ЦЕРКОВЬ ДЕТСТВА - "Лаокоон"


(с) Церковь Детства, 2009
(с) & (р) Выргород, 2009


Новый диск ростовской группы сами музыканты предпочитают именовать "первым официальным", как бы намекая, что вышедший пять лет назад концертник "Минные Поля" - всего лишь досадная страница биографии, "первый блин". Действительно, та форпостовская запись, хоть и была заметным явлением, всё же слушалась тяжеловато из-за качества звука и огрехов живого исполнения. "Лаокоон" же - возможно, лучший отечественный альбом 2009 года.

На обложке (художник - Александр Репьёв) бородатый рыбак, подозрительно смахивающий на Псоя Галактионовича Короленко, тянет из реки невод, причём по ужасу на его лице ясно, что выловил он, по меньшей мере, Ихтиандра, а то и лох-несское чудовище, а вовсе не премудрого пескаря, о котором повествует первая песня альбома. Сухие барабаны, уверенный бас, весомые гитары, тревожные скрипки - и безошибочно узнаваемый голос Дениса Третьякова, с лёгкостью уравнивающий "высокие материи" с низменным бытом:

Ни сына, ни духа и ни отца,
Ни вилок, ни рюмок, ни огурца.


Звук альбома плотен и мрачен - в самый раз для песен Дениса, увлекающих слушателя в невесёлый мир, где сквозь призму дворового детства виднеется бессмысленность жизни и неизбежность смерти, где "рай - это кладбище в колхозном лесу", где всё красивое и светлое обречено загнивать в душном болоте беспросветной жизненной прозы. Но если Егор Летов в конце 80-х кричал примерно о том же под какофонический рёв расстроенных гитар, то музыканты ЦЕРКВИ ДЕТСТВА подошли к аранжировке с другой стороны. Кода "Пескаря" украшена колоколами, придающими печальной истории о сдохшей в луже рыбке (рыба - древний символ Христа; к чему бы это?) дополнительную драматичность. Полуакустический "Пух" доведён до совершенства трогательным скрипичным пиццикато. Ритм-секция не чурается сложных рисунков, порой создавая иллюзию нечётного размера ("У Любви"), но не злоупотребляет ими, вместе с гитарами памятуя о гаражных корнях. Все аранжировочные приёмы, включая паузы - на своём месте, даже хаотически-агонизирующее фортепиано в финале "Пузыря" звучит адекватно. При этом никто не отменял общую грязноватость звука: всё же ЦЕРКОВЬ ДЕТСТВА - рок-группа, а не камерный оркестр.

Медленные тяжёлые полотна ("Деревья", "Лаокоон", "Пузырь") соседствуют с мелодичными "дарк-шансонными" номерами ("Пух", "Поля", "Огни"). Немного особняком стоят богоборческий "Папа" с нервно-ломаным ритмом и суицидальная "Маша", спетая болезненным речитативом.

Ювелирное сведение выполнено скрипачом ЦЕРКВИ ДЕТСТВА Никитой Поляниным; он же сыграл на таких редких инструментах как колокола ("Пескарь") и глокеншпиль ("У Любви").

Немного печалит, что альбом не отражает сегодняшний репертуар группы. Это неудивительно: основная часть записи сделана ещё в 2004-2005 годах, а выход диска задерживался по финансовым причинам. Так что давним поклонникам Дениса Третьякова и ЦЕРКВИ ДЕТСТВА все представленные песни известны не первый год, но и им будет приятно услышать знакомые по концертным записям вещи в новом звучании. А новым прихожанам ЦЕРКВИ ДЕТСТВА обряд посвящения следует проходить именно под "Лаокоона".

Автор: Владимир Е. Обломов
опубликовано 18 ноября 2009, 15:13
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
К этой статье еще нет комментариев | Оставьте свой отзыв

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.09 / 6 / 0.016