Руслан Келин (FAKTЫ): "Нет окончательного ответа"


"Я не вернусь или - точнее - я не останусь..."
Первая строчка первой песни второго альбома группы FAKTЫ

"Зачем я пришёл и на сколько - не знаю..."
Первая строчка первой песни первого альбома группы FAKTЫ


Группа FAKTЫ вернулась. Кто-нибудь ждал их возвращения? Будем честны - наверное, никто. Слишком наособицу стоял их социальный рок, слишком умный и слишком больный, чтобы стать всенародно популярным. Слишком тихо и незаметно они ушли со сцены во времена музыкального переизбытка. Забыли ли их? Вряд ли. Простая вроде бы музыка FAKTОВ была крепка как вещь в себе и привлекала законченностью формы и содержания. Кое-кто до сих пор вспоминает, как в 2004-м FAKTЫ разогревали ГРАЖДАНСКУЮ ОБОРОНУ в облаке перечного газа, а потом порвали вятский фестиваль "Подъём" песней "Нахуй Нам Этот Дождь"...

Группа FAKTЫ вернулась. Песни Руслана Келина стали мелодичнее и лиричнее. Порадует ли это тех, кто вспоминает? Девятилетней давности альбом "Этика" был посвящён взаимоотношениям человека и общества. Новый альбом - "Пропасть" - о взаимоотношениях человека и человека, мужчины и женщины. При всей разнице между двумя альбомами, вышедшими в начале и в конце первого десятилетия XXI века, общность их незыблема: между человеком и обществом, между мужчиной и женщиной - пропасть.

Не факт, что ты погиб

Алексей Анциферов: Группа КАЛИНОВ МОСТ недавно выпустила альбом "Эсхато", который вызвал много дискуссий, в том числе и на нашем портале. Ваш новый альбом называется "Пропасть". У меня такое ощущение, что "эсхато" и "пропасть" - слова-синонимы. Поэтому вопрос у меня короткий: ну что, всё?
Руслан Келин: Ну что? Всё... только начинается. Из любой пропасти, со дна все пути ведут наверх. Если попал на дно чего-либо, то тебе некуда деваться, кроме как наверх. И название "Пропасть" подразумевало строчку одной из песен: "И мост через горькую правду, и пропасть во лжи". Просто поэтическая метафора, которая подошла к попытке понимания пропасти между мужчиной и женщиной, между духом и телом, между добром и злом.
Это собственная, внутренняя пропасть того, чего невозможно достичь, того идеального, что ты мнишь. "Я хочу, чтобы мой ребёнок был идеальным, чтобы группа была всегда, чтобы песни рождались прекрасные". Но пропасть не грустная, перманентная, ежедневная пропасть жизни человека - в первую очередь, конечно, это пропасть между мужчиной и женщиной. Эту основную мысль я вкладывал в альбом.

АА: И как же бороться с этой ежедневной пропастью? Nevermind?
Руслан: Нет. Я поборолся бы с "невермайндом". Я перечитываю сейчас биографию Фёдора Михайловича Достоевского, и он в то же самое время, прямо по датам, только 150 лет назад боролся с пропастью. Вера в то, что красота и любовь спасут мир - лучшая стропа, которая удержит твой парашют, лучшая страховка, которая удержит тебя от падения. Или даже если ты упал - вытащит. Потому что если упал в пропасть - не факт, что ты погиб. Ты упал, ударился о снег. А тот, кто сверху, кричит: "Эй, ребята, потянули!" Любовь и попытки подавать руку в самых не располагающих к этому настроениях: раздражении, злобе, загруженности собственными сиюминутными проблемами - это и есть верёвка, которая, может быть, нас из этой пропасти вытянет. Ежедневное подавание руки через собственные злободневные проблемы.

