Евгений Горенбург: волны, вина и сила искусства


Горенбург в жюриЕвгений Львович Горенбург - человек остроумный. Большой, добрый, умный, он производит впечатление главы семейства, который никуда не торопится. Так - зашел на огонек посидеть, пошутить, и - раз уж так получилось - заодно дать интервью. А ведь действительно папа - "вырастил" хоккейный клуб "Динамо", "построил" группу ТОП и пять лет назад "посадил" фестиваль "Старый Новый рок". Как не шутить - при таком-то досье?
Мы встретились в офисе "Динамо", в комнате, все четыре стены которой уставлены до потолка блестящими кубками и увешаны всевозможными наградами. "Дааа... - мелькнуло в голове. - Урожай".


Про спорт

Марина Анохина: Про "Старый Новый рок-2005" вы недавно сказали, что посадили цветок, а вырос баобаб. Можете ли сравнить с растением ваш хоккейный клуб?
Евгений Горенбург: Хоккейный клуб - с растением? Я бы сравнил с садом каким-нибудь, где есть множество растений. Причем, с цветочным садом. Того, кто понимает и воспринимает красоту цветочного сада, больше никуда не затянешь, ни на какие огородные плантации, которые дают безумно богатые плоды, но подразумевают определенное отсутствие красоты. А наш клуб красив. И игра с мячом - самый древний вид спорта и очень эстетичный. Тем более, на траве.

МА: Один знакомый журналист сказал: "Спроси Евгения Львовича, как ему удается совмещать хоккейный клуб, фестиваль и рок-группу?"
Евгений: Плохо. Я не успеваю ни там, ни там. Просто мне нравятся все эти вещи.

МА: Одинаково нравятся?
Евгений: Ну, это несколько разные вещи. Что вам больше нравится, мороженое или процессология? Вот это хоккейный клуб (показывает на стены с кубками и наградами), я член Европейской хоккейной ассоциации. У нас все время стрессовые ситуации, поскольку это самый извращенческий вид спорта - хоккей на траве. Когда Фаину Георгиевну Раневскую спросили, как она относится к такому извращению как гомосексуализм, она ответила: "Да разве ж это извращение? Я знаю всего два извращения: балет на льду и хоккей на траве". Пока никто не хочет сказать: "Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?" Кто-то должен уже прийти на смену. Я сам чувствую, что надо что-то менять - тринадцать лет как-никак...

Про фестиваль

МА: А в чем проявляется "баобабство" "Старого Нового рока"?
Евгений: На сегодняшний день "Старый Новый рок" - самый грандиозный фестиваль России, самый большой.

МА: Во всей России?!
Евгений: Ну, у меня просто нет мировой практики, но в России - точно.

МА: Случалось ли вам при первом прослушивании влюбиться в песню какой-нибудь молодой неизвестной группы?
Евгений: Ну, слово "влюбиться" слишком громкое. Бывало, бывало... Мне очень полюбились песни омской группы АНТАРСИЯ. Понравились песни группы ПОЛЬСКИЙ ШЕЙК, и у других команд есть великолепные песни. Мы договариваемся со студией Новикова о записи лучших вещей.

МА: Самое необычное, абсурдное или смешное название группы, которое встречалось вам в вашей музыкальной практике?
Евгений: Ну, во-первых, мы и сами придумывали такие названия своим группам когда-то давно: ЗАБУДЬ ТЯЖЕЛУЮ НЕВНИМАТЕЛЬНОСТЬ КРОТА, ТЕНИ ПОБИТЫХ ВЕРБЛЮДОВ... И сейчас есть шикарное название - ПАДШИЙ КАРЛССОН (довольно неоднозначная группа во главе с Евгением Юрчиковым, книга отнюдь не самых возвышенных стихов которого "Поэйзия" вышла накануне зимнего "Старого Нового рока-2005" при поддержке его организаторов - М. А.)

Про музыку

МА: Ваша пресс-атташе сказала мне по секрету, что новый альбом "Ночь Нежна" группы ТОП получился несколько необычным...
Евгений: Он вышел в стилистике "Группа ТОП и звезды". Раз ночь - то должны же быть звезды! В альбоме 10 песен. Две исполняет Владимир Шахрин, в том числе и заглавную. Две поет Слава Бутусов из группы НАУТИЛУС ПОМПИЛИУС, - не поворачивается язык сказать, что из Ю-ПИТЕРА. Две песни отданы Вадиму Самойлову из АГАТЫ КРИСТИ, две - Максиму Покровскому, одна - Мише Симакову, это группа АПРЕЛЬСКИЙ МАРШ, и одну пою я.

