Анна Добровлянская: Провинциалка из Лондона


Анна Добровлянская - одна из самых ярких петербургских рок-вокалисток 80-х годов. Ее глубокий, завораживающий голос в свое время придал необходимый вес и убедительность арт-роковым экспериментам рок-клубовской ПРОВИНЦИИ. В начале 90-х Анна пела в SOLUS REX - настоящей сенсации тогдашней клубной сцены. Потом неожиданно покинула сцену и уехала на постоянное место жительства в другую страну. Ее современный проект NAIVE EXOTIC приятно удивляет замысловатым синтезом этнических мотивов и модного электронного звучания.

ПРОВИНЦИЯ

Александр Полищук: Аня, расскажите, пожалуйста, немного о себе...
Анна Добровлянская: Музыкой я была захвачена с детства. Особенно меня волновала ритмическая музыка. Подчас я могла остановиться под чужим окном, откуда слышалась какая-нибудь магнитофонная запись, и слушать. Рок музыка 70-х, казалось, несла в себе ощущение запредельной красоты, силы и свободы. Это было чудо и счастье, воплощенное в музыкальной форме. Как это не соответствовало тогдашней действительности! Я, однако, хотела быть актрисой, хотя и постоянно пела. Мне и в голову не приходило сравнивать свои вокальные данные с голосами моих кумиров, хотя я могла воспроизвести их вокальные партии. Родители купили мне пианино, на котором я занималась где-то три года. Еще, уже позднее, ходила на класс вокала в "Салтыковку", а также на курсы повышения квалификации от Консерватории, но там я всего лишь оттачивала то, что уже умела сама.

АП: Первой группой, в которой вы пели, была НЕЙЛОН. Что это был за проект? Он числился в Рок-клубе?
Анна: НЕЙЛОН даже как-то странно проектом именовать. Это была простецкая студенческая хард-роковая команда. В Рок-клуб нас взяли только в кандидаты. Михаил Файнштейн из АКВАРИУМА, сидевший в жюри, при этом отметил, показав на меня, что в группе есть такой инструмент, какого в городе больше нет...

АП: Как вы стали вокалисткой ПРОВИНЦИИ? Что представляла собой эта группа?
Анна: Один знакомый передал мне, что видел объявление: какие-то музыканты ищут певицу. Я прошла прослушивание на их точке, исполнив песню "Against All Odds" группы GENESIS. Жили музыканты в мансарде, куда надо было забираться по темной винтовой лестнице, после чего ты попадал в другой мир. ПРОВИНЦИЯ играла арт-рок или прог-рок, часто с мелодикой и ритмическим рисунком, основанными не только на блюзе, но и на молдавской народной музыке - ведь музыканты приехали в Петербург из Кишинева. Они были очень сильными профессионалами. Гитарист Владимир Капша играл на уровне западных рок-звезд, прекрасный басист Владимир Непоту (ныне священник) сочинял глубокие по смыслу символические стихи. Такой вот сильный творческий союз. Помню, Капша напоминал звучанием своей гитары Гилмора, чем меня совершенно сражал. Барабанщик Евгений Павлов был из группы РОССИЯНЕ. Мне тогда, в мои 19 лет, очень повезло...

АП: Среди рок-клубовских нововолновых радикалов ПРОВИНЦИЯ выглядела достаточно необычно. Вы не чувствовали себя "белыми воронами"? Как вас принимала публика?
Анна: Мы играли арт-рок. При этом элемент развлечения полностью отсутствовал, может быть, зря. Насколько я помню, публика нас встречала очень тепло и провожала овациями. Другое дело, что в Рок-клубе уже были избранные лидеры (кстати, не обязательно играющие новую волну, например, АКВАРИУМ). Не помню, чтобы мы чувствовали себя как-то особенно отдельно, хотя, пожалуй, в смысле уровня это было и так. Не сочтите за снобизм.

АП: Как в целом вспоминается то время? Какая в Рок-клубе царила атмосфера?
Анна: Время было еще застойное, но жить становилось веселей, по крайней мере, меломанам. Творческие люди почувствовали свежий воздух. Постоянные рок-концерты в городе давали ощущение наполненности жизни и просто кайфа, а атмосфера в Рок-клубе была как на любом другом концерте или тусовке, где половина зала друг друга знала.

АП: ПРОВИНЦИЯ делала записи. Сохранились ли эти пленки? Будут ли они когда-нибудь изданы?
Анна: Да, записи сохранились, но не уверена, что они будут изданы.

АП: Вы ушли из ПРОВИНЦИИ в 1986-м. Почему?
Анна: Я не ушла. Это гитарист ушел и сделал свою другую ПРОВИНЦИЮ, а потом и совсем другую группу - МОДЕСТ, базирующуюся ныне в Гамбурге. Они и сейчас там играют.

