Новости :: Артисты :: Рецензии :: Статьи :: Архив :: Музыка(mp3) :: В рифму ::
Ссылки :: О проекте :: Об авторах :: Форум :: Гостевая книга :: Объявления ::
     
 

Поиск : Регистрация : FAQ : Пользователи : Группы : Профиль : Войти и проверить личные сообщения : Вход 

Три жизни группы ТОМАС

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Наш НеФормат -> Статьи
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Екатерина Борисова
Редактор


Зарегистрирован: 25.07.2004
Сообщения: 1689
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение 03 Июн 2017, 22:53 - Три жизни группы ТОМАС Ответить с цитатой

Похоже, мне довелось стать первым и пока единственным биографом группы ТОМАС. Во всяком случае, ничего более подробного в Интернете обнаружить не удалось.
Изначально-то были планы поговорить с Александром Самойленко - главной творческой единицей и движущей силой всех инкарнаций ТОМАСА (трех основных и нескольких промежуточных) - просто о музыке в целом и о новом альбоме "Джем" в частности... Но музыка не берется ниоткуда, за ней всегда стоит история. А история состоит и из особенностей времени, когда этой музыке выпало рождаться, и из специфики места, и из того, что принято обозначать словами "человеческий фактор". И когда начинаешь обращать внимание на все это (и кое-что другое), разговор обычно получается длинным и подробным.
А если учесть, что группе ТОМАС (которая начинала свой путь как ТОМАС ГАВК, а сейчас называется Саша Самойленко и TOMAS BAND) скоро исполнится 30 лет, и в ее существование оказались так или иначе вписаны все возможные приметы времен и мест, этот разговор мог стать и вовсе безразмерным. Но не стал. И это повод когда-нибудь к нему вернуться. Тем более что жизнь продолжается.


Жизнь первая: ТОМАС ГАВК
Мы специализировались на студенческих праздниках

Екатерина Борисова: Давай начнем с самого начала. Потому что я почитала, например, Википедию и поняла, что в ней про группу ТОМАС нет абсолютно никаких подробностей.
Александр Самойленко: Да. И с одной стороны это проблема, а с другой стороны это круто. И я сначала подумал, что надо в интервью о себе побольше рассказать, а потом подумал, что, может, и не надо.

Катя: Надо-надо. Чтобы широкий читатель мог, не рыская по справочникам, все же понять, что откуда росло и почему такое выросло. Итак, сначала был ТОМАС ГАВК, потом ТОМАС, а теперь TOMAS BAND. Вот по этапам этого пути давай и пробежимся.
Саша: Давай начнем с того, что я родился и вырос в Магнитогорске. Это второй по величине город на Южном Урале, знаменитый своим металлургическим комбинатом и хоккейной командой "Металлург". А в Челябинск я впервые попал еще до армии, успел засветиться на двух рок-фестивалях. Тогда как раз начались рок-фестивали, в Магнитогорске тоже был один, проводился при Пединституте. Мы сыграли там, а через неделю засветились еще и в Челябинске. Я тогда играл в рок-группе ФОНД... Потом я ушел в армию, а после вернулся и стал думать, куда бы поехать - то ли в Екатеринбург, который тогда был Свердловском, то ли в Челябинск. Мои коллеги уже переехали в Челябинск - в частности, барабанщик Владимир Николаенко переехал и играл в челябинской группе АРТ. А мы с ним еще до армии вместе поступили в Магнитогорское музыкальное училище на оркестрово-духовое отделение... И вот, я сначала в Екатеринбург заехал, посмотрел, что там происходит, а потом мне поступило конкретное предложение - перебирайся в Челябинск, тут есть все возможности для продолжения творческой деятельности: есть группа, есть инструменты, в общем, все есть.

Катя: Это в каком году было?
Саша: Это начало 1989 года, январь.

Катя: Слушай, но тогда в Свердловске-то все бурлило. Чем он тебя не устроил?
Саша: Я там никого не знал. Ну, кроме Михаила Козырева.

Катя: Михаил Козырев - это который основатель "Нашего Радио"?
Саша: Да. На самом деле фантастические пересечения происходят в жизни, я иногда анализирую это все с высоты прожитых лет и диву даюсь. Мы с Мишей вместе служили в армии в Шадринске, и тексты некоторых моих песен тоже принадлежат ему - он оставил мне тетрадку с текстами...
Ну вот, приехал я Свердловск, почти никого там не знаю, и вообще он мне каким-то холодным показался. А в Челябинске прекрасно, там друзья, соратники, так что я выбрал Челябинск. Более того, я приехал - и там действительно были инструменты, была группа. Группа базировалась в общежитии Челябинского Политехнического института. То есть приезжай и рули. А у меня в армии накопился багаж песен. И прямо с января 1989 года началась история группы ТОМАС ГАВК. То есть на тот момент группа АРТ распалась, некоторые участники ушли, а я как некая творческая единица влился в этот коллектив и сказал: "Ребята, история группы АРТ закончилась, предлагаю начать новую историю с новым именем". У группы был директор, Алексей Баклушин, который все это дело курировал - мы поговорили, он был против, я был за... Но в результате ребята меня поддержали, согласились с тем, что лучше начать новую страницу. А новое название предложил близкий к нашему окружению человек - художник и поэт Владимир Шилин. Есть песни на его стихи, кстати. Он предложил взять имя из книги Эдгара По "Литературная жизнь Какваса Тама"... Тогда ведь это было принято - группы назывались УРФИН ДЖЮС, например.

