Анастасия Паписова: Арфография


Фольклор, этническая музыка переживают очередной всплеск популярности. Иные коллективы без труда собирают крупные площадки и даже стадионы. Музыканты же московской группы MELDIS предпочитают держаться в стороне от суеты российского шоу-бизнеса. Их легкий, изящный, "воздушный" фолк - кельтская арфа, гитара, перкуссия - едва ли нуждается в массовой аудитории. В песнях MELDIS содержится некая загадочная интрига, недосказанность. А ведь тайна, известная всем - уже совсем и не тайна. Тем не менее, некоторые секреты жизни и творчества ансамбля Анастасия Паписова - солистка и основатель трио - в приведенной ниже беседе все-таки раскрывает.

Александр Полищук: Начнем с событий минувшего лета. Расскажите, пожалуйста, о выступлении на "Festival Interceltique de Lorient" во Франции. Как вы туда попали?
Анастасия Паписова: "Festival Interceltique de Lorient" - это самый большой кельтский фестиваль планеты. Грандиозная тусовка, которую сами бретонцы иногда называют "emvod ar gelted" - кельтская ассамблея. На десять дней весь город превращается в этакую большую кельтскую ярмарку, где посетитель может стать свидетелем и участником парада всех кельтских наций: концертов, показов национальных костюмов, соревнований по традиционным видам спорта, и, конечно, мастер-классов и конкурсов по игре на традиционных музыкальных инструментах. Каждый год фестиваль посвящается одной из кельтских областей Европы (Астурии, Бретани, Галисии, Ирландии, Уэльса или Шотландии). Попасть на этот фестиваль - мечта любого кельтомана. Для меня это была, в первую очередь, прекрасная возможность пообщаться с коллегами.
Отдельного внимания заслуживает конкурс арфистов, в котором мне довелось участвовать. Дело в том, что издревле арфа - самый значимый инструмент не только у кельтов. Ее символизм сходен с символизмом лестницы и олицетворяет путь в иной мир. Арфа - эмблема ветхозаветного царя Давида, а также символ Ирландии. Арфа - атрибут кельтского бога огня Дагда, чья игра на арфе в начале мира вызывала смену времен года. Соревнования арфистов проводились еще в глубокой древности. Правда, в то время это было не только соревнование по игре на инструменте - бард пел свою песню под аккомпанемент арфы. В присутствии короля и вождей разных кланов громадное собрание народа выслушивало эти песни и определяло, которая - лучшая. Победителю доставалась серебряная арфа из рук королевского судьи. Эта серебряная арфа должна была, по закону, стоить 120 серебряных монет, что вдвое дороже серебряного воинского щита и самого лучшего меча с серебряной рукоятью и в одиннадцать раз дороже плуга. Так ценилось искусство арфиста в те дни...
Я подала заявку на конкурс кельтских арфистов "Camac Trophy" в рамках фестиваля, и мне ответили, что очень рады - до сих пор к ним не приезжали выступать или соревноваться кельтские арфисты из России. Для них вообще было сюрпризом, что у нас кто-то не только знает, что такое кельтская арфа, но и умеет на ней играть. Чтобы увериться в том, что я действительно владею инструментом, организаторы не поленились посмотреть мои видеоролики на YouTube. Материал показался им вполне убедительным, и мою заявку приняли. Финал конкурса был открыт для публики. Десять участников поочередно должны были продемонстрировать сет (последовательность мелодий, переходящих одна в другую) народных мотивов или написанных в традиционной манере пьес. При этом одна из мелодий должна была быть непременно галисийской (в этом году на фестивале был год Галисии), одна бретонской, остальные на выбор. Выступление каждого претендента должно было уложиться в 10 минут. В соревновании участвовали очень достойные музыканты, и для меня это было невероятно интересно и познавательно. Ведь в нашей стране мне ориентироваться не на кого. А тут в самой гуще кельтского фестиваля, в одной упряжке с мастерами кельтской арфы - было что почерпнуть нового. Удивительнее всего то, что мне удалось занять пятое место, хотя я самоучка! К слову сказать, жюри особенно понравилась последняя мелодия в моем сете - переработанная мной для кельтской арфы украинская песня.

