Настя Полева: "У нас до смерти в колее будут все пахать"


Это интервью Настя Полева дала сразу после своего концерта в арт-клубе "Манхэттен" накануне Нового 2007 года. Только что была исполнена новая программа, но публика еще долго не отпускала группу НАСТЯ со сцены. Минут 15-20 на передышку - и снова приходится общаться, теперь уже в гримерке. Все эмоции и впечатления отданы во время концерта, поэтому беседа получается несколько сбивчивой.

Настя ПолеваСтарый Пионэр: Вопрос сразу по клубу. Вы же не первый раз в "Манхэттене". Что вас привлекает в нем? Он же маленький, зал сидячий.
Настя Полева: Соскучились. Мы года два в "Манхэттене" вообще не играли, а до этого несколько лет в акустике здесь выступали. У нас клубов-то раз-два и обчелся: то в одном клубе играем, то в другом. Сейчас пытаемся охватить то, что есть. Я придерживаюсь такой политики, что в городе лучше играть чаще, чем один раз в год. Минимум раз в два месяца.

СП: Для вас питерская публика - это особая публика?
Hастя: Она вообще очень строгая, капризная, очень избирательная. Это касается, кстати, отношения не только к нам, а вообще ко всем музыкантам.

СП: Была ли она строга сегодня?
Hастя: Сегодня такая, которая впитывала, как губка. В прошлый раз была более буйная. Мне больше нравится, когда слушают, когда вникают, когда не шумят во время песни. Помещение небольшое, чуть что - сразу начинается сумятица, сумбур. Потому что в большом зале есть дистанция до сцены, барьер какой-то определенный... А здесь вплотную. Для нашей музыки нужна атмосфера более внимательная, спокойная.

СП: То есть вас устраивает, что публика сидит и слушает?
Hастя: Ну, мы во всяких ипостасях играем. И во Дворцах спорта, и в залах, и на улице. В зависимости от города. Конечно, в Питере, в Москве сложнее, потому что чаще всего концерты происходят именно в них. Сложнее варьировать репертуар, чтобы не повториться, чтобы что-то поменять в программе. По другим городам в основном требуется две трети программы известной, старой, а новой - совсем чуть-чуть, вкрапления. А здесь и в Москве народ требует новых песен.

СП: А "Вниз По Течению Неба" была сегодня запланирована для исполнения?
Hастя: Нет, весь конец концерта незапланированный. Штук пять или шесть песен было сыграно сверх "нормы". У нас в среднем концерт идет в клубе полтора часа. Это в зале может больше двух часов длиться.

СП: Сегодня вы два часа играли.
Hастя: Значит, на полчаса больше получилось. Как правило, организаторы не выдерживают, в Москве вообще ограничивают до часа.

СП: Могу ошибаться, но, по-моему, в сравнении с вашими же концертами трех-четырехлетней давности вы стали звучать жестче. Это не связано со сменой ритм-секции? У вас новый бас-гитарист (Марат Хайбуллин - прим. СП) не так давно появился...
Hастя: Главное, что барабанщик другой (Альберт Потапкин - прим. СП), конечно. Более высокого уровня. Для нас он один из самых лучших в стране. Он очень титулованный... Работал, сами знаете, в НАУТИЛУСЕ долго, в АГАТЕ КРИСТЕ, в АКВАРИУМЕ, даже с НОЧНЫМИ СНАЙПЕРАМИ играл. И хотя мы посчитали уход из АКВАРИУМА совершенно безумным поступком, но это его личное дело.