Катя: Или АГАТА КРИСТИ.
Саша: Ага. ТОМАС ГАВК. Оно звучит. Плюс мы почитали тот абзац, где рассказывается, что Томас Гавк - скандальный журналист, который будет уничтожать всех конкурентов... В общем, название боевое, так что мы его взяли. И датой рождения группы принято считать 13 января, Старый Новый год.
За два месяца мы сделали новую программу с моими песнями, и в начале марта у нас состоялось боевое крещение. В те времена в Челябинск приезжали многие питерские команды - и АВИА, и АУКЦЫОН, и АЛИСА - и, как правило, концерты проходили в цирке. А наш директор Алексей еще и занимался аппаратурой, сделал своими руками аппарат, который предоставлял организаторам концертов. И он договорился, чтобы на концерт группы СТРАННЫЕ ИГРЫ взяли на разогрев молодую начинающую группу ТОМАС ГАВК. Так что наше первое выступление состоялось перед большой аудиторией.

Катя: И сколько времени просуществовала группа?
Саша: Летом 1989 года мы записали дебютный альбом, он разошелся на кассетах по всему студгородку. Более того, мы запустили его в дистрибуцию через киоски звукозаписи. Каким-то волшебным образом к нам в общежитие пришел человек и сказал: "Ребята, а не хотите запустить свой альбом в дистрибуцию по всей стране?" Мы ему отдали катушку, и нам потом люди говорили, что слышали нас и в Риге, и в Москве... В Челябинске тоже - как-то наш гитарист пришел и говорит: "Иду, слышу - из ларька звучит наша песня "Руки". Я подхожу, спрашиваю: "А кто это играет?", мне дают кассету, а на ней написано: "Константин Кинчев. Сольный альбом" (общий смех). А песня действительно боевая была - на стихи Миши Козырева, кстати.

Катя: А помнишь, в 1989 году проходил конкурс магнитозаписей журнала "Аврора", люди со всей страны присылали туда кассеты, а потом был фестиваль? Вы в этом конкурсе не пытались участвовать?
Саша: Я, к сожалению, этот конкурс пропустил. Если б я знал, то, конечно, отправил бы туда запись. Просто не нашлось человека, который бы мне этот журнал показал. Но я приезжал на фестиваль "Авроры" в 1990 году - я помогал Юрию Богатенкову из группы РЕЗИНОВЫЙ ДЕДУШКА, мы с Володей Николаенко записывали с ним первый альбом и играли на концертах, потому что у Юры только бас-гитарист был. И Юра-то в этот конкурс попал, так что мы приезжали вчетвером и выступали как РЕЗИНОВЫЙ ДЕДУШКА.

Катя: А я на этот фестиваль ходила и группу помню. Так что мы с тобой знакомы, оказывается, дольше, чем предполагали.
Саша: Я тоже все это помню... Но вообще мы специализировались на студенческих праздниках. Играли на площади у центрального здания, собиралось очень много народу, это было потрясающее зрелище. Плюс ездили в Свердловскую область, в город Качканар на фестиваль "Форманта" - в 1989-м, 1990-м и 1991 годах. Также случилось у нас две поездки на Памир - мы ездили по шефской линии, играли на погранзаставах для солдат... За два с половиной года мы успешно записали несколько магнитоальбомов, а потом у нашего директора начались свои проблемы, мы оказались предоставлены сами себе, пытались найти каких-то других людей... Тогда ведь все было дорого - и инструменты, и прочее, надо было как-то проблемы решать. Под самый финал мы вышли на ребят, которые занимались бизнесом, а по своему мировоззрению были кришнаитами.

Катя: Интересное сочетание.
Саша: Очень интересное! Мы с ними договорились, они нас решили поддержать, дали денег на студию, отправили нас в Москву, и в Москве в феврале 1991 года мы записали первый альбом на профессиональной многоканальной студии. Планировался выпуск виниловой пластинки. Но наш гитарист что-то сильно заторчал по Кришне и в конце концов сказал: "Я ухожу". Мы остались втроем. Плюс у меня в 1991 году родился сын. Да и вообще время было сложное. И мы потихоньку приземлились. И я уехал... ты знаешь, я уехал в Магнитогорск и прожил там до 1993 года.


Жизнь вторая: ТОМАС (начало)
Я все время вхожу в новую реку

А потом я приехал в Челябинск опять. Группы нет, 1993 год, весна, лето... А Володя Николаенко остался в Челябинске, продолжал заниматься музыкой, и мы с ним стали думать-решать, как бы нам это дело снова поднять, возродить, потому что все равно же играть-то хочется. И как-то потихоньку мы дошли до осени 1994 года, когда опять нарисовался наш директор Леша Баклушин и сказал: "Парни, мне кажется, нам надо записать грейтест хитс ТОМАСА ГАВКА и двинуться дальше". Мы эту идею подхватили, обсудили, и я говорю: "Леша, теперь это все-таки уже другая группа. Да, мы запишем грейтест хитс, но группа будет новая". У меня постоянно так - я все время вхожу в новую реку. Мы взяли новых музыкантов, поменяли концепцию - у нас стала чисто гитарная музыка без использования клавиш. Я много думал над новым названием и в конце концов решил убрать фамилию ГАВК и оставить просто ТОМАС. Чтобы что-то поменять, но сохранить преемственность. Все равно ведь группу в городе знали, песни наши знали, называли нас "Томаса". И мы таким образом, объединившись, записали компакт-диск - как раз тогда началась мода на компакт-диски - и выпустили его в количестве 1000 экземпляров на Свердловском заводе "333". И он по сути состоял из песен ТОМАСА ГАВКА.