АП: Настя, вы играете на достаточно необычном для нашей сцены инструменте. Расскажите о нем. Чем он отличается от обычной арфы?
Анастасия: Под обычной арфой вы подразумеваете классическую? Кельтская или ладовая арфа - это прародительница современной классической арфы. Она меньше по размеру и у нее нет сложного механизма, как у классической. Дело в том, что вплоть до XIX века в Европе была распространена ладовая арфа. Ее различные модификации можно встретить во Франции, в Германии, в Чехии. Корпус таких арф сделан из дерева. Общие детали всех арф - струнодержатель (голова), колонна и резонатор. Кельтская арфа отличается от других арф тем, что колонна - часть арфы, обращенная к зрителю - изогнута таким образом, что немного напоминает лук. Первую арфу, видимо, изобрел тот, кто придумал добавить к луку вторую тетиву. На египетских фресках XV века до нашей эры арфы еще напоминают лук. Треугольная форма инструмента появилась тогда, когда к "луку" добавили еще одну деталь для того, чтобы можно было натянуть большее количество струн, ведь натяжение очень велико. В ладовых арфах в качестве струн применялись разные материалы: жилы, металлическая проволока и даже конский волос. Современная классическая педальная арфа с весьма сложным механизмом была изобретена в 1801 году Себастьеном Эраром во Франции. Почему пришлось ее модернизировать? Потому что на старинных арфах с диатоническим строем невозможно играть модуляции, не перестраивая целиком инструмент.
Современный вариант кельтской арфы, на которой играют в наши дни музыканты, в том числе и я, несколько видоизменен по сравнению с архаичным вариантом. В них добавлен флажковый механизм для подстройки каждой струны. Флажок поднимается вручную - струна прижимается, звук повышается на полтона. На такой арфе можно играть не только фолк-музыку, но также классику и даже блюз, если приноровиться и успевать перекидывать флажки во время игры. Материал для струн в современном мире иной, чем в древности, хотя арфы с жильными струнами по-прежнему популярны. Однако они куда капризнее в отношении погодных условий, чем их синтетические аналоги: нейлон и карбоволокно. Арфу используют и в фолк-рок-музыке. Для этого ее пришлось оснастить электрическими звукоснимателями. Это, кстати, сильно облегчает работу в современных клубных и концертных условиях, потому что акустика у современных помещений, как правило, оставляет желать лучшего. У меня три арфы: две акустических и одна электрическая. Мне нравится экспериментировать с кельтской арфой, я стараюсь использовать все ее возможности. Помимо MELDIS, я также участвую в рок-проекте САКМАРОВ-БЭНД. Там как раз применяю кельтскую арфу в русском роке. Иногда даже блюз играть приходится.

