Александр Боголапов (НОВЫЕ ДНИ): Путешествие по реке музыкального времени


Несколько лет назад мне казалось, что группу НОВЫЕ ДНИ из подмосковного Подольска не особенно заботит исполнительский уровень. Как будто им было достаточно, что их лидер и вокалист Александр Боголапов - сильный автор, прежде всего текстовик. Однако со временем оказалось, что это впечатление было обманчивым - состав обновлялся, обновлялось и звучание. НОВЫЕ ДНИ стали музыкальным явлением, командой, хорошо играющей мягкий фолк-блюз-рок. Александр заметно вырос как вокалист (даже несмотря на свою несколько декламационную манеру пения). Аранжировки стали более продуманными, хотя много места отводится и импровизации. Свою лепту в своеобразие группы вносит исполнитель на губной гармонике Олег Гурин. Впрочем, из беседы с Александром Боголаповым выяснилось, что жанровые притязания НОВЫХ ДНЕЙ гораздо шире.

Игорь Лунев: Что тебя подтолкнуло к сочинительству?
Александр Боголапов: Писать стихи стал в 15-16 лет. Кое-что из того, что было написано тогда, нравится мне и сейчас. В том же возрасте я окончил музыкальную школу по классу аккордеона. Учился на филолога в педагогическом, но бросил институт на пятом курсе по личным причинам. Играл в нескольких театральных студиях. Потом четыре года работал в профессиональном театре русской драмы "Камерная сцена". Два года проучился в ярославском театральном на актёрском факультете, но доучиваться тоже не стал. Параллельно всему этому с 1995-го по 2000 год был лидером группы ЕДИНСТВЕННАЯ, а затем с 2003 года стал собирать состав, ставший впоследствии группой НОВЫЕ ДНИ. Что подтолкнуло к сочинительству? С того момента, как сочинительство в моей жизни появилось, прошло лет двадцать - мне уже трудно сказать, что меня тогда подталкивало. Но, кажется, мне хотелось выразить словами и звуками красоту, разлитую в мире, и выплеснуть эмоции, конечно.

ИЛ: Как появилась группа НОВЫЕ ДНИ? Можешь ли ты назвать всех музыкантов своими единомышленниками?
Александр: Изначально НОВЫМИ ДНЯМИ назвался дуэт, состоявший из меня и моей теперешней жены, которая подыгрывала мне на блок-флейтах. Однако после распада группы ЕДИНСТВЕННАЯ, довольно плотно и интересно звучавшей команды, акустика уже не могла меня устраивать. Я тогда ездил на работу в театр. По дороге, на платформах и в электричках, увидев кого-нибудь с гитарой, пытался пообщаться - так и собрал потихоньку новую группу. Насколько мы единомысленны в команде - сложный вопрос. Мы все очень разные, но, кажется, органично сосуществуем. Если говорить о музыке: есть какой-то общий вектор, общее ощущение. Мне всегда хотелось играть разностилевую музыку. Скажем, сейчас мы репетируем несколько композиций: одна - этакий прогрессив 70-х, другая вещь - босса-нова, в третьей что-то от инди-рока. Думаю, ребятам нравится то, что происходит. Если же говорить о смысловой и религиозной составляющей песен - мы не часто всё это обсуждаем, просто живём и действуем! Для кого-то в коллективе церковность так же органична, как и для меня, кто-то смотрит на духовную жизнь со стороны, но с пониманием. Был даже период религиозных противоречий с одним из старых "новодняков". Но время всё ставит на места: я становлюсь спокойней, ребята - взрослей, учимся ценить друг друга.

ИЛ: Стилистические искания группы - это именно твои пожелания или то, к чему вы пришли вместе?
Александр: У нас много всего намешано. Я обычно приношу песню, представляя, в какой стилистике она должна звучать. При этом ребята - барабанщик, басист, гитаристы, клавишник - слушают и играют много такого, о чём я имею весьма приблизительное представление. Они привносят свой музыкальный опыт. В прежние времена, ещё когда была ЕДИНСТВЕННАЯ, я больше давил на музыкантов, выстраивая аранжировки, как мне захочется, а теперь больше слушаю то, что предлагают мне.

ИЛ: Как ты полагаешь, твои песни несут какой-то миссионерский посыл? Дерзнёшь ли ты так сказать о своём творчестве?
Александр: Я стараюсь быть православным человеком, поэтому какой-то миссионерский посыл, конечно, есть. Думаю, однако, что необходимо быть осторожным с миссионерскими посылами. Сейчас столько дешёвой рекламы, что хочется сторониться любой оголтелости. В творчестве хорошо быть как бы шире религиозной тематики. А точнее - любая тематика для верующего человека религиозна. Если же рождается что-то конкретно на духовную тему, то и это хорошо. Главное, чтобы вещь получилась живая и достойная.

