Андрей Тропилло: "Мне всегда нравилось стараться"


"- Скажите, Бог есть?
- Нет, Бога нет.
- А когда будет?"
из народного творчества


Андрей Тропилло, известнейший звукорежиссер, один из директоров фирмы "Кардмедиа", хозяин одной из лучших студий звукозаписи в стране, научивший не одно поколение рок-музыкантов концептуально подходить к созданию альбомов, публично именующий себя живым Богом, на редкость не пунктуальный человек.

Андрей ТропиллоОн опаздывает на встречи не на пять-двадцать минут, а на два-три часа. И не то, чтобы он забывает о них, просто круги жизни ежедневно так его закручивают, что, где и когда выбросят из очередной воронки - даже ему неведомо. Так было и на этот раз. Минуты нервно переходили в часы. Милая секретарша привычно скучала. Художники, дизайнеры его фирмы, придя на работу снимающие обувь и надевающие домашние тапочки, прилежно работали. Писатель и лидер уже легендарной группы САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Владимир Рекшан бродил из кабинета в кабинет и время от времени от скуки приставал с вопросами: "Зачем вам ждать Тропилло? Давайте я вам сам за него отвечу. Я знаю каждый его ответ совершенно на любой вопрос". Еще бы ему не знать. Рекшан выпустил в свет не одну книгу, где главным героем является Тропилло. "А вы знаете, что мы с Тропилло создали альтернативную организацию по защите авторских прав? Я, кстати, в ней председательствую, а Тропилло находится у меня в подчинении", - наслаждался своим начальственным положением писатель, почти счастливо и мечтательно улыбаясь. Затем приволок книгу "Знаменательные страницы истории Петербурга", еще пахнущую свежей типографской краской: "Это я написал. В книге среди достопримечательностей СПб представлена группа АЛИСА, Ленинградский Рок-клуб, Тропилло и я, то есть САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. А это вам мои рассказы про Тропилло". Рассказы "Знакомый бог", "Американская мечта" - ироничные, прикольные зарисовки - были изданы много лет назад. Многие читатели их успешно забыли, но Рекшан помнит.

Появился "живой Бог". Он кометой пролетел в кабинет, за десять минут созвонился с кучей музыкантов, распорядился о проведении очередного фестиваля. А потом, извинившись, вышел на секунду за ключами от студии, где "нас во время разговора никто не побеспокоит" и пропал еще на час. Объявившись, вновь извинился: "По пути мастер с завода меня догнал. Пришлось идти в цех и лезть под машину".

Олеся Степанова: Что еще входит в атрибуты вашей сегодняшней жизни, кроме лежания под машинами?
Андрей Тропилло: Да это очень редкий случай. Просто мы только запустили новую машину, я только посадил голландца, установившего ее, на самолет, а сегодня мне говорят, что что-то уже сломалось. Я, конечно, в это не поверил. Оказалось, точно - ничего не сломалось, а просто еще не знаем, что и как надо подключать. Не знаем, но надо сразу навести шуму побольше.
А что касается моей жизни сегодня, мне с каждым месяцем все больше и больше приходится заниматься организацией живых концертов. Помогаю организовывать и занимаюсь непосредственно приглашениями артистов, музыкантов: и петербургских, и российских, и зарубежных.
Буквально сегодня мне звонят музыканты группы НИЖЕ НУЛЯ: "Нельзя ли провести фестиваль в Туле и назвать его вашим именем?" Мне не интересно, чтобы он назывался моим именем. Я хочу, чтобы это был хороший фестиваль, и не против провести его в любом городе.

