Виктория Vita: "Этническая музыка - это отзвук нашей первозданности"


Лет двадцать назад в тогда еще Советском Союзе была очень популярна тема народности и языческих корней рок-музыки. И это вполне объяснимо: прошло всего-то несколько лет как "советский рок" (я сознательно беру это словосочетание в кавычки из-за некоторой его нелепости) перестали давить и преследовать. А ведь одним из главных аргументов противников рока было как раз обвинение его в антинародности и отрыве от этих самых корней.
Фестиваль "Рок-Азия-90" расставил точки над многими "i", дал толчок, заставил задуматься и оглянуться по сторонам. Тогда вдруг обнаружились рок-группы из Средней Азии, совмещавшие в своей музыке хард и напевы местных акынов. А еще были шаманы из якутского ЧОЛБОНА, игравшие вариации на темы PINK FLOYD и певшие на непонятном языке свои почти уничтоженные гостями из цивилизации древние песни...
За прошедшие годы, похоже, мало что изменилось. Вот и А. К. Троицкий еще более рьяно утверждает, что "этническая музыка - тот самый безопасный и неотразимый способ удовлетворить себя музыкально в отсутствие рок-н-ролла". И я с ним, пожалуй, соглашусь, хотя отсутствие рок-н-ролла - восприятие сугубо индивидуальное. Правда, музыкантов, которые удачно и талантливо совмещают в своем творчестве этническую музыку с другими музыкальными направлениями, на виду по-прежнему мало. Я не сомневаюсь, что они есть, но поскольку их поиск и открытие требуют временных и денежных затрат, надеяться на волшебство, к сожалению, не приходится. Но становится очень радостно, когда вдруг в поле зрения оказывается нешаблонно мыслящая творческая личность.

Родовые корни петербургской певицы Виктории Vita - в Казахстане. Виктория экспериментирует в области вокального искусства. Она - мастер импровизации, работает в самых разных музыкальных направлениях: рок, классика, авангард, этническая музыка. Имеет классическое музыкальное образование. И очень серьезно рассуждает о значимости музыки в современном мире.


Татьяна Ежова: Как вы пришли к этнической музыке?
Виктория Vita: Я не столько пришла к этнической музыке, сколько эта музыка проснулась во мне. Захватила, запела внутри меня. Стала моей сущностью, властно и безоговорочно. Внезапно, неожиданно для самой себя я стала этой музыкой. И неважно, как она называется в музыковедческой терминологии. Думаю, что не все из того, что звучит через меня, можно стопроцентно назвать этникой. Некоторые композиции действительно можно назвать этническими, а некоторые я просто затрудняюсь отнести к какому-то жанру. Пусть этим занимаются критики. Мое дело - нести определенную информацию, давать ее миру, и музыка мне в этом помогает.

ТЕ: Была ли этническая музыка знакома вам с детства?
Виктория: Я родилась и выросла в Петербурге, в очень интернациональной и многоконфессиональной семье. И поэтому с детства я впитывала культуру разных народов на российской и даже, можно сказать, отчасти советской базе, потому что я немного застала и этот период. В моем творчестве все это отражено. Есть песня "Солнце Встало" - в русском народном стиле. И, например, используются тюркские напевы в композициях "Махаббатым" или "Уакыт".

ТЕ: Изучали ли вы специально народную казахскую музыку?
Виктория: Нет, если иметь в виду стандартное образование - лекции, книги, уроки по вокалу и музыке... Все это приходит изнутри, как интуитивное ощущение, озарение, уверенное знание, что этот отрывок надо исполнить именно так или эта нота должна звучать как-то иначе. Либо нужные знания сами поступают извне в нужное время, как по заказу - внезапно появляются знающие люди, книги, записи... Все это скорее напоминает полет - словно степной ветер подхватил меня и несет в своем вольном потоке туда, куда нужно...