Надеюсь, смысла не было в моих песнях

АА: Девять лет прошло между двумя альбомами. Дожили ли поклонники вашей группы до вашего возрождения?
Руслан: Да, те, кто уже в возрасте преклонном, повязывая чулок, сказали: "Неплохо, неплохо" (смеётся). На самом деле, я вспоминаю, что когда я слушал что-либо и передавал сестре, которая младше меня на девять лет, она слушает это и до сих пор. Я думаю, что те, кого заинтересовала эта музыка в своё время - а действительно, времени прошло немало, - наверняка имели младших собратьев, друзей, которые чуть помладше. Да и остались те, кто помнит наши прошлые достижения.

АА: Песни были написаны давно или непосредственно перед записью альбома?
Руслан Келин: Большая половина песен рождалась в течение долгого времени, в течение двух-трёх лет. Одну песню начинаешь писать в понедельник 2006 года, а заканчиваешь в среду 2009-го.

АА: Разве можно писать песни так долго? Они не теряют какие-то свои свойства, не рассыпаются?
Руслан: Знать бы, как у других, я говорю только о себе. Режим "ну-ка, быстро напиши" перестал существовать. Песня где-то лежит, ты к ней возвращаешься. Пришла некая идея, образ, строчка - и дополняешь. Многие песни были из двух куплетов, стали из трёх. Два куплета были написаны в течение полугода, а ещё за полгода - третий. С некоторыми песнями не складывалось, не пошла песня, казалось мне, что не подходит ничего к ней, ни идей, ни энергии, и я её просто оставлял. Потом - ба-бац! - вспышка! Химия данного процесса мне до сих пор не подчиняется.

АА: Такой длительный процесс больше относится к тексту, а не к мелодии?
Руслан: Конечно. Мелодия существует изначально, а текст - это нанизывание бисеринок, красивых или не очень, на леску-мелодию.

АА: Не было такого, что песни за время своего написания теряли смысл, устаревали?
Руслан: Надеюсь, что смысла и не было в моих песнях. Смысл - это некое резюме, некий окончательный ответ. А я надеюсь, что мои песни - это вопросы, вопросы к самому себе или к миру. Я стараюсь делать что-то красивое, а в красоте нет смысла. Может быть, один из критериев красоты - отсутствие смысла. Как только что-либо приобретает смысл - это уже окончательное. Красота - это загадка, её нужно расшифровывать.

АА: Кто-нибудь другой, кто послушает твои песни, скажет не о том, что в твоих песнях нет смысла, а как раз наоборот - "грузилово". Тяжёлые, печальные, депрессивные песни.
Руслан: И слава тебе, господи, что кто-то так подумает. На мой взгляд, любое хорошее, настоящее - искусство - должно иметь трагическую составляющую, потому что главное искусство нашей жизни - это всё же смерть. Если кто не думает о боге или о смерти, и в своём творчестве этого не затрагивает, то он - развлекатель. Художник, хоть отчасти, пусть не вводя слово "смерть" в контекст своего творчества, будь то скульптура, проза или стихи, должен вводить в его составляющие отчаяние, обречённость, мысли о вечном. Не претендую на то, что я прав или не прав, но всё, что развлекает, мне кажется менее интересным и менее значимым, нежели то, что заставляет думать о вещах вселенских, как то: жизнь, (смерть), любовь. (Смерть) всегда в скобках (смеётся).

Шебуршатся

АА: Если исходить из того, о чём ты сейчас говорил, если судить о группе по альбому "Этика", то у FAKTОВ музыкально противоположные устремления: по идеологии, по мелодике, по тональности FAKTЫ - минор, грандж, но в то же время в каждой песне жёсткая ритмическая структура, вплоть до фанка, мажора. Я сейчас слушаю новые песни - ваш стиль соблюдён. Если бы у песен не было таких ритмических качеств, то твои песни слушать было бы гораздо сложнее.

Руслан: Да, в "Этике" в некоторых песнях фанк присутствует, но это, скорей, рука нашего замечательного гитариста Ричарда Олейника, в то время у нас игравшего. А в новом альбоме, я думаю, дело в таланте звукорежиссёра, потому что состава у нас не было до последнего времени. Он появился два-три месяца назад. Сейчас мы репетируем программу. А альбом уже записан, сейчас идёт звукорежиссёрская правка, какие-то партии дописываются, но это всё доделки, основа была заложена год назад.