СП: А вот опять же, при жесткой обработке практически весь ваш репертуар - очень светлый и романтичный. Откуда в наше достаточно нелегкое и жесткое время вы берете силы, вдохновение на такую романтику?
Hастя: Я человек абсолютно не плодовитый. Между циклами написания нового материала - огромные перерывы. Мне обязательно нужен какой то очень мощный толчок, стимул. И если этот толчок произошел, то сам процесс занимает немного времени, буквально за два месяца все может быть готово. Но самое главное то, что между этими периодами происходит, те накопления, которые могут длиться годами. Это не запланируешь. Есть некоторые люди, которые вообще ни дня не могут прожить без сочинительства. А для меня главное - понять, в какую сторону дальше двигаться. И наперекор этой жесткости, стилю жизни, который сегодня действительность навязывает, всегда взамен нужно людям давать красивую музыку, красивую мелодию. Главное, чтоб они вообще хотя бы были, эти мелодии. Насколько красивые - это уж не нам судить, но чтобы они присутствовали. Разговорный жанр в песне мне давно не нравится. Я рэпперов люблю, но мне кажется, что если у тебя талант есть, если есть какие-то музыкальные способности, лучше их все-таки направлять на исконно русское, на мелодизм. Русские люди очень хорошо мелодичность воспринимают. На мой взгляд, это важно. Важно все равно противопоставлять красоту наперекор происходящему.

СП: Это ваше такое Сопротивление?
Hастя: Это мое Убеждение. Мелодия должна быть голой сама по себе. Это как у гитары красивый, интересный, зажигательный рифф. Он существует сам по себе, живет десятилетиями, он не зависим ни от чего. Он только начинается - и все, понятно, что эта тема закрыта. То же самое и мелодия. Я горжусь той страной, в которой родился Чайковский, например. Практически любой ребенок может спеть мелодию из любого произведения Чайковского. А в песне сам бог велел, чтоб это было. Это обязательная программа, это должно присутствовать. Пускай на двух нотах, но она должна быть.

СП: За годы выступлений вы ничуть не потеряли голос. Есть какие-то специальные упражнения?
Hастя: К стыду моему, много историй рассказывали, как распевались КОЛИБРИ, как они ходили к преподавателю, как они зазывали меня туда. Я всегда "за", если это помогает, но в любом варианте только живая практика дает возможность находить и определяет ту исходную форму. Только такая практика позволяет со временем четко нащупать и шлифовать свое умение. Я считаю, что мои последние шесть-семь лет в исполнительском плане лучше, чем все предыдущие. Опыт пришел не сразу.

Настя ПолеваСП: Хотелось бы услышать о новом альбоме, который, как я понял, уже готов, причем несколько месяцев назад.
Hастя: Да, он готов. У него рабочее название "Мосты Над Невою". Наверное, такое и останется. Традиционно в нем, как и во всех наших альбомах, десять песен. Он электрический. Музыка и слова все мои. Аранжировки все Егора, соответственно. Как и предыдущий, альбом записан на студии АКВАРИУМА при помощи Бориса Рубекина.

СП: Он будет и по звуку похож на предыдущий?
Hастя: Нет, он более напряженный, жесткий. "Сквозь Пальцы" был более лиричный: немного акустики, немного всяких плавностей.

СП: С оформлением определились?
Hастя: Да, у нас уже все есть давно.

СП: Значит, все готово для выпуска?
Hастя: У нас, к сожалению - в нашей действительности, во всяком случае - получается, что каждый альбом размещается как-то не сразу. И сейчас опять затянулось. Не меньше года он всегда висит в воздухе, потом как-то определяется. Считайте, что до 1996-го или до 1997 года у нас ни одного CD не было. Вышло все разом. Нет, один был - "Невеста", изданный дореволюционным способом в 1993 году. А до этого вообще пластинок не было, ничего не было. Жили без пластинок.

СП: Винил был.
Hастя: Да, один был, а все остальное - кассеты, стихийное распространение. В этом смысле меня не пугают такие паузы. Нет, и издать не проблема, завтра пойти и напечатать.

СП: Можно надеяться, что в 2007 году мы его увидим?
Hастя: Надейтесь, потому что записан-то он в конце 2006-го. Полтора года висит.

СП: То есть с 2005-го?
Hастя: Да, с конца 2005-го начали с ним бороться.

СП: Затянулся... А вот по стихам вопрос. Есть ли какие то литературные источники вдохновения?
Hастя: У меня в плане текстов страшные разнобои. Первые два альбома со мной работали братья Кормильцевы. Потом, у меня есть несколько песен, специально написанных Шахриным и Бутусовым. Две песни Егор написал. Один альбом у нас вообще совместный с Егором как авторский: он музыку, я текст писала.