МА: Участники уже слышали результаты?
Евгений: Все, кроме Славы Бутусова. Нет, но он тоже слышал во время работы (смеется). Покровскому я буквально позавчера передал свой альбом, а он в ответ передал мне новый альбом "Идем На Восток!" своей группы НОГУ СВЕЛО!, интересно оформленный, любопытный. Я очарован работой с ребятами - все хороши. "Ночь Нежна" записан в эстетике BRIAN SETZER ORCHESTRA, - то есть это большой джазовый биг-бэнд и впереди грязный рок-н-ролльный вокал.

МА: Чем вы руководствуетесь в выборе названий для своих альбомов?
ЕГ: Они рождаются как любые песни. Первый альбом назывался "С-Топ". Второй записали с девушкой - получилась пластинка с женским вокалом, ее назвали "История Любви". Песни из альбома стали саундтреками к фильму с одноименным названием. Но тогда были тяжелые для творческих людей времена, фильм так и не запустили. Третья пластинка называлась "Школьный Альбом" - тематика, соответственно, школьная. Нас многие упрекали и упрекают в том, что у группы ТОП такое ювенильное восприятие мира пятнадцатилетнего человека, от чего мы не отказываемся. Четвертый альбом - "На Закат" - получил название после того, как была написана песня "Мы Уходим В Закат", нам казалось, что она очень хороша, и мы тогда завершали ею концерты. Ну, а если проследить, подвести итоги, к сожалению, 99% материала с 1993 года пишу я один. Аранжировками занимаются наши великолепные музыканты. Заглавная песня последнего альбома - "Ночь Нежна". Временно, красиво, как сейчас любят говорить, концептуально.

МА: Мода имеет обыкновение возвращаться. Как думаете - вы все-таки смотрите изнутри, - мода на рок вернется или нет? Возможен ли повторный бум рок-музыки или ее ренессанс?
Евгений: Я считаю, нет. Рок-н-ролл мертв, это абсолютно точно. Мода... она в принципе диктуется тинэйджерами - основными потребителями, социально незагруженным населением в возрасте от 12 до 22-23 лет. Потом начинается работа и скучная жизнь. Разумеется, всегда будет интеллигентская прослойка, которая исследует мир, по-своему через себя пропускает - для них, конечно, рок-н-ролл останется вечно живым. Но не для подавляющей массы. И, в общем-то, его надо уже искусственно поддерживать, как мы поддерживаем классическую музыку, зная, что ренессанса классики уже не будет никогда, но она никогда и не умрет, потому что этим живет ответственная часть человечества. Как джазовая музыка, музыка конца XIX - начала XX века, так и рок-н-ролл, стиль конца ХХ века, никуда не денется, но как мода точно не вернется.

МА: Какова, на ваш взгляд, функция современного рока? Ведь когда-то он был протестом.
Евгений: Да никогда он протестом не был, на самом деле... Это была нонконформистская позиция, в которой изначально заложен протест. Но каждый пишет, как он слышит. Люди как слышали, так и писали. И он, уже будучи в определенной степени модностью, был искорежен молодыми невинными душами. Я понимаю, что если бы я сейчас родился и жил, я писал бы в стиле хип-хоп какие-нибудь рэп-телеги - жить в обществе свободно невозможно - модно, все это делается ради улыбки девушки, а девушка слушает "Фабрику звезд". Я бы писал, "чего надо".

МА: Вы смотрите музыкальные каналы?
Евгений: Не-а. Я их и не переключаю, но когда прихожу домой - специально не ищу...

МА: Почему? Вам не нравится музыка?
Евгений: Да, мне не нравится музыка... Причем, я достаточно склонный к компромиссу человек, и в свое время был счастливым совладельцем радиостанции "Стиль-FМ" с прогрессивной английской музыкой хаус. Она мне была, конечно, глубоко омерзительна, но я пытался ее понять. И по-честному дискутировал со своими молодыми сотрудниками: "Молодые люди, ну объясните, что хорошего, когда весь ритмический рисунок без изменений продолжается 32 такта, или 64 - тебе уже скучно - и на 65-м присоединяется какая-нибудь побрякушка, мало чего изменяя, и еще на 64 такта с этой побрякушкой..." Они говорили: "Как ты не понимаешь? Это ведь кайф!"...

МА: Действительно...
Евгений: Я обожаю фильм "Части тела" про Ховарда Джонса, величайшего ди-джея Америки. Он был неудачником - очень некрасивый, но со стержнем внутри себя, псих и ненормальный, который как-то известным стал. Однажды пришел на рок-н-ролльную станцию ее владелец и говорит: "Ребята, все, меняем формат, реклама не продается, теперь передаем музыку кантри. Только кантри". И Ховард Джонс надевает техасскую шляпу, шнурок на шею, берет губную гармошку, сидит, пытается что-то слушать и где-то день на третий заявляет: "Нет, ребята. Я не понимаю, что происходит, может, потому что я никогда не гонял грузовики по просторам Аризоны и не пялил свою сестренку на сеновале, но эта музыка не для меня" - скидывает эту шапку и уходит. Я тоже как ни старался - это не мое. Резонанса нет.

