Марина Капуро и Юрий Берендюков (ЯБЛОКО): Осваиваем мировую практику


В нынешнем году свое 30-летие собирается отметить одна из старейших российских фолк-рок-команд - ЯБЛОКО. Эту группу создали в конце 70-х участники группы АКВАРЕЛИ, также экспериментировавшей с фолком. Тогда ЯБЛОКО и ансамбль Дмитрия Покровского представили публике настоящую русскую народную музыку - такую, о которой многие жители России, испорченные советским воспитанием, даже не подозревали. Нужно добавить, что группа ЯБЛОКО умудрялась сочетать фолк со вполне современной поп-музыкой и делать это на таком уровне, которого достигал мало кто из российских музыкантов. Я представляю вам фрагмент моей беседы с бессменными лидерами ЯБЛОКА - певицей Мариной Капуро и гитаристом, композитором, продюсером Юрием Берендюковым.

Игорь Лунев: Марина, на протяжении всей карьеры вы так или иначе возвращаетесь к фолк-музыке. Вы считаете себя фолк-певицей? Или просто поёте то, что вам нравится, не особо задумываясь о направлениях?
Марина Капуро: Так я начинала с фолка, потому и возвращаюсь. Это корни.
Юрий Берендюков: Творчество Марины - это фильтр, который что-то пропускает, а что-то не пропускает. Тут какая штука: она и фолк-певица, и не фолк-певица. В мировой практике любой современный певец обязательно должен пройти фолковые традиции. Это у нас в стране как-то отделяют: вот фолк, вот эстрада. А на самом деле это всё очень тесно связано. Поэтому Марина осваивает мировую практику, в которой фолк, рок-музыка, поп-музыка неразделимы. Когда Марина только заявила о себе, русские песни в её исполнении зазвучали очень необычно, современно - она соединила национальные традиции и мировую поп-музыкальную практику. В истории советской песни те, которые исполняли народную музыку, как-то особняком стояли: был такой академический стиль. А рок-музыка была чем-то совершенно другим. На самом деле это должно было в ком-то соединиться, и вот этим кем-то оказалась Марина Капуро.
Марина: Я себя причисляю к рок-музыкантам. Рок-музыка тоже имеет корни, и в рок-музыке тоже очень много духовности. То есть это действо не всегда развлекательное. Я считаю, что музыка - это такой инструмент у человека, человек может посредством музыки общаться и ещё что-то познавать. Например, THE BEATLES, JETHRO TULL, GENESIS, у них источники - английская старинная музыка.
Юрий: Наши эстрадные "звёзды" не знакомы с этой культурой. А вот Инну Желанную у нас публика мало знает, хотя я считаю, что это музыкант европейского уровня.

ИЛ: Но у Инны Желанной и в России есть свой круг слушателей...
Юрий: Понимаете, дело всё в том, что этот круг должен быть большим. Вот я смотрел какой-то фильм, там Энни Леннокс, рок-певица, взяла гитару и пела народные песни. Потому что это школа, это основа, фундамент, на котором вся англо-американская поп-музыка стоит. Я раньше был учёным, занимался стереофонией, я кандидат технических наук. Есть такое понятие: быть в курсе мировой науки в той или иной области. То есть нельзя быть оторванным, не знать каких-то основополагающих вещей. Но наш шоу-бизнес - я его по-прежнему называю советским - оторван от мировой музыки, люди не в курсе очень многих вещей, которые должны были бы знать. Возьмите даже такой ансамбль как ABBA - такая красивая популярная музыка, да? Но у Бенни и у Бьорна серьёзное фолк-образование. Они вышли из фолка. И это чувствуется в их музыке. А LED ZEPPELIN? Я могу до утра рассказывать... Нельзя написать сегодня талантливую музыку, не обратившись к корням.
Марина: Я училась на оперную певицу с детства, получила классическое образование. Оно раскрывает природу голоса. Мне очень нравится, когда человек поёт естественно, органично. И у многих исполнителей аутентичного фольклора есть непосредственность и хорошее звукоизвлечение, правильное. Это всегда притягивает слушателя.

ИЛ: Ваш вариант фолк-музыки - больше эстрадный, адаптированный к восприятию современного слушателя. А вам никогда не хотелось "копнуть глубже"? Исполнить что-то совсем древнее и в варианте, приближенном к аутентичному?
Марина: Так это было у нас уже в ЯБЛОКЕ.
Юрий: Да глубже ЯБЛОКА никто не копал. И слово "эстрадный" мы не переносим. Когда мы исполняем песни Саши Морозова, сам материал предполагает... Его нельзя сделать так же, как аутентичный фольклор. У Марины очень много материала аутентичного. Вот сейчас мы готовим новый альбом и берём многое из того, что раньше было не издано. А у ЯБЛОКА даже в первом альбоме аутентичная музыка звучала. Это 1980 год. Потом в 80-е, в 90-е у нас огромные были разработки. Другое дело, что мы всё время балансируем между фолк- и поп-музыкой. Мы соединяем фольклор разных народов. Марина в этой культуре плавает, как рыба в воде, для неё нет фольклорных границ. Потому, что есть некая пракультура, из которой вышли все этнические культуры, и Марина погрузилась в эту пракультуру и нашла как бы ключ, который открывает все эти двери. А самое главное, что вся мировая поп-музыка оттуда вышла. Возьмите THE BEATLES - я много могу называть у них песен, где абсолютный фолк.