СП: В последнее время у вас все больше своего.
Hастя: Да. Мне сейчас проще. Я только жалею, что не начала этого делать с первого альбома. Мне жаль, но я считаю, что училась у братьев-сотоварищей по цеху. И сейчас произошли резкие тематические изменения в более личностную сторону. Это идет от музыки и диктуется музыкой, ее содержанием, настроением. Только от музыки все пляшется, а потом, как кубики, я укладываю в песню слова, каждую фразу. Насколько я знаю, песня "Темная Ночь" писалась таким же образом: сначала была музыка, а потом на нее написали текст. Хотя у меня есть варианты и наоборот. "Танец На Цыпочках", например. Но для меня это - ограничение музыкальной свободы. Мне сначала лучше музыка, а потом уже текст. А текст я стараюсь написать так, чтобы любой человек мог бы взять и спеть. Не важно, какого пола и возраста человек. Чтоб он смог спеть текст абсолютно от своего лица, чтоб песня не была лично от меня одной. У меня есть, конечно, какие-то личные темы, но в большинстве своем я стараюсь затрагивать более общие проблемы, волнующие не только меня.

СП: "Мой Пьяный Друг", например, или тот же "Танец На Цыпочках" сложно спеть мужчине.
Hастя: Грубо говоря, если кто-то захочет сделать песню, то проблемы не будет выбрать, что от мужского лица спеть. Какие-то песни все равно найдутся.

СП: Отношение СМИ к вам меняется. Наконец, вернули на радио ваши песни.
Hастя: Мне кажется, что там как крутили старые, так и крутят. Из последних трех альбомов не взяли вообще ничего.

СП: Был перерыв приличный. Где-то, наверное, года два-три назад они вовсе куда-то исчезли. Ну, хорошо, это радио. А телевидение? Что можно вообще сказать о сегодняшнем телевидении в музыкальном плане?
Hастя: Пока наше телевидение бессильно. Оно может показывать только то, что им дают, что вписывается в рамки формата.

СП: Кто дает?
Hастя: То, что приносят музыканты, проходит совершенно жесткий отбор. Раньше цензура была идеологической, а сейчас форматная. Сейчас люди вообще перестали видеоматериалы делать. Мы закончили с этим в 2002-м, последний клип сняли. Мы делали видеоклипы, их не брали никуда, вот мы и перестали делать. Они не нужны сегодня, они не берутся. Если только какие-то альтернативные каналы появятся, то мы, может, еще будем видео делать. А потом, вы же прекрасно знаете, что у нас шоу-бизнеса нет в том понимании, в котором, как нам казалось, должно было быть через 15 лет после того, как мы появились в качестве музыкальной единицы. Даже хуже стало, все деградировало, а мы не можем подменить собой шоу-бизнес. Это же выпускающая компания должна делать. Они должны продвигать свой товар, видеоматериал делать. Но ничего этого нет. Во сколько музыканты вложатся, столько и будет зафиксировано усилий.

СП: У вас же раньше были низкобюджетные клипы.
Hастя: У нас есть всякие.

СП: А просто для себя не хочется?
Hастя: Клипография у нас насчитывает роликов 15, наверное. Вполне достаточно. Последний клип сделали на альбом "НеНастье", все. Пока не можем себе позволить выбросить деньги, грубо говоря. Мы лучше потратим на запись, на музыкальные эксперименты, чем просто выбросим их на видео, которое никто не увидит. В этом смысле, мне кажется, много таких групп, как мы. Они работают, в первую очередь, потому что хотят этим заниматься, не переключаются на что-то более выгодное в денежном плане. Группы, которые уже стали мастодонтами, занимаются параллельным бизнесом, чтобы быть финансово независимыми. Это пока единственно возможный путь, потому что все структуры шоу-бизнеса подхватывают стихийно возникший успех, но сами ничего не делают. Кто-то возник, они прилепляются к этой машине - и все, а дальше выкачивается по полной программе. Потом группа перестает срабатывать, ее кидают, и снова ждется, ищется. Как хищники. Для них главное - поживиться, а нормальная система должна быть похожа на большой паровоз, который везет за собой кучу проектов, которые, может быть, не выстрелят. Все равно в них надо вкладывать деньги, чтобы создать поле для разнообразия, но нам до этого еще далеко. Я отчетливо сознаю, что стоит выехать километров за 200 от Питера, и попадешь в деревню Развалихино к бабушкам, которые понятия не имеют, чего тут творится в городе, ни разу в жизни в Эрмитаже не были, всю жизнь в деревне живут. У нас дикость рядом. И главное, что им ничего не надо. С музыкальной культурой все то же самое.