ТЕ: Для вас народная казахская музыка означает только "голос крови" - или нечто большее?
Виктория: В первую очередь, это голос крови. Я казашка из древнего степного рода Керей. Помнить имя своих предков и следовать их заветам очень важно для казахов. Я всем своим существом это чувствую. Но моя музыка - это не только голос крови. Это голос тысяч степных поколений, они словно взывают к миру через меня. Они жили, творили, любили, боролись, умирали... Они пережили массу эмоций и дум, свершили великие деяния. И все их деяния не ушли в небытие. Они тихо дремлют где-то в глубине подсознания, и всякий раз, когда я затрагиваю песней некие струны своей собственной души, это просыпается и врывается в мое сознание, заполняя его собой.
И еще: я ярко ощущаю, что это - голос новой эпохи. Я чувствую, что с твердой опорой на древние традиции для меня и через меня рождается нечто новое. Это некая вибрация Вселенной, некий дух, который в древности вдохновлял поколения героев Степи. И эта же вибрация, этот же дух пришли вновь, чтобы вдохновить новое поколение на новые свершения. Что это будет - пока не знаю. Но наверняка будет что-то грандиозное. Кстати, я участвовала в фестивале "Вибрации Вселенной", в рамках которого у меня прошли три концерта в Петербурге. Вообще это незабываемое ощущение, когда в некоем пространстве были собраны определенные точки, которые раскрылись и дали друг другу немыслимую силу и подарили ее каждому, кто видел и слышал это.

ТЕ: Совместима ли рок-музыка с этнической музыкой? С восточной и, в частности, казахской музыкой?
Виктория: Для меня нет деления на жанры, которые придумали специалисты для того, чтобы положить то или иное произведение на какую-то определенную полочку. Ведь все мы свидетели того, что сегодня рок-музыканты часто играют и классику, и этнику. И на классических инструментах некоторые исполняют рок. Главное - это сама мелодия. И если она гармонична и совершенна, то совместима с любым жанром и направлением.
На самом деле музыка неделима. Есть музыкальная вибрация, которая к музыкантам приходит в различных формах - согласно культурным традициям, воспитанию или индивидуальным особенностям характера. Музыка - это ведь эмоция, переживание человека. И неважно, какие инструменты он использует, в каком он жанре работает, чтобы передать людям свои чувства. Музыкант может вовсе и не использовать никаких музыкальных инструментов, кроме себя самого. Я, к примеру, очень люблю петь а капелла, и это нередко трогает меня саму и зрителя-слушателя гораздо больше, чем куча навороченной инструментальной музыки.
Да, в моей душе живет Восток. Но во мне также гармонично существует и Запад. Я просто не вижу смысла ограничивать себя жанрами, традициями, инструментами. В идеологии суфизма, например, весь мир - проявление Бога, его единая гармония, совершенный танец, безупречная музыка. Поэтому о совместимости музыкальных жанров у меня вообще вопрос не возникает. Я изливаю музыку своей души так, как это получается лучше всего. И я сама иногда поражаюсь тому, что где-то в моем творчестве - Запад, где-то - Восток, а где-то получается нечто настолько единое и неотрывное, что уже перестаешь ощущать границу между Западом и Востоком. И вполне возможно, что этой границы на самом-то деле и не существует.

ТЕ: А что общего и что различного для вас в рок-музыке и в этнической музыке?
Виктория: Общее в любой хорошей музыке одно - мелодия, гармония. Главное - не забывать о балансе всех этих сторон. Если он есть, то безразлично, к какому жанру относится музыка. Нужно, чтобы творчество было живым, не закрепощенным рамками нотоиграния или определенного стиля. Тогда это интересно и трогает.
Разница для меня, возможно, в том, что рок - это музыка протеста. Это бунт молодежи против ограничений, наложенных обществом. Так возникла эта музыка. Рок как ничто другое может передать крик души современного человека с его бешеными ритмами жизни.
Этника же - это голос корней. Это едва различимый шепот прошлого. Это наше вчера, наша опора, некий ключ к нашему ДНК. Это сгусток чувств тысяч поколений наших предков. Это отзвук первозданности, почти инстинктивного существования человека, когда он был гораздо ближе к природе, к своему естеству.
Поэтому любая этническая музыка так волнует. Особенно музыка, идущая из твоих родных культурных традиций.

ТЕ: Насколько перспективен синтез рок-музыки и этнической музыки?
Виктория: Он не просто перспективен, он уже существует. И, с учетом уже мною сказанного, итогом такого синтеза может стать нечто одновременно буйно-бурное, возможно - противоречиво-скандальное и непримиримо-резкое, но, в то же время, пропитанное мудростью тысячелетий, смягченное мягким шепотом предков и одаренное глубинными волнующими флюидами всех живших до нас поколений. И в подобном сочетании будет появляться новая музыка, которую по привычке люди попытаются точно также разложить по разным полочкам, классифицировать. Хотя, на мой взгляд, это занятие губительно для того общего дела, которым занимается одаренный музыкант. Повторюсь: лично для меня важна не градация, а информация, которую мы несем. Но если все же говорить о синтезе жанров, то любой подобный синтез по-своему интересен и полезен.