ИЛ: Тебе нравятся госпел, спиричуэл. Но ведь это религиозные песни, рождённые в протестантских общинах. У тебя не возникает противоречий каких-то?
Александр: Я не знаю церковного канона, запрещающего слушать музыку инославных. Если я послушаю григорианское пение, то не стану автоматически католиком. Если же говорить о смысловом содержании госпелов и спиричуэлов, то в тех переводах, которые я читал, я не нашёл насмешек над святыми или поругания икон. Меня ничего в них не оскорбило. Я нашел в них крепкую народную веру людей, принявших Христа как Спасителя. Протестантских религиозных заблуждений я не разделяю, а госпелы и спиричуэлы люблю!

В прошлом году НОВЫЕ ДНИ записали песню совместно с Текорой Роджерс, певицей из Чикаго. История этого альянса, а также потрясающая видеозапись репетиции в студии выложена здесь.

ИЛ: Ты написал песню "Перейти Через Иордан" по мотивам одноимённого госпела "Get Away, Jordan". В её записи участвовала Текора Роджерс. Она интересовалась содержанием русского текста?
Александр: Да, Текоре в общем и целом перевели, о чём песня.

ИЛ: Теперь на концертах партию Текоры поёт ваша вокалистка Ольга Костина...
Александр: Ольга недавно к нам присоединилась, чему я очень рад. До сих пор припев обычно пел я, теперь Ольга мне подпевает. Конечно, наше пение - не пение Текоры, но мы делаем, что можем, и хочется верить, что смысл песни от этого не меняется.

ИЛ: Расскажи о вашем готовящемся альбоме. Это ведь первый, как я понимаю?
Александр: С записями у нас странно. Существуем несколько лет, последним составом больше года, и только сейчас смогли закончить живую запись той музыки, которую играли года полтора назад. Пока мы ориентированы на концерты, но эта запись меня многому научила. Хочется писаться дальше, сделать этот процесс постоянным. Тот альбом, который должен выйти, будет называться "Амазонка-Река". Альбом - путешествие по реке музыкального времени, которое совершила группа, и которое могут совершить наши слушатели.

ИЛ: Почему именно Амазонка?
Александр: Есть у нас такая композиция "Амазонка-Река". Ассоциативно она связана с романом Артура Конан Дойля "Затерянный мир". Как-то мне подумалось, что христианин тоже всю жизнь занят поисками Иного мира. И река у него есть: река времени, уходящая в Вечность! Написал песню, а потом решил назвать так альбом.

ИЛ: То есть приключенческая литература нравилась тебе в детстве, в подростковом возрасте. А сейчас ты к ней возвращаешься? Если да, то читаешь ли что-то ранее не знакомое тебе или только перечитываешь прочитанное когда-то? Может быть, какие-то открытия...
Александр: Марк Твен, Майн Рид, Сабатини, Киплинг, Стивенсон и, кажется, много другого. Образы книг остались, а имена авторов и даже названия стёрлись. Русские имена тоже вспоминаются. Скажем, Александр Говоров, "Последние Каролинги" или Константин Сергиенко "Кеес - адмирал тюльпанов". С "Хоббитом" я ознакомился в семь лет по одному из первых русских изданий 1976 года. "Камо грядеши" Сенкевича - очень правильная и интересная книжка. Любил Туве Янссон, Астрид Линдгрен. Правда, ничего из перечисленного последнее время не перечитывал. Относительно недавно с удовольствием читал рассказы Джека Лондона и того же Конан Дойля - роман "Сэр Найджел Лоринг". Если же оставить приключенческую тему, то недавно открыл для себя современного христианского апологета Питера Крифта. Особенно круто - "Три толкования жизни".

ИЛ: Каких инструментов тебе не хватает для твоих песен? Каких инструменталистов ты бы ещё позвал в группу, если бы представилась возможность?
Александр: С приходом Ольги в составе стало числиться аж десять человек. Принцип не замкнутого коллектива, а круга общения, этакой большой компании, что позволяет, кстати, быть творчески гибкими: та или иная вещь всем знакома, флейтист не смог - просолирует гитара... Поелику музыка разностилевая, то и присутствие тех или иных инструментов зависит только от идеи песни. Есть много песен, с группой не сделанных, и стилевой разброс очень большой: от фолковой акустики до гранджа. В разных вещах мне слышаться саксофон, волынка, скрипка... Много чего хотелось бы теоретически, но и то, что есть - Господне чудо!

ИЛ: Поддерживаешь ли ты мнение, что так называемый "русский рок" от всякого прочего особо отличается своей текстоцентричностью, и музыкальная составляющая в таком случае не очень важна?
Александр: Подобная музыка - отчасти речевой жанр, но всегда, даже когда у меня не было команды, я представлял свои песни законченными только в аранжировках. Есть авторы, которые самодостаточны под акустику, но я не таков: мне важно творческое общение и нравятся люди, с которыми я играю. У НОВЫХ ДНЕЙ сейчас сильный состав, способный сделать музыку, как минимум, интересной. Я думаю, что мы находимся в нужное время в нужном месте, а значит, будем делать то, что должны.

Автор: Игорь Лунев
опубликовано 19 марта 2010, 18:17
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.006