АП: У вас нет музыкального образования. Откуда интерес к фолк-музыке вообще и к кельтской арфе в частности?
Анастасия: Я по профессии химик. Окончила МГУ, там же защитила диссертацию в области биохимии, там же занимаюсь научными изысканиями и преподаю по сей день.
В детстве дедушка пытался приучить меня играть на фортепиано, но меня совершенно не тянуло к этому инструменту. Хотя мне очень нравилось слушать, как сам дедушка на нем играет. В общем, в музыкальную школу меня не отправили. Отправили в балетную, но это другая история. Подозреваю, что уже тогда мне хотелось играть на арфе. Помню, когда мы ходили в театр, я подолгу торчала у оркестровой ямы, пока музыканты настраивали инструменты. Мое внимание было приковано к арфе. Однажды я заикнулась о том, что вот на таком инструменте мне бы хотелось играть, но тогда как-то не сложилось - арфу можно было достать только за большие деньги и по большому блату. Сейчас, кстати, я совершенно не жалею, что не училась этому в детстве. Все должно происходить в свое время. И, может быть, поэтому у меня нет зашоренности в отношении музыки, какая зачастую есть у классических арфистов. В классической школе к фолку относятся как-то свысока. Мозг классического арфиста с детства вгоняется в узкий коридор, где "нельзя за флажки", просто потому, что им дают ремесло. Им ставят партитуру, а они играют. Многим из них это очень мешает непредвзято относиться к музыкальному наследию и к различным экспериментам. Думаю, если бы я в юные годы начала заниматься, то руки бы мне, конечно, "поставили", но я бы возненавидела арфу на всю жизнь. Я вообще всегда восставала, когда на меня пытались тем или иным образом давить. Что ни делается, все к лучшему. Впоследствии оказалось, что я сама могу быть себе учителем.
Когда проявился мой интерес к фолк-музыке, трудно сказать. Обычно я говорю, что это началось с фолковых мотивов раннего АКВАРИУМА. Хотя если копнуть глубже, то первое узнавание произошло раньше, когда родители ставили дома кассеты Джоан Баэз или THE BEATLES - у них много фолковых мотивов. Одна знакомая англичанка, когда ей задали вопрос, что такое британский фолк, она засмеялась и ответила: THE BEATLES.
В МГУ я, как и многие студенты, постигала самостоятельно азы игры на гитаре. Мне этого хватало, чтобы аккомпанировать себе во время пения. Послушав JETHRO TULL прониклась звучанием флейты, научилась на ней играть. Но поворотный момент произошел даже не тогда, когда ко мне в руки угодила кассета CLANNAD, а когда один знакомый дал мне послушать записи бретонского арфиста Алана Стивелла. Это человек, благодаря которому о бретонской музыке узнал весь мир. Его отец, Йорд Кошэвлу, служащий министерства финансов, все свободное время посвящал тому, что считал делом всей своей жизни - реконструкции и воссозданию кельтской арфы в Бретани, откуда этот инструмент к тому времени исчез. Он собрал свою первую арфу, а его сын Алан научился на ней играть. Взял себе псевдоним Stivell ("источник" по-бретонски) и с этим именем прославил музыку своих предков. Послушав кассету с альбомом "Renaissance De l'Harpe Celtique" ("Возрождение Кельтской Арфы"), я буквально заболела этой музыкой. Столько в ней было мощи, какой-то изначальной необузданной дикости и в то же время тихой печали! Это трудно передать словами. Тогда я поняла, что мне в срочном порядке необходимо научиться на таком инструменте играть. На дворе стоял 1993 или 1994 год. В наших краях почти никто не слышал о том, что существует такой инструмент, купить его в России тем более было негде. Зато в то время в МГУ появился Интернет. И благодаря ему я смогла узнать, где можно обзавестись кельтской арфой. Как я и ожидала, это можно было сделать в Западной Европе или Америке. Цена была по тем временам просто космическая. Поэтому я начала терпеливо откладывать деньги с получаемых грантов. И так уж случилось, что тот самый человек, который заразил меня музыкой Стивелла, сам поехал учиться во Францию. На его плечи я и взвалила миссию по добыче мне инструмента. Первую арфу я получила в руки 1 апреля 1998 года. Это была модель "Troubadour" французской фирмы "Camac". Нетрудно догадаться, что я каждый вечер проводила с кельтской арфой в руках и старалась на слух подобрать все, что можно. Как ставят руки на струны, я посмотрела, опять же, в Интернете.

АП: Вы дебютировали в 1998-м на Первом фестивале кельтской музыки в России. После этого играли в ансамблях ВОИНСТВО СИДОВ и SI MHOR. Расскажите об этом периоде вашего творчества.
Анастасия: Да, где-то через пару месяцев после того, как я получила вожделенный инструмент, кое-кто из действующих тогда в Москве кельтских музыкантов прознал об этом. Всего в Москве в то время было три группы, исполняющих кельтскую музыку: PUCK & PIPER, SI MHOR и SLUA SI (ВОИНСТВО СИДОВ). Последние подсуетились раньше других и пригласили меня с ними выступить на этом фестивале. Я им ответила, что арфу купила всего пару месяцев назад и за это время успела лишь с грехом пополам подобрать пару мелодий. Они сказали, что это не проблема, что еще одну я с ними успею за месяц разучить. В конце концов, буду сидеть на сцене как символ Ирландии. Так и случилось. Мы разучили вместе "McAllistrum's March" - очень красивый ирландский марш, и выступили в ЦДХ на фестивале. Помню, что чувствовала себя окрыленной. Но потом все развивалось не так интересно, как бы хотелось. В ВОИНСТВЕ СИДОВ упор делался на ирландскую музыку, а мелодии других кельтских народов лидер в программу не допускал - было крайне мало шотландских мелодий, а бретонских не было вовсе. Кроме того, атмосфера внутри коллектива оставляла желать лучшего. Вскоре я заскучала, потому что ограничиваться только ирландским фолком мне не хотелось. Я мечтала исполнять песни под арфу, однако категорически против этого были другие члены группы и особенно ее лидер. Им было вполне достаточно, чтобы арфа была в ансамбле "фишкой". И как раз в это время мне предложили выступить на концерте в своем составе SI MHOR. В этом ансамбле никто не ставил никаких ограничений в репертуарном плане и в самовыражении музыкантов. Концерт прошел очень удачно. Мне понравилось с ними работать, и я ушла из ВОИНСТВА.