ОС: Я понимаю, зачем это надо музыкантам, различным фирмам. А вам-то к чему вся эта суета?
Андрей: А вот не знаю. Наверное, просто потому что, если занимаешься музыкантами, записываешь их альбомы, выпускаешь пластинки, понимаешь, что их жизнь состоит из двух частей. Одна - студийная работа. Вторая - концертная работа. Концертную тоже можно разделить на две части: общение с народом - клубная работа и фестивали. Существует, правда некое разделение на клубные команды и не клубные. Считается, что клубные команды должны петь только в клубе, что на большой сцене они теряются. Я бы так не сказал. Хорошие клубные команды хорошо выступают и на больших площадках. Я, допустим, считал, что ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ - клубная команда. Тем не менее, они прекрасно работают на больших сценах. Или еще более вопиющий вариант - BILLY'S BAND. "НТВшными" программами они были признаны лучшей клубной командой 2003 года. Группа отлично играет на фестивальных площадках в Калининграде, на "Окнах Открой", на "СКИФЕ". Так что, если хочешь заниматься музыкантами, хочешь, чтобы они к тебе приходили, надо смотреть, чтобы у них была возможность себя показать, других посмотреть. Музыканты, как и все нормальные люди, хотят успеха. В том числе и денежного, который приходит после в виде концертов, пластинок. Ну, и успеха в виде восторженных взглядов, махания руками зрителей. И, конечно, концертная деятельность - самый верный способ обновлять музыкальные коллективы. Когда группа развивается, то ей требуются новые силы.

ОС: Создается ощущение, что четвертый фестиваль "Окна Открой", в списке организаторов которого значится и ваша фамилия, демонстрирует тенденцию к профессиональному упадку на рок-сцене. Не находите?
Андрей: На самом деле, я считаю, что состав в этом году был интереснее, чем на самом ярком втором фестивале. Тогда был АКВАРИУМ, Полковник, Чиж, КОРОЛЬ И ШУТ, много известных и не очень команд. В этот раз хэдлайнеров было мало. Всегда приходится подгонять такие коллективы, которые практически не развиваются, но хорошо известны публике. В этом году выступала группа КОРОЛЬ И ШУТ. У нее есть определенная фанская тусовка. КИШ надо было выставить на сцену в десять часов утра, чтобы народ пришел. И народ пришел. Потом он уже, конечно, не ушел, остался и слушал другие группы. Это в полной мере касается и приглашения группы ДДТ. Шевчук выдал более интересную программу, нежели в предыдущие годы, но все же это не скачок на новый уровень. Это после долгого стояния группы на месте что-то получше стало. Конечно, хочется на горбу хэдлайнеров притащить публику и показать ей то, что ей понравится, может быть, не сейчас, а несколько позже, но что реально имеет право на существование и должно быть ею освоено. К сожалению, такие условия диктуют и спонсоры. Если набегает много хэдлайнеров, то спонсоры значительно легче расстаются с деньгами. Им кажется, что их логотип, соответственно, увидит больше людей. Может, оно и больше, но многие люди, видящие логотип, ничего в этих компаниях не покупают. У группы АЛИСА много почитателей, которым пиво пить просто нельзя по возрасту: здоровье уже подорвано. И много 14-летних ребят, которые его еще не пьют. Поэтому, когда пивная компания зовет АЛИСУ на свои мероприятия, становится просто смешно. А деньги спонсоров в основном на этих же хэдлайнеров и уходят. Продвинутая музыкальная молодежь готова играть бесплатно. А зачем мне группа ЛЕНИНГРАД за 10 тысяч евро, когда я могу показать в десять раз более интересные коллективы? К тому же, группа ЛЕНИНГРАД, между нами, все попсеет и попсеет. При этом надо разбавлять группы западными коллективами, чтобы показать, что русский рок-н-ролл - это не какое-то обособленно развивающееся явление, а вплетающееся в мировую культуру. Вот, к примеру, тульская группа ВОРОН КУТХА, играющая в Бельгии - потенциальный кандидат на фестиваль "СКИФ", где работают и западные, и европейские, и русские музыканты.
Кстати, в этом году мы отказались от услуг коряво работающего телевидения, и сами сняли на четыре камеры фестиваль "Окна Открой". Я выпущу DVD, и мы его запустим в народ. И звук там будет качественный.