ТЕ: Работали ли вы в жанре кюйши?
Виктория: Я пока что, к сожалению, не владею казахскими инструментами, если под кюями иметь в виду традиционное казахское произведение на музыкальном инструменте. Но я буду непременно использовать известные или новые кюи в своем творчестве, так как жанр музыкальной импровизации на заданную тему мне очень близок.

ТЕ: Насколько часто вы импровизируете?
Виктория: Импровизация - неотъемлемая и важнейшая часть моего творчества. Такие композиции как "Степь", "Oriental Weaving", "Я Иду На Восток", "Spirit Of The Moon" и "Шаманская Плеть" - полная импровизация. Основы многих других композиций также построены на первоначальных "экспериментальных" импровизациях. Вообще, любое мое живое исполнение частично импровизация, и ни одно не повторяется.

ТЕ: Айтыс - состязание казахских акынов. Вы участвовали в подобных состязаниях?
Виктория: Нет, к сожалению, я не настолько владею казахским языком. Но само это действо меня по-настоящему увлекает. Думаю, надо быть настоящим мастером в жанре поэтической импровизации, чтобы участвовать в айтысах. Казахи могут по праву гордиться этим уникальным национальным обычаем.

ТЕ: Вы давно живете в Петербурге. А как часто доводится бывать на родине?
Виктория: В Казахстане я бываю в разных местах, это страна большая. Но когда долго не удается по каким-то причинам, я часто вижу Степь во снах, а также она овладевает мной, когда я пою. Она все время живет во мне. Я тоскую по Степи и периодически позволяю себе просто странствовать по ней, пребывая в ее тишине и покое, впитывая в себя ее величественность, чтобы потом отдавать все это - людям, миру... Просто отдавать.
В Казахстане у меня много друзей и родственников. Как и по всему миру, поэтому я довольно легко обитаю там, где мне просто захочется.

ТЕ: Как вы для себя понимаете казахскую пословицу: "Кто ездит по странам - будет критиком, кто ходит по лесу - будет строителем"?
Виктория: Впервые слышу такую пословицу. Думаю, ее смысл в том, что каждый должен заниматься своим делом, а не странствовать бездумно от одного занятия к другому. Пользуясь образами этой пословицы, для меня "лес" - это, во-первых, музыкальный Дух Степи, из которого я черпаю вдохновение и становлюсь таким образом "строителем" не только новых песен, но и некоей основы казахской культуры в Питере, в России, на Западе.
Во-вторых, мой "лес" - это та творческая среда, которую я формирую в рамках Творческой Мастерской Виктории Vita. Я привлекаю "строительный материал" из разных сфер творчества - музыки, поэзии, дизайна, фотографии, видео, даже простых бесед. В этом совместном творчестве рождаются новые композиции, жанры, темы. И каждый из ребят здесь становиться "строителем" своей мечты, своего творческого продукта. И я рада от души, что не только сама реализуюсь творчески, но и помогаю самореализоваться другим.

ТЕ: Что лично вы хотели бы еще сделать для развития казахской музыки?
Виктория: Думаю, исходя из особенностей моей судьбы, моя личная миссия заключается в том, чтобы нести степную музыку в мир. Рассказать о ней здесь, в Петербурге, в России, и дальше - на Западе. Многое в мировой музыке развилось благодаря Степи. Возможно, некоторые забыли об этом или не хотят признать этого, но это неважно. Главное, мы живем в счастливое время, когда у нас на глазах просыпается дух тысяч поколений наших предков и врывается в нашу жизнь даже сквозь современные мотивы. Пройдет еще некоторое время, и мир снова услышит мощные степные вибрации, признает силу и красоту степных мотивов. Я ни минуты не сомневаюсь, что так и будет.

ТЕ: Каков, по-вашему, оптимальный путь знакомства современного слушателя с народной музыкой?
Виктория: Разумеется, ничто не заменит живого концертного выступления, когда происходит прямой контакт исполнителя со зрителем. Тем более что народная музыка так и жила: передавалась из поколения в поколение через непосредственный контакт...
Однако, как показывает практика, для того, чтобы ощутить дыхание музыки, хорош любой путь. Порой музыка может захватить, даже будучи услышанной на мобильном телефоне или через Интернет. Поэтому неважно, каким путем музыка пришла к тебе. Главное, чтобы она реально взволновала, стала чем-то близким и родным.

Фотографии из архива певицы

Автор: Татьяна Ежова
опубликовано 13 июля 2010, 11:44
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (5) | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.003