BLONDROCK (Катя Гордон): Расти большая!


Если снять с себя шоры, налагаемые тем фактом, что лидерша BLONDROCK - красотка, блондинка и, наконец, Катя Гордон, то получится расслышать неплохую музыку и внятные тексты. От песен, спетых нефальшивым и приятным голоском Кати, веет таким романтическим ветром, что в них ну никак не узнать любимую респондентку Двача и Луркоморья. BLONDROCK играют музыку простую и радостную. То есть порицаемую и гонимую. Как группа БРАВО в 1984 году. В нашей стране почему-то сложно сделать так, чтобы было несложно и мажорно - "Мажорный Рок-н-Ролл" слышали? - и при этом неглупо и самоиронично хоть чуть-чуть. "Мажорный Рок-н-Ролл" послушали уже?

До интервью с группой BLONDROCK я знал о существовании Кати Гордон только благодаря чтению ЖЖурнала моего френда Вити Буравкина. Я не слышал Кати Гордон, пока она не запела песни. Я не видел Кати Гордон, пока директор группы не указала на неё пальцем. Да здравствует мой чистый разум, как мог бы сказать Рене Декарт! Если тащить за собой свои старые предубеждения, если во всём видеть хитроумный пиар, то ничему нельзя верить, и тогда судьба наша незавидна. Кто знает, когда человеку суждено найти себя? Пора начать знакомство с новой Катей Гордон.


Хэлло! Май нэйм из Катя

Алексей Анциферов: Если судить по песне "Светлые Люди" (второе или даже первое название - "Терри Гиллиам" - А. А.), то Терри Гиллиам - ваш любимый режиссёр. Почему он попал в песню? Могли бы выбрать Антониони, Скорсезе?
Катя Гордон: Мне очень близок лирический герой Терри Гиллиама, его тема человека, который не может мириться с реальностью и убегает в свой воображаемый мир. Это происходит и в "Бразилии", и в "Стране приливов". Тема побега в собственную фантазию мне очень близка.

АА: В "Бразилии" герой сбегает в страну фантазий совсем по другой причине: он просто сходит с ума от страха.
Катя: Там может быть много интерпретаций, но в любом случае это выбор в пользу фантазии.

АА: Каков герой ваших песен, и есть ли у него сходство с героями фильмов Гиллиама?
Катя: Мне кажется, да. Есть лирический герой, который хотел бы жить в светлом мире, хотел бы, чтобы люди не предавали. Но есть реальность города. Это городская лирика про человека, который очень хочет встретить правильных, "своих" людей.

АА: В таком случае, как получаются такие актуальные, "реальные" песни как "Я Хочу, Чтобы Не Было Войны" и "Полина Хочет Жить"?
Катя: С песней "Я Хочу, Чтобы Не Было Войны" мы по-честному решили попробовать себя в жанре русского рока плюс сделать не патриотическую, а пацифистскую даже песню. И я её придумывала, вспоминая о своём дедушке и о моём учителе Петре Ефимовиче Тодоровском. Кстати, он (Тодоровский) - один из тех светлых людей, к которым постоянно стремится мой лирический герой.
Песню "Полина Хочет Жить" мы специально придумали для благотворительного фестиваля, который так и назывался - "Полина Хочет Жить". И в московском клубе "Gogol" каждую среду играли группы, чтобы собрать примерно 80000 рублей. И их собрали. А "Полина Хочет Жить" вошла в нашу концертную деятельность.

АА: Трудно писать актуальные песни: ко Дню Победы, для Полины?
Катя: Есть несколько случаев, когда нетрудно и не западло написать. Вот написать на день рожденья какому-нибудь депутату или какой-нибудь великой партии западло и трудно, и не получится. А написать ребёнку и дедам нетрудно. Я чувствую это в сердце. А больше актуальных песен у нас, наверное, и нету. Хотя всё, что чувствуешь в настоящем времени - актуально. Мы рациональных поводов не ищем.

АА: Как вообще начали писаться песни?
Катя: Я уже очень давно пишу стихи, лет с семи. Сначала писала очень плохие, потом чуть-чуть получше, сейчас иногда встречаются и хорошие. И в какой-то момент стали придумываться на них мелодии, я стала записывать их на мобильный телефон. А потом появился прекрасный музыкант Сергей Дворецкий, который стал помогать воплощать песни в реальность, перекладывать их на язык инструментов. И так они начали жить.