ОС: Западные музыканты на фестивалях - это хорошо. Но не кощунство ли - в соревновании с Москвой за массовость публики и мощность звука подвергать опасности Эрмитаж, что произошло в последний приезд Маккартни в Россию?
Андрей: Выступление директора Эрмитажа по телевидению с рассказками о том, что в момент концерта Эрмитаж только что не рухнул - это нормальный ход, чтобы вышибить из государства деньги. Как сказал Артемий Троицкий: "В Риме идешь по улице, повернешь за угол, и все время то Исакиевский собор, то Казанский". Музей на музее. И более мощные по звуку группы выступают в здании, которому две тысячи лет. Там, наверное, все должно посыпаться. И ничего не рухнуло. А у нас, у Пиотровского все затрещало. Не верю. (подчеркнуто в диктофон) Врете вы, господин Пиотровский. А на концерт я не ходил в этом году, но в прошлом пообщался с сэром Полом на презентации фонда помощи детям. Я - председатель попечительского совета, а в него входит Пол Маккартни. Так сказать, находится у меня в непосредственном подчинении.

ОС: Не вспоминали ли вы с Маккартни выпущенные вами пиратские пластиночки THE BEATLES?
Андрей: Нет. Я их вспоминал по "НТВ". А также показывал вклиненные в обложку THE BEATLES головы: свою собственную и голову Коли Васина. Все правильно тогда было, никаких сомнений нет. Надо было нашему народу дать возможность слушать рок-н-ролльную западную классику. К тому же, действующий закон нашей страны я не нарушал.

ОС: Как вы относитесь к ругательным статьям в ваш адрес?
Андрей: Да на здоровье. В нашей стране, как вы знаете, отрицательная реклама работает лучше, чем положительная. Потому что все знают, что ничего хорошего нет, и если хвалят, значит, это полная дрянь. Я вот, например, абсолютно уверен, что вся вот эта ерунда с Киркоровым, который якобы оскорбил журналистку - проплаченная история. Уверен, что происходящее - разыгрывание дурака, чтобы на волне скандала уходящая звезда продлила свое тление.

ОС: Давайте вернемся к нашей теме. Вы выпускаете много малоизвестных команд.
Андрей: Да, время все расставит по своим местам. Рок-н-ролл растет снизу. А попса насаждается сверху. В этом их разница. Если рок-н-ролльный продюсер - это садовник, то попсовый - декоратор. Я выпускаю коллективы, которые обязательно взойдут, как семена. Только для этого время требуется. Сейчас у меня появилась студия - одна из лучших в городе. В ней может любой коллектив писаться сразу, как на концерте. Студия остается некоммерческой. Мы часто идем навстречу различным группам, даем возможность записаться. Правда, попсу я не выпускаю, не умею, не хочу, не буду.

ОС: Если не попсу, то что вы издаете, чтобы зарабатывать деньги на благотворительность?
Андрей: Например, трибьют АКВАРИУМУ. Деньги, полученные с него, можно пустить на выпуск молодых интересных групп: на ДЕГЕНЕРАТОРС, ПОСЛЕДНИЕ ТАНКИ В ПАРИЖЕ, ВОРОНА КУТХА, МАТА ХАРИ, на Вадима Курылева и других.

Андрей Тропилло ОС: Как вы относитесь к новому громкому приступу борьбы властей с пиратством?
Андрей: Как говорит товарищ Жванецкий: ни борьба, ни результат. Основными пиратами являются сами производящие компании, которые занижают тиражи и делают все, что хотят. Я уж не говорю о том, что, как правило, компании покрупнее делают один тираж официальный и тут же два-три пиратских. Мы (я, Андрей Макаревич, Борька Гребенщиков, еще несколько человек) написали открытое письмо Михаилу Касьянову о том, как реально надо бороться за авторские права. Мы можем контролировать этот рынок? Нет. Значит, давайте введем вмененные авторские гонорары. И в каждом диске будет двадцать процентов цены - авторские. Собираем их в фонд, из фонда деньги выплачиваются авторам. Уж так просто! Это все просто, но видно, что это не очень-то кому-то хочется делать. Сейчас, например, в Петербурге опять начинается идиотизм с марками, который обосрал себя в Москве: 760 тысяч долларов потратил Лужков на марки, а вернулось двести. Пятьсот тысяч по карманам разошлось. Марка никакого эффекта не дает, потому что водка, к примеру, у нас вся паленая и с марками. То же самое и здесь. То есть марка - узаконенный способ обдирания, обчищения автора. "Марка есть? Есть". "Я же денег не получил!" "Ну и что? Ведь марка-то есть, значит, все хорошо". В этом году мы не получили 150 миллионов долларов денег, которые распиханы пиратскими компаниями по карманам. А музыкант что с этого имеет? Кукиш.

