях, еще не было стремных строчек "Мне нравится БГ, а не наоборот" - они появятся через полгода.

"Рыбный День" в данном контексте я воспринимаю как продолжение и развитие темы "Палаты №6". Те, кто постарше, помнят, что в Советском Союзе специальным постановлением ЦК КПСС в общепите по четвергам вводилось рыбное меню. Правда, у Башлачёва рыбный день - метафора однообразия жизни, регулярной повторяемости, реализуемая на разных уровнях - лексики (использование клише советской пропаганды), стихосложения (одинаковые ритмические конструкции большинства стихов, постоянная мужская рифма, смежная рифмовка с образованием больших моноримных периодов), фонетики (особая акцентировка последних слогов, протяжное "ы-ы-ы"), тональности (безраздельное господство мажора, изображающее всеобщее ликование). У Башлачёва сам человек уподобляется рыбе. Автор последовательно профанирует мотивы питания ("Налей в бокалы канцелярский клей", "И в паутину заводных сетей попалась пара заливных костей", "Мы резво плавали в ночном горшке и каждый думал о червячке на персональном золотом крючке"), прерванной речи ("Шестьдесят минут молчанья в час"), затрудненного дыхания ("Всемирный праздник голубых соплей", "Вот-вот нам перекроют кислород"). В то же время "Рыбный День" можно воспринимать и как размышление о поколении с Рубинштейна, 13. Музыкальная составляющая выдержана в околопанковской стилистике.

Герой песни "Черные Дыры" видит иные онтологические уровни, существование на которых непонятно и страшно. Он ищет смысл жизни в попытке стать "хранителем времени сбора камней" (отсылка к Екк. 3:5). Воплотить в жизнь миссию свидетеля времени невозможно. Причины невозможности реализации своего "я" внешни по отношению к герою. Поэтому он противопоставляет себя тоталитарному обществу. На октябрьской записи Башлачёв поет, на ноябрьской же - скорее декламирует.

В "Прямой Дороге" описывается путь Советского Союза, бесцельный и тупиковый. Топтание на месте подчеркивается многократно повторяемой мелодией и гармонической последовательностью из четырех аккордов, напоминающей непрерывное движение по замкнутому кругу. СашБаш отсылает к песням "Вместе Весело Шагать" Владимира Шаинского/Михаила Матусовского из т/ф "И снова Анискин!", "Дороги" Анатолия Новикова/Льва Ошанина, "Постой, Паровоз, Не Стучите, Колеса..." неизвестного автора из фильма "Операция "Ы" и другие приключения Шурика", "дорожному" циклу Владимира Высоцкого. Оба исполнения песни практически ничем не отличаются.

"Королева Бутербродов" погружает в атмосферу старой питерской коммуналки. Квартира с картонными стенами, где живут несколько чужих друг другу семей, саркастически именуется коммунальным дворцом. И все же герои песни чувствуют комфорт ("Тепло, уютно и чисто"). Сам Башлачёв называет "Королеву Бутербродов" "женской песней". А гитарка чуть-чуть не строит!

"Музыкант" - посвящение Вячеславу Кобрину, гитаристу группы РОК-СЕНТЯБРЬ (впоследствии играл в МАГНЕТИК БЭНД, KOBRIN BLUES BAND и ULTIMA THULE). Песня строится на противопоставлении быта и искусства: дрянной музыкант, которого тяготит семейная жизнь, все же по ночам слышит музыку. Очень симпатичный ритм-энд-блюз. А строчка "Он спивался у всех на глазах..." содержит скрытую отсылку к образу отца Неточки Незвановой - героини одноименной повести Федора Достоевского. Я предпочитаю октябрьское исполнение - оно мне кажется более живым.

Герой песни "Минута Молчания" - музыкант, продавший душу дьяволу, променявший творчество на шоу-бизнес, трудную жизнь рокера-подпольщика на звездный статус. Фраза "Лилипут в стране Гулливеров" - перевернутое название романа Джонатана Свифта.

