Александр Воронин - "Следы Пророка Или Почти Реквием" и "География"


(c) А. Воронин, 1992, 1998
(p) Н. Дюпина, 1998


Эти два альбома вышли уже более 10 лет назад, но, к сожалению, о них знают немногие. И я хочу не столько отрецензировать их, сколько рассказать о них и об их авторе тем, кто интересуется необычной музыкой.

Александр Воронин (1966-1998) - московский композитор и музыкант, играющий на духовых инструментах. Среди тех, с кем он сотрудничал на концертах или на записях - Сергей Летов, Алексей Айги, Александр Соколов, Андрей Сучилин, Умка, Ольга Арефьева, Аркадий Семёнов, группы НИКОЛАЙ КОПЕРНИК, АНТРАКТ, ИГРА, КОМИТЕТ ОХРАНЫ ТЕПЛА, SOFT ANIMALS, ОРКЕСТР АЛЕАТОРИКИ, САКУРА, АВАЛОН, а также камерный ансамбль КОНСОНАНС и цыганский театр "Ромэн". Надо сказать, что музыкальные интересы Александра простирались весьма широко - он собрал огромную коллекцию джазовых записей самых разных направлений, интересовался этнической музыкой, роком, минимализмом. И еще записал два сольных инструментальных альбома. Оба они были выпущены уже после его смерти усилиями его вдовы Натальи Дюпиной и друзей.

Первый альбом "Следы Пророка Или Почти Реквием" Александр Воронин записывал с 1990-го по 1992 год. Пожалуй, эта работа отразила интерес Воронина к минимализму. Хотя основными инструментами Александра были флейта и саксофон, здесь он выступает как клавишник. Марка используемого им синтезатора "Prophet-610" повлияла на название альбома (prophet - пророк (англ.)) - в альбоме звучат только этот синтезатор и рояль. Вторая часть названия - намёк на то, что цикл посвящён отцу Александра, покинувшему этот мир в 1990 году.

Альбом состоит из множества будто бы перетекающих одна в другую коротких мелодичных пьес (хотя в буклете указаны две длинные, более чем на 20 минут, композиции - неточность составителей). Разносторонний музыкант, Александр пропустил через себя идеи минимализма и выявил странный мир. Музыка будто бы сама собой звучит в некоем оставленном жителями городе. Ушедшие люди были особенными, но от них осталось только то, что эти люди когда-то построили для себя и вот теперь отдали тем, кто пришёл. Здесь уместно привести фрагмент текста из буклета: "Работа над альбомом растянулась на два года, но, возможно, от этого он только выиграл. Он вобрал в себя конкретные события, отношения с людьми, "по следам" которых написаны все композиции. Так из альбома про умерших, про смерть "Реквием" стал альбомом про жизнь и любовь".

Если "Следы Пророка" - это всё-таки эксперименты с конкретным музыкальным направлением, то "География" - движение в совсем новые области. В мире существует великое множество записей импровизационной музыки, но, как правило, она либо развивается по определённым, давно известным человечеству законам построения мелодии и гармонии, либо нарочито их игнорирует. В том и в другом случае мы имеем уже сформировавшееся и не особо меняющееся представление о том, что такое музыка вообще и каковы её цели. "География" записывалась в течение нескольких лет и была завершена в 1998 году, за несколько месяцев до смерти Александра. Композиции его построены на флейтовых импровизациях, которые фиксировались там, где музыкант хотел их осуществлять - на берегу моря, на улицах городов, в метро, в парке... Кажется, Александр даже не пытался создавать мелодии в привычном смысле этого слова. Окружающий его и проникающий в него мир представал в своей пугающей обнажённости, музыкант просто разговаривал с этим миром, иногда опережая движения среды, а иногда подыгрывая неким фрагментам общей звуковой картины. Альбомом "География" Воронин, возможно, открыл новое направление в импровизационной музыке, представив нам практически необработанные отрывки из своих дневников. Использование в композициях сэмплов кажется попыткой только подчеркнуть эту откровенность, тем более что многие сэмплы теряются в тех звуках, которые записались вместе с флейтой. Если бы флейтовые зарисовки были смешаны с окружающим их пением ландшафтов, музыка "Географии" стала бы по-своему комфортной. Штука в том, что автор, похоже, преследовал цель иную - и потому флейта солирует почти безраздельно. Наравне с ней только начинающие первую композицию несколько секунд крика Дженис Джоплин: "Summer...". Дальше флейта.

Можно лишь предполагать, в какие звуковые области двинулся бы Александр, если бы его земной путь не оборвался в июле 1998 года. И мне кажется, что эти предположения могут оказаться плодотворными не только для музыкантов. Нынче часто слышны разговоры о том, что, дескать, "всё уже сыграно". Возможно, дело в том, что привычные для нас стереотипы восприятия творчества исчерпывают себя, и стоит только взглянуть с другой точки, как мы увидим новые горизонты. Александр Воронин представляется мне больше чем просто экспериментатором, блуждающим вслепую. Что-то он все же увидел и попытался передать нам.

Автор: Игорь Лунев
опубликовано 21 апреля 2009, 12:01
Публикуемые материалы принадлежат их авторам.
Читать комментарии (22) | Оставьте свой отзыв

Другие рецензии
   
  Rambler's Top100
 
Copyright © 2002-2018, "Наш Неформат"
Основатель
Дизайн © 2003 (HomeЧатник)
Разработка сайта sarov.net
0.03 / 6 / 0.012