СП: Еще есть одна проблема - файлы mp3 в Интернете. Как вы относитесь к тому, что вашу музыку выкладывают в Сеть?
Hастя: Все лейблы говорят: "Ничего не продается, все пиратское, все в Интернете есть, никто ничего не покупает, продажи плохие". Из-за этого очень трудно выпускать каждый новый альбом.

СП: Это лейблы, понятно. А вы сами к этому как относитесь?
Hастя: Мне кажется, если бы люди были более сознательны, за каждое скачивание какая-то копеечка бы капала, и они б понимали, что это идет все равно на развитие той же самой музыки, вряд ли кто-то доллар пожалел бы за скачивание музыки. Правильно? Это не такие большие деньги. Вот люди сетуют, что легальная продукция стоит слишком дорого, но ведь официально диски продаются уже по 80 рублей. Это такая же цена, как и на пиратскую продукцию. Только в эту сторону можно идти, перебить эту вот халяву. У людей руки к ней тянутся, хотя понимают, что качество отвратительное, что пластинка может скоро загнуться, но все равно покупают. В результате деньги выбрасываются на ветер, пока в сознание не пройдет, что в конечном итоге потеряется все, что потрачено. Лучше купить качественный, нормальный, официально изданный альбом. Гарантия есть, что диск проживет сколько-то лет.

СП: Вы большая оптимистка: ждете сознательности от наших соотечественников.
Hастя: Ну, а что еще? Ведь главное поворачивается в мозгу сначала, а потом... Мысль руководит всем остальным телом. Пока решение не произойдет в голове, человек ничего не делает. А заставить его как-то, сагитировать - это невозможно. Он самостоятельно должен сделать оценку и понять, как лучше. Есть же какой-то процент просветления и разумности среди людей, слушающих музыку. Я думаю, со временем это придет. Вот, например, элементарное сравнение. Мне кажется, что билет на концерт стоит гораздо дороже, чем диск. А диск-то на всю жизнь остается. Почему на Западе столько дисков продается? Потому что пластинка доступна каждому. А на концерт попасть гораздо сложнее и дороже.

СП: На Западе музыканты и живут, прежде всего, с продажи дисков, а не с концертов. А у нас все наоборот.
Hастя: У нас до смерти в колее будут все пахать. Уже никто не может сесть и почивать на лаврах. Все наши гениальные рокеры, все будут до смерти играть концерты - и больные, и здоровые, неважно какие, но будут.

Настя ПолеваСП: На новогодние передачи вас не приглашали? На первые три канала?
Hастя: По-моему все старательно этого избегают. Во всяком случае, рокеры избегают.

СП: В прошлом году очень даже не избегали.
Hастя: Имеются в виду все эти Козыревские эксперименты? Я идейный противник Козырева, поэтому категорически отказалась бы. Он говорит, что таким образом пропагандирует музыку, которая и так стала классикой, но он считает, что ее надо рекламировать современному поколению. А я считаю: руки прочь от той музыки, сделано великолепно, исполнено великолепно. Лучше продавайте в оригинальном исполнении. Перепевать - только портить эти песни. И людям, мне кажется, интереснее то, что музыканты показывают из своего собственного, что они сами на сегодняшний день собой представляют. А делать кавер-версии того, что и так уже проверено временем - это путь в никуда. От этого они лучше выглядеть не будут.

