ДО МАЖОР - "Ноэма"


(с) Андрей Сучилин & ДО МАЖОР, 1990
(с) & (р) Геометрия, 2012


Очень не хочется этого признавать, но всё-таки придётся. В результате многолетнего ожесточённого спора, которая из школ русского рока лучше - ленинградская или московская, - последнее слово осталось за москалями. Причём осознание их победы пришло только сейчас. Пока рок-клубовские звёзды "ждали перемен", московские концептуалисты сами становились этими переменами. И именно альбомы москвичей, выходившие в 80-х, кажутся с годами только интереснее и актуальнее. С высокой поэзией там, может быть, дело обстоит и неважно, но зато с оригинальными идеями полный порядок. Альбом группы ДО МАЖОР иллюстрирует этот факт наиболее ярко. Двадцать лет назад многие на уровне эмоций понимали, что "Ноэма" - блестящая работа как по замыслу, так и по исполнению, но почему именно это здорово, объяснить не могли. Мерилом честности рок-музыканта тогда считалась политическая актуальность, умение швырять в лицо толпе правильные лозунги. К тому же в моду входил гаражный сибирский панк, на фоне которого столичный авангард смотрелся слишком академично и даже архаично. Сейчас же выясняется, что музыка ДО МАЖОРА всё ещё скорее из будущего, чем из прошлого и мы, потратившие двадцать лет на чёрт те что, всё так же её недостойны. В формат "Нашего Радио" это не втиснешь, на "Нашествии" не сыграешь, в машине не послушаешь.

В общем-то, композитор, гитарист и лидер группы Андрей Сучилин - никакой не авангардист. Он просто человек, продолжающий лучшие традиции мирового джаза и прогрессив-рока, заложенные ещё в 70-х. Как бы он ни нервничал при очередном сравнении с Робертом Фриппом, как бы ни заявлял, будто и манера игры у них обоих разная, - дело вовсе не в манере, а в широте музыкального кругозора. Какой альбом KING CRIMSON ни возьми, за каждым стоит глубочайшая культура, которая гораздо шире понятия "рок" - пусть даже и с разрешающими любую экспериментальную ересь приставками типа "арт" или "прогрессив". Фрипп был не единственным в своём роде, но, может быть, одним из лучших примеров того, как должны выглядеть внутренняя свобода и профессионализм музыканта. Чем талантливее человек - тем меньше он похож на сектанта и тем больше открыт для новой информации. А "Ноэма" - это примерно о том же самом, только по-русски!

На что похожа, например, открывающая альбом композиция "Направление Движения"? Монотонные клавиши - холодные настолько, что невольно представляешь себя бредущим по бесконечной снежной равнине, - служат фоном для негромкого, неторопливого монолога гитары. Спокойствие, одиночество и погружённость в самые сокровенные мысли, в общем - почти чистой воды нью эйдж, причём скорее даже не в европейском, а в японском варианте, где человек чувствует себя не рабом технократической цивилизации, а частичкой космоса (господину Китаро точно бы это понравилось!). Далее, в более энергичном произведении "Хина Вишну" временами кажется, будто к микрофону подошёл кто-нибудь из наших старых мастеров джазовой гитары, типа Алексея Кузнецова или Николая Громина, и то ли заиграл, то ли просто разминает онемевшие на морозе пальцы. Ещё несколько минут - и звучит совсем уж неожиданная для расслабленного слушателя хулиганская панк-частушка "Зарин-Заман". Вообще-то чёрный юмор для отечественных рок-музыкантов, в том числе и московских, уже в 1990 году не был новостью (как раз в то же самое время, например, группа НОГУ СВЕЛО! записывала свой первый альбом "1:0 В Пользу Девочек", целиком замешанный на школьном фольклоре и садистских стишках). Однако никто не смог обыграть эту тематику с подлинной детской непосредственностью. Кроме того, песенка окажется пророческой - ведь всего лишь через пять лет в токийском метро устроят свою знаменитую шутку с газовой атакой члены секты "Аум синрикё"!..