ОС: Вы активно учили музыкантов писать именно альбомы. Сейчас вы чувствуете, что происходит массовое понимание того, что вы тогда заложили? Вы видите в приходящих молодых группах частички своих воспитательных потуг, предпринятых несколько десятилетий назад?
Андрей: Несомненно, эта форма прижилась. Слово "альбом" музыканты знали в извращенной форме. Те пленки, которые записывались в самиздате, назывались концертами иди подборками, компиляциями. Я же понял: альбом - это концептуальная подборка определенных произведений, в определенном порядке, с соответствующим оформлением. У фирмы "Мелодия" было свое понятие альбома. У "Мелодии" были пластинки в мягком конверте, на которых рисовался контур Адмиралтейства, была дырка, в которой было видно, что на пластинке написано. И были жесткие конверты: плотная бумага без дырки и написано, что ж это такое. Или же были альбомы: пластинка как книжка раскладывалась. Тонкая бумажка соединяла две пластики. На ней изображался букет цветов, и было написано: "С праздником, женщины!" Это и был альбом. Никакой концепции в этом нет. Я же начал всем навязывать другое понимание альбома. Сейчас во многом, к сожалению, идея альбома опять возвращается к подборке, компиляции. Я не понимаю, какая может быть концептуальная подборка в каком-нибудь попсовом альбоме группы РУКИ ВВЕРХ. Не может быть у попсы никаких альбомов. Нет. Не того они калибра. Те группы, которые имеют калибр, делают альбомы, подходят очень серьезно к этому. И сегодня один из приятных и неприятных одновременно моментов - то, что группы начали все-таки выпускать синглы. Вот синглы для попсы подходят. Есть у группы всего одна смазливая песенка, которую народ будет хавать - значит, можно ее выпустить. Впрочем, это полезный такой формат, ни нашим, ни вашим, который очень помогает в продвижении и мало чего требует.

ОС: А минусы-то в чем?
Андрей: А минусы, как всегда, в том, что за синглом ничего не идет. Это такой недоделанный формат. Сингл чистейшее дерьмо приравнивает к чистейшим бриллиантам. Это форма единая, как для искусства, так и для низкого ремесла, самоуправно вставшего в ряды искусства. Это совершенно одно и то же. Это Гоголь сказал, и не про синглы, а не я. Чужого мне не надо. А альбом не по зубам товарищам попсовым. Им по зубам только концерты, сборники. Когда я был помладше, был черный рынок. На черном рынке альбом обменивался на три компиляции, три сборника. А вообще я считаю, что идет некий ренессанс рок-н-ролла, появляется хорошая музыка. Правда, создалась такая ситуация в масс-медиа, когда небольшое количество людей с очень странным взглядом на жизнь диктует свои условия. Навязывает свои вкусы. И получается, что любопытный материал, новый, пробиться почти не может. В течение последних лет шло совершенно трезвое, продуманное оболванивание молодежи, которая хорошей музыки не слышала. И она готова музыку не слушать, а смотреть. Я имею в виду всю эту беду с клипами. Кстати говоря, на Западе часто сингл сопровождается видеоклипом. Я, если есть клип, даже знакомую музыку не могу воспринимать так, как я ее воспринимаю без видеоряда. Чем больше видишь картинок, тем больше мозг чего-то достраивает. В результате хорошее произведение слушается с восьмого, девятого раза. По крайней мере, хорошее, настоящее произведение с первого раза, как правило, не воспринимается.

ОС: В последнее время вы частенько появляетесь в различных телевизионных программах, ваше имя не сходит со страниц известных журналов. Не устаете от внимания прессы?
Андрей: "Открытый проект" после встречи со мной тут же и закрылся. (смеется) На какое-то время. Да нет, я не устал. Я работаю, делаю хорошее дело. Мне всегда нравилось стараться. Когда человеку разонравливается жить, он ласты склеивает. В Египте есть хорошее определение человека в рисунках: если стоит человек - правая нога вперед - человек жил головой, левая вперед - сердцем, ноги вместе - значит, он уже умер.

