Олег Горгадзе (FROZEN FLOWER): "Наш арт-рок - это рок искусства"


Питерская группа FROZEN FLOWER существует с 2008 года и уже получила некоторую известность под названием PANDORA. Во всяком случае, отзывы на их первую демо-запись появлялись. Однако в прошлом году участники группы решили сменить название.
Со времен появления арт-рока в нём, как и в любой разновидности музыки, возникли свои стандарты. Однако у FROZEN FLOWER собственный, особенный арт-рок. Нет, они не ломают представления публики о жанре, в целом их инструментальная музыка вполне вписывается в каноны. Разве что пока в их репертуаре не замечено длинных "эпиков". Об особенностях и творческих устремлениях группы мне рассказал один из её основателей - гитарист Олег Горгадзе. Кроме него, во FROZEN FLOWER играют Ульяна Горгадзе (клавишные), Денис Гаврилов (бас-гитара), Константин Орлов (ударные) и Юлия Бондаренко (скрипка).


Игорь Лунёв: Почему вы название сменили?
Олег Горгадзе: Первая причина - есть ещё группы с названием PANDORA. Второе - хочется, чтобы название лучше отражало музыку группы. FROZEN FLOWER - это хорошее в плохом и плохое в хорошем.

ИЛ: Я так понимаю, что инициатор появления группы и основной композитор - твоя супруга Ульяна?
Олег: Да.

ИЛ: А кто ещё из участников группы сочиняет для неё музыку?
Олег: Я и Денис Гаврилов. Аранжировки вся группа делает. Денис все свои партии сам прописывает.

ИЛ: Инструментальная музыка - это принципиально для вас?
Олег: Принципиально с одной стороны, с другой стороны - нет. Потому что бывают исключения из правил. Мы хотим играть инструментальную музыку, потому что нам кажется, что мало качественной инструментальной музыки в России. А мы можем такую играть. Но стараемся не держаться каких-то рамок - допустим, сегодня играем рок, а завтра можем петь рэп. Но в любом случае мы будем самими собой.

ИЛ: Вы хотите, чтобы ваш проект был коммерчески успешным. Но играете при этом не особо популярную музыку... Тем более - в России. Почему так?
Олег: Есть два способа добиться успеха. Первый вариант: искать пути минимального сопротивления. Второй вариант: делать то, что тебе нравится, то, что ты любишь. И другие люди это увидят.

ИЛ: А если не увидят? Или увидят, но таких будет немного для ощутимого материального успеха?
Олег: Если мы будем думать, что не увидят, то смысла заниматься этим нет вообще никакого. И если мы бросим оттого, что не увидят, то получится, что мы делали это неискренне. Любое творчество само по себе не должно быть привязано к деньгам. Наша идея - событийность музыкальной структуры и доступность. Не думаю, что есть какие-то препятствия к тому, чтобы наша музыка стала известной, может быть, не миллиардам или миллионам людей, но определённому кругу ценителей.

ИЛ: У вас не слышно прямых влияний мэтров жанра. А кто всё-таки повлиял?
Олег: Тут такая ситуация: Ульяна, автор большинства композиций, ничего общего с арт-роком, с прогрессивом никогда не имела. Мы ставим ей композиции, известные в этом жанре, ей очень многое не нравится. Она училась классической музыке. Мы пошли своим собственным путём. Представь человека, который должен написать рассказ, но при этом никогда в жизни рассказов не только не писал, а даже и не читал. То же самое - мы: играем арт-рок, хотя не воспитывались на этой музыке. Но, в то же время, у Ульяны хорошее классическое образование. Вот у нас и получается то, что получается. И нам это очень нравится. Нам обидно, когда нашу музыку называют прогрессивом. Прогрессив - это музыка нанотехнологий, вроде как мышцы наращиваются стероидами. Мы не хотим "прокачать" рок, не хотим сделать его более сложным, менее удобоваримым. Мы играем арт-рок - "рок искусства".

