СЕЧЕНЬ - "Золотая Жила"


(с) & (р) СЕЧЕНЬ, 2012

"Исконно русский стиль!" - так бы наверняка охарактеризовал данную запись лидер одной ныне не подающей признаков жизни андеграундной группы. Это значит - позабыть заветы античных мастеров о том, что ничего не должно быть слишком, вооружиться толстой кистью и мазать, мазать, мазать яркой краской все подряд. Может получиться непритязательный, банальный лубок, может - гениальная икона, а упрекнуть автора по сути не в чем. Все сделано в лучших традициях жанра, причем с точным расчетом угодить самым разным слушателям - и тем, кто больше любит рок, и тем, кому ближе фолк в том виде, в котором преподносили его на советской эстраде братья Заволокины, ЯРОСЛАВСКИЕ РЕБЯТА и прочие ныне уже подзабытые бодрячки-частушечники.

Даже странно, что работающих уже восемь лет екатеринбуржцев до сих пор слышали и знали только земляки - уж больно уровень у них непровинциальный. Баян в руках Артемия Тельцова - то тревожный, то печальный, то озорной - ведет себя гораздо лучше, чем у Федора Чистякова, додумавшегося использовать этот инструмент в не совсем привычном качестве. Видимо, человек, подпитывающий свое вдохновение корневой народной культурой, знает о звуке нечто особенное, недоступное городскому хулигану, пусть даже освоившему классический репертуар. Внутренней свободы в нем больше, что ли? Лидер группы и генератор основных музыкальных и поэтических идей Илья Махотин знает толк в настоящем драйве, в красивых мелодиях, в гармонии между нотой и словом. И - при всей претенциозности - его творчество не производит впечатления искусственной стилизации. Это именно авторский материал, который, в принципе, мог бы неплохо звучать и без аранжировок, создающих дополнительный фольклорный колорит.

Начинается альбом с легкой, несложной, чисто эстрадной песенки "Колесо". По содержанию это - вполне типичный сказочный зачин о неприкаянном герое, который жил себе да был, и вдруг отправился странствовать. По музыке же это почти русский народный реггей - видимо, именно так в идеале и должно выглядеть то, что сами музыканты называют словом "скомо-рок". Вторая же песня "Сенокос" - протяжная, наполненная драматизмом, хотя и может на первый взгляд показаться зарисовкой из жизни тружеников сельского хозяйства. Трагическое предчувствие, что все живое когда-то должно умереть под косой некоего косаря-демиурга, выдающимся художественным открытием, конечно, не назовешь - примерно о том же писали некоторые античные поэты, библейские авторы и так далее, вплоть до PINK FLOYD. Примечательно другое - общий философский настрой, тяга к ярким, широким обобщениям. Традиционный фольклор тоже весь состоит из символов, но они достаточно глубоко запрятаны, доведены до крайней степени наивности. СЕЧЕНЬ же и здесь все заостряет, усложняет, поднимает до уровня понимания современного цивилизованного человека.

И так будет дальше трек за треком, даже в романсе "Выхожу Один Я На Дорогу..." Казалось бы, хрестоматийное стихотворение, уже давно положенное на музыку и спетое сотнями вокалистов с хорошо поставленными в консерватории голосами - что можно прибавить к нему еще? А ведь все дело в том, как спеть - в голосе этом самом. Певцы академического жанра настолько погружены в любование собственным профессионализмом, что смысла исполняемых ими произведений не замечают, а тем более не пытаются донести этот смысл до слушателя. А стоит убрать из биографии поющего консерваторию - и нормальная, глубокая вещь получается, совсем не банальная даже. Столь же удачны стилизации под казачий фолк "Время Жатвы Лунь-Травы" и "Прогибание". После Розенбаума и Газманова что-то делать в этом направлении рискованно и даже бессмысленно - мода ведь прошла лет двадцать назад и вряд ли уже вернется. Только вот суровые уральские мужики, похоже, слушают не шансон, а первоисточники - например, Кубанский Казачий хор под руководством В. Захарченко - и ориентируется именно на него, хранителя лучших образцов старорежимного народного творчества. Если со временем сочинения СЕЧЕНЯ запоют большие хоры, предварительно объявляя, что слова и музыка народные, я не удивлюсь - материал дает возможность для адаптации к любым стилям и жанрам, кроме скучного.

А для самой группы четких стилевых рамок вообще не существует. "Золотая Жила", давшая имя всей программе - скорее рок, чем фолк в чистом виде. Жесткий, насколько позволяют баяно-балалаечные аранжировки, временами даже напоминающий нечто из раннего Черного Лукича. В "Листопадом" вообще просыпается (пусть ненадолго) и подает голос такой нерусский инструмент как саксофон, смягчая и превращая в чуть ироничное ретро звучание композиции. О том, что дело когда-нибудь дойдет до джаза, я начал подозревать с самого начала, услышав первое же вступление в исполнении барабанщика Ильи Буторина - происхождение скользящего ломаного ритма было более чем очевидно. Ожидания сбылись - правда, лишь отчасти, потому что на этот раз группа решила не уходить слишком далеко от основного направления. Ладно - и на том спасибо, в конце концов, много ли выжмешь из самого слабого номера программы? Зато пошаманить в "Белом Зомби" ребята постарались на всю катушку, а уж страшноватые "Ряженые" и вовсе похожи на пророчество насчет судьбы нашего мира - или на своеобразный балаганный вариант чеховского "Вишневого сада". Последнюю песню, кстати, они превратили в своеобразный фолк-грандж, искусно уравновесив тяжесть и народность, иронию и серьезность. Ряженые с топорами - очень сильный образ, одновременно напоминающий и о "бессмысленном и безобразном" бунте, и о шедеврах деревянного зодчества, созданных без единого гвоздя. Топор - движущая сила нашей истории, как же про него не спеть?

Вот уж где совершенно неуместно понятие "топорная работа"!

В 80-х свердловская школа рока отличалась интересом к крупным, монументальным формам прогрессив-рока, утонченностью вкусов и почти полным равнодушием к отечественным культурным корням. Теперь мы можем наблюдать наконец-то, что может случиться, когда все те же музыкальные эстеты вооружаются баянами и балалайками. Какой-то УРФИН ДЖЮС имени Пятницкого. Роскошный подарок для меломанов, которым "хочется чего-то русского", но при этом кажется, будто Пелагея - это чересчур просто, а ТЕРЕМ-КВАРТЕТ - чересчур скучно. Тем не менее, дальнейшая судьба СЕЧЕНЯ вырисовывается весьма туманно. Ведь в отличие от западного мира, где этническая музыка в самых разных вариантах живет своей самостоятельной жизнью, у нас каждый хоть сколько-то заметный фолк-музыкант, выйдя из самодеятельности, первым делом решает, к какому бы формату ему примазаться - роковому, попсовому или шансонному. Иначе ведь просто не выжить. СЕЧЕНЬ записали отличный альбом в условиях, когда никто не мешает свободному творческому самовыражению. Смогут ли они удержаться от соблазнов, сделавшись известными за пределами родного региона, и сохранить свое лицо? Время покажет. Для Махотина и компании все только начинается - в том числе и самое трудное.

Автор: Олег Гальченко
опубликовано 01 июля 2014, 02:56
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.02 / 6 / 0.006