Павел Федосов: "Когда песни ведут к людям - это большое счастье"


При всем своем внимательном отношении к музыке московский автор-исполнитель Павел Федосов - все-таки не музыкант в привычном смысле этого слова. И не поэт. Он - человек, который предпочитает говорить о своих переживаниях при помощи музыкальных и поэтических форм; при этом игры с формами ему, кажется, вовсе не присущи. Для Павла главное - ясность высказывания. Недавно Павел выпустил альбом "Песни Про Жизнь", где в песнях при желании можно услышать отголоски и блюза, и белого американского фолка, и так называемого "русского рока". То есть каким-то музыкальным традициям Федосов следует. Но для российской песенной традиции Павел - один из авторов, которые обновляют вечные смыслы. Его манера исполнения внешне очень спокойная, но сочиняет Павел в таком душевном состоянии, когда не до метафор - и это сразу слышится в его песнях.

Игорь Лунев: Почему ты так долго не записывался? Ведь предыдущий альбом - "Песни Из Каменоломни" - был записан в 2009 году. Пробовал ли ты издавать свои ранние альбомы?
Павел Федосов: На вторую часть вопроса ответить проще. В 2001 году я записал альбом, который был выпущен тиражом, кажется, 30 экземпляров. Пластинка называлась: "Запись". Почему теперь я собрался и сделал новую запись? Потому, что рок-музыкант Николай Подорольский, которому нравились мои песни, проявил инициативу и взял на себя всю административную нагрузку по этому проекту. У меня не было ощущения необходимости этого шага. Мне было более или менее достаточно сочинять и петь эти песни, выкладывать в Интернет концертные аудио и видео.

ИЛ: Как ты выбирал песни для альбома? Почему только три трека записаны с виолончелью? Ведь вы уже довольно давно играете дуэтом с Александрой Ярчевской.
Павел: Этот набор песен - основа концертной программы, с которой я в данное время выступаю. "Песни Про Жизнь" - так называлась и серия концертов. По большей части это песни, созданные за последние 5 лет. У Александры была просьба: записываться в определенном месте. Это место - не студия звукозаписи, а музей-мастерская Лазаря Гадаева. А параллельно я писался в студии один. И когда две эти записи мы положили рядом, то поняли, что это две разных истории, каждая из которых имеет свою ценность. Тогда мы нашли такой изящный выход - опубликовать три песни, записанные с Александрой, как эпилог к альбому. Хотя не все слушатели это поняли - люди, не привыкшие к бонус-трекам, спрашивают меня: "А в чем фишка? Почему у тебя одна и та же песня два раза на пластинке звучит?" (смеется) Но в общем получилось то, что получилось. И именно во время записи этих трех песен с Александрой мне показалось, что я понял и почувствовал эти песни как-то по-новому. У нас совместных, сделанных от и до песен пока не так много. Большая часть - это такие концертные джем-варианты.

ИЛ: Думаю, можно назвать тебя христианским автором, так как в своих песнях ты говоришь о своей вере прямо. Ты сам себя относишь в формальном плане к какому-то музыкальному или поэтическому течению?
Павел: Наверно, нет. И, более того, мне не очень симпатичны попытки выгородить внутри культуры некий участок, маркированный словом "христианский". "Христианский рок", "христианская скульптура", "христианская мультипликация"... Это не жанр искусства, это вектор жизни. В каком-то случае так выходит, что это жизнь автора песен. Но это может быть жизнь учителя, пекаря...

ИЛ: Твое творчество то и дело переплетается с другими явлениями твоей жизни, другими занятиями. А ты когда-либо хотел, чтобы музыка была основным твоим делом?
Павел: Конечно, был такой период, когда я хотел, чтобы песни были основным делом. То же было и с театром, когда я много занимался им. Сейчас можно этого хотеть или не хотеть, но по факту у меня четверо детей. То есть я должен регулярно зарабатывать деньги и их обеспечивать. Можно по этому поводу горевать, но конструктивнее и веселее не горевать, а как-то с этим жить. Я и пытаюсь социальные условия, в которых я оказался, сделать максимально осмысленными и оправданными через собственные действия, через проекты, которые я делаю. Но, спроси меня: "Если бы у тебя была куча денег, проводил бы ты на работе каждый день по 6-8 часов?" И я отвечу, что вряд ли (усмехается).

ИЛ: Вопрос тупой, но каверзный: в песнях - ты или лирический герой?
Павел: У отца Павла Флоренского есть такое понятие - "методологическое я". То есть это, безусловно, я, но не в полном и буквальном смысле, а я как символическое обобщение, как персонаж притчи.

ИЛ: Случилось ли так, что благодаря твоим песням ты обрел близких людей?
Павел: Да. Когда песни ведут к людям - это большое счастье. Хороший вопрос. Я раньше для себя это так не формулировал, но вот ты спросил, и я понял, что это происходит, и это очень здорово.

ИЛ: Музыкальную составляющую своих песен ты как-то анализируешь?
Павел: Нет. К тому же, я использую небольшой набор аккордов. Только иногда думаю: "Ну сколько можно уже? Сделаю-ка что-то, чтоб было не как всегда" (смеется). И еще я заморачиваюсь над гитарными риффами, над вариантами аккомпанемента - чтоб не было слишком много просто "чеса".

ИЛ: Представляешь ли ты себе следующий свой альбом?
Павел: У меня есть несколько идей. Одна из них - альбом, посвященный теме истории: современной, прошлого века, отношениям человека и истории. Еще одна идея альбома под названием "Офорты". Если помнишь, у Гойи есть такая серия офортов "Капричос". А у меня есть набор песен, гротескно описывающих разные причудливые человеческие ситуации.

ИЛ: Тебе будут нужны музыканты для воплощения этих идей?
Павел: Не знаю пока. В этом парадокс: я умом понимаю, что мое звучание надо обогащать, но для меня при этом самое интересное - это сольное присутствие и действие исполнителя здесь и сейчас. Подход к музыкантам у меня, скорее, такой: я здесь и сейчас совершаю свое действие, если ты как музыкант, имея свою тему, жизнь, боль, надежду, можешь встать рядом, чтобы мы что-то вместе сделали, тогда это классно. И вот это можно записать. То есть я воспринимаю музыканта не как аранжировщика моего произведения, а как самостоятельного художника, с которым могу создать что-то вместе. Вот в Саше Ярчевской я чувствую эту возможность самостоятельного высказывания или действия. Ведь когда на сцену выходит артист и работает на пределе включенности, а рядом сидит, скажем, перкуссионист индифферентный, то этот перкуссионист там не нужен. Даже если он все делает точно - лучше бы его там не было. Я ищу людей, которым есть, о чем играть.

Автор: Игорь Лунев
опубликовано 26 апреля 2017, 18:51
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2017, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 5 / 0.016