АП: Группа MERVENT - это был уже ваш собственный проект?
Анастасия: В SI MHOR я проработала до конца существования коллектива. Тогда я еще не могла организовать собственный проект, потому что не была столь известна в музыкальных кругах. Зато у Игоря Бурмистрова, скрипача из SI MHOR, был большой опыт и желание сделать что-то стоящее. И у нас с ним сложился тандем: известность и знания Игоря и моя харизма, энергия и способность к упорядочиванию. К нам постепенно присоединились другие музыканты: флейтист, гитарист и перкуссионист, приглашенный из старого состава SI MHOR. До сих пор считаю, что последнее было ошибкой. Человек привносил большую долю хаоса, а его КПД как музыканта был достаточно низок. Тем не менее, MERVENT весьма эффективно развивался и через 2,5 года нами был записан очень приличный альбом. Но, как это бывает, кое-кому захотелось стать единственным фронтменом ансамбля, а кому-то и вовсе стало казаться, что я со своей арфой всех загораживаю. Хотя с самого начала было очевидно, что девушка с кельтской арфой будет выделяться на фоне мужского коллектива. На это делалась и определенная ставка. В общем, когда проект набрал достаточные обороты, меня попросили "сойти с поезда" - спасибо, что для нас работала, теперь на отлаженной машине мы поедем сами, ты нам больше не нужна. Для меня это был большой удар. Слишком много сил и энергии я вложила в этот проект, я очень в него верила...

АП: MELDIS появилась на свет в 2006 году в процессе записи вашего сольного альбома. Как это получилось? И что, к слову, значит название команды?
Анастасия: После выхода из состава MERVENT я около двух лет выступала сольно - играла на кельтской арфе и пела под сценическим именем Мелдис. Это имя я когда-то носила в ролевой среде. По-эльфийски (с языка эльфов синдар из произведений Дж. Р. Р. Толкиена) оно означает "подруга", хотя тот, кто мне его давал, перевел мне его как "всеми любимая". В сольном проекте где-то мне сопутствовала удача, где-то нет. В частности, мне очень не повезло работать с одним непорядочным арт-директором. Как выяснилось позже, я не единственная, кому в работе с ним не повезло. К счастью, сотрудничество длилось недолго, хотя на его сайте почему-то до сих пор написано, что он мой директор... Через год я поняла, что у меня достаточно материала для сольного альбома, и начала работу в студии. Процесс двигался не быстро, поэтому я успела собрать материал для еще одного диска. И когда шло сведение, начала параллельно записывать другой. Так уж получилось, что второй альбом был записан быстрее. Когда я задумалась о презентации, то поняла, что нужно звать музыкантов, потому что в альбоме песни аранжированы для нескольких инструментов. Вот тогда мы впервые вышли на сцену как ансамбль MELDIS.

АП: Группа выпустила два альбома - "Отдохни, Волшебник" и "Арфография"...
Анастасия: По правде говоря, можно сказать, что группа выпустила один альбом, а второй (точнее, первый) был все-таки сольным. В нем участвовали музыканты, которые потом в ансамбле не были задействованы. Музыканты замечательные: Олег Сакмаров (экс-АКВАРИУМ, экс-НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС) исполнил прекрасные партии на флейте, Саша Миткевич записал акустическую гитару, а Андрей Байрамов украсил альбом перкуссией. "Арфография" вышла в свет в октябре 2007 года. А диск "Отдохни, Волшебник" был записан в процессе сведения "Арфографии", но уже на домашней студии, потому что был задуман как альбом "для своих". В нем были собраны самые замечательные, на мой взгляд, старые песни ролевого фэндома. Некоторые из них люди поют до сих пор - такие, например, как "Сонный Рыцарь" - другие же незаслуженно забыты. Я их аранжировала для кельтской арфы, записала сама гитару, вокальные партии, а на перкуссии пригласила сыграть Сашу Макарова (КОРНИ ОЗЕР). Альбом записан и сведен за 2,5 месяца, причем несколько треков я свела собственноручно. Это был очень интересный опыт работы! В конце концов, мы презентовали "Отдохни, Волшебник" в мае 2006 года в клубе "Археология". И я была приятно удивлена, что альбом пришелся по вкусу людям и вне ролевого сообщества. Таким образом, в альбоме "Арфография" собран кельтский материал - песни и инструменталы, а в "Отдохни, Волшебник" - песни на русском языке.