ОС: Чем живете вы?
Андрей: Я живу, как я живу. (застенчиво) Я всегда проповедую, что я живой Бог, поэтому чем же я живу? Делаю то, что хочу, помогаю тому, кому хочу, стараюсь ни у кого ничего не просить. Мне сами все приносят и спасибо говорят. Конечно, имеются какие-то ошибки и просчеты. Они связаны чаще всего с собственной леностью. Но, слава Богу, в основном я себя заставляю подняться и идти дальше. И все хорошо.

ОС: Много работая, надо уметь отдыхать. У вас есть дача?
Андрей: Моя бабушка (Антонина Григорьевна Голубева - прим. ННФ) была коммунистическим писателем, написавшим "Мальчик из Уржума" про детство Сергея Мироновича Кирова. Первый мой дедушка, настоящий, умер в блокаду от голода, а она вышла замуж за актера Сергея Николаевича Филиппова. Вот как бы это мои бабушка с дедушкой. От них мне достался маленький домик типа сторожки, постройки 1905 года, под Приозерском. Раньше напротив него стояла дача Путина. А еще у меня есть государственная дача в Репино.

ОС: Как вы относитесь к рекшановскому "тропилловедению", к его рассказику "Знакомый Бог"?
Андрей: У меня есть одно нехорошее качество: я не люблю читать про себя. Мало того, когда мне приходят письма, не всегда могу заставить себя прочитать их. Есть люди как в "Ревизоре": "Какое удовольствие почитать иное письмо!" Я не могу почитать даже мне посланных. Неинтересно. Не то, что даже неинтересно... У меня есть свое представление о мире. А человек, пишущий письмо, предлагает свой взгляд, и я должен на это отреагировать. Когда у меня есть время - я читаю и серьезно отношусь. А читать ради того, чтобы прочитать? Нет. Другое дело, если это письмо о помощи. Это другой вопрос.

ОС: А сами пишете?
Андрей: Практически нет. Ну, если только письмо Касьянову. Там я прикладывал руку. Есть писатели, которые пишут лучше, чем говорят. Например, Владимир Рекшан. Пишет гладко. Говорит неплохо, но хуже. У меня наоборот. Если мне нужно быть рассудительным, я могу монотонно и тупо писать. Но это невозможно читать и этому радоваться. В то же время, у меня развит речевой центр. И если надо, чтобы что-то прозвучало хорошо - надо просто взять, включить диктофон, записать то, что наговоришь, и переписать. У Володи есть книжка "Ересь", там практически все монологи от первого лица. Это просто записана моя речь без всяких купюр на магнитофон. Причем я это не сразу увидел. Почитал, думаю - как все гладко-то. Ни в жисть с авторучкой мне такого не придумать. Никогда. Ну, убиться. Поэтому я стараюсь говорить, а потом работать редактором. Получается здорово. Кстати, у меня очень хорошо получаются мозговые атаки.

ОС: Рекшан пишет в "Знакомом Боге": "Была у Тропиллы девушка. Он ее выгнал, потому что "Плейбой" смотреть мешала". У вас есть дети?
Андрей: У меня есть две дочери. Полине двадцать девять лет, Мерседес - два с половиной года. Есть внук, который старше моей дочери. Когда я занимался рок-н-роллом, я относил актеров и целые театральные коллективы к паразитирующим элементам общества. К ним я относил и господина Григория Александровича Товстоногова. При любом удобном случае я поплевывал в эту сторону и говорил: "Вот паразиты - театр Товстоногова". Интересно, что дочь моя вышла замуж за сына актера Лебедева. Вот и не верь в Бога. Плевался, плевался. Бог меня так поставил, что плеваться нельзя, и понимаешь, что плеваться неправильно. Признаю теперь, что был где-то не прав.

ОС: Назвавшись Богом, вы обрекли и себя на многие печали...
Андрей: Да. Долгие годы я помогал многим музыкантам. Они воспринимали это сначала с благодарностью, потом как должное. А когда у меня были сложные времена, и я не мог на халяву их выпускать, они очень на меня обижались за это. Как религиозный человек, я знаю цену человеческой благодарности.

Автор: Олеся Степанова
опубликовано 10 февраля 2005, 19:32
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв

Другие статьи
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2019, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.003