Катя: Слушай, у меня возник вопрос чисто по следам моей журналистской работы: вы не пытались свои записи отсылать на рецензию, например, в газету "ЭНск" или в журнал "FUZZ"? Или еще в какую-то прессу?
Саша: Это уже было потом. А в те годы как-то не сложилось. Не было рядом людей, которые бы обратили наше внимание именно на это, направили бы нас в это русло.

Катя: Помню, я нашла в редакции "FUZZA" вашу демо-кассету с альбомами "Комета" и "Слезы Дьявола" лишь в начале 2001 года.
Саша: Ну да, гораздо позже. А тогда, в 1995-м, мы собрались, записались, потом стали готовить материал следующего альбома. У нашего директора были грандиозные планы, он хотел сразу сильно много всего - взять и всех победить, у него были какие-то свои идеи. Тогда удачным примером в шоу-бизнесе была АГАТА КРИСТИ, и этот пример служил для Алексея неким эталоном, тем, на что надо равняться.

Катя: А ты сам чего хотел?
Саша: Я хотел играть музыку, играть концерты, а над всем остальным просто не думал.

Катя: Ну подожди, у тебя были же какие-то ориентиры, какие-то свои музыкальные идеи?
Саша: А, ты имеешь в виду - в музыкальном плане? Я всегда ориентировался на качественную британскую рок-музыку. Как раз тогда бритпоп пошел... Я вырос на британской рок-музыке: PINK FLOYD, DEEP PURPLE, LED ZEPPELIN, немножко прогрессива, немножко новой волны.

Катя: В общем, как все мы.
Саша: Ну, не как все, я тебе скажу. У меня в классе люди были вообще не в курсе, что такое группа POLICE, например, или группа RUSH. А я дружил с художниками-меломанами, которые обменивались пластинками, и у меня была возможность получать всю эту информацию.
Ну и, возвращаясь к 1995 году - я сделал такую гитарную музыку, все песни были под это адаптированы. И этот альбом - "Слезы Дьявола" - считается первым в дискографии группы ТОМАС. Это, по сути дела, была демо-версия, потому что мы записали эти песни у себя в Челябинске на 8-канальный магнитофон, и предполагалось, что мы приедем в Москву и будем записываться в хорошей студии с хорошим бюджетом. Планы были грандиозные, но они не осуществились... Параллельно я нашел Мишу Козырева, который на тот момент управлял "Radio Maximum". Я это с удивлением обнаружил, потому что мы с ним после армии немножко переписывались, а потом связь потеряли. А так как в альбоме присутствовали песни на его стихи, я его разыскал, нашел, и мы с ним возобновили знакомство. И песню "Возвращение" на стихи Миши с альбома "Слезы Дьявола" он поставил в эфир...

Катя: Хм.
Саша: Ну да, можно сказать, что, мол, он по блату поставил в эфир песню, но на самом-то деле он проталкивал на радио музыку разных новых русскоязычных команд. И все равно ведь существует некий худсовет, который всё отслушивает. Ну вот, они ее поставили, и песня вошла в сотню лучших песен 1995 года. Мы об этом, кстати, узнали от ребят с челябинской радиостанции, которые получали все эти плей-листы: "Слушайте, ни фига себе, вы, оказывается, в Москве в хит-парад входите!" И плюс я тогда еще слушал "Радио 101" - было такое шикарное радио, где эфиры вели Кирилл Кальян, Макс Любимов, вообще радиожизнь в те времена была веселая - и отправил сам туда запись, и на "Радио 101" тоже крутили наши песни.
На этой волне, приехав в Москву весной 1996 года, я познакомился с Дмитрием Нестеровым из группы СВИНЦОВЫЙ ТУМАН. У него в тот момент энергия бурлила, он объединял вокруг себя соответствующие коллективы...

Катя: А, "2000% Живой Энергии"!
Саша: Да. Были группы ЭКЗЭ, КОШКИ НЕЛЬСОНА, потом туда влились ТАНЦЫ МИНУС, ЭДИПОВ КОМПЛЕКС, и в результате осенью 1996 года в Московском Дворце молодежи состоялся концерт-презентация первого CD-сборника "2000% Живой Энергии", куда вошли песни шести групп, включая ТОМАС. Мы приехали в Москву всей группой, в планах было записывать альбом на московской студии, наш директор Алексей вел какие-то переговоры с акулами шоу-бизнеса... Но после концерта все пошло куда-то не туда, все планы застопорились, у Алексея опять что-то не сложилось и не получилось. Ребята сидели в Москве, и вопрос встал типа "давайте возвращаться в Челябинск". А я сказал: "Я не буду возвращаться, я остаюсь в Москве и буду искать издателя, потому что альбом-то есть". У меня была такая цель. В общем, я пошел в противофазу, остался в Москве и прожил в Москве до осени 1998 года.