После

АП: Чем вы занимались во второй половине 80-х? Были какие-нибудь музыкальные проекты? Почему, кстати, Рок-клуб в конце 80-х утратил свое значение и очень быстро сошел на нет?
Анна: Я училась и некоторое время пела в стиле ритм-энд-блюз с друзьями моего двоюродного брата, Михаила Добровлянского, блестящего гитариста. Джемовала где могла. Еще работала в музыкальном театре, где ставилась рок-опера с кричащим названием "Второе пришествие Иисуса Христа". Там я поняла, что профессия актрисы временами фальшива и претит мне как рок-певице. Чем еще занималась? Ходила на концерты. КИНО, СТРАННЫЕ ИГРЫ, НОЛЬ. Очень любила АУ. Ну, и другое. Например, приезжал в Питер гитарист Пэт Мэтени - и такое случалось в те времена. Я была на его концерте. Почему развалился Рок-клуб, я не знаю. Может быть, не нужно и невозможно уже больше было контролировать музыкантов и литовать их тексты, чем Рок-клуб, в частности, занимался.

АП: В начале 90-х в Питере стали появляться новые клубы. Для вас этот процесс выглядел привлекательным?
Анна: Этот процесс был привлекателен просто тем, что появлялось все больше мест, где можно выступать. В то время очень хороши были группы ДУРНОЕ ВЛИЯНИЕ и ХИМЕРА. Хотя я всегда в основном слушала англоязычный рок из-за его более развитой музыкальности.

АП: В 1990 году появилась SOLUS REX. Что это была за группа?
Анна: SOLUS REX возникла спонтанно. Я, почему-то (судьба?) постоянно встречала на Невском Витю Иванова, бас-гитариста, с которым когда-то училась в одном учебном заведении. И вот он мне сообщил, что собирается собрать группу, и предложил в ней петь. Еще там был талантливый гитарист Максим Горский, который сам мастерил свои гитары, а также блестящий барабанщик Денис Сладкевич, впоследствии игравший в ВОЛКОВТРИО. Мне хотелось петь по-английски, а стиль как-то сам сложился под влиянием всего того, чего мы к тому времени наслушались. С кем нас только не сравнивали - от LED ZEPPELIN до COCTEAU TWINS, от арт-рока до новой волны и пост-панка. Но получалось что-то свое. Основой был не текст и не идея, а именно музыка. Пожалуй, она шла не столько от интеллекта, сколько от состояния, эмоций. Для меня выступления были катарсисом. Играли по всевозможным клубам, в ЛДМ, ездили в Новгород и в Москву на фестивали. Сейчас видео SOLUS REX выставлены на YouTube.

За рубежом

АП: В 1991-м вы уехали в Канаду. Почему это случилось?
Анна: На то было несколько личных причин. По большому счету, в Питере меня держал только SOLUS REX. Концерты случались не часто. Были сомнения в выходе из полуподпольного существования - и я уехала.

АП: За границей учились? Музыкой продолжали заниматься?
Анна: Да, я училась в университете. Еще пела непродолжительное время в нескольких составах. Также записывалась для композиторов.

АП: Сейчас вы постоянно живете в Лондоне и иногда бываете в Питере. Как видится издали происходящее на российской сцене? Хотя бы сравнительно с музыкальной жизнью Лондона, Британии вообще?
Анна: Я по возможности часто приезжаю в Питер. Признаться, мало знаю, что интересного происходит. Из того, что я слышала, мне понравилась только Земфира. А музыкальная жизнь в Лондоне и Британии всегда кипит. Я живу в музыкальном районе и вижу постоянные скопления молодых людей у концертного зала "Roundhouse" или у клуба "Barfly". Сейчас мой любимый музыкант - малоизвестный Эшли Рикс (Ashley Reeks). Его можно найти на сайте Мyspace.

АП: У вас сейчас свой проект - NAIVE EXOTIC. Расскажите об этой группе.
Анна: По стилю мы больше всего напоминаем DEAD CAN DANCE времен "4AD", хотя временами используем искаженный звук, и тогда нас можно сравнить с KILLING JOKE. Наши демо-записи можно также послушать на Myspace. Пока нас двое: я и совершенно необычный гитарист Дэвид Клифф. Сейчас ищем басиста. Концертов пока не играем.
Еще параллельно я пою в группе, напоминающей по стилю JOY DIVISION. Название сейчас поменяется в связи с тем, что на место старого вокалиста пришла я. Если все пойдет, как задумано, в декабре мы начнем выступать.

АП: Возможно ли, что один из этих коллективов выступит в России?
Анна: Не знаю. Поездка в Россию пока еще ни с кем не обсуждалась.

АП: Может ли так случится, что группа ПРОВИНЦИЯ соберется в своем "золотом составе" - пусть и на один концерт, в честь какого-нибудь юбилея, например. Такие идеи были?
Анна: Такие идеи приходили в голову нашим друзьям - друзьям группы ПРОВИНЦИЯ. Но пока гитарист, проживающий в Гамбурге, и басист, служащий ныне в церкви, не встретятся снова, чтобы играть музыку, боюсь, все это останется только на уровне фантазий.


Фотографии из архива Анны ДОБРОВЛЯНСКОЙ

Автор: Александр Полищук
опубликовано 07 октября 2009, 16:26
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.006