ИЛ: А как вы относитесь к тому, что Сергей Старостин делает?
Юрий: Ну, мы со Старостиным знакомы очень хорошо.

ИЛ: Он-то берёт очень древние песни...
Юрий: Он да, он фолкник такой. Когда мы в прошлом году в Москве встречались, что-то задумали они с Мариной сделать. Но, как всегда, от задуманного до результата - дистанция, потому что каждый занят своим делом. Он путешествует, а у нас тут несколько проектов сразу. Но, в принципе, запросто можем что-то сделать вместе с ним. Потому что они с Мариной говорят на одном языке. Понимаете, какая штука: вот в прошлом году был огромный фестиваль "Euro Folk" - там были коллективы, исполнявшие чистый фольклор, а были коллективы, которые делают некий синтез, то ли это фолк-рок, то ли это панк-фолк, что угодно. И мы со всеми разговариваем на одном языке. Это очень важно. Я никаких особых границ не провожу. У нас в России путаница возникает, потому что существует провал между современной поп-музыкой и фольклорной традицией в разных преломлениях, между ними пропасть. На мой взгляд, поп-музыка и вытекает из переосмысления фольклорных традиций. Я ведь сам давно занимаюсь разработкой этой темы, начал ещё в конце 60-х. И как раз первый ансамбль мой, АКВАРЕЛИ, был в этом поиске. Потому что я думал: "Если рок-музыка идёт от фольклора, то почему не может быть рок-музыки, которая шла бы от нашего русского фольклора?". Потом появились венгерские группы, польские, которые шли от своих корней.

ИЛ: Согласны ли вы, что нынче у широкой публики вновь возрос интерес к народной музыке? Не пугает ли вас появившееся на этой волне огромное количество ширпотреба, эксплуатирующего в нашем случае русскую народную мелодику?
Марина: Интерес - это постоянно происходит, по спирали. А ширпотреб - это страшно, много безвкусицы.
Юрий: Сейчас, когда появляется мутная волна "а ля рюс", это запутывает дело. Потому, что если то, что они делают - русская музыка, то тогда можно предположить, что русские - немножко дебильная нация. Но у русских есть потрясающие фольклорные пласты - и вокальные традиции, и инструментальные. Но это как-то постепенно зачахло, особенно после смерти Дмитрия Покровского. И вот вылезли эти все "аляруссовцы", как мы их называем.
Марина: Много исполнителей поверхностных. Зато через Интернет можно много услышать исполнителей интересных. Нужно отсеивать.

ИЛ: То есть вы слушаете более молодых исполнителей, которые так или иначе обращаются к корням.
Марина: Мне Инна Желанная нравится, мне нравится группа WELLADAY, с которой я даже сотрудничаю. Иван Пащенко (волынщик, гитарист и флейтист WELLADAY - И. Л.) - очень интересный музыкант, занимается кельтским фольклором в современной интерпретации. Так что с молодыми я очень даже дружу. Через Интернет они сами меня находят.

ИЛ: C группой WELLADAY вы собираетесь только записываться вместе? Или можно ожидать и концертных выступлений?
Марина: Я даже выступала с ними на фестивале кельтской музыки. Спела старинную балладу "Turn Back Your Wonton Flyer" из репертуара ЯБЛОКА и три специально разученные песни вместе с WELLADAY. Мы записываем совместный альбом - летом писались, а начали чуть ли не зимой. Иван меня предупредил, что будем работать размеренно, не спеша. Спешить некуда, эта музыка никогда не стареет. Поэтому мы пишемся в своё удовольствие, когда у нас появляется время. У Ивана далеко идущие планы, он говорит, что хочет этот альбом даже представить на "Grammy". Мне очень нравится, что у него такие амбиции. А уж получится или нет - это второй вопрос. Самое главное - стремление сделать альбом, который не стыдно будет показать и на мировом уровне. Результат нашей работы будет опубликован в Интернете - для нас это уже немало. Это и есть для нас средство массовой информации. Кому надо, тот услышит. Мы знаем, кто у нас попадает на телевидение - это определённая московская тусовка. Есть море музыкантов, которые туда попасть не могут.

ИЛ: Расскажите, пожалуйста, о работе с Сергеем Курёхиным над его альбомом "Воробьиная Оратория".
Марина: Он сначала услышал на студии "Мелодия", как я пою. После какой-то нашей работы в этой студии мы устроили там такой джем-сейшн в перерыве между сменами. И во вторую смену должны были записываться Курёхин с Гребенщиковым. Но из-за нашего неформального концерта Курёхин даже отменил свою вечернюю сессию - настолько он был поглощён... Я даже не помню, играл он сам тогда или просто слушал, но он был в этой тусовке. И потом, примерно через год, от него мне поступило приглашение к сотрудничеству.