Катя: А как же семья?
Саша: Моя первая жена и мой первый сын остались в Магнитогорске. Я же в 1993 году снова приехал в Челябинск не просто так, а потому что у меня произошли в жизни такие вот события. А в Москву осенью 1996 года я уже приехал со второй женой. И как-то мы жили, выживали, я бегал по лейблам, по разным компаниям, их тогда очень много было. В конце концов мне повезло, нашим альбомом заинтересовалась российско-ирландская компания, которая на тот момент называлась "DANA Music" и владела полным каталогом НАУТИЛУСА ПОМПИЛИУСА. Я им предоставил альбом "Слезы Дьявола", который была записан в 1995-1996 годах - и вот в 1998 году я его пристроил. Мы подписали контракт, тоже планов было громадье, планировалась презентация и все такое - и тут шарахнул августовский кризис. Я ж говорю, у меня всегда так происходит.
Ну что - я выполнил свою задачу максимум, потому что я понимал, что нужен издатель в Москве. Можно жить в Челябинске, хоть где можно жить, но если у тебя есть издатель в Москве, то уже все здорово.
Я в то время как раз вернулся в Челябинск, потому что у меня опять развалилась семья, и моя жена решила остаться в Москве... А я в Челябинске снова собрал группу и продолжил все это движение.

Жизнь вторая: ТОМАС (окончание)
Теперь мы в тебя верим

Катя: Которое привело в итоге к "Нашествию", "Феллини-туру" и всему такому прочему?
Саша: А вот это следующая история. В Челябинске я жил у друга на квартире, потому что был жутчайший кризис, и свою квартиру я сдавал. И мы с группой стали потихонечку рулить следующий альбом, который назывался "Комета". К нам пришел новый гитарист... Вообще после московского кризиса старый состав ТОМАСА со мной не остался, остался только барабанщик Владимир Николаенко, который всегда со мной по жизни, это мой кармический родственник.

Катя: Как я погляжу, в ТОМАСЕ сменилось довольно много музыкантов.
Саша: Да. Кстати, альбом "Слезы Дьявола" со мной записывал великолепный гитарист Макс Леонов, впоследствии сотрудничавший с Андреем Макаревичем, группой КВАРТАЛ и являвшийся основным участником группы ЗВЕРИ. А во время работы над "Кометой" пришел гитарист Михаил Адимов, с которым мы записали следующие четыре альбома. Он предложил нарулить этакую танцевальную палитру, добавить этих красок, что-то такое колдовал, и мы на лупах записали экспериментальный для нас альбом, который в 1999 году звучал достаточно необычно и свежо. И уже с этим альбомом я приехал к своему издателю. Он послушал и говорит: "Ты с этим альбомом никуда больше не ходи. У меня сейчас происходит трансформация, мы в ближайшее время изменим имя и станем другой компанией, очень хорошей. Я твой первый альбом издал и этот издам". Я ему поверил. Ну, и параллельно забросил Мише Козыреву новые песни с альбома "Комета", и он поставил в эфир песню "Немой Эскиз". Весной 2000 года она зазвучала на "Нашем Радио" плюс вышла на сборнике "Нашествие. Шаг Четвертый". Ну, и Миша пригласил нас участвовать в фестивале "Нашествие", которые впервые проходил тогда в Раменском.
Параллельно велись переговоры с издателем, и в конце концов издатель свои дела утряс и нам сообщил, что компания "DANA Music" - это теперь русское отделение "Sony Music". То есть неожиданно мой издатель стал вот такой акулой, офис с окраины переместился в центр города и стало все шоколадно. В 2000 году я подписал с ними контракт на издание альбома "Комета" - и тишина, молчок. Мы сняли клип на песню "Джин-Джак" - издатель выделил бюджет, - клип как-то вяло покрутился на "MTV", а там уже начался 2001 год. А я всё рвал и метал, говорил Андрею Сумину, издателю: "Ну надо ж чего-то делать! Я тебя послушался и остался с тобой, никуда не ушел, а посмотри, как "Real Records" своих артистов проталкивают, у них полный вперед!" Потому что тогда стали группы всякие появляться...

Катя: Ну да, НОЧНЫХ СНАЙПЕРОВ, например, они сильно продвинули тогда.
Саша: ...А мне в ответ через некоторое время сообщили: "Ребята, не беспокойтесь, вы поедете в "Феллини-тур" с группами СПЛИН и БИ-2". "Ни фига себе, - думаю, - ну, хорошо, давайте тур". И, значит, в апреле мы приехали из Челябинска, выступили в ДК Горбунова вместе со СПЛИНОМ и БИ-2. Они очень удивились. Там история-то была такая, что на тот момент у СПЛИНА и БИ-2 был один и тот же продюсер, который управлял их делами, а у меня никакого продюсера не было - был только прямой контакт с моим издателем. Как-то у нас не сложилось с менеджментом - я искал, но не нашел, - поэтому мне все приходилось делать самому. И каким-то волшебным образом мы оказались в одном вагоне со СПЛИНОМ и БИ-2 и проехались после Москвы еще по девяти городам.

Катя: И как?
Саша: Нормально. Проехались - и замечательно. Мои впечатления простые: мы ездили, играли. Если оценивать это как бизнес-проект, то тур был угарный, потому что во дворцах спорта не набивалось и половины зала. Но в целом все было позитивно, мне понравилось, потому что мы не преследовали каких-то меркантильных целей.