"Влажный Блеск Наших Глаз", "Поезд №193" и "Трагикомический Роман" образуют своего рода "любовно-бытовой" микроцикл. В первой песне, которую сам СашБаш в сопроводительном комментарии называл "постельной", обожествляется объект любви лирического героя. "Поезд..." во многом автобиографичен. Здесь автор раскрывает различные значения слова "любовь". А в "Трагикомическом Романе" возвышенное чувство любви противопоставляется скучному быту с его мышами, клопами, тараканами, насморком и деньгами. Видоизмененная цитата из стихотворения Александра Пушкина "Герой" ("Тьмы низких истин, как всегда, дороже нас возвышающий роман") служит для едкого высмеивания действительности.

К микроциклу примыкает "Хозяйка". Лирический герой ищет спасения от одиночества в доме соседки-вдовы и находит понимание и сочувствие. Башлачевский текст сопоставляется с песней Матвея Блантера/Михаила Исаковского "Враги Сожгли Родную Хату", а в одном из куплетов упоминается еще один шедевр советской песенной классики - "День Победы" Давида Тухманова/Владимира Харитонова.

На ноябрьской записи "Влажный Блеск..." и "Поезд..." образуют условный триптих с зарисовкой "О, Как Ты Эффектна При Этих Свечах". Последняя написана под влиянием песни Бориса Гребенщикова "Мне Было Бы Легче Петь". Башлачёв утверждает непреложный закон бытия - необходимость вечного обновления. Его герой ощущает неизбежность разрыва и конец любви. Припев обращен к словам Иисуса: "Не вливают также молодого вина в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают; но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается то и другое" (Мат. 9:17; Мк. 2:22).

"Время Колокольчиков" - песня о трагическом ощущении связи времен, ставшая гимном рок-движения в Советском Союзе. Вот как комментировал ее сам автор: "Небо над нами - это колокол без языка. Раньше язык был, но теперь небо пустое, и мы - рассыпанные по полю колокольчики..." В музыке имитируется ритм движения русской тройки. А поэтический субтекст содержит отсылки к роману Николая Гоголя "Мертвые души", стихотворениям Александра Пушкина "Телега жизни" и Анны Ахматовой "Уже никто не станет слушать песен", и к песне Матвея Николаевского/Владимира Гарлицкого "Под Дугой Колокольчик Поет").

"Грибоедовский Вальс" (другое название "Баллада о Степане") обращен к биографическому коду Башлачёва: в студенческие годы он работал водовозом, правда, возил воду не на ЗИЛе, а на лошади Анфисе. В годы службы в армии выходил на развод в пилотке, надетой, как треуголка, поперек головы, и засунув руку за обшлаг шинели. В таком виде СашБаш был похож на Наполеона. А песню, согласно одной из версий, написал после посещения Череповца психотерапевтом Анатолием Кашпировским. Столкновение мечты с реальностью приводит героя к традиционному финалу - самоубийству. Композиция строится по принципу контраста: в первой и третьей частях описывается реальность, во второй - гипнотический сон водовоза Степана Грибоедова. В музыкальном субтексте контрастность реализуется путем сопоставления медленных вальсовых мажорных первой и третьей частей и быстрой, околомаршевой минорной второй. Название отсылает, очевидно, к фортепианному вальсу ми минор Александра Грибоедова, известному в различных переложениях и инструментовках. В первой части образ выдающегося гипнотизера буквально списан с Воланда из романа Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита". Многочисленными реминисценциями и цитатами изобилует вторая часть: стихотворения Иосифа Христиана Цейдлица "Корабль призраков" и "Ночной смотр", поэма Александра Пушкина "Полтава", баллады Михаила Лермонтова "Воздушный корабль" и "Бородино", роман Льва Толстого "Война и мир", новелла Томаса Манна "Марио и фокусник", кинодрама Федерико Феллини "Ночи Кабирии"...