АП: Сейчас ансамбль представляет собой трио. Кто его участники? Вас устраивает состав? Нет ли желания ввести в него какие-то еще инструменты?
Анастасия: Нынешний состав в инструментальном плане тот же, что и в первый день своего существования: кельтская арфа, гитара, перкуссия. На кельтской арфе играю по-прежнему я, но сменились люди, играющие на других двух инструментах. Это Константин Зайцев (гитара) и Юрий Сергеев (перкуссия). Мы работаем вместе уже два года. Сейчас у нас есть желание ввести в состав флейтиста, однако пока не нашли подходящей кандидатуры. Большинство фолковых духовиков умеют играть по нотам, но у них нет желания и умения придумывать что-то свое. Я была бы рада, если бы к нам присоединился Олег Сакмаров, который совершенно замечательно сочиняет, импровизирует и тонко чувствует музыку, но он очень занятой человек. Так что пока несколько партий на флейте в ансамбле исполняю я сама.

АП: У группы есть видеоклипы?
Анастасия: Телевизионных видеоклипов у нас нет, ибо это очень дорогое дело. Кроме того, если мы их и запишем, то некому нас продвигать на ТВ, поскольку мы не вписываемся в формат. Меценаты в нашей стране еще не появились. Однако у нас немало видео с концертов и самодельных клипов выложено в YouTube и на нашем официальном сайте.

АП: Где можно услышать MELDIS?
Анастасия: Мы играем в среднем два концерта в месяц. Это не только площадки и клубы Москвы. Мы активно гастролируем - Санкт-Петербург, Уфа, Тверь, Воронеж, Архангельск, Нижний Новгород и т.д. Ближнее зарубежье - Киев, Одесса, Севастополь. Выступаем также на фолк-фестивалях.

АП: Как представляете себе вашу потенциальную аудиторию?
Анастасия: Аудитория очень разнообразна. На концерты с одинаковым удовольствием ходят как студенты, ролевики, представители интеллектуальных и творческих профессий, так и семьи с детьми. И это очень радостно!

АП: Как вы считаете, почему в России столь популярна именно ирландская и британская народная музыка?
Анастасия: Думаю, в большей степени потому, что наше собственное фольклорное наследие тщательно выкорчевывалось на протяжении не одного десятка лет. Особый вклад в это внес советский режим. Ведь известно, что если народ лишится своих корней, он будет легко управляем. Даже сегодня, несмотря на то, что на флаг взято "национальное самосознание", никаких попыток возродить коренное народное творчество со стороны государства нет - их устраивает лубочный вариант в виде кокошников и песен "Порушка-Параня" или "Ой, Да Не Вечер". Слов нет, хорошие песни, но вы сами могли бы вспомнить какие-нибудь исконно русские песни? Самое ужасное в том, что по сей день происходит уничтожение русской фолк-музыки. В Москве и Питере фольклорные записи, собранные в разное время в экспедициях, хранятся в архивах на бобинах, которые рассыпаются в руках. Мне как-то жаловались музыканты из проекта ИВАН КУПАЛА, что хотели перегнать питерский архив на лазерные диски, предложив обмен: мы перегоняем себе для творчества и вам в архиве все копии оставляем. Так им отказали! То есть пусть лучше записи рассыпаются, и вскоре их не будет возможности даже восстановить.
В современном безумном мире с отупляющей массовой поп-индустрией людей тянет к чему-то настоящему. А раз своего настоящего нет, берется то, что наиболее созвучно нашим душам. Этим и оказывается, в частности, фолк-музыка британская и кельтская. Кстати, последние тоже могли бы исчезнуть, но во многом их спасло то, что их хранили американские эмигранты. Кроме того, небольшие нации, которые живут под гнетом завоевателей, обычно лучше всего сохраняют свой фольклор, не замечали? Ирландия, Бретань (которая нынче провинция Франции), Шотландия, Армения... По иронии судьбы, народное своеобразие порабощенного народа становится в итоге символом страны-гонителя. Что приходит почти сразу в голову (кроме Биг Бена), когда мы думаем об Англии? Правильно, шотландский гвардеец в килте и высокой медвежьей шапке. А если вспомнить об Испании, то перед глазами вспыхивает образ женщины, танцующей фламенко - танец бесправных андалусийских цыган.
В наши дни наиболее хорошо сохранившимся и развивающимся направлением в фолк-музыке стала кельтская ветвь. И так уж вышло, что именно она сильнее всего резонирует в душе наших людей. Ведь когда-то наши народы были не так уж далеки друг от друга. Это, считай, ближайшие соседи в индоевропейской группе. Так, во всяком случае, говорят историки.