Катя: Но это не имело никакого продолжения, так ведь? В дальнейшем ничего общего с этими музыкантами не сложилось?
Саша: Да я и сам не горел что-то складывать. И бог с ним. Самое интересное, что после тура я говорю издателю: "Давай все-таки выпускать альбом", а издатель мне говорит: "Всё, "Комета" ваша уже устарела, давайте мне новые песни, нужен новый материал". Вот так меня огорошил. И я опять в Челябинск приехал, думаю - блин, ну сколько можно уже?! Два альбома записали, а дело не движется никак. Но вопрос встал очень жестко: либо мы делаем какой-нибудь кавер, либо предоставляем издателю свою песню, но это должна быть такая песня, которая его устроит. "В которую мы поверим", как мне было сказано.
Я ходил, ломал голову, и тут случился мистический момент. Я говорил уже, что у меня есть несколько соавторов: я знакомился с ребятами, и они мне давали свои тексты - Миша Козырев, Владимир Шилин, а тогда появился новый соавтор Максим Глуздань. И вот Макс прислал текст "Командора", и у меня за пять минут каким-то волшебным образом сложилась песня. Чик-чик - и готово. При этом я поменял несколько слов. У Макса было написано: "Один против армии - положение не из приятных", а у меня сразу пропелось: "Один против армии - положение не в кайф". И все, родилась песня, мы ее записали, я отправил ее в Москву - мол, а на это вы что скажете? А они тут же отвечают: "Ну вот! Можешь же! Где ты эту песню прятал?!" Я такой: "Да, могу". Они: "Всё, теперь мы в тебя верим, мы готовы выкатывать новый бюджет, записывать новый альбом". Все обрадовались. Еще они мне сказали, что заниматься делами, продюсировать нас будут опытные люди. Я спрашиваю: "Какие?" - "Олег Нестеров, лейбл "Снегири". Я говорю: "Слушайте, Олег прекрасный музыкант, я очень люблю группу МЕГАПОЛИС, очень хорошие песни, мне нравятся. Но у Олега немного другая эстетика. Я же вижу, какими он занимается артистами..." Но как я ни пытался уйти от этого, уйти не удалось, поэтому две песни мы записали при участии Олега Нестерова - песню "Вчерашние Дни", которая входит в альбом "Командор", и непосредственно песню "Командор". Осенью 2001 года специально приезжали в Москву для записи этих двух песен. Олег еще предложил снять клип, причем ему песня "Вчерашние Дни" нравилась больше, а компании больше нравилась песня "Командор". И я тоже говорил: "Да вы что, издеваетесь - снимать клип на "Вчерашние Дни", тратить бюджет? Потом будете ведь жалеть. Давайте делать ставку на "Командора". Более того, после того как песня была записана, люди послушали и говорят: "А демо-запись-то у вас лучше звучит". Я говорю: "А я вам могу объяснить. Это потому что в новой записи спрятан второй голос, нет динамики, экспрессии. Давайте я перепою, и мы ее пересведем". И в результате мы пересвели песню по второму разу - так, как я предложил. То есть как я и говорил про Олега - это не его эстетика. "Вчерашние Дни" он нарулил прекрасно, а "Командора" - нет, потому что там другое. Но для клипа на "Командора" Олег нашел режиссера, был принят сценарий с этим самолетом на Ходынском поле - это всё его заслуга.
Мы сняли клип в начале 2002 года, компания его запустила в ротацию, а весной мы снова приехали и в бешеном темпе, за какие-то три недели записали еще 10 или 11 песен, собрали альбом "Командор", и в апреле "Sony Music" его выпустила. А летом мы снова выступили на "Нашествии". Но при этом мы оставались в Челябинске, жили там, никакого директора или менеджера бог нам так и не послал, хотя я искал, вел переговоры... И мы совершали такие вот челночные поездки из Челябинска в Москву и из Москвы обратно, параллельно играли еще в каких-то городах. Подружились с самарскими байкерами, начали на байк-фесты ездить, в Уфу еще...

Катя: А с Латвией у тебя тогда же завязались связи?
Саша: Нет, это уже следующая история.
А потом "Sony Music" сдулись. То есть они решили вообще ничего не вкладывать дальше в нас. Мы уже писали четвертый альбом "Ягнята Молчат", а в это время во всем мире начался кризис звукозаписи, рекорд-бизнес терпел колоссальные убытки, и наш издатель накрылся медным тазом. Мы своими силами дописали альбом, отмастерили его, стали предлагать его другим издателям, им заинтересовалась "Фирма Грамзаписи Никитин" и его в итоге издала. Песня "Ягнята Молчат" попала в эфир "Нашего Радио". Но тогда же произошла продажа радиостанции, если ты помнишь.

Катя: Ага, и Козырев оттуда ушел.
Саша: Да. И это тоже отдельная история, если копать.
Потом был пятый альбом "Трип", который мы тоже своими силами записали и выпустили на "Мистерии Звука". Параллельно у нас выходили клипы - нам рисовали анимационные ролики художники Татьяна Плеханова и Денис Касьяненко. То есть находились какие-то свои ребята, готовые участвовать. И все - 2007 год, 5 альбомов, 12 лет, история сделана, след оставлен.


Жизнь третья: TOMAS BAND (начало)
Я не держу железобетонную конструкцию состава вокруг себя

Катя: Знаешь, поскольку я вас регулярно видела в Перми на фестивале "Rock-Line", у меня было ощущение, что история не прерывалась, и паузу между ТОМАСОМ и TOMAS BAND мне не удалось отследить.
Саша: Понимаю. Но тут произошло радикальное событие... оно связано с моей третьей женой Аленой. На самом деле мы с ней были знакомы очень давно, еще со времен ТОМАСА ГАВКА, но все основное случилось в 1998 году, когда я вернулся в Челябинск после того как грянул кризис. И с 1998 года мы так и шли вместе по жизни. А в 2007 году у нас родился сын Марк. При этом мы очень долго не могли переехать в Москву, потому что Алена не могла оставить свою бабушку. А мама Алены жила в Москве и все время говорила: "Ребята, переезжайте в Москву, живите здесь, делайте карьеру, вам же это надо". Но мы не могли. А в 2007 году бабушка ушла, препятствий для нашего переезда больше не было, и мы решились переехать. Осенью 2008 года прилетели в Москву и обосновались здесь.
А группа осталась в Челябинске. При этом Мишке Адимову, гитаристу, к тому времени все уже надоело, а басист у нас поменялся - к нам пришел мой одноклассник Владислав Чернуха, с которым мы уже писали альбом "Трип". Потом в 2009 году в Москву приехал Володя Николаенко - вот он всегда со мной. Он меня в свое время переманил из Магнитогорска в Челябинск, а я его теперь - из Челябинска в Москву. А остальные ребята остались в Челябинске с семьями. И мы вдвоем с Володей потихонечку начали... С 2009 по 2012 год мы где-то играли, что-то делали, но говорить о том, что это была группа, нельзя. Группы не было, были мы с Володькой. И движения не было, потому что я не понимал, куда двигаться. Мне всегда надо четко понимать, кто где: вот эти люди входят в группу ТОМАС ГАВК, а эти в группу ТОМАС... А тут я никак не понимал, что это за группа. И только к 2013 году я пришел к пониманию, что теперь это Саша Самойленко & TOMAS BAND. И это TOMAS BAND, потому что в разных местах со мной играют разные музыканты: и в Челябинске присоединяются, и в Латвии...

Катя: Ты как константа и всякие различные музыканты с тобой.
Саша: Да! А с Латвией мы навели мосты с 2007 года. Моя теща еще в молодости получила латвийское гражданство, у нее там есть небольшой домик. И мы туда стали ездить. Мне там очень нравится. Плюс я познакомился с группой SOUND RELIGION, с другими музыкантами, мы начали вместе играть. Как получилось? Ко мне обратился наш поклонник, на чьих мероприятиях мы иногда выступали, говорит: "Саня, я буду справлять в Юрмале день рождения, сыграешь?" Я согласился и спросил у SOUND RELIGION: "Ребята, поможете? Разучим песен десять". Они в ответ: "Да без проблем!" И на этой вот волне мы решили и дальше играть вместе какие-то концерты, фестивали летом, когда я живу в Латвии. Я уже участвовал в нескольких латвийских фестивалях - "Summer Sound", например, "Rock Up" или "Fontaine festival" в Лиепае...

Катя: До нас, к сожалению, информация об этом всем практически не доходит. Совершенно незнакомые названия.
Саша: Согласен. Но вот на "Summer Sound" в качестве хедлайнера был Мика, то есть фестивали серьезные... Плюс я играю там акустические концерты с перкуссионистом - или электрические, если есть где поиграть. А в Москве у меня в составе Сергей Письмеров - гитарист и саундпродюсер, с которым мы вместе сделали уже две пластинки, "Время-Весы" и ".Джем" - и Владимир Николаенко. На бас-гитаре у нас участники периодически меняются. А на Урале Владислав Чернуха присоединяется или еще кто-то, кто может. Я не держу железобетонную конструкцию состава вокруг себя - все ребята параллельно еще играют в разных командах, потому что надо ведь как-то жить, выживать, двигаться.


Жизнь третья: TOMAS BAND (продолжение)
Для меня на первом месте всегда стоит музыка

Катя: Кстати, о составе и сотрудничестве: ты, как я понимаю, сам тексты песен пишешь нечасто?
Саша (чуть приобидевшись): Я пишу! "Слезы Дьявола", "Ночные Собаки", "Джин-Джак" - это мои тексты.

Катя: Я к тому, что есть люди, которые категорически пишут песни только на свои тексты, а есть люди, которые с кем-то сотрудничают, им это удается. И вопрос-то был такой: у тебя есть какие-то критерии, по которым ты решаешь взять чужой текст и сделать на него песню? Кроме дружбы с авторами?
Саша: Ну конечно! Я же его должен почувствовать. Я смотрю на текст и вижу образ. Если этот образ мне близок, я беру и делаю песню. Но и человеческий фактор тоже влияет.

Катя: А форма не очень важна? А то ведь есть песни, где образ интересный, но строчки попадаются корявые.
Саша: Если строчки корявые, то либо я предложу что-то переделать, либо ничего не получится.

Катя: Вот, например, я очень люблю песню "Асфальт", но...
Саша (заинтересованно): Это мой текст. И что там корявого?

Катя: Первая строчка. "Рано утром проснувшись передали по радио". Ну очень царапает ухо!
Саша: А как надо?

Катя: Ну, хотя бы "рано утром проснувшись, я услышал по радио". А то неправильное ведь согласование!
Саша: Понял. Согласен. Но что делать? Это мой текст (смеется). Но, признаюсь честно, для меня на первом месте всегда стоит музыка. Му-зы-ка.

Катя: То есть ты все-таки идешь от музыки, а не от текста?
Саша. Да, музыка, грув, вот это все. И полет гармоний. И какое настроение создается. Текст для меня - за музыкой. Конечно, он должен о чем-то говорить, что-то выражать. Вот у меня был творческий прорыв - знаешь, бывают такие, когда пачками начинают писаться песни - в 2010 году, когда выскочили песни "Идеальный Мир", "Новая Раша", жутчайше жесткая, "Август 2010"... Я сидел и думал: откуда что взялось? Но я музыкант, у меня музыкантское образование, я окончил музыкальную школу по классу флейты и учился в музыкальном училище, я с детских лет воспитывался и на классической музыке, и на хорошем британском роке. Поэтому для меня музыка важнее. И я себя не вижу в "русском роке" - я не "русский рок", я что-то другое.

Катя: А что именно? Помню, скажем, был период, когда вы звучали почти как U2.
Саша: Это, собственно, была одна песня "Немой Эскиз", с которой мы и "Феллини-тур" проехали - там интро Мишка Адимов нарулил на дилэях...

Катя: Не-не, я имею в виду общее концертное звучание, массивный стадионный гитарный звук.
Саша: Да, может быть. Мне нравились ранние U2. Сейчас, правда, они мне не нравятся. А тогда действительно это была для меня эталонная группа, и гитарный чёс Эджа мне импонирует.

Катя: Это считывалось тогда.
Саша: Вполне может быть, не отрицаю.

Катя: А сейчас в альбоме "Джем" ты вдруг такого Криса Ри выдал!
Саша: С "Джемом" вообще отдельная история. Я впервые в жизни все решил сделать сам - и сыграть на гитарах, и аранжировки сделать, и все вообще полностью. Неожиданно превратился в гитариста и аранжировщика. Сережа Письмеров был сопродюсером альбома, он отвечал за техническую часть и за запись. А все остальное я просто представлял себе в голове. Это было какое-то волшебство, я до сих пор не могу понять, как это произошло. При том что это, в сущности, грейтест хитс, то есть песни все старые, звучат они совсем по-другому.

Катя: Альбом слушается как совершенно самостоятельный, да. За счет звука и новых аранжировок. Предыдущий "Время-Весы" звучал иначе.
Саша: "Время-Весы" я собирал в течение долгого времени. Первые песни для него были написаны и записаны в 2010 году, потом еще писались в 2013-м... То есть альбом писался пять лет. А "Джем" за год вывалился. И еще я хотел сказать, что альбому "Джем" предшествовал тот факт, что я в течение последних трех лет слушал исключительно дип хаус. У меня в плеер закачана куча всяких миксов от разных гуру ди-джеев, начиная с Ника Уоррена и заканчивая D-Phrag...

Катя: Откуда вдруг такое увлечение?
Саша: Видимо, я обслушался рок-музыки, я не нахожу уже в ней ничего нового для себя, такого, чтоб меня проперло. На самом деле я слушаю любую музыку - рок, поп, все, что создано за 60 лет в любых жанрах. Но в рок-музыке я перестал уже находить какой-то свой кайф и драйв.
А старший мой сын Денис, который живет в Магнитогорске, отыграв в панк-группе, стал ди-джеем и начал слушать электронику. И я параллельно тоже заинтересовался, послушал что-то - и меня зацепило. И я накачал себе в телефон эти миксы и стал слушать внимательно. А там миксы-то по 45 минут, по часу. Мне стало интересно, в чем секрет, что там такого с научной точки зрения. В песенном-то жанре мне все понятно - куплет-припев, крутое соло, кода, - а здесь-то что? А там форма сюитная! И я разобрал по винтикам для себя, откуда эта музыка растет и как. И вот получив это образование в области электронной музыки...

Катя: Самообразование.
Саша: Ага. "Прослушав курс лекций, Саша пришел к новому видению музыки" (смеется). И я решил сделать запись на электронной подушке плюс гитарка. Пришел к Сереге Письмерову и говорю: "Серега, будем заниматься научной работой: брать разные ингредиенты, смешивать и слушать, что у нас получается". Вот такая история.

Катя: Еще на недавнем концерте ты произнес имя Чета Эткинса, которого у нас, к сожалению, знают далеко не все.
Саша: Я играю на гитаре имени Чета Эткинса - мой инструмент, который во всех клипах присутствует и сейчас рядом со мной сидит, называется "Gibson Chet Atkins". Конечно же, я поинтересовался, что это за дядька. Это гуру, это великий музыкант!

Катя: А блюзом ты никогда не увлекался?
Саша: Слушай, мне нравится блюз, одно время я сидел и подробно его слушал. Очень люблю блюз, хотя и не силен в именах.

Катя: Песня "Твоя Тень" в акустической блюзовой версии звучит гораздо круче, чем на пластинке.
Саша: Да, я специально ее так сделал. И вообще, находясь в музыке вот уже столько лет, я изучаю разные стили, разные направления. Что-то мне близко, что-то нет, но я все равно все изучаю. Единственно что - не ухожу глубоко в тяжелую музыку, во всякий там блэк-метал. Хотя, вот, меня Алена подсадила на MOTORHEAD - раньше я Лемми никак не воспринимал, а сейчас мы едем в Ригу, и я в машине с таким удовольствием слушаю! А в метро, на улице я слушаю электронику. Ну, и ВКонтакте попадается иногда русская интересная музыка - я слушаю и какие-то выводы делаю. Вообще стараюсь быть в теме всегда.

Катя: А фестиваль "Иллюминатор", который ты организовываешь, дает тебе поводы для размышлений в плане музыки? Я знаю, что через этот фестиваль ты познакомился с Александром Коротичем, которые сейчас прямым образом участвует в твоей творческой жизни как автор текстов и художник, - а вот знакомства с музыкантами, прослушивание их на фестивале тебе что-то дает не как организатору, а как артисту?
Саша: Да, конечно! Через "Иллюминатор" я познакомился и подружился с и Олегом Сакмаровым, и с Алексеем Могилевским. И я подумал, что "Джем" - это прекрасный повод зафиксировать нашу дружбу, наш диалог. Олег исполняет прекрасное соло на флейте в песне "Командор", а Алексей сыграл одно из своих лучших, на мой взгляд, импровизационных соло в песне "ЛоЛа". Он сыграл потрясающе! И слава богу, что это все произошло. Как сказал Алексей, "Илья Кормильцев умеет и ссорить, и мирить людей, даже не будучи уже здесь". И я надеюсь, что все это будет продолжаться, на "Иллюминатор" будут приходить новые люди. Ну и, конечно, на фестивале я слушаю, наблюдаю, кто что делает, в каком ключе.
Вообще я хочу "Иллюминатор" продолжать как фестиваль андеграунда, приглашать артистов, которые кроме как на этом фестивале не могут нигде проявиться. Сделать площадку для независимых музыкантов. На этом я буду стоять и продолжать эту тему. Вот, недавно сходил посмотрел Гушу Катушкина - прекрасный музыкант, я открыл его для себя. Или группа ГЛУПЫЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ - прекрасные девушки. Надо приглашать таких артистов и открывать их аудитории.
Так что хорошо, что этот фестиваль существует и живет. Это здорово, мне нравится.

Катя: Немножко стремный, может быть, вопрос об оформлении "Джема", которое делал Коротич: осенние листья, черный фон - то есть смерть и увядание...
Саша: Ну да, есть такое. И это соответствует Александру, у него присутствует в творчестве элемент - дыхание мортидо... Но, с другой стороны, а почему обязательно смерть? У каких-то народов смерть обозначается белым цветом. Куча артистов выступает в белых рубашках, я тоже в белой рубашке выступаю иногда - и что теперь?

Катя: Я к тому, что содержание альбома этому дыханию смерти не очень-то соответствует.
Саша: А это уже индивидуальное восприятие. Ты считаешь, что не соответствует - ну, хорошо. Я в этих делах поступаю соответственно принципу дао: вот что-то из ниоткуда проявилось и существует - всё, я в это не вмешиваюсь. Я работал над музыкой, над песнями. Саша увидел вот такой образ и его для обложки создал. Ну, и прекрасно. Обложка существует как некий отдельный арт-объект, а мой альбом - это другой объект, и они соединены в общее целое. Я это так вижу.

Катя: На питерском концерте ты сказал, что у тебя уже есть новый материал...
Саша: Да. У Александра есть тексты, и я на несколько текстов уже придумал гармонии, эти песни сейчас в работе, я над ними думаю. Пока клюет, надо ловить. Раз появляются песни, раз есть силы и желание, мы над этим будет работать. Думаю, летом сядем и запишем пару песен, можно будет уже людям сингл показывать. И я буду стараться все-таки сделать еще и следующий альбом.

Катя: Что значит "все-таки сделать"?
Саша: Я на самом деле далеко никогда не заглядываю. Уже столько раз я себе говорил: "Саня, ну, наверное, уже на этом всё закончится". Но оно неожиданно не заканчивается. Чего уж скрывать - иногда я не пишу песни просто годами. Кризисы, разные волны - это происходит на протяжении всей жизни. Слушай, мне в следующем году будет уже 50 лет! И я не знаю, что будет завтра, как, что... Но я буду стараться. Конечно, мне хочется еще бомбануть или полетать! (улыбается) Но я не знаю, что и как будет. После того как меня грузовик чуть не накрыл в 2015 году, я вообще уже ничего не знаю. Но сейчас перспективу я вижу. И главное, что у меня есть цель. Плохо, когда неn цели, а если цель появилось - слава богу.
А песни - они ж ниоткуда приходят. И вот совсем недавно у меня произошел выхлоп, пять песен - раз! - и проявились. Не все они мне нравятся, но две-три точно нормальные, и значит, есть над чем работать.

Фото из архива Александра САМОЙЛЕНКО
 
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Наш НеФормат -> Статьи Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


   
  Rambler's Top100 Copyright © 2002-2006, "Наш Неформат"
Основатель Старый Пионэр
Дизайн Кира © 2003 (HomeЧатник)
Техническая поддержка Пашти © 2006