АА: Тогда, в конце 90-х, вам так и не удалось стать рок-группой, которая постоянно играет концерты, выпускает альбомы. В таких случаях говорят, что не хватало серьёзного отношения к делу. Сейчас есть желание и возможности сосредоточиться на группе FAKTЫ?
Руслан: Да нет, желания, конечно же, нет (смеётся). Шучу. Конечно же, есть. Когда песни написались, и они вопиют, то деваться некуда. Их надо двигать. Жалко будет, если пропадут. Тем более что они записаны. Это не песни на гитаре сыгранные, на бумажке записанные: "Пускай лежат в столе, они жрать не просят". А если песни записаны - были привлечены изрядные интеллектуальные силы участников процесса. Если существует уже кусок информации, его никуда нельзя деть. Желание концертировать бешеное.

АА: Следующий альбом группы FAKTЫ следует ждать, когда накопится достаточное количество песен, которые начнут вопиять?
Руслан: Понимаю иронию вопроса. Скажу, что следующий альбом будет в 2011 году, в это же время. И даже есть песня заглавная.

АА: Решили ускориться?
Руслан: Решили не бросать то, ради чего была создана группа FAKTЫ.

АА: То есть те песни в ящике стола не так уж спокойно там лежат?
Руслан: Конечно же. Ёрзают, шебуршатся и спать не дают. При том, что песня, по которой будет называться альбом, пишется только сейчас. Придётся и из ящика старенькое доставать. Ну, потому что же невозможно спать из-за этого шебуршания!

Презентация альбома в Москве: клуб "Китайский Лётчик Джао Да", 22 декабря, 22:00

P.S.

Руслан: Группа FAKTЫ началась в городе Пятигорске, в общежитии Лингвистического университета. В комнату, где жила моя сестра, заходили замечательные, "энергические" молодые люди, музыканты, в основном. Там я познакомился с замечательным человеком и впоследствии моим другом и бас-гитаристом группы FAKTЫ Гришей Машталиром. Он взял бас-гитару, я - гитару, мы проиграли всю ночь, поняли, что здорово получается. Песни, которые тогда пелись в общежитии, так и не вошли ни в один из альбомов. Нам просто приятно было их совместно исполнять. Поговорили про жизнь, о планах на жизнь. Я уже весь был в Москве, а Гриша собирался уезжать в Штаты. Пятигорский Лингвистический университет - это трамплин в Штаты. После третьего курса студенты едут туда на практику, и возвращаются из десяти человек один или два, а восемь остаются там. И мы договорились, что если Гриша не поедет в США, или ему не дадут визу, то в Москве мы сделаем рок-группу. Так и произошло.
С тех пор много чего случилось, в группе часто менялся состав. Гриша сейчас играет в группе ГДР, потому что два года я учился снимать кино и год снимал, точнее, пытался пробиться. То есть времени что-либо заработать у группы не было. Соответственно, все участники разбрелись по тем местам, где они могут заработать на жизнь, на семью.

АА: То есть тот проект был почти что студийным?
Руслан: Мы дали не меньше пятидесяти концертов. Поиграли на огромном количестве фестивалей, все клубы Москвы и Петербурга обыграли по два-три раза. Был состав наш, но каждый играл в какой-то группе параллельно.
А гитарист у нас сейчас я. Года три назад я понял, что мне надоела бесконечная история человека, сочиняющего песни, который не может сыграть их на сцене. Я сочиняю песни на акустической гитаре, но никогда с ней не выступаю. Я приношу их в группу, все быстро снимают, и всё здорово.

Фото: Евгения БОЛЬШАКОВА

Автор: Алексей Анциферов
опубликовано 21 декабря 2010, 10:56
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (3) | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.009