ИЛ: Вам вообще близко то, чем занимался Сергей?
Марина: Я бы не сказала... Я не очень даже вникала в его прошлые работы - всё объять невозможно, я занималась своей музыкой, тем, что мне нравится, тем, что мне интересно.

ИЛ: Весьма неожиданно для меня было узнать о вашем альянсе с группой КОРОЛЬ И ШУТ. Как это получилось? Для вас это просто шутка?
Марина: Опять же, на "Мелодии". Меня пригласил звукорежиссёр Юра Морозов, чтоб я пропела женскую партию. Я решила так, что если мне не понравится, я откажусь. Когда я приехала, я увидела, что это интересные музыканты. Пусть даже кто-то из них без зубов, это не важно. Этот их акустический альбом выделяется, там неплохие аранжировки. То есть всё-таки это не совсем самодеятельность. Поэтому я и согласилась. И предложила там где-то многоголосие сама. Было совместное творчество. Потом больше мы фактически не виделись.

ИЛ: Вы склонны к экспериментам в музыке и вообще в жизни?
Марина: Я люблю экспериментировать, хотя полностью изменить свой голос невозможно. Я использую всякие этнические элементы. Голос - это же мой инструмент, у меня сопрано. Я не буду ломать свой голос до неузнаваемости. Делаю то, что у меня органично получается. Вот, хочу опубликовать моё исполнение произведений Баха со струнным оркестром. Такой период у меня тоже, к счастью, был - в 1994 году. Я исполняла "Страсти по Матфею" и ещё несколько произведений. Это был эксперимент тоже. Мне это предложил сделать дирижёр Юрий Серебряков - он услышал меня, когда я записывала произведение Евгения Доги. THE BEATLES и Бах - самая моя любимая музыка с детства. Может быть, мы выпустим когда-нибудь диск с записью этого проекта, во всяком случае, в Интернете точно выложим. У нас есть видео, где я исполняю эту программу с оркестром в Михайловском замке. Может быть, ещё я когда-нибудь запишу "Ave Maria" Баха - Гуно.

ИЛ: Вы когда-нибудь сами сочинять пробовали?
Марина: Нет, сама никогда не сочиняю. Я больше люблю импровизировать. А специально садиться и сочинять песни - у меня даже такого стремления нет. Я люблю вдохновляться какой-то интересной гармонической идеей композитора.

ИЛ: Бывает, что меняете какие-то фрагменты в композиции?
Марина: Бывает, конечно. Это и есть сотворчество. Добавления аранжировочные я предлагаю всегда с удовольствием.

ИЛ: А ваш новый альбом? Расскажите, пожалуйста, о нём поподробнее.
Марина: Новый альбом мы записываем на "Мелодии". В него войдут песни, которые ещё никогда не выходили на CD. Вот, песня Марка Фрадкина "Красный Конь" - я её пела на конкурсе в 1986 году, сейчас перепела. Приятно сознавать, что у меня голос хуже не стал за эти годы. Мне очень нравится работать в студии, я знаю себя - уже осознала свои возможности. Альбом выйдет вскоре. Потом ещё готовится диск, посвящённый 40-летию альбома THE BEATLES "Abbey Road". Я люблю THE BEATLES с детства, лет с пяти или с четырёх. Я специально пошла в английскую школу, чтоб изучать именно английскую культуру. Я даже стала увлекаться русской музыкой, потому что настолько любила древнюю британскую культуру, что мне стало обидно оттого, что я не так хорошо знаю русскую. Я спела песню "Something" - это для меня тоже огромное счастье, что я впервые записала песню THE BEATLES. Something in the way she moves... (напевает - И. Л.). На этом диске будут песни THE BEATLES в исполнении Боярского, Александра Ляпина, ещё ряда музыкантов. Мы записывали песню "Something" с Катей (Кэт - экс-СИТУАЦИЯ, экс-WINE, играла и играет со многими питерскими музыкантами - И. Л.) на барабанах, с Леной Тэ на виолончели.

ИЛ: Вы что-то делаете специально для того, чтобы поддерживать в форме свой голос?
Марина: Берегу свой голос. Репертуарная политика очень важна, образ мыслей. То есть нужно быть добрым человеком, гуманитарием, быть где-то бессребреником обязательно - не всё переводить на деньги. Тогда Бог более милостив будет. Нельзя голос, который тебе дан Богом, эксплуатировать направо-налево. Жизнь учит тому, что нужно быть умеренным во всём. Аскетизм - очень хорошее качество для вокалиста. Умеренность во всём, позитивный образ мыслей, доброта ко всему живому. И философский склад ума желателен.

Автор: Игорь Лунев
опубликовано 05 ноября 2009, 11:55
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 8 / 0.016