"Осень" передает ощущения поэта от холодной северной ночи. Возвышенное подвергается обытовлению ("Небо, как эмалированный бак с манной кашей"). А еще в этой песне есть ощущение близости конца.

"Похороны Шута" обращены к традиции смеховой культуры. Абсурдность описываемой ситуации заключается в том, что мертвый лицедей высмеивает собственную смерть. Образ главного героя соотносится с образами мертвого шута из шекспировского "Гамлета" и спившегося журналиста из рассказа Достоевского "Бобок". С ним соседствуют крыловский Демьян, чеховские дьячок и дама с собачкой, горьковские актер и старуха Изергиль, блоковская Незнакомка, герой стихопесен Высоцкого "Веселая Покойницкая" и "Мои Похорона, или Страшный Сон Очень Смелого Человека"... А в текст органично вписываются цитаты из стихотворения Алексея К. Толстого "Средь шумного бала", поэмы Николая Некрасова "Мороз Красный Нос" и песни Яна Френкеля/Константина Ваншенкина "Вальс Расставания".

"Новый Год" создает атмосферу праздника. Герой чувствует себя не очень комфортно среди фальшивых людей. Автор изменяет вторую строфу второго куплета в связи с наступлением каждого года. В октябрьской версии герой встречает 1984 год, а в ноябрьской - 1985-й. Но каждый наступающий год он объявляет "годом серьезных мер по борьбе с тоской".

В "Часе Прилива" (другое название - "Мертвый Сезон") СашБаш поделился предчувствием грядущих перемен (песня написана в 1984 году). Лирический герой ищет спасения от скучного быта в рок-н-ролле. К рок-н-ролльной традиции обращена и музыкальная составляющая. Строчка "Червями склеились нервы, волосы и мысли" - несколько видоизмененная цитата из "Пожаров" Владимира Высоцкого.

Основную идею песни "Мы Льем Свое Больное Семя..." можно сформулировать как суетность и ничтожность человека перед лицом смерти. В башлачёвские строки органично вписываются цитаты из стихотворений Осипа Мандельштама "Нашедший подкову", Александра Блока "Незнакомка", Михаила Лермонтова "Смерть поэта", а также аллюзия на роман Джорджа Оруэлла "Скотный двор".

"Лихо" - размышления о причинах несложившейся судьбы России: это и долготерпение русского народа, и двойственность страны, в которой дикая вольница языческого времени уживается с современной цивилизацией. На обоих исполнениях ярость СашБаша бьет через край.

"Некому Березу Заломати" можно воспринимать как продолжение "Лиха": автор реализует оппозицию между русским народом и властью. В первой версии текста еще не было намека на события в Варшаве и Праге соответственно в 1968 и 1981 годах. Название позаимствовано из русской народной песни "Во Поле Береза Стояла", а ответ Антошки "Тили-тили, трали-вали" из одноименной песни Владимира Шаинского/Юрия Энтина наполняется конкретным смыслом.

"Зимняя Сказка" - развернутая метафора внутреннего и внешнего холода. В издание вошли две версии. Цитата "Однозвучно гремит колокольчик..." из одноименного романса Александра Гурилёва/Ивана Макарова появилась во второй версии, которую можно услышать на ноябрьской записи. А в последнем куплете подвергается травестированию строка из "Песни о Родине" Исаака Дунаевского/Василия Лебедева-Кумача.

"Рождественская" восходит к песне Александра Вертинского "Рождество". Башлачёв поет так жалобно, будто вот-вот расплачется. Такое ощущение, словно попал не на светлый христианский праздник, а на похороны или поминки. Даже намек на описание новогодних и рождественских праздников из повести Алексея Н. Толстого "Детство Никиты" не вносит просветления.