АА: В твоей голове звучат аранжировки? Или только мелодии?
Катя: Иногда, например, в песне "Смертельный Цветок" я слышу даже, как надо обрабатывать голос. Иногда просто звучит мелодия под гитару. А полностью невозможно угадать. Когда на репетиции начинает нарастать медленно, придумываются ходы, песня рождается как будто из ничего. И у меня такое ощущение, что песня может родиться только одним, единственно верным способом. Только один вариант аранжировки существует. Вот ту же "Войну" мы записали, но чувствуем - что-то не то, не её одёжки. Поэтому всё равно будем переделывать снова, чтобы найти её правильное звучание.

АА: Трудно было запеть?
Катя: Самое трудное в "запеть" - это перешагнуть через понимание того, что на свете живёт Аланис Мориссетт и другие тётки, которые давно и очень круто поют. И, конечно, когда ещё только начинаешь, и глотка работает несерьёзно, и нужно ещё учиться и учиться, и стыдно, потому что в голове все эти мегаженщины и мужчины, которые реально поют, в отличие от тебя, пытающегося какой-то звук издать... Вот это самое сложное. А потом потихонечку начинаешь учиться, и что-то начинает получаться, и потихоньку стыд и страх пропадает. А если рядом ещё единомышленники, и если чувствуешь, что вы единый организм, то тогда, в какой-то момент, становится не страшно.

АА: Ты вообще не пела до этого?
Катя: Я окончила музыкальную школу по классу фортепиано и пела в хоре даже. Больше того: солировала в каких-то песнях, типа "Крылатые Качели", но серьёзным занятием вокалом это нельзя назвать. Петь я обожаю с детства, пою всё время. Просто у меня не было веры в то, что в этой стране можно этим по-честному заниматься. Потому что или поющие трусы были, или что-то где-то варилось далеко и мне было не очень доступно. И я не могла понять, где эти люди, как это всё начинать, как организовывать группу? Мне казалось, что для этого нужны какие-то гигантские деньги... А потом выяснилось, что нужны просто единомышленники и всё.

АА: Ты начинаешь новый проект на телевидении...
Катя: По заказу "МузТВ" мы сняли одну передачу про Таню Зыкину в попытке сделать из неё рок-героя, но энергетики, которая должна быть у рок-героя, мы не нашли. И вот из поиска энергетики у начинающих групп я хочу делать передачу. Если есть рок-герои - это должно торкнуть в полуслове, в мелодии. Мне хочется их найти.

АА: Есть целый сайт - "Рок-герой".
Катя: У Самойлова своя тема. Мы, маленькие журналистики, не рассчитываем на такие большие прайсы.

АА: Ты рассчитываешь кому-то помочь? Таней Зыкиной худо-бедно занимаются. А вот кого-нибудь из подвала достать?
Катя: Я бы хотела очень. У меня есть мечта, я рассказывала её Сергею Дворецкому. Я хочу сделать музыкальный спектакль с участием альтернативных групп. Собрать всех ребят...

АА: В рок-оперу?!
Катя: Да! Представляете? Я мечтаю и думаю, что однажды это точно воплощу. Придумала уже историю, канву действия. Пусть придёт по десять фанатов от каждой группы, мы наберём зал и нам будет кайфово. Я считаю, что приличные люди все помогают друг другу. А неприличные начинают этим приторговывать.

АА: "Читали Декарта и любили Рембо" (строка из песни "Барабанщик" - А. А.). Можешь кого-нибудь из них процитировать?
Катя: О-о-ой... Цитировать вообще не люблю. Англичане говорят, что книжки цитируют те, кто их не читал. Рембо не могу процитировать, потому что в идеале его нужно читать на французском языке, что я с трудом делаю. После своей гимназии я французский забыла, и сейчас у меня эхо ассоциаций больше из фильма. Мне нравится, что он такой надломленный, острый и революционный. Никого цитировать не буду, пока... пока просто читаю. Вырасту большой, начну цитировать.

Фото: Александра КАЗАТИ (1, 3), Арсений ГРОБОВНИКОВ (2)

Автор: Алексей Анциферов
опубликовано 27 мая 2010, 10:28
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 7 / 0.008