ИЛ: А зачем вам вообще идентифицировать свою музыку как рок? Зачем мыслить себя, как рок-коллектив?
Олег: Рок - это определённые ритмические фигуры, определённые клише, которые выработались в 60-е, в 70-е годы. Не более и не менее. Вот тех же UNIVERS ZERO относят к року, а у них нет ни одного электроинструмента - скрипки, виолончели, контрабасы... Получается такая камерная музыка, но, тем не менее, с привязкой к року. Может быть, эти структуры отражают мышление современного человека или урбанизацию, может быть, это какой-то вызов.

ИЛ: А ты как гитарист на какой музыке воспитывался?
Олег: Один из моих любимых гитаристов - Эл Ди Меола. А первый раз я взял гитару в руки в 1989 году. А слушал я многое - ещё Джона Скофилда, Джона Маклафлина, Чика Кориа, музыку фьюжн. Потом уже, году в 1993-м начал слушать арт-рок - обычный такой "джентльменский" набор: KING CRIMSON, JETHRO TULL, GENTLE GIANT. Также некоторые команды из движения "Rock In Opposition" - UNIVERS ZERO, например. Ещё FRENCH TV. FINNEUS GAUGE - одна из тех групп, которые больше всего на меня повлияли. Они выпустили всего два альбома. Американская группа с женским вокалом, их музыка - очень серьёзный сплав фьюжн, арт-рока и RIO. Но вообще никогда не хотелось кому-то подражать. И если брать нашу группу, то если кто и привносит в наш арт-рок что-то джазовое, то это, скорее всего, я. Потому что я очень люблю свинговать и ломать ритм не просто поперёк, 7/8 - 8/8, а делать внутри ритма определённые паузы, которые создают особое движение в музыке.

ИЛ: Мне показалось, что тебе близок гитарный минимализм.
Олег: Моя мечта - играть одновременно не больше двух-трёх нот. Но в нашей музыке часто нужна какая-то плотная подкладка, кроме клавишных. С другой стороны... Я сейчас новую композицию написал - я могу её полностью сыграть на гитаре, от начала и до конца. Но когда ее будет играть группа, половины партий, которые написаны для гитары, не останется вообще.

ИЛ: А вам хватает инструментов для вашей музыки?
Олег: Бывает, что люди играют вдвоём или втроём, и больше ничего не нужно. Всё зависит от мышления. Допустим, тот же самый рояль - очень простой, "плоский" инструмент, но с богатыми обертонами. А сколько замечательных композиций для него написано. Всего один звук, больше ничего нет. Мы стараемся использовать то, что у нас есть. Часто это помогает делать что-то оригинальное, ни на что не похожее. Мы бы хотели кларнет ввести.

ИЛ: А музыку к фильмам вы не думали сочинять?
Олег: Мы не против, но не было серьёзных предложений.

ИЛ: Вы нынче активно концертируете. Кроме удовольствия от игры на сцене, практики, есть какие-то результаты?
Олег: Сейчас мы действительно играем больше - для того, чтобы практиковаться. И чем больше мы играем, тем больше предложений. Предложения почти каждый день поступают. Но у нас сейчас главная задача - записать полноценный хороший альбом и отправить его на какой-нибудь лейбл за границу. На Западе очень много маленьких лейблов, которые готовы работать с группами вроде нашей. В России я, честно говоря, не знаю ни одной компании, которая специализировалась бы на конкретном направлении.

ИЛ: То есть те четыре композиции, которые были на демо, вы перепишете заново?
Олег: Да. Но мы сейчас записали ещё четыре других. Скорее всего, в альбоме будет 13 или 14 вещей.

ИЛ: Приглашённые музыканты на записи будут?
Олег: Да. От нас скрипачка, возможно, уйдёт скоро по своим частным причинам. Неизвестно пока, уйдёт или не уйдёт. Но на альбоме будет играть, скорее всего, Стас Измайлов, брат Ульяны, скрипач из Мариинского театра. Если Юля уйдёт, будем искать скрипача.

Автор: Игорь Лунев
опубликовано 06 мая 2010, 09:23
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (2) | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 7 / 0.008