Про допинг

МА: Как же вы расслабляетесь?
Евгений: Как-как... Секс, наркотики, рок-н-ролл! (смеется) Только наркотики заменяются на "вино-водка", все остальное остается.

МА: И что наиболее импонирует из "вино-водка"?
Евгений: Ну, во-первых, водка. Я очень люблю хорошую водку. А из других экзотических - все анисовые напитки. "Узо", "Мастика", "Самбука" - их пью с удовольствием.

МА: А вина?
Евгений: А в винах я ничего не понимаю. Я могу отличить хорошее вино от не очень хорошего. Из красных нравится "Медок" французской марки - я его просто узнаю, если вижу. И еще, в чем я что-то смыслю - это коньяки. Их я коллекционирую.

МА: Насколько велика коллекция?
Евгений: Велика. Около шестидесяти наименований производителей. Даже какие-то оттенки вкуса могу различить, а любимые - "Мартель" и "Сошно". Может, не очень скромно, ха-ха-ха!.. Но все-таки "Сошно".

МА: Как вам кажется, насколько отечественные заведения общепита с музыкальной направленностью отличаются от западных прототипов?
Евгений: У нас в этом смысле какая-то нездоровая эклектика. Все наши рестораны, где звучит живая музыка - это в основном бары, маленькие, не очень приспособленные, часто подвалы. Но, тем не менее, в плане проведения досуга там достаточно хорошо. В гастрономических же ресторанах на Западе музыка - фон, на уровне разборчивости, когда непонятно, что играют. Это где едят. В этнических ресторанах - этническая музыка, с чем у нас ее сравнивать? - с "Вечерами на хуторе близ Диканьки" (украинский ресторан, в котором играет оркестр русских народных инструментов - М. А.). Смотрится все достаточно органично. Как стандарт - европейская эвергрин вещь с этническим налетом. Другой вопрос, что в Екатеринбурге нет клуба рок-н-ролльного, рок-кафе. Это большая беда. Такого, чтобы можно было и поесть, типа московского "16 тонн". Ну, и за рубежом их немного...

МА: Признайтесь, вам ведь неоднократно предлагали централизовать "Старый Новый рок", перенести его в Москву?
Евгений: Да, предложения были, но фестиваль делается с живыми людьми, а все команды живут в городе Екатеринбурге, и эмигрировать пока не собираются. Уж лучше вы к нам.

После интервью, когда осталось решить последние вопросы в приемной, Евгений Львович, видимо, решив, что не взял еще свое финальное "си", неожиданно вошел и спросил: "А ты видела у нас тут жопу?" - "Что, простите?" - "Как же?" - неподдельно удивился "папа" и повел в комнату рядом. "Вот наша жопа", - торжественно объявил он, указывая на афишу с рекламой "Старого Нового рока". Плакат являл собой очень увеличенное фото обнаженной женской фигуры, точнее, вышеуказанной ее части, по контуру которой можно различить небрежный набросок гитары. "Ну, гитара - это понятно, - подумалось мне. - А при чем здесь... ммм... Ну, да ладно". "А что - похоже! - воскликнул Горенбург, угадав мои мысли. - Гитара-жопа. А вот еще одна" - на другой стене расположилась реклама "Школьного Альбома" ТОП, где мальчик целует девочку в очень короткой юбке. Горенбург ткнул в озвученное место - на случай, если я вдруг не знаю, о чем все это время шла речь - и, пока я приходила в себя, исчез. А мне почему-то вспомнились слова Гарика Сукачева, позаимствованные у Раневской: "Искусство может украсить даже жопа". Надо же - иногда выходит наоборот.

Для справки:
Музыкантов группы ТОП без всякого сомнения можно назвать отцами-основателями фестиваля "Старый Новый рок". Вместе с тем, в свердловский рок-клуб их приняли не сразу. "Топовцы" играли слишком весело, и такая манера исполнительства долго не вязалась с музыкальной политикой клуба. Аттестации группа добилась лишь с третьей попытки. В этом году ансамбль отметит уже пятнадцатилетний юбилей. За полтора десятка лет группа сменила с десяток вокалисток и выпустила пять альбомов: "С-Топ", "История Любви", "Школьный Альбом", "На Закат", "Ночь Нежна".

Автор: Марина Анохина
опубликовано 22 августа 2005, 14:19
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2019, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.003