АП: Ваш репертуар достаточно разнообразен - в нем есть песни Ирландии, Бретани, Шотландии, есть народные и авторские песни на русском языке. Есть ли русские народные?
Анастасия: Да, репертуар весьма разнообразен. Мне нравится исполнять не только инструментальную музыку кельтов, но также их песни. Пою песни на языке оригинала. Это может быть как английский язык, так и бретонский, ирландский или шотландский гэлик. Изредка исполняю собственные переводы песен на русский язык. К примеру, я считаю очень удачным перевод известной британской песни "Scarborough Fair". Мне удалось перевести ее очень близко к тексту. Русских песен мы не исполняем, хотя мне бы хотелось. Я весьма привередлива по части отбора репертуара. Есть одна русская народная песня, которую я исполняю а капелла, и еще та самая инструментальная вещь, с которой вышла на конкурс арфистов - украинская песня, аранжированная мной для кельтской арфы.

АП: Какие впечатления от поездки в Ирландию?
Анастасия: Я была там не так уж долго. Удалось побывать в Дублине и окрестностях, в Белфасте, Дерри, увидеть комплекс доисторических захоронений у реки Бойн, а также Giant's Causeway (Мостовая Гигантов - удивительное естественное формирование, состоящее из базальтовых колонн. Расположено на морском побережье в графстве Антрим - прим. ННФ). Это так мало... Думаю, мне стоит вернуться и рассмотреть все повнимательнее. Однако та поездка была моими первыми заграничными гастролями! Мне написала одна корреспондентка, что некие люди, организующие культурные и образовательные мероприятия, хотят пригласить меня выступить в Дублине и в Белфасте. Я тогда еще играла на маленькой коленной арфе и сначала несколько удивилась, зачем это им понадобилось приглашать русскую девушку с кельтской арфой - в их Тулу со своим самоваром. Я начала с ними переписку, и они мне объяснили, что их очень заинтриговал тот факт, что я, живя "в большой и загадочной северной стране", самостоятельно выучилась играть на этом инструменте. В результате оказалось, что мой исполнительский уровень был совсем неплох еще тогда. Зрители и организаторы остались очень довольны. Что уж говорить обо мне! Во время поездки я не только выступила со своей сольной программой, но и поучаствовала в сейшне (играла с музыкантами в пабе народную музыку). Осмотр исторических мест и общение с людьми в эту поездку были просто чудесными. Мне дали пару уроков преподаватели ирландского танца, которые также были несколько удивлены, что можно так продвинуться на танцевальном поприще, изучая предмет по видео. После этой поездки я написала большой рассказ с фотографиями. Он и по сей день лежит в Интернете.