СП: Вы считаете, что это идеология Козырева?
Hастя: Конечно, он же придумал все эти концерты. Нет, я понимаю, когда там хиханьки-хаханьки, когда смешно. Это смешно - на бородатую женщину в зоопарке посмотреть. Посмотреть, как кто-нибудь из КОРОЛЯ И ШУТА будет оперный вариант делать, например. Примерное цирковое представление. Вроде бы, идея внешне заманчивая, но она не дает людям новой информации. Это просто поворот на месте: надеть на себя другую личину и показаться в ней. Хотя, конечно, все будут в восторге.

СП: Вас лично не приглашали?
Hастя: Ну, будучи программным директором "Нашего радио", Козырев категорически зарубал нас с каждым новым альбомом.

СП: Ваш противник?
Hастя: Внешне отношения хорошие, нормальные. Я говорю: противостояние здесь идеологическое.

СП: У вас неповторимый голос, просто уникальный. А можете назвать современных певиц, которые нравятся лично вам по вокальным данным?
Hастя: Я могу сказать только о тех, к кому у меня нет претензий. Я не могу сказать, что это что-то невообразимо уникальное, что дух захватывает. Для меня такие вершинные певицы - это Зыкина и Пьеха, которые действительно эпоха. От их голосов у меня мурашки по коже бегают. А сейчас у нас, я не знаю, Ирина Богушевская очень нравится, совершенно не из нашего мира. Она очень сильно обороты набрала в исполнительском мастерстве, очень интересно поет. Света Сурганова, Ольга Арефьева... Инна Желанная - совершенно волшебная исполнительница.

СП: Пелагея Ханова?
Hастя: Пелагея более или менее понятна, потому что у нее стезя четко традиционная, и уникальность заключается в том, что дар с детства - абсолютный слух. Но она человек, совершенно не определившийся в стиле, может и котлеты, и конфеты в одну кучу смешать. Может петь и то, и другое, и третье. Она пока - ищущий человек. Она пока еще скорее инструмент, а не музыкант. А для меня еще важна стилистическая индивидуальность. Допустим, Земфира - у нее очень много взято от Агузаровой, на мой взгляд. В плане выстроенности исполнительского стиля. Очень много. Сплошные штампы. Особо уникальных каких-то голосовых данных, красивых красок у нее нет, все стандартно. Это, к сожалению, огромный дефицит. Очень много "мальчикового" пения. Мне интересны какие-то вещи, в основном, из совершенно других жанров. В нашем роке практически не из чего выбрать. Да, собственно, и мужской вокал... Вокалистов-то перечислить - раз, два и обчелся. Гребенщикова очень трудно назвать вокалистом. Он великолепный - гений, человек, музыкант, автор - но он не вокалист. Ну, Шевчук может петь: "Э-э-эх!" Да? Чиж - он просто профессионал. Может спеть белый верх, черный низ, может наоборот. Бутусов - уникальный тембр голоса. Но он тоже не использует свои возможности в том объеме, в каком раньше их использовал. В ранних песнях выше потолка прыгал, выше своих возможностей, а сейчас напрыгался уже, наверное. Так что у нас большие проблемы и с женским, и с мужским вокалом.

СП: Со слушателями проблем меньше? Что-то скажете посетителям "Нашего НеФормата"?
Hастя: Я могу только пожелать быть более разборчивыми, придирчивыми, развиваться в плане музыкального вкуса, не бояться отходить в сторону от проторенных дорожек, не ограничивать себя. Вы ведь сами себя обедняете, если слушаете только, скажем, НОЧНЫХ СНАЙПЕРОВ. Я ничего против этой группы не имею, просто привела в качестве примера. Развивайтесь!

Автор: Старый Пионэр
опубликовано 06 марта 2008, 16:58
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (3) | Оставьте свой отзыв



Другие статьи на нашем сайте

СтатьиЕгор Белкин: "Рок-н-ролл - уходящая культура"Старый Пионэр06.11.2008
АрхивНастя Полева (разные издания)Старый Пионэр27.02.2008

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 6 / 0.015