Отдельного внимания заслуживают две "поствысоцкие" сатирические песни-сценки, стилистически обращенные к произведениям Высоцкого "Лекция о Международном Положении", "Письмо в Редакцию Телевизионной Передачи "Очевидное - Невероятное" из Сумасшедшего Дома - с Канатчиковой Дачи" и "Инструкция Перед Поездкой За Рубеж, или Полчаса в Месткоме".

Башлачёв определяет жанр песни "Слет-Симпозиум" как репортаж - сам он несколько лет проработал корреспондентом череповецкой районной газеты "Коммунист". Автор пародирует доклад должностного лица, речь которого, с одной стороны, изобилует идеологическими клише и штампами, с другой, нарочито неправильна, отличается обилием разговорных выражений, оканьем, произношением фрикативного "г" и т. п. Фраза докладчика "У нас есть место подвигу..." представляет собой трансформированную цитату из рассказа Максима Горького "Старуха Изергиль". А слегка измененная цитата "...но ярость благородная вскипала, как волна" из песни Александра Александрова/Василия Лебедева-Кумача "Священная Война" как нельзя лучше изображает взрыв народного гнева, когда маленький город Шиши почувствовал голод. А фразу "Кто хочет много сахару, тому дорога к Горькому", отсылающую к биографии А. Д. Сахарова, вряд ли сейчас поймут те, кто не застал Советский Союз.

"Подвиг Разведчика" СашБаш обычно предварял всё той же фразой: "В нашей жизни всегда есть место подвигу". Еще одна блестящая пародия - на сей раз на советскую пропаганду эпохи застоя. Герой песни, пьющий, политически неграмотный, мечтает о разведке "в глубокий тыл врага" - т. е. в Западную Европу. Здесь созданию контекста способствует широкий массив источников цитирования. Претексты - это, во-первых, советская песенная классика ("Трус Не Играет в Хоккей" Александры Пахмутовой/Николая Добронравова, "Если Сердцем Молод" Евгения Мартынова/Андрея Дементьева и Давида Усманова, "Марш Советских Танкистов" Дмитрия и Даниила Покрассов/Бориса Ласкина, "Любимый Город" Никиты Богословского/Евгения Долматовского из к/ф "Истребители", "На Безымянной Высоте" Вениамина Баснера/Михаила Матусовского, "Катюша" Матвея Блантера/Михаила Исаковского), во-вторых, советская проза ("Волоколамское шоссе" Александра Бека, "В списках не значился" Бориса Васильева, "Молодая гвардия" Александра Фадеева, "ТАСС, уполномочен заявить" Юлиана Семенова).

Песни-сценки очень хороши на обеих записях.

Непесенная поэзия Александра Башлачёва представлена четверостишием "Толоконные лбы", которым открывается ноябрьская запись. Толоконными лбами автор называет недалеких, ограниченных людей, не способных храм отличить от хлама. А название стиха - реминисценция из пушкинской "Сказки о попе и о работнике его Балде".

Издание я настоятельно рекомендую поклонникам Александра Башлачёва и профессиональным исследователям его творчества. Первые студийные записи в сопоставлении с последующими альбомами и концертниками позволяют проследить, как СашБаш работал над своими песнями, как менялись музыкальная и поэтическая составляющая от версии к версии.

Слушать альбом
Заказать CD
 
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
vadimlv
Почти мембер
Почти мембер


Зарегистрирован: 02.11.2010
Сообщения: 31

Сообщение 07 Авг 2020, 20:01 - Ответить с цитатой

Если песни "Весна" и "Лето" действительно были, они либо утеряны, либо не опубликованы до сих пор.


Возможно, Башлачев имел ввиду не свои песни, а, например, песни Цоя и Майка.

Вряд ли бы он сказал о своей песне в превосходной степени ("великолепная песенка"), разве, что с иронией.
 
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Наш НеФормат -> Рецензии Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


   
  Rambler's Top100 Copyright © 2002-2006, "Наш Неформат"
Основатель Старый Пионэр
Дизайн Кира © 2003 (HomeЧатник)
Техническая поддержка Пашти © 2006