Пошумели - и хватит. Дальше вновь наступает благостная тишина: лёгкая и чуть озорная зарисовка "Котик-Коток" выглядит кусочком саундтрека к какому-то несуществующему детскому мультфильму. И так все полтора часа - контрасты, перепады настроения и неожиданности. Вплоть до финального "Марша", где всё подминают под себя барабаны, поначалу потрескивающие как беспорядочные автоматные очереди, а под занавес устраивающие какой-то мрачноватый языческий праздник, в котором вряд ли обойдётся без человеческих жертвоприношений. Кстати, некоторые из композиций альбома имеют хождение в Интернете в совсем других, концертных вариантах, отличающихся не только по стилю, но и по внутренней драматургии - ну чего только стоит, например, тот же "Зарин" без вокала, но зато в жёсткой хэви-металлической аранжировке! Сучилин как истинный джазмен не может дважды одинаково играть одно и то же произведение, ему интересно творить музыку на ходу, и именно по этой причине его дискография не очень-то обширна, но если уж что-то записано в студии - то на пределе возможностей.

ДО МАЖОР - проект прежде всего инструментальный. Они вполне могли бы с лёгкостью сочинить не один десяток надолго запоминающихся простеньких песенок и добиться любви широких народных масс, не изменяя своим вкусам, но сознательно не делают этого. Вокал используется только тогда, когда без этого инструмента уже не обойтись, когда необходимы очень сильные эмоции. Иногда для "очеловечивания" музыки достаточно просто взять кусок интервью на каком-нибудь ненашем языке, тщательно его обработать и превратить в маленькую радиопостановку. Так происходит в посвящении Виктору Лукину - художнику и музыканту, запомнившемуся современникам не столько творчеством, сколько экстравагантным поведением, да ещё тем, что уже после эмиграции сей буйный персонаж угодил за решётку где-то в Непале, будучи заподозренным в убийстве. Вооружаться словарём и пытаться разобраться, о чём спорят еле различимые голоса, не имеет смысла, как, впрочем, и доискиваться, где заканчивается правда о Лукине и начинаются легенды. Единственное ощущение, которое останется от композиции - это полное отчуждение от мира, когда ты даже не понимаешь случайно подслушанного разговора соседей.

В других случаях прекрасные, почти классические вокальные партии записаны певицей Екатериной Ковалёвой - тоже, кажется, больше ничем особенным себя не проявившей в последующие годы. Прозрачный и торжественный "Шестоднев", возвращающий нас к первым минутам существования Вселенной, ироничная "Босса Ноэма II", в которой голос, словно бы льющийся с небес, конфликтует с суетливым, преднамеренно небрежным аккомпанементом и даже "Шаги", похожие на всю типичную для русского рока философскую лирику - всё это находится где-то на грани не только музыкальных стилей, но и на стыках разных видов искусства - музыки, театра, живописи.

То, что ДО МАЖОРУ удалось наконец-то издать "Ноэму" не в усечённом, да к тому же ещё и скомпилированном без учёта мнения самих музыкантов виниловом варианте, как когда-то, а в полной версии, не может не радовать. Вдвое длиннее в данном случае - значит и "вдвое интереснее". Но запоздалое восстановление исторической справедливости не делает судьбу группы менее странной и парадоксальной.. Ведь записавший очень удачную, признанную некоторыми изданиями лучшей пластинку Андрей Сучилин ни в одном из своих последующих проектов так и не смог даже на полшага приблизиться к этой вершине. В вышедший четырьмя годами позже альбом "To Go Out" и в выращенную при содействии Сергея Летова "Пальму Мира" было вложено больше рассудка, чем души. Произошла вполне обычная для некоторых творческих людей история, когда первый шедевр вынашиваешь всю жизнь и рожаешь без каких-либо мук в минуту озарения, а все последующие годы пытаешься повторить свой успех - и не вполне удачно. Но дай бог каждому хоть раз в жизни испытать такое же озарение! Ведь в последующие годы нигде, даже в Москве не нашлось ни одного ориентированного на эксперимент музыканта, который бы создал хоть что-нибудь равное "Ноэме". Да и много ли их сейчас - этих экспериментаторов?

Автор: Олег Гальченко
опубликовано 13 мая 2013, 18:50
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (1) | Оставьте свой отзыв

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.04 / 6 / 0.019