АП: А как вы учились ирландским танцам?
Анастасия: Началось все с того, что мне знакомые выдали для просмотра видеокассету с первым шоу "Riverdance" (театрализованное танцевальное шоу; основу репертуара труппы составляют традиционные ирландские танцы - прим. ННФ). Это было где-то в начале 1996 года. Первые же звуки мелодий гениального Билла Уилана захватили меня. Как-то сразу стало понятно, что это "мое". А когда ирландские танцоры вынырнули из темноты и начали выстукивать ногами первые такты рила, то я уже всем своим существом танцевала вместе с ними. В этом всем была какая-то невероятная древняя сила и магия, ей невозможно было сопротивляться. И я начала свой путь освоения ирландского танца. Так уж получилось, что в тот период тоже не оказалось никого в России, кто мог бы научить этому искусству. Я начала снимать движения с видео "Riverdance". Здесь пришлась кстати моя хореографическая подготовка, полученная в детстве, а также умение танцевать "с листа". Правда, не совсем было понятно "звукоизвлечение" при ирландском степе. Спустя некоторое время одна девушка привезла из Шотландии видеошколу по ирландским танцам Колина Дана, а также ирландские степовки. Колин Дан исполнял ведущие партии в "Riverdance", когда Майкл Флетли покинул шоу. Прибытие этой видеошколы в Москву было большим рывком вперед. Ее все бесконечно переписывали друг другу. Я тогда начала сотрудничать с ВОИНСТВОМ СИДОВ, и в компанию вокруг ансамбля влилось несколько человек, которые хотели изучать ирландские танцы. Из самого ВОИНСТВА в этом участвовали я и духовик Толя Исаев. Профессиональный преподаватель-хореограф Оля Логвина взялась за постановку первых танцев, которые проходили в рамках выступлений ВОИНСТВА на больших площадках. Через эту же команду прошла и Поля Меньших, которая несколькими годами позже организовала свою школу народного танца. Вскоре группа отказалась от танцоров, а я отказалась играть в ней. В других ансамблях тоже танцевала номера собственной хореографии на концертах.
Со временем, когда я защитила кандидатскую диссертацию и, кроме научной деятельности, начала преподавать, времени на то, чтобы поддерживать свои навыки танцора на высоком уровне, не осталось. Но я и теперь для собственного удовольствия могу станцевать при случае. Такое не забывается до конца.

АП: Насколько, по вашему, созвучна народная музыка и псевдо-фолк, замешанный на фэнтезийной основе? Их сравнение вообще уместно?
Анастасия: Вы даже представить не можете, насколько обширный вопрос вы задали. Ведь для начала придется попытаться хотя бы на пальцах определить, что же есть фолк! Не существует общей "фолк-музыки", в отличие от рока, попа и т.д., фолк-музыка всегда привязана к какому-то определенному народу, ее нельзя выдумать из головы. Термин "фэнтезийный фолк" - это бессмыслица. Но поскольку сейчас фолк стал, не побоюсь этого слова, модным направлением, то к нему стали приписывать очень многое.
Скажу так. Если в большинстве современных так называемых фолк-групп заменить тексты с упоминанием конунгов, каленых стрел или ясных соколов, на другие, что останется от фолка? Правильно, ничего. Это относится и к группам, которые ныне в шоу-бизнесе активно продвигаются как фолк. К фолку отношения не имеют, но это бизнес, там никому нет дела до истиной принадлежности музыки к тому или иному направлению. Тут важно приклеить какой-нибудь привлекательный на сегодняшнее время ярлык и продать. И если "пипл хавает", то и славненько.

АП: Многие ваши интересы так или иначе связаны с Британией и Ирландией. Живете вы в Москве. Можете о себе сказать, что вы - космополит, "человек мира"? Или, при ином стечении бытовых обстоятельств, переехали бы в Дублин или Белфаст?
Анастасия: Не знаю, какой я космополит. В Дублине или Белфасте жить не хотела бы. Среди моих знакомых были романтики, которые уезжали работать в Ирландию, потому что полюбили эту страну по музыке, легендам, фильмам и т.д. Но ни один из них не захотел там остаться. Просто есть большая разница между туризмом и ПМЖ. В любом явлении есть оборотная сторона. Все зависит от того, насколько ты готов себя перестраивать под местные особенности и менталитет. И потом, для ирландцев иностранец никогда не станет "своим", хоть в лепешку расшибись. Если жизненные обстоятельства и вынудят меня уехать, то это будет точно не Ирландия. А вообще, мне хорошо дома. Мою жизнь вполне можно вписать в поговорку: "Где родился, там и пригодился". А к кельтам приятно в гости ездить.

Фото: Алексей ВОРОБЬЕВ, Ксения КОЗЛОВСКАЯ (2), из архива Анастасии ПАПИСОВОЙ (5)

Автор: Александр Полищук
опубликовано 24 ноября 2009, 11:20
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (2) | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2017, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 7 / 0.009