"Комсомольская Правда" 27.01.1988 (фестиваль "Московская Осень")


Была ли музыка?

Рок-музыку допустили в академические стены. Весной — в рамках «Ленинградской весны», осенью — в рамках «Московской Осени» состоялись концерты, в своем роде этапные. Союз композиторов признал, так сказать, санкционировал существование того, с чем боролся не один год.

Если даже сделать вид, что, кроме этих двух рок-вернисажей, ничего не знаешь и встречаешься с субкультурой рока впервые, то и тогда можно прийти к прелюбопытным выводам. Главное: наибольшее внимание публики привлекают социально заостренные темы. Будучи просто прочитанными, эти стихи не произведут никакого взрыва в сознании. Спетые же проникновенным голосом и обернутые в рок-оболочку, они прямо попадают в душу и настраивают: лирические — на полное и заунывное отождествление себя с героем песни, сатирические — на свист и рев, социально-критические — на бурные овации.

Рок-группа КРАСНОЕ И ЧЕРНОЕ предлагает песню «Мир! Кем ты придуман, — не знаю» (стихи Маргариты Пушкиной заслуживают отдельного разговора — это особая и своеобразная рок-поэзия, лишь отчасти подготовленная философизмами А. Вознесенского и Б. Гребенщикова). Сцены из театра абсурда представляет группа НЮАНС. Пожалуй, наиболее четкую позицию занимает группа БРИГАДА С. Острый гротеск, пронизывающий ее театрализованные номера (а они больше, чем просто песня), — не ирония над бедами нашей жизни, не издевательство над всем и вся, он не случайно близок к миру Хармса, идет ли речь про «Человека, который в шляпе» или о «Несерьезной прогулке», в которой герой настойчиво распевает «та-ра-рам». Чаще же активное неприятие мещанства (другого слова мы пока еще не придумали...) выражается в точных, ударных фразах («Помолчи, ты врешь как дышишь!») или в остроумной игре со смыслом, когда подтекст становится очевидным буквально сразу.

Еще недавно, слушая подобные тексты, можно было хихикать в кулачок или придумывать ощущение, будто грудь прямо-таки распирает от сознания свободы. Но сейчас — сейчас намеки бьют мимо, они остаются в прошлом и все более смахивают на самопародию (как это случилось, например, в выступлении А. Градского, редкостное мастерство которого не может уравновесить чрезмерное разлитие желчи в текстах и манере исполнения, из-за чего его песни порой и переходят грань от пародии к самопародии).

Надо полагать, что пройдет какое-то время, прежде чем тексты рокеров станут откликаться на злобу сегодняшнюю. Но то, что рок-поэзия не будет стоять на месте, это очевидно. Ибо главное, с чем она идет к публике, чего ждут от нее миллионы молодых людей,— это современное звучание.

Но что мы все про слова да слова! Ведь концерт-то был музыкальный. Да и говорят ведь все о рок-музыке. Где ж она? Действительно, а была ли музыка?!

Когда играет ансамбль АРСЕНАЛ и под руководством замечательного саксофониста А. Козлова, каждый участник показывает, на что способны мастера, не думаешь о том, что это — рок, джаз или, может быть, джаз-рок. Истовое музицирование, в котором каждый музыкант не только солист, но и равноправная часть коллектива, именно ансамбля, завораживает абсолютно.

Рядом с АРСЕНАЛОМ музыкальные средства прочих участников рок-концерта «Московской Осени» бледны. Это перепевы доброго старого рок-н-ролла с небольшими отклонениями в лирику хард-рока, напряженность «новой волны» или даже в цыганский романс самого низкого, почти «блатного» пошиба.

Ни аппаратура, ни аранжировки, ни звукорежиссура, ни многое другое не позволят нашим группам еще долго состязаться с западными коллегами на равных. Кто-нибудь скажет — вот и хорошо, уж в этом лучше отставать. Нет, отставание приводит к подражанию не лучшим образцам, тому, что подешевле, что легче поддается тиражированию, что отстоит максимально далеко от искусства и не стремится вырваться из лап коммерции.

Когда же любители рока будут воспитываться на лучших образцах, на классическом наследии ансамбля БИТЛЗ, к примеру? Когда попечители отечественного рока осознают наконец, что заемность этого рода музыки означает необходимость пропаганды не того, что напоминает собой кондитерский салон, а того, что соединяет в в себе высочайшие музыкальные достоинства с активной социальной позицией? Что касается советской рок-музыки, то признание ее инонациональных корней не должно означать борьбы с ней (тем более что такая борьба заведомо обречена на поражение), а поиски, неутомимые и творческие, — своего стиля, своей манеры, чтобы привлечь «лица необщим выраженьем».

То, что рок-концерт, как бы его ни оценивать в частностях, состоялся в рамках «Московской Осени», — признак отрадный. Союз композиторов включился в работу, секция по рок-музыке начала свою деятельность.

Г. ПАНТИЕЛЕВ

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 07 августа 2009, 17:24
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

Архив"Московский Комсомолец" 25.11.1987 (фестиваль "Московская Осень-87")Старый Пионэр17.11.2009

Другие записи архива